Операция «Броненосец». Часть вторая

К началу операции «Броненосец» задействованные в ней силы насчитывали уже более 50 судов: транспортных, военных, вспомогательных. Все они были разделены на два конвоя. 25 апреля 1942 года из Дурбана вышел в море первый из них – он назывался конвой «Y». В него входили главным образом тихоходные суда – оба специальных десантных корабля «Бачакеро» и «Дервент», шесть транспортов, танкер и госпитальное судно. Их сопровождали крейсер «Девоншир», три эскадренных миноносца, тральщики и различные вспомогательные корабли. Задачей конвоя было незаметно в течение недели пройти через Мозамбикский пролив и лечь в дрейф в ста пятидесяти милях к западу от северной оконечности острова Мадагаскар. Здесь на исходной позиции им предстояло ждать подхода основных сил.




Три дня спустя из порта вышел второй конвой «Z», в котором было пять штурмовых и три войсковых транспорта, а также основные ударные силы операции: линкор «Рэмиллис», авианосец «Илластриес», крейсер «Гермиона» и шесть эсминцев. Вице-адмирал Нэвил Сифрет и командующий силами десанта генерал-майор Роберт Стёрджес находились на борту линкора. Оба конвоя соединились и легли в дрейф на широте Диего-Суареса 3 мая. Здесь к ним подошли с севера еще один авианосец «Индомитейбл» и два эсминца. Эти корабли были переданы Сифрету из состава сил Восточного флота, действовавшего в Индийском Океане.

Обращает на себя внимание предельная осторожность, с которой действовало британское командование, несмотря на огромный перевес в силах. Очевидно, что учитывалось возможное присутствие (или внезапное появление) японских сил на этом театре. Так, высадку десанта решено было провести не с востока – со стороны залива Диего-Суарес, а на западном побережье. Закрывавшие его почти сплошные, в несколько рядов, рифовые барьеры требовали больше времени для высадки. Да и вообще делали ее чрезвычайно рискованной, однако здесь и легче было обнаружить подводные лодки противника.

Залив Диего-Суарес имеет узкий вход с востока из Индийского океана – пролив шириной в полмили, защищенный с юга фортом Оранжай. А, кроме того, края пролива изобилуют рифами (они же делают северные берега залива малопригодными для стоянок кораблей). Залив имеет четыре бухты, расходящиеся во все стороны от центральной лагуны. Собственно Диего-Суарес фактически разделен на два города узким внутренним проливом, ведущим в юго-западную бухту. Северо-западная часть города (преимущественно бедные кварталы из деревянных построек) находится на полуострове Андракака. Администрация, морской порт и военно-морская база – это южная часть города – полуостров Анциран (Анциранана), давший современное название городу.

Основные силы десанта («коммандос» из Королевской морской пехоты и 29-я пехотная бригада) должны были 5 мая высадиться в бухте Курье, отделенной от залива узким перешейком. Их задача состояла в том, чтобы стремительным броском овладеть северо-западной частью Диего-Суареса и фортом Кап Диего. Так как перешеек и бухта большей частью хорошо простреливались береговой артиллерией, важнейшими условиями успеха здесь были быстрота и внезапность.

Другой десант (17-я бригада), усиленный танками, должен был высадиться южнее – в бухте Амбарарата. Его задачей было овладеть портом и военно-морской базой. Для этого нужно было преодолеть значительное расстояние (через леса и плантации, преодолевая возможное сопротивление французских войск) и пробиться к южной окраине города. И, наконец, меньшая по численности и слабейшая по вооружению 13-я бригада должна была высадиться второй волной на следующий день 6 мая, с целью поддержать основные силы.

Одновременно часть боевых кораблей должны были, обогнув мыс Амбер (северную оконечность острова), подойти с востока к заливу.
В три часа пополудни 4 мая в ста милях от мыса Амбер основные силы по сигналу с «Рэмиллиса» направились к берегу.

Крейсер «Гермиона» шел быстрее всех – он должен был утром 5 мая провести демонстрацию с использованием осветительных и дымовых снарядов на противоположном, восточном берегу, чтобы на какое-то время отвлечь внимание противника от реального места высадки десанта.

В ночь на 5 мая у внешнего барьера рифов боевые корабли сделали остановку, поджидая отставшие транспорты. За это время эсминец «Лафорей» смог в темноте пройти через узкий извилистый проход между рифами, что французы считали невозможным, и обозначил фарватер. За ним в бухту Курье проследовали головной десантный транспорт «Винчестер Кастл» и другие суда. Перед самым рассветом они встали у берега, готовые к высадке.

Несмотря на то, что тральщики ночью уничтожили в бухте две мины из заграждения, их взрывы противника не разбудили. Передовая группа «коммандос» практически без сопротивления захватила старинный форт «Виндзорский замок» на северном берегу бухты. Его береговая батарея (четыре 138-миллиметровых орудия) представляла собой самую большую, после рифов и мин, опасность для десанта. «Коммандос» захватили в плен практически весь гарнизон форта – около 300 человек. Следом на берег высадились подразделения 29-й бригады. Путь к противоположному берегу залива Диего-Суарес был свободен.

Одновременно с высадкой десанта с палуб авианосцев поднимались в воздух бомбардировщики «Фэйри Альбакор». Главный удар они наносили по аэродрому Аррашар. Сопровождавшие их истребители-бомбардировщики «Грумман F4F Уайлдкэт» (или «Мартлет») не позволили французским истребителям подняться в воздух. Они же прикрывали район высадки и штурмовали места расположения зенитных батарей. На земле было уничтожено пять «Моран Солнье 406» и два «Потэ 63-11». «Фэйри Суордфиш» тремя группами по шесть машин атаковали цели в гавани Диего-Суареса. Первая группа (торпедоносцы), рассредоточившись, принялись кружить в темноте над акваторией порта. В первую очередь их интересовали авизо «Д'Антркасто» и вспомогательный крейсер «Бугенвиль». Французские моряки отчасти облегчили им задачу, открыв огонь из зениток, и обнаружив, таким образом, местоположение своих кораблей. Четыре торпеды, выпущенные в авизо, прошли мимо или под ним, после чего «Д'Антркасто» подошел к берегу под прикрытие береговых зенитных батарей. А «Бугенвилю» не повезло – он получил одно попадание, дал крен на левый борт, а потом взорвался.

Операция «Броненосец». Часть вторая


Вторая группа «Суордфишей» сбрасывала глубинные бомбы и тоже добилась успеха, поразив подводную лодку «Бевезье». Лодка снялась с якоря и маневрировала, подводники вели зенитный огонь. Их интенсивно поддерживали зенитчики с грузовых транспортов, стоявших рядом, но спасти лодку так и не удалось. Уже после атаки «Бевезье» затонула, восемь человек из ее экипажа погибли.

Третья группа, сбрасывала на город листовки с ультиматумом, в котором давалось «честное джентльменское» слово, что англичане имеют дружественные намерения «и после победы остров обязательно будет возвращен Франции». Однако после листовок на береговые батареи и причалы посыпались бомбы.
Тем временем всю первую половину дня на берегу бухты Курье к решающему броску сосредотачивались основные силы десанта. Транспорты продолжали идти через основной проход между рифами. Тральщики очищали и другие фарватеры, но около полудня корвет «Орикьюла» подорвался на мине. (Он затонул на следующий день. Это был единственный корабль британского флота, потерянный в ходе операции.)

После этого оставшиеся подразделения стали перевозить на берег десантными баржами с внешнего рейда. Это обстоятельство, вместе с усилившимся ветром, замедлило высадку (она продолжалась до вечера), но не остановило подразделения 29-й бригады, уже готовые маршу – их численность составляла около 2000 человек. К 17 часам 5 мая они заняли северо-западную часть Диего-Суареса (полуостров Андрарака) – и снова почти без сопротивления. Таким образом первый десант полностью выполнил свою задачу в точном соответствии с планом операции.

Тяжелее пришлось второму десанту, который высаживался южнее, в бухте Амбарарата. Сама высадка прошла почти без затруднений и даже быстрее чем в Курье.

Единственная задержка произошла из-за «Бачакеро», вернее его аппарели, оказавшейся слишком короткой (береговая полоса имела зыбкий неустойчивый грунт с многочисленными впадинами, заполняющимися водой во время прилива). Подойдя вплотную к берегу бухты, этот транспорт сумел высадить только «Валентайны». Автомобили же и тягачи с артиллерийскими орудиями не могли преодолеть нетвердый грунт. В поисках подходящего участка корабль потерял целый день. В конце концов капитан «Бачакеро» принял рискованное решение. Он приказал на полном ходу выброситься на берег. Впоследствии этот случай значительно повлиял на конструкцию и тактику применения больших десантных кораблей, а в этот раз он стал причиной, того, что тяжелая артиллерия англичан почти на день отстала от основных сил десанта.

Уже в 9.30 подразделения 17-й бригады, усиленные бронетехникой, начали движение на восток по единственной дороге, окруженной лесистыми холмами, очень удобными для того, чтобы остановить колонну или устроить засаду. К счастью для англичан, французы не располагали здесь достаточными силами. Они вполне справедливо считали, что для захвата южной части Диего-Суареса англичанам гораздо удобнее будет высадиться на восточном берегу. Оттуда, во-первых, ближе, во-вторых, рельеф местности более плоский.

Только в 11 часов небольшой отряд охранения, увидев двигающийся по дороге авангард англичан, открыл огонь. Условия местности позволяли французским войскам надолго задержать противника даже малыми силами, но исход столкновения довольно быстро решили «Валентайны». Танки произвели должное впечатление, вынудив обороняющихся сложить оружие. Неожиданный успех, последовавший вслед за удачной высадкой, заставил англичан настолько поверить в свои силы, что они не побоялись раскрыть противнику свое местоположение. Они послали пленного французского офицера в Диего-Суарес с требованием о немедленной капитуляции. Однако командир гарнизона полковник Эдвар Клербу к тому времени уже занимался организацией обороны южной части города и военно-морской базы, несмотря на серьезные потери, вызванные утренним налетом. Теперь же, узнав, по какой дороге продвигаются англичане, он сумел наскоро организовать засаду у них на пути. На этот раз четыре легких танка Mk VII, вырвавшиеся далеко вперед, были подбиты, а их экипажи попали в плен. К вечеру дефиле совсем перестало напоминать легкую прогулку. На южных подступах к городу англичане достигли узкого места под названием Бон Нувель, представлявшего собой сужающийся водораздел между заболоченными речками, впадающими в залив по обе стороны от южных предместий города. Все дороги, ведущие в Диего-Суарес из глубины острова, сходились здесь зажатые между двумя фортами.

Тут бы очень пригодилась артиллерия, особенно четыре 94-миллиметровые гаубицы, которые в это время еще только вывозили на берег с «Бачакеро». Зато французы здесь располагали как двумя батареями 75-миллиметровых полевых пушек. Тем не менее, пять «Валентайнов» прорвались через простреливаемое с фортов пространство, но пехота оказалась отрезанной. В результате и эти танкисты оказались в плену. Несмотря на прибытие остальных танков, до наступления темноты продвинуться англичанам не удалось.



Тем временем «Д'Антркасто», воспользовавшись отсутствием английской авиации, принялся обстреливать позиции англичан на полуострове Андракака. Однако вечером «Суордфиши» с авианосца «Илластриес» неожиданно появились с запада над заливом и атаковали авизо 227-килограммовыми бомбами. Из-за прямого попадания «Д'Антркасто» вынужден был выброситься на берег. Затем было еще два налета, но команда покинула корабль только на следующий день, после артиллерийского обстрела с эсминца «Лафорей».

Весь этот день французская авиация практически не оказала никакого сопротивления, если не считать разведывательные полеты, в ходе которых было потеряно два самолета. Потери британской палубной авиации тоже составили две машины: один «Альбакор» и один «Суордфиш» были сбиты над заливом а их экипажи попали в плен.

Ночью, пользуясь темнотой эсминец «Энтони» смог войти в залив и высадить в порту несколько десятков коммандос. Им удалось освободить летчиков и те к утру вернулись домой.

На рассвете 6 мая 29-я бригада, усиленная частями 17-й бригады, подошедшей ночью, возобновила штурм французских позиций в Бон Нувель. Весь день продолжались кровопролитные бои и артиллерийские дуэли, но из-за того, что англичанам атаковать приходилось практически в лоб никакого заметного результата это не принесло. Не помогли и «Альбакоры», которые несколько раз за день бомбили форты. Два батальона Южно-Ланкаширского полка сумели обойти Бон Нувель с левого фланга, просочившись через болотистые джунгли. Но из-за неисправности рации они не смогли развить успех и вынуждены были вернуться, понеся потери.

Десантники, занявшие северо-западную часть Диего-Суареса тоже не смогли оказать поддержку наступающим. Пролив, разделяющий город, оказался для них непреодолимой преградой из-за огня береговых батарей.

Единственным успехом англичан за этот день можно считать три «Потэ 63-11», сбитых над заливом.

Выход из сложившегося равновесия могли обеспечить только удачные действия коммандос. В английских источниках обычно указывается, что именно они, в конечном счете, решили исход операции.

Действительно, вечером «Энтони» с пятьюдесятью коммандос на борту опять сумел пройти в залив. На этот раз его обстреляли береговые батареи, но англичанам снова удалось высадить десант и даже уничтожить единственный прожектор французов. После этого эсминец ушел на полном ходу, а десантники устроили беспорядочную стрельбу на пристанях. Потеряв всего одного человека, они проникли вглубь опустевшего города и захватили здание арсенала. Помимо большого количества оружия и боеприпасов морпехи обнаружили и освободили там около полусотни пленных англичан. Эта блистательная операция привела к замешательству французов и, как считается, заставила их сдаться. Однако в это же время англичане предприняли ночную атаку на Бон-Нувель. Неожиданно французы (то есть, главным образом, мальгаши) прекратили сопротивление, хотя и не знали о захваченном арсенале. Истинная причина, по которой им вдруг расхотелось воевать, до сих пор точно неизвестна. Но, так или иначе, к 3 часам утра 7 мая город порт и военно-морская база были полностью захвачены, армейский и морской командующие французов сдались. Сопротивление в течение дня оказывали лишь отдельные небольшие гарнизоны фортов на берегах залива.

В описании всех этих событий английские источники избегают подробностей двух ночных рейдов эсминца «Энтони» в хорошо охраняемый порт, да еще и с благополучной высадкой коммандос. Очевидно, что у британского командования была, как минимум, французская секретная карта фарватера, а возможно и свои люди в гарнизоне. Дело в том, что эсминцу для этого нужно было не только пройти в четверти мили на виду у батареи форта Оранжай, а затем подойти вплотную к береговым батареям, охранявшим порт, но и избежать минных заграждений. (Кстати, Оранжай капитулировал одним из последних, вечером 7 мая, да и то только после того, как «Рэмиллис» подошел к берегу и сделал несколько выстрелов главным калибром по укреплениям форта.) Таким образом, британские секретные службы в этой операции тоже оказались на высоте. Отметим, что после капитуляции всех французских гарнизонов англичане два дня тралили залив, проливы и подходы к заливу. И даже после этого сначала пустили вперед польский транспорт «Собесски» (поляки этим, почему-то, очень гордятся), а уж после него зашли остальные корабли.

Трагичной оказалась судьба двух других французских подводных лодок. В момент высадки британцев «Ле Эро» находилась в открытом море в 500 милях от Мадагаскара, сопровождая транспорты, идущие в Джибути. Получив радиограмму о начале вторжения, субмарина легла на обратный курс. Утром 7 мая в районе залива Курье «Ле Эро» с ходу из надводного положения атаковала авианосец «Илластриес», но ее обнаружили «Суордфиши», осуществлявшие противолодочное патрулирование. Лодка слишком поздно пошла на срочное погружение и получила серьезные повреждения. Подошедший корвет «Джениста» подобрал из воды 37 подводников, оставшиеся 24 утонули или были съедены акулами.

Третья субмарина «Монж» вернулась к району боевых действий только 8 мая с острова Реюньон. Ее экипаж не знал о вторжении, но, обнаружив корабли неприятеля, тоже атаковала «Илластриес». Навстречу бросились эсминцы «Эктив» и «Пантер». Они точно поразили цель глубинными бомбами. Из 69 членов экипажа лодки не спасся никто.



За время боевых действий под Диего-Суаресом французская сторона потеряла 167 человек убитыми и пропавшими без вести (среди них 119 моряков) и 343 ранеными. И без того слабые силы французской авиации были фактически уничтожены: англичане сбили или уничтожил на стоянках шестнадцать «Моран-Солнье 406» и четыре или пять «Потэ 63-11». Такая же участь постигла и наличные силы французского флота. Потери составили вспомогательный крейсер, авизо и три субмарины. Авизо «Д'Ибервиль» и четвертая подводная лодка «ля Глорье» успели прорваться на базы в южной части Мадагаскара, а затем ушли в Тулон.

За три дня боев англичане потеряли примерно 100 убитыми и 300 ранеными, четыре самолета и один корвет.

Так был установлен британский контроль над портом и базой Диего-Суарес. Бои же на остальной территории острова Мадагаскар со значительными перерывами продолжались еще полгода. Несмотря на безнадежность сопротивления, губернатор Арман Леон Аннэ отклонил предложения о капитуляции и о присоединении к «Свободной Франции». Летом на остров были переброшены дополнительные подразделения Южноафриканской Британской армии, им пришлось вести изнурительные боевые действия против партизан. Окончательно французская администрация капитулировала только 5 ноября. Но все эти события на острове уже не оказывали существенного влияния на ход войны. Гораздо большее значение имела необходимость держать у Мадагаскара внушительные военно-морские силы, значительно превышающие любые потребности десантов в поддержке с моря. Эти корабли, конечно, были очень нужны на других театрах. Но стремление упредить возможное японское вторжение заставляло британское командование здесь держать мощную эскадру. Появление летом у берегов Мозамбика японских подводных лодок, вроде бы, подтверждало эти опасения. (Одна японская торпеда даже поразила «Рэмиллис» на стоянке в заливе, но тот не затонул.) Однако подхода крупных сил и высадки японцев французы так и не дождались.

А в заключение, повторим, что это была первая во Второй Мировой войне классическая операция по высадке десанта, оснащенного танками и артиллерией, на необорудованном побережье. Впоследствии Черчилль написал о ней так:

«По секретности, окружавшей его планирование, и по точности тактического выполнения, мадагаскарский эпизод был образцом комбинированной десантной операции. Известие о нем пришло в такой момент, когда мы остро нуждались в успехе. По сути дела в течение многих месяцев этот эпизод был единственным примером хорошего и умелого руководства войной».
Автор:
Александр Дантонов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти