Проект «ЗЗ». Год козы? Год медведя!

Есть в США мнение, будто Путин «нарочно» спроектировал тот геополитический кризис, что получил историческое название «украинского». Цель хозяина Кремля — изолировать свою страну от Запада, а Запад — от России. Поэтому политика санкций играет только на руку Путину. Другие аналитики уверены, что наступивший год надо считать не годом козы, а годом медведя.

В части десятой третьего номера (декабрь 2014 г.) журнала «The American Interest» Иван Крастев и Стивен Холмс (Ivan Krastev & Stephen Holmes) поведали миру о том, что «Путин использует внешнюю политику для внутренних целей». Более того, аналитики уверены, что Путин берёт пример с… Хрущёва.


Никита Сергеевич, как известно, в январе 1962 года объявил своим кремлёвским коллегам, что единственный вариант Москвы — перехватить инициативу в международных делах.

Вот и Путин туда же — в феврале 2014 года он решил «аннексировать Крым», дабы скрыть тот «унизительный факт, что Россия только что потеряла Украину».

«Геополитические приключения России», пишут авторы, большей частью вызваны «глубокой тревогой». Хозяин Кремля серьёзно опасается «потерять лидерство» из-за «внутренних слабостей страны».

В качестве доказательств своей точки зрения авторы называют неумение власти управлять государством мягко, неконкурентоспособную экономику, резкое падение уровня жизни, «субсидируемого нефтедолларами». Всё это происходит на фоне старения и сокращения населения. Отмечают журналисты и то, что как мировая держава Россия «относительно слаба». Правда, это не означает, что Москву «не следует принимать всерьёз». Это значит лишь то, считают авторы, что «реакция Запада должна быть соответствующим образом скорректирована».

Россия не дура. Американские журналисты полагают, что в противостоянии с Западом Россия хоть и слаба относительно, однако сумела воспользоваться заметной пассивностью и разобщённостью Запада, и даже сумела перехватить инициативу. Украинский конфликт сформирован теперь «в соответствии с её (России) интересами и мировоззрением». Москва «успешно создала гибридную войну, размытую на две границы: между собственно войной и миром, а также между Украиной и Россией». «Головокружительная игра Кремля (то эскалация, то деэскалация на Донбассе) обманула лидеров ЕС», которые не смогли понять вызова России, отмечают аналитики.

Запад не мог понять, что после 1989 года Россия потерпела крупное унижение: она стала «неудачницей» в мире, где торжествовал Запад. Но если в 1989 году только 13% россиян считали, что их страна имеет внешних врагов, то сегодня уже 78% россиян в опросах говорят, что они окружены внешними врагами.

Книжка Фрэнсиса Фукуямы «Конец истории и последний человек» никогда не была бестселлером в России, зато русские зачитывались трудом Сэмюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций». Русские считают, что во сегодняшнем мире, где сталкиваются цивилизации, способно выстоять лишь прочное государство, имеющее изоляционистскую внутреннюю политику, т. е. политику, «герметично» закрытую от воздействий внешних попыток «заражения». И такая политика и стала основной целью государственного строительства «путинского проекта» — с тех самых пор, как Путин пришёл к власти.

Сегодня модно толковать политику Путина как попытку восстановить сферы власти Советского Союза, но это неверно, считают авторы. На самом деле политика Путина не имеет почти ничего общего с традиционным империализмом или экспансионизмом. Путин не мечтает о покорении Варшавы или повторном взятии Риги. Наоборот, его политика — выражение агрессивного изоляционизма! Это лишь защитная реакция на угрозы России — и причиной тому не столько НАТО, сколько глобальная экономическая взаимозависимость.

Внешне действия Путина и вправду напоминают российскую имперскую политику 19-го века, однако на самом деле это лишь часть «всемирного сопротивления» 21-го века процессам «управляемой глобализации».

«Ренационализация» бизнеса — одна из основных целей Путина, особенно после 2012 года. И открытое противостояние с Западом из-за Украины следует понимать именно в этом контексте. Это стратегия, принятая задолго до падения Януковича, считают авторы. Роль Крыма и Донбасса — создание «шока» для Запада. Запад в ответ повышает уровень экономической, политической и культурной изоляции России от остального мира, но Путину того и надо! «Война Путина с сексуальными меньшинствами» и «аннексия Крыма» — эпизоды всё той же «агрессивной изоляционистской пьесы».

Такие выводы позволили американцам предположить, что вовсе не соперничество между государствами на мировой арене, а нестабильность внутри этих государств стала сегодня основной причиной международных кризисов.

Поведение многих влиятельных глобальных акторов, в том числе и Соединённых Штатах (предположительно) отталкивается от процессов глобализации. Наиболее «яркий пример» здесь — Россия. Кремль хочет увеличить изоляцию России от остального мира, при этом не имея возможности сделать это в одиночку. То есть, возможно, поэтому Путин и «спровоцировал кризис», при котором Запад может «захлопнуть дверь» — ведь он закроет её не только для России, но и для себя.

А тем временем Путин будет «душить оппозицию» у себя в стране, продолжают журналисты, удаляя оппозиционеров «от глобальных ресурсов», которые могли бы дать возможности для сопротивления власти.

Что до пресловутых западных санкций, то они тоже могут способствовать «планам Путина»: Россия будет освобождаться от влияния Запада. Санкции помогут Путину «национализировать элиты», вынудив их «закрыть банковские счета за рубежом, а также ограничить свои контакты с западными деловыми партнёрами». Трудно сказать, могут или не могут санкции переориентировать торговлю России на Китай, но они, «безусловно, консолидируют антизападное общественное мнение внутри России».

Запад не собирается снимать санкции с России. Но ведь, по мнению американских аналитиков, сопротивление попыткам Путина изолировать свою страну, закрыть её от внешнего мира должно как раз быть основной целью политики Запада в отношении России. Борьба с «агрессивным изоляционизмом Путина» означает не что иное, как углублённый диалог Запада со всеми слоями российского общества. В противном случае российское богатство перейдёт от «относительно прозападных экономических элит России» к «категорическим противникам западных экономических элит».

Вот так всё просто, добавим от себя. Ведущие политики Запада, что Обама, что Меркель, что Олланд, что Кэмерон, лишь играют на руку хозяину Кремля. «Российские богатства», о которых идёт речь в журнале с довольно ясным названием «Американский интерес», уплывут от финансовых и промышленных акул США и Европы. И уплывут как раз из-за санкций!

4 января 2015 года в другом «интересном» американском журнале — «The National Interest» — появилась статья Николаса Гвоздева (Nikolas K. Gvosdev) под названием «2015: The Year of the Bear? 5 Ways Russia Can Regroup». Речь идёт о том, что, вероятно, наступивший год — год медведя. Не исключено, что Россия сможет «перегруппироваться».

Проект «ЗЗ». Год козы? Год медведя!

Путин у микрофона. Фото из журнала «The National Interest»
(оригинал: веб-сайт Кремля)


«Будь я стратегом, консультирующим правительство Российской Федерации по ключевым задачам национальной безопасности на 2015 год (нет-нет, я этого не делаю), — пишет Гвоздев, — я бы наметил пять приоритетов на этот год…»

Кремлю следует «отбить так называемый «майданный вызов» на Украине» — приоритет номер один. Любая консолидация Запада по этому вопросу приведёт к более тесным отношений между Украиной, НАТО и Европейским союзом. Россия же заполучит «критическую опасность» на границе.

Даже при упавших ценах на нефть и экономическом кризисе Москва по-прежнему имеет много рычагов для воздействия на Украину, считает автор, — «от поддержки сепаратистов до контроля над энергетическими ресурсами».

Да, действуют западные санкции. Поэтому вторым приоритетом для Москвы является «частичное восстановление» отношений с Европой. Для этого в 2015 году надо сделать «две вещи»: постараться частично избавиться от санкций («по крайней мере, расчистить дорогу для финансирования и создания новых энергетических проектов») и остановить движение Украины «дальше на Запад».

Российские усилия в ЕС должны быть направлены уже не на Германию, где отношения с Меркель «расшатаны», а на политиков из небольших государств Центральной Европы (например, Венгрии, Словакии). Кое-что надо дать понять французу Ф. Олланду: объяснить ему, что продолжение санкций навредит экономике его кораблестроительной родины.

А вот и третий приоритет: укрепление китайско-российского сотрудничества «на самых выгодных условиях, какие только возможны для Москвы».

Отсюда и четвёртый приоритет: отношения Си Цзиньпина и В. Путина прошли испытания на прочность, и поэтому Россия может помочь разрядить существующую напряжённость между Индией и Китаем. Улучшение отношений между двумя азиатскими гигантами могло бы послужить интересам Москвы: политическое доверие сыграло бы на пользу амбициозному проекту газопровода, благодаря которому стали бы возможными прямые поставки энергоресурсов от России до Индии.

Наконец, пятый приоритет: направить проект евразийской интеграции в нужное русло. Москва должна убедить ключевых региональных лидеров в привлекательности Евразийского союза, начиная с Казахстана.

Итак, профессор Гвоздев из далёкой Америки написал политический и экономический сценарий для товарища Путина. И в сценарии этом симпатии аналитика находятся, похоже, не на стороне Вашингтона и Брюсселя. Будем надеяться, Кремль не обманет высоких ожиданий прогрессивного американского публициста.
Автор:
Олег Чувакин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

66 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти