Из истории российской полиции: к вопросу о личном оружии

Россия стала империей во времена царя-новатора Петра Первого. В числе его самых главных дел были учреждение регулярной армии и государственной полиции. Командный состав армии и полиции образовал русский офицерский корпус. Именно в те времена слово "офицер" стало частью русского речевого обихода. Само это слово того же корня, что и слово "официальный", то есть государственно-правительственный. Таким образом, офицер есть частица государства, его полноправный представитель в пределах своих полномочий.

Но если в России офицеры — это только командный состав строевых структур, то в странах с англосаксонской правовой системой граждане обращаются со словом "офицер" к любому представителю таких государственных структур, независимо от его звания и должности. Это очень заметно в западных фильмах, где показывают тамошних полицейских. То есть там понятие офицер равнозначно понятию джи-мэн, государственный человек.


На всём протяжении существования Российской империи офицеры были высшей кастой её общества. Оскорбление офицера приравнивалось к покушению на государство и очень строго каралось. Но и сами офицеры обязаны были не ронять достоинства, защищая его от любых самых малейших унижений, особенно в публичной сфере. Если офицер не сумел вовремя и достойно ответить на попытку оскорбления, то он просто изгонялся из своей среды. Именно поэтому считалось, что личное служебное оружие офицера предназначено в первую очередь для самозащиты, а уж потом для использования в служебных интересах. Так что абсолютно естественным и необходимым было требование носить личное оружие везде, если офицер в мундире, и крайне желательно не оставлять его, переоблачаясь в штатский костюм. В русской литературе того времени можно найти массу примеров, как офицеры, не колеблясь, пускали в ход свои пистолеты и револьверы, если видели, что те, кто их хочет унизить или обидеть на их глазах даму, имеют преимущество в числе или физической силе, такое, что без оружия невозможно остановить. И всегда в подобных ситуациях суды их впоследствии оправдывали.

После Октябрьской революции очень долгое время право на постоянное ношение личного служебного оружия и самозащиту с его помощью продолжало сохраняться за офицерами армии и правоохранительных органов, наследуя традицию Российской империи. Причём чтобы хранить служебный пистолет дома, не требовалось никакого сейфа, на ночь можно было положить просто себе под подушку. Люди это знали и в опасное время в опасных местах просто жались к офицерам армии или милиции, зная, что они вооружены и могут защитить.

Но эта традиция была резко прервана в 1969 году, когда некий армейский лейтенант, переодевшись в милицейскую форму, пробрался на Красную площадь и обстрелял правительственный кортеж из своего табельного пистолета. Всем офицерам стало запрещено носить личное оружие вне службы. И пошло! Теперь любого офицера стало возможным обхамить, избить, покалечить и убить. Причём если офицер при этом в гражданской одежде, то это в суде смягчало участь гопников, мол, в быту у нас все равны перед законом.

Всероссийское движение "Право на оружие" — это объединение граждан, неравнодушных к своему личному достоинству и достоинству своих сограждан. Именно поэтому оно борется за то, чтобы, как в Российской империи когда-то, все нормальные, совершеннолетние и психически здоровые люди имели право защищать себя от любых преступных посягательств, имея равные шансы с нападающим, независимо от его комплекции, физического развития и вооружённости. То есть за право на ношение и применение нормального личного короткоствола.

Любое преступление против личности — это прежде всего оскорбление, унижение человека, жертвы такого преступления. Однако наши оппоненты в МВД с вежливой непреклонностью настаивают, что пистолеты и револьверы — вещи опасные и должны быть в руках только людей подготовленных и профессиональных.

И вот тут сам собой встаёт вопрос: тогда почему подготовленным и профессиональным офицерам армии и полиции запрещено держать постоянно при себе личное табельное оружие? Хотя в то же время на руках совершенно неподготовленных людей находится множество боевых наградных пистолетов, у некоторых более чем по 10 стволов, по данным того же МВД!

Правда, наши наиболее оголтелые противники, уже не из МВД, по поводу разрешения офицерам личного оружия злорадно указывают на случай майора полиции Евсюкова, умалчивая при этом, что Евсюков воспользовался не табельным оружием, а утащил пистолеты-вещдоки. Что лишний раз показывает: убийц никакими антиоружейными запретами не остановить, запреты — для законопослушных.

Когда в конце 2013 — начале 2014 гг. пошли сообщения о попытках осудить офицеров полиции за применение табельного оружия при задержании лиц, представлявших опасность для окружающих, когда безоружный офицер полиции вступился на улице за женщину и был за это убит, "Право на оружие" организовало серию публичных акций по всей России в защиту права сотрудников правоохранительных органов на законное и беспрепятственное применение служебного оружия в необходимых случаях. В Москве прошёл по этому поводу пикет у Госдумы, получивший одобрение и поддержку профсоюза полиции.

К сожалению, в других городах проведение похожих мероприятий такой поддержки не нашло, местные представители профсоюза полиции на контакт с отделениями движения не пошли, хотя дежурившие на мероприятиях офицеры полиции выражали нам своё крайнее одобрение.
Автор:
волгоградский координатор движения "Право на оружие" Михаил Гольдреер
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

158 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти