1917 год. Красная гвардия Питера и Москвы. Часть 1



Данная тема сплошь окутана мифами, интерпретациями. Как никакая другая, она подвергалась «демонизации». Вектор в понимании Октябрьской революции сегодня задают политики, что создаёт известные трудности для историографии по этому предмету. Необходимо вне идеологии, объективно осветить события той важнейшей для России эпохи.


Бои на баррикадах в декабре 1905 года показали всю надёжность рабочих боевых дружин и преданность их делу социальной революции. Лидер большевиков Ленин предвидел превращение боевых дружин пролетариата в отряды революционной армии и активно призывал рабочих к вооружению.

Февраль 1917 года дал жизнь новой пролетарской паравоенной организации. Новоиспеченные отряды назвали «Рабочей» или «Красной» гвардией. Значительную роль в становлении Красной гвардии стали играть молодежные организации, фабрично-заводские комитеты и профсоюзы.

Для руководства Красной гвардией были созданы штабы: в Петрограде — Центральная комендатура (председатель К. К. Юренев), в Москве — Центральный штаб (начальник А. С. Ведерников). Организаторами и первыми командирами красногвардейцев стали кадровые рабочие, а также опытные революционеры-нелегалы; братья Трифоновы, К. К. Юренев, А. К. Скороходов, В. Н. Павлов, А. М. Бодров, Н. И. Подвойский (в Петрограде) и Я. Я. Пече, П. К. Штернберг, Е. М. Ярославский, И. Г. Слесарев, Л. П. Малиновский (в Москве). К. Юренев был, пожалуй, единственным из руководителей петроградской Красной гвардии, не принадлежавших по своему происхождению к рабочим. Это был журналист, опытный конспиратор и партиец с большим стажем. Впоследствии Юренев стал дипломатом, был послом в Италии, в Персии, в Японии. В 1937 году, во время сталинских репрессий, Константин Юренев погиб.



В тактическом отношении Красная гвардия напоминала организацию боевых рабочих дружин 1905 года. Обычно схема структуры отрядов выглядела таким образом: основной ячейкой Красной гвардии являлся «десяток» (13-15 чел.), четыре десятка составляли взвод (53 чел.), четыре взвода — дружину (160 чел.), три дружины объединялись в батальоны (480-600 чел.). Батальоны иногда могли быть объединены в полки . Деление красногвардейцев на «десятки» приводит в своих воспоминаниях «Октябрь 1917 г. в Замоскворечье» Вл. Файдыш: «Добрынин повел в атаку красногвардейские отряды. В их составе были и «десятки» с завода «Поставщик» под командой Ф. Смирнова». В книге «Отблеск костра» Ю. Трифонов упоминает: «…в декабре оба участвовали в вооруженном восстании на Темернике, командовали «десятками» дружинников — «десятком» называлась вооруженная группа, в которой могло быть и более десяти человек…. Интересно, что это же наименование, «десяток», сохранили красногвардейцы Питера в своем уставе в 1917 году» . Такая тактическая организация идеально подходит для решения задач в условиях городского боя.

Комплектовалась Красная гвардия из добровольцев разного возраста — представителей рабочего класса . Но преобладала в дружинах, конечно же, молодёжь. Кандидаты в Красную гвардию утверждались по рекомендации трудовых коллективов, местных Советов, профсоюзных комитетов и отделений РСДРП (б). Единой униформы красногвардейцы не имели и несли службу в гражданской или смешанной одежде с элементами военного обмундирования. Им выдавали удостоверяющие документы и красногвардейские значки, либо нарукавные повязки красного цвета.

Большевистское руководство большое внимание уделяло вооружению красногвардейцев. Общей популярностью пользовались винтовки. Их было больше, чем любого другого оружия. Винтовки были разных образцов: австрийские, американские, итальянские, немецкие, русские, турецкие, французские и японские. Присутствовали системы Бердана, Винчестера, Витер Лэ, Гра, Льюиса и др. Также были старые образцы оружия: берданка — однозарядная русская винтовка, однозарядная французская винтовка Гра, десятизарядная французская винтовка, автоматическая винтовка Льюиса. Были на вооружении красногвардейцев и старинные гладкоствольные ружья — дробовики, охотничьи ружья. Однако преимущество отдавалось пятизарядной трехлинейной винтовке образца 1891 г. системы русского конструктора С. И. Мосина. Она стала любимым и основным оружием красногвардейцев.

Оружия катастрофически не хватало, в нём нуждались практически все отряды формируемой Красной гвардии. Исследователи темы отмечают, что проблема вооружения современным оружием Красной гвардии находились в центре внимания Ленина.

Источники вооружения красногвардейцев были различными. В Петрограде оружие доставали прежде всего с Сестрорецкого оружейного завода. Ю. Трифонов пишет: «Добычей оружия красногвардейцы занимались непрерывно вплоть до Октябрьского восстания. Пинежский во втором издании своей книги сообщает, что в начале октября Центральной комендатуре Красной гвардии удалось получить на Сестрорецком оружейном заводе 5 тысяч винтовок. Винтовки были доставлены в Петроград на грузовиках и распределены по районам Красной гвардии соответственно значению каждого района и его нужде в оружии. Всей этой достаточно сложной, конспиративной операцией руководили товарищи В. Трифонов и В. Павлов».

С августа по октябрь 1917 года, завком этого завода С. П. Восков, по указанию военной организации и Петербургского комитета РСДРП отпустил для Красной гвардии около 23 тыс. винтовок. Большое количество оружия рабочие Петрограда получили также из Петропавловской крепости. Часть оружия получали с Охтинского склада взрывчатых веществ. Ян Пече — создатель Красной гвардии в Москве вспоминает: «Красная гвардия Москвы вывозила оружие с арсенала Кремля. Центральный и районные штабы Красной гвардии совместно с комитетами заводов Второва и Михельсона поддерживали тесную связь с полковыми комитетами 55-го, 193-го и других полков. По их ордерам мы приобретали оружие из полковых цейхгаузов». Боеприпасы захватывались на патронных заводах, складах и воинских частях старой армии. Рабочие завода Второва отняли 6 винтовок у караула в Хамовнических казармах и отобрали у членов гражданской милиции Хамовнического района 4 берданки с патронами. Большевики мастерских Александровской ж.д. при разоружении городовых 2-го Пресненского участка взяли 12 браунингов. В Лефортове рабочие устраивали платные представления, отдавая весь сбор на закупку оружия. Интересен такой факт. В Орехово-Зуеве партком, пригласив офицеров 21-го полка на спектакль и обильно угостив, тем временем вывез на грузовиках из расположения части 300 винтовок и 61000 патронов.

Многие рабочие во всех районах Москвы покупали револьверы, винтовки и даже пулеметы у солдат. Из источников известно, что красногвардейцы изыскивали самые различные средства и пути приобретения оружия. Были случаи, когда оружие, особенно наганы, охотничьи ружья, патроны и порох, рабочие покупали за свой счет через знакомых, у офицеров и демобилизованных солдат, а то и просто на базаре. Был и такой источник вооружения как разоружение боевых отрядов политических конкурентов, в частности, меньшевиков и эсеров. Известен такой случай. У дружины эсеров, которая хранила оружие на окраине Петергофского района Петрограда, путиловские рабочие изъяли 200 винтовок. Эту операцию красногвардейцы провели под руководством большевика И. Ф. Гиля.

В дни июльского выступления рабочих Красная гвардия была задействована на охране митингов и демонстраций трудящихся. «Потеряв надежду задержать лавину, большевики становились во главе демонстрации: они брали в свои руки руководство движением, окружали демонстрацию вооруженной Красной гвардией на случай контрреволюционных провокаций». Ю. Трифонов пишет: «4 июля путиловские милиционеры… вместе с рабочими завода демонстрировали по городу. В них стреляли из домов на Невском, на Литейном, они тоже стреляли. В ночь с 3-го на 4-е произошло столкновение между милиционерами Е. Трифонова и милиционерами 1-го Спасского комиссариата (из буржуазного центрального городского района), в результате чего часть спасских была арестована».

После июльских событий Временное правительство поставило партию большевиков вне закона. Начался разгром Красной гвардии и уход её руководителей в подполье. Замешательство в рабочих кварталах в связи с положением «вне закона» быстро сменилось тактикой выжидания — Красная гвардия соблюдала конспирацию. Некоторые штабы меняли название «Красная гвардия» на «Рабочая гвардия» из тех же соображений. Уйдя на нелегальное положение, штабы Красной гвардии продолжали свою работу.

Положение исправилось благодаря мятежу генерала Корнилова. Во имя спасения демократии (и своей власти) Керенский не гнушается прибегнуть к услугам Советов, которые предложили свою помощь, и разрешает вооружить столичный пролетариат. Воспользовавшись этой ситуацией, большевики вооружают красногвардейские дружины. Сразу же после «корниловских дней» началось массовое формирование рабочих отрядов. Почти на каждой петроградской и московской фабрике и заводе существовал свой отряд Красной (или «Рабочей») гвардии.

В Питере «…к вечеру 28 августа в Красную гвардию записалось свыше двух тысяч добровольцев». Заводская молодежь Питера следовала лозунгу Социалистического союза рабочей молодежи Нарвского района: «Всем записаться в Красную гвардию!» К концу сентября 1917 года весь Выборгский, Василеостровский и Нарвский районы Петрограда были покрыты сетью отрядов Красной гвардии.

Несмотря на то, что Временное правительство проводило мероприятия по изъятию оружия у пролетариата, к октябрьским событиям большевики подготовили довольно-таки внушительную силу. Только в Петрограде, столице Российской империи, вооружённый пролетариат (в т. ч. члены рабочей милиции), составляющий костяк отрядов Красной гвардии, насчитывал около 20 тыс. человек. Это были люди, способные к самоорганизации, солидарности и дисциплине, люди, обученные основам строевого и стрелкового дела, вооружённые и готовые идти в бой под знаменем революции.
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти