Неправильная война, украденная победа

Первопричины первой чеченской – в революциях 1917 года

В декабре исполнилось 20 лет началу событий, вошедших в новейшую историю России как первая чеченская военная кампания. 11 декабря 1994 года президент и Верховный главнокомандующий Борис Ельцин подписал указ № 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики», который стал выбором силового решения проблемы, рожденной августовской революцией (или все-таки путчем?) 1991 года, а по сути ее закономерным этапом – гражданской войной.


Именно так, на мой взгляд, следует называть ввод, точнее – возвращение российских войск в бывшую автономию. Не заграницей же стала Чечено-Ингушская АССР за три года «незалежности», несмотря на ряд громких заявлений с обеих сторон – от скандального ельцинского: «Берите суверенитета, сколько сможете проглотить» до провозглашения Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) во главе с собственным генерал-президентом. На самом деле подавляющее большинство втянутых в конфликт людей, при всех разногласиях и разномыслии, оставались гражданами одного государства, так неожиданно для многих приказавшего долго жить. В этом нашем общем историческом, ментальном и политическом пространстве и корень проблемы, и спасительный из нее же выход. И хотя с самого начала боевых действий различные силы с помощью СМИ пытались придать войне статус межнационального и межрелигиозного конфликта, время все расставило по местам. Тяжело, кроваво переболев внезапно обрушившейся на них свободой, русские и чеченцы оказались снова вместе. Сегодня Чеченская Республика вполне процветает в составе Российской Федерации, ее отстроенную столицу украшает одна из крупнейших в Европе мечетей, а глава субъекта – чуть ли не самый большой патриот России, готовый «порвать всех» за Верховного главнокомандующего.

Нет, это не парадокс и не гримаса истории, а закономерный и логичный финал первой чеченской, первопричины которой кроются, как ни крути, в отголосках более ранних: «бескровной» февральской и «великой» октябрьской революций. Ослабленный ими организм России, именовавшейся 75 лет Союзом ССР, дал осложнение, а лечить его доктора в ранге генеральных секретарей ЦК правящей партии пытались то коллективизацией, то секуляризацией, то депортацией, то перестройкой. Но как показало время, помочь запущенной болезни могло уже только кровопускание…

Унижение миром

Как один из ее участников уверен, что она не была проиграна, в чем нас пытаются убедить доктора исторических и прочих наук с дипломами и без – полиглоты-политологи всех мастей. Победа же в первой чеченской (в более широком – невоенном смысле), как и в случае с юбилейной Первой мировой, была просто украдена (в первом случае – Хасавюртовским, во втором случае – Брестским миром).

Неправильная война, украденная победа

Коллаж Андрея Седых
(фото РИА НОВОСТИ и ИТАР-ТАСС)


Российские войска, находившиеся в начале 90-х годов в плачевном состоянии, продемонстрировали в чеченской кампании завидную стойкость и волю к победе. Зарвавшиеся сепаратисты, получившие со складов гвардейского окружного учебного центра в достаточном количестве технику и вооружение (свыше 100 единиц бронетехники, более 150 артиллерийских и минометных установок, включая РСЗО типа БМ-21 «Град», около 600 противотанковых средств, не менее 200 летательных аппаратов, включая истребители; порядка 60 тысяч стволов стрелкового оружия) и создавшие вполне боеспособную армию, поддержанную наемниками из многих стран, были биты по всем направлениям. При этом никто не ставил под сомнение умение чеченцев воевать – они всегда были достойным, серьезным противником, но тем выше и цена побед, одержанных нашей армией в локальных боях за Гудермес, Аргун, Шали, Шатой, Самашки, Бамут… Грозный брала сводная группировка войск силами, не превышавшими 12–15 тысяч человек. Хорошо подготовленный к обороне один из крупнейших городов Северного Кавказа пал через два месяца активных боев (столько же всеми наличными силами брали забаррикадировавшийся мешками с песком и шинами райцентр Славянск украинские военные, нынче активно «надувающие щеки»).

Конечно, наши войска несли большие и порой неоправданные для регулярной армии потери. Но они ложатся не на солдат и офицеров, с честью выполнивших воинский долг, а на головы и погоны конкретных лиц: политиков и генералов, доведших ситуацию до кровопролития, отвечавших за боевое обеспечение, обучение, мобилизацию и планирование операции и отказавшихся вести в бой войска.

«Ястребы» и «голуби»

Мы привычно причисляем к числу поджигателей войны бывшего министра обороны Павла Грачева, считая его чуть ли не главным «ястребом». Известно, что перед смертью этот человек честно, по-солдатски исповедался перед миллионами телезрителей, взяв большую часть вины за провалы операции на себя. В действительности он был противником войны, но поставленный Ельциным – его непосредственным начальником – перед фактом, Грачев не стал увиливать, перекладывая тяжелейшую ответственность на других, как это сделали некоторые его подчиненные. К числу «миротворцев», пожелавших среди грязи и крови остаться «в белом», можно отнести тогдашнего зама Грачева, опытного боевого генерала, «афганца» Бориса Громова, пересевшего позже в кресло губернатора Подмосковья. Или первого заместителя командующего Сухопутными войсками генерала Эдуарда Воробьева (будущую парламентскую «звезду» от партии СПС), отвечавшего непосредственно за подготовку и обучение войск. Или командующего СКВО генерала Митюхина, который при первом же боестолкновении запаниковал и был отстранен от командования Грачевым. Был и еще один генерал-«миротворец» с подходящей фамилией Лебедь, похоронивший вместе с войной, подписанием в Хасавюрте договора о мире, и саму победу.

Но Российская армия, не желавшая войны, такого мира не хотела и не просила. Она не была побеждена или принуждена к миру силой, но лишь хитростью и коварством «миротворцев» (в числе которых было немало настоящих поджигателей и заказчиков той войны). Это открыто признавали лидеры сепаратистов в лице, например, Масхадова. Сколько раз его армия стояла на грани разгрома, загнанная в горные пещеры и лесные берлоги, но следовал звонок облеченных властью «миротворцев» (уже без погон) и наступало чаемое бандитами перемирие. О подобных примерах – без обиняков, прямо по-солдатски в своих мемуарах и интервью рассказывали участники чеченских кампаний генералы А. Куликов, Г. Трошев, А. Шкирко – уроженцы Северного Кавказа и Чечни.

Прозрение через кровь


Эта украденная у нашей армии победа принесла ее солдатам и офицерам не только горечь и досаду разочарования, но тем из них, кто умел ждать (и дождался своего часа), и сладость ожидания справедливого возмездия, когда в октябре 1999-го недоконченная, недоделанная война была перенесена на территорию агрессора и успешно завершена. Завершена уже не сомнительными «миротворцами» за спиной воюющей армии, а как и положено – солдатами, офицерами и боевыми, а не паркетными генералами: В. Шамановым, Г. Трошевым, В. Булгаковым, Г. Фоменко… Тогда же произошло и прозрение многих чеченцев, включая А. Кадырова – бывшего муфтия ЧРИ, объявившего когда-то России джихад, а потом ставшего первым президентом Чечни в составе РФ.

Прозрение-исцеление стало возможно – увы – благодаря кровопролитию и печальному опыту отрыва от России. Сегодня этим же путем идет Украина. Сколько должно пролиться крови, чтобы прозрели наши соседи?
Автор:
Роман Илющенко
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/23377
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти