Шестидневный успех

Шестидневный успех


Почему израильская армия сумела выиграть «Шестидневную войну»


«Шестидневная война» (5–10 июня 1967 г.) на Ближнем Востоке стала в значительной степени именем нарицательным. Этим термином в широком смысле стали обозначать сокрушительный быстрый разгром формально более мощного противника. В узком смысле — успешную реализацию тактики первого обезоруживающего удара по аэродромам противника, обеспечивающего нападающей стороне превосходство в воздухе, ведущее к победе на земле.

Египет, Сирия, Ирак и Иордания к началу войны имели суммарно до 700 боевых самолетов, Израиль — около 300. В первый день войны арабы потеряли на аэродромах и в воздушных боях по различным данным от 360 до 420 самолетов, Израиль (в воздушных боях и от наземной ПВО) — от 18 до 44 самолетов. Разница, разумеется, колоссальная, но все же арабские ВВС не прекратили свое существование (по крайней мере египетские и сирийские, иорданские были уничтожены полностью). Даже если взять худшие для них значения потерь, к утру второго дня войны в авиации у сторон сложилось примерное количественное равенство. Однако, хотя отдельные воздушные бои имели место до 9 июня, израильтяне завоевали полное господство в воздухе. Это объяснялось гораздо лучшей летной и боевой подготовкой израильских пилотов, более совершенной системой управления авиацией, а также сильнейшим психологическим шоком арабов от разгрома 5 июня.

Превосходство в воздухе, разумеется, очень сильно способствовало победе израильтян на земле, хотя никакой «легкой прогулки» не было. Египетская 6-я мотопехотная дивизия сумела в течение первых двух дней войны даже вклиниться на 10 км на территорию Израиля. Тем не менее господство в воздухе, более высокий уровень боевой подготовки и инициативы военнослужащих израильских ВС по сравнению с арабскими сделали свое дело. Кроме того, в панику впало египетское руководство. Утром 6 июня главнокомандующий генерал Амер отдал своим войскам на Синае приказ отступать. Естественно, что это отступление в условиях непрерывных атак израильтян с земли и воздуха очень быстро превратилось в бегство и в полную катастрофу. Бои на Синае завершились утром 9 июня, египтяне потеряли от 10 до 15 тысяч чел. убитыми и до 5 тысяч пленными, до 800 танков (291 Т-54, 82 Т-55, 251 Т-34/85, 72 ИС-3М, 29 ПТ-76, до 50 «Шерманов»), огромное количество другой бронетехники. Причем значительную часть египетских танков и БТР израильтяне захватили совершенно исправными. Трофеев оказалось так много, что, несмотря на отсутствие советских запчастей, практичные израильтяне приняли их на вооружение (в том числе 81 Т-54 и 49 Т-55), поменяв вооружение и двигатели на западные. Отдельные образцы той техники до сих пор служат Израилю. В частности, на шасси Т-54/Т-55 создан очень удачный БТР «Ахзарит», который активно использовался в ливанской войне 2006 году. Сам Израиль потерял на Синае 120 танков — меньше, чем захватил.

Параллельно шли бои между Израилем и Иорданией за Иерусалим и Западный берег реки Иордан, причем эти бои отличались исключительным упорством. Так, 6 июня иорданцы даже окружили израильский танковый батальон, но уничтожить его не сумели. Снова взяли верх более высокий уровень подготовки и инициативы израильтян и господство в воздухе. Кроме того, ВС Иордании были самыми маленькими из всех арабских армий, участвовавших в этой войне, поэтому им было наиболее сложно противостоять евреям. Потери сторон в бронетехнике оказались довольно близкими (около 200 танков у Иордании, немногим более 100 у Израиля). Здесь боевые действия закончились 7 июня, арабы были отброшены за Иордан. Евреи взяли реванш за поражения 1948 г., вернув Латрун и Старый город в Иерусалиме.

Сирия «философски», то есть ничего не предпринимая, наблюдала за тем, как Израиль громит ее союзников, и, разумеется, дождалась своего часа, который настал 9 июня. В полдень израильские войска начали штурм Голанских высот. Для них эта часть войны стала самой тяжелой, поскольку рельеф местности был на стороне арабов. Даже по собственным данным израильтяне потеряли здесь вдвое больше танков, чем сирийцы, — 160 против 80 (интересно, что в сирийской армии имелись одновременно Т-34/85 и немецкие StuG III). Однако евреи шли на штурм высот, уже зная, что победят, сирийцы оборонялись, уже зная, что проиграют. В 18.30 10 июня произошло официальное прекращение огня.

Арабы потеряли не менее 1100 танков, от 380 до 450 боевых самолетов (в том числе до 60 в воздушных боях), до 40 тысяч человек убитыми и пленными. Потери Израиля составили около 400 танков («Центурион», «Шерман» и М48), 45 самолетов (из них 12 в воздушных боях), до 1 тысячи человек убитыми.


Танк «Шерман» на дороге между Иерусалимом и Вифлеемом, 1967 год. Фото: AFP / East News


За 6 дней Израиль сумел радикально изменить расстановку сил на Ближнем Востоке. Он разгромил армии всех трех граничивших с ним арабских стран (четвертую — Ливан — из-за его слабости принимать во внимание не приходилось), особенно тяжелые потери понес его главный противник — Египет. Еще важнее было то, что теперь очень благоприятным стало географическое положение Израиля. По состоянию на утро 5 июня арабы имели теоретическую возможность разрезать его пополам меньше чем за час (в самом узком месте от границы с Иорданией до побережья Средиземного моря было всего 15 км израильской территории). Вечером 10 июня еврейское государство с севера было надежно защищено Голанскими высотами, с востока — рекой Иордан, с юго-запада — Суэцким каналом, а также пространством Синайского полуострова и пустыни Негев. Израильское руководство было уверено, что обеспечило безопасность своей стране как минимум на 20–25 лет. В 1970 году геополитическая ситуация для него стала еще благоприятнее после того, как из-за конфликта с палестинцами и стоявшей за ними Сирией из антиизраильского фронта де-факто вышла Иордания.

Шестидневная война стала триумфом Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ в еврейской аббревиатуре). До сего дня ЦАХАЛ остается самым лучшим живым опровержением англосаксонского тезиса (который очень полюбился и многим россиянам) о преимуществах «профессиональной», то есть наемной армии. Израильская армия — это, можно сказать, самая призывная армия в мире, в нее призывают даже женщин, никакая альтернативная служба не предусмотрена (ее «проходят» в тюрьме). При этом она отличается высочайшим уровнем боевой подготовки, великолепными условиями жизни военнослужащих, отсутствием неуставных взаимоотношений. Известное объяснение данного феномена, состоящее в том, что «Израиль окружен врагами», абсолютно бессмысленно. Факт окруженности врагами, безусловно, требует наличия призывной армии (вообще, принцип комплектования ВС любой страны определяется тем, какие задачи перед ними стоят, и ничем больше), но он не имеет никакого отношения к внутреннему устройству армии и качеству обучения личного состава.

ЦАХАЛ к тому же нашла «золотую середину» между полным презрением к собственным потерям и гипертрофированной их боязнью. Наша традиционная готовность завалить врага своими трупами нанесла непоправимый ущерб генофонду нации. Противоположный вариант демонстрируют многие западные страны: они так боятся потерять хотя бы одного солдата, что армия в результате просто перестает быть армией, превращаясь в совершенно небоеспособного паразита, пожирающего деньги налогоплательщиков. Для израильтян жизнь своих военнослужащих — это святое, но и выполнение боевой задачи — тоже святое. Они сделают все для того, чтобы свои потери были как можно ниже, но если они неизбежны — на войне, как на войне.

С политической точки зрения поведение Израиля в июне 67-го, безусловно, было агрессией. При этом нельзя не отметить, что перед началом войны антиизраильская риторика в арабских странах перешла в стадию откровенной истерии и Тель-Авив мог интерпретировать ее как подготовку к агрессии против него. В условиях значительного военного и географического преимущества арабов она поставила бы Израиль в чрезвычайно тяжелое положение, поэтому он решил нанести превентивный удар и напомнить, что победителей не судят. Разумеется, истерическая риторика очень часто предназначается только для внутреннего потребления. Однако внешние объекты истерической риторики совершенно не обязаны понимать, что это все «понарошку». Арабы просто «ответили за базар», что было справедливо. Не можете воевать — сидите и молчите.

Как показали прошедшие четыре десятилетия, Шестидневная война стала высшей точкой израильских успехов. После нее начались отступления. Причем их неизбежность была заложена самой этой войной. Арабы, потеряв территории, получили легальное оправдание своего антисемитизма. Израильтяне, захватив Западный берег Иордана и сектор Газа, получили внутри страны абсолютно враждебное палестинское население, которое, как сейчас выясняется, благодаря несравненно более высокой рождаемости очень скоро может по численности обойти еврейское население. В итоге сиюминутное улучшение стратегического положения стало мощнейшей бомбой замедленного действия под еврейским государством.

Арабские армии давно уже не рискуют ввязываться в бой с ЦАХАЛ. Зато с «основным инстинктом» у арабов все нормально. Демографическое оружие сегодня оказывается гораздо сильнее традиционного. Нулевая в военном отношении Палестина постепенно добивается того, чего не сумели сделать вооруженные до зубов Египет и Сирия.
Автор:
Александр Храмчихин
Первоисточник:
http://rusplt.ru/world/shestidnevnyiy-uspeh-14893.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

10 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти