Корпус разведчиков: солдаты, воспетые Киплингом

«О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?»

Так начинается «Баллада о Востоке и Западе». В ней Редьярд Киплинг, классик английской «колониальной литературы», повествуя об усмирении воинственных горных племен на северо-западных границах Британской Индии, делает главными героями солдат Корпуса разведчиков — прославленного подразделения Британской индийской армии. Среди многих и разнообразных подразделений британских колониальных войск, набиравшихся из жителей полуострова Индостан, Корпус разведчиков занимает свое достойное место. Конечно, его бойцы не получили столь широкой известности как низкорослые коммандос Гималайских гор гуркхи или величественные сикхи, но, тем не менее, эта воинская часть долгое время по праву считалась одним из наиболее боеспособных и грозных подразделений Британской индийской армии.


История Корпуса разведчиков началась в середине XIX века. Это время отметилось дальнейшим расширением колониальной экспансии Великобритании в Индии и на сопредельных территориях. Закономерный интерес британской короны вызывали северо-западные регионы Индостана, где существовали феодальные мусульманские, сикхские и индуистские государства. Решение задач по установлению британского господства в этом регионе связывалось с необходимостью обеспечения стратегического присутствия на территории современных Пакистана и Афганистана — в непосредственной близости от Средней Азии, к тому времени уже находившейся в сфере интересов Российской империи.

Геополитическое соперничество с Россией требовало от британцев продвижения вглубь горных районов, населенных воинственными афганскими племенами. Однако действовать лишь с использованием собственных войсковых частей британское правительство не собиралось — здесь, как и в других регионах мира, британские власти собирались использовать и колониальные войска, набираемые из представителей туземного населения. В Индии британцы предпочитали комплектовать воинские подразделения из представителей наиболее воинственных народов и племен. Многие из этих народов в свое время оказывали ожесточенное сопротивление британской колонизации, но затем были вынуждены подчиниться сильнейшему и с тех пор стали поставлять на службу британской короне отважных и хорошо подготовленных солдат. Так было с гуркхами, раджпутами, сикхами и многими другими. Не избежали службы в Британской индийской армии и уроженцы горных районов современного Пакистана — представители воинственных пуштунских племен, которые населяют северо-западные районы на афганской границе (сегодня это две провинции — Хайбер — Пахтунхва и Федерально управляемые территории племен — вечно проблемный и воюющий регион, пытающийся провозгласить создание отдельного исламского государства Вазиристан, именуемого так по названию пуштунского племени вазиров).

В 1838-1842 гг. шла Первая англо-афганская война, в которой принимали участие как британские, так и индийские воинские подразделения. Для укрепления своих позиций в регионе британцам было необходимо нейтрализовать сопротивление Сикхского государства — влиятельного государственного образования на территории Пенджаба. Во-вторых, чувствовалась необходимость установления контроля над «зоной племен» в северо-западной части современного Пакистана. Для решения этих задач было решено укрепить уже имевшийся контингент британских войск подразделением, набранным из числа представителей местных пуштунских племен, отличавшихся своей воинственностью и прекрасно знавших особенности ландшафта, адаптированных к климатическим условиям.

Создание Корпуса разведчиков

Инициатором создания этого подразделения выступил британский резидент в Лахоре сэр Генри Монтгомери Лоуренс (1806-1857). Профессиональный военный, Лоуренс с 17 лет нес службу в Британской Индии. Собственно говоря, это было вполне предсказуемо, потому что он и родился на острове Цейлон — в семье ирландских иммигрантов. Юношей Лоуренс начал службу в полку бенгальской артиллерии, участвовал в Первой англо-бирманской войне, после чего заболел лихорадкой и некоторое время лечился и отдыхал от колониальной службы в Великобритании. В 1829 г. он вернулся в Индию, где стал налоговым инспектором в Горакхпуре, а затем был повышен до британского резидента в Афганистане и Непале. Именно Лоуренсу пришла мысль о создании воинского подразделения из воинственных пуштунов. Эту задачу он поручил лейтенанту Гарри Барнетту Ламсдену (1821-1896).

Корпус разведчиков: солдаты, воспетые КиплингомКак и Лоуренс, Ламсден был «британским индийцем». Он родился на борту корабля Британской Ост-Индской компании, в семье полковника британской армии Томаса Ламсдена. Детство Гарри Ламсдена прошло в Бенгалии, затем в шестилетнем возрасте мальчика отправили в Шотландию, где он учился до шестнадцати лет и затем вновь вернулся в Индию. В 1838 г. юный Ламсден начал службу в 59-м Бенгальском полку туземной пехоты, участвовал во взятии Хайберского перевала в 1842 году, в двух англо-сикхских войнах. Став помощником Генри Лоуренса в 1846 г., Ламсден возглавил непосредственную работу по созданию нового туземного подразделения. 6 февраля 1847 г. он писал в письме своему отцу, что постарается сделать свое подразделение лучшим среди прочих, дислоцированных в Северо-Западной Индии.

«Камал бежал с двадцатью людьми на границу мятежных племен,
И кобылу полковника, гордость его, угнал у полковника он.
Из самой конюшни ее он угнал на исходе ночных часов,
Шипы на подковах у ней повернул, вскочил и был таков.
Но вышел и молвил полковничий сын, что разведчиков водит отряд:
«Неужели никто из моих молодцов не укажет, где конокрад?»

Эти строки «Баллады о Востоке и Западе» Редьярда Киплинга — как раз о нем, о Гарри Ламсдене — сыне полковника и командире Корпуса разведчиков. Уже через много лет после создания подразделения Ламсден, повышавшийся в званиях, принимал участие в экспедиции в Вазиристан в 1860 г., командовал контингентом в Хайдарабаде в 1862 г., а в 1869 г. покинул Индию. В 1875 г. Гарри Ламсден, дослужившись до звания генерал-лейтенанта британской армии, вышел в отставку и переехал в Шотландию, где и умер в 75-летнем возрасте спустя 21 год после отставки — в 1896 году.

Официальной датой создания Корпуса разведчиков считается 14 декабря 1846 года. Создание нового подразделения, получившего название «Корпус разведчиков», было продиктовано потребностью британского военного командования в сборе разведывательных данных о ситуации в пограничных территориях и для обеспечения защиты границ Северо-Западной Индии. Формирование Корпуса разведчиков началось в окрестностях старинного города Пешавар. В настоящее время Пешавар — столица пакистанской провинции Хайбер — Пахтунхва, фактический центр пуштунского населения Пакистана. История города уходит в глубокую древность — еще в 159 г. до н.э., будучи крупным городским центром, он вошел в состав Греко-Бактрийского царства. С тех пор, на протяжении двух тысячелетий сменялись царства, княжества, султанаты, империи, а Пешавар оставался. В 1834 г. он был захвачен сикхами и вошел в состав мощного Сикхского государства. Однако на Пешавар и окрестные земли претендовала Британская империя, понимавшая стратегическую важность этого города. В состав Британской Индии Пешавар вошел в 1849 г. — спустя два года после создания Корпуса разведчиков.

Изначально Корпус разведчиков задумывался как смешанное подразделение, которое бы включало в свой состав и пехотные, и кавалерийские части. Это было очень разумным решением, поскольку ведение разведки и пограничное патрулирование в горных районах Северо-Западной Индии требовали участия как конных, так и пеших солдат. В год своего создания Корпус разведчиков включал всего лишь две пехотные роты и кавалерийский взвод. Однако его численность была увеличена в 1848 году — в связи с началом Второй англо-сикхской войны — до трех пехотных рот и трех кавалерийских взводов.

Корпус разведчиков: солдаты, воспетые КиплингомВторая англо-сикхская война началась весной 1848 года. Ее поводом стало убийство в Мултане английских посланников. Город Мултан формально входил в состав Сикхской империи с 1818 г., но после Первой англо-сикхской войны являлся фактически независимым образованием. Им правил индуистский раджа Деван Мулрадж. Когда подконтрольные британцам сикхские власти потребовали от Мулраджа увеличения налогов, присылаемых в центр Сикхской империи из Мултана, правитель города отказался от власти в пользу своего сына. Тем не менее, 18 апреля 1848 г. в Мултан прибыл отряд туземных солдат во главе с британскими лейтенантами Патриком Вансом Ангнью и Вильямом Андресоном. Мулрадж впустил их в город, но там англичан атаковало местное ополчение. Раненые британцы бежали в мечеть, находившуюся за городом, но были убиты. Мулрадж отправил голову лейтенанта Ванса Ангнью к сикхскому губернатору Хану Сингху. Известие о том, что в Мултане расправились с британскими офицерами, быстро распространилось по всей населенной сикхами провинции Пенджаб и привело к массовым волнениям, в том числе и в частях войск, верных правительству сикхского государства. В Пенджаб были переброшены силы Бенгальской и Бомбейской армий Британской Ост-Индской компании. Начались боевые действия между британскими войсками и восставшими сикхами, причем к последним присоединилась значительная часть сикхов, прежде подконтрольных британцам. Активное участие в войне против сикхов принимали иррегулярные подразделения, набранные британцами из пуштунов, исповедовавших ислам и имевших свои счеты по отношению к сикхам. В 1849 г. война закончилась поражением сикхов. По ее итогам Пенджаб перешел под британское управление.

Корпус разведчиков, которым командовали Гарри Ламсден, сыграл важную роль в боевых действиях. Ламсден и его разведчики еще в начале 1848 г. были вызваны в Лахор и приступили к сбору информации о планируемом сикхами восстании. Корпус разведчиков непосредственно участвовал в осаде Мултана и битве 21 февраля 1849 г., во время которой сикхская армия потерпела сокрушительное поражение от британских войск. Кстати, Ламсденом впервые в британской армии на территории Индостана, была введена форма цвета хаки, которая показала свою практичность в условиях боевых действий.

От восстания сипаев до Первой мировой

После войны, в 1851 г., Корпус разведчиков был включен в состав формируемых Пенджабских иррегулярных сил. Это воинское соединение включало в себя набираемые на территории Пенджаба воинские части, в которых служили мусульмане, сикхи, индусы и британские офицеры. Помимо Корпуса разведчиков в состав Пенджабских иррегулярных сил входило пять кавалерийских, одиннадцать пехотных полков и пять артиллерийских батарей. Перед Пенджабскими иррегулярными силами была поставлена задача охраны границ Северо-Западной Индии и поддержания порядка на вверенной территории. Сам Корпус разведчиков был расквартирован в 1854 г. в качестве гарнизона в городе Мардан.

В мае 1857 г. вспыхнуло знаменитое восстание сипаев — солдат индийских подразделений британских колониальных войск. Формальным поводом к нему стали слухи о новых патронах, оболочка которых была пропитана свиным и коровьим жирами. Для того, чтобы зарядить оружие, требовалось разорвать оболочку зубами, однако ни мусульмане не могли позволить себе такого в отношении пропитанной свиным жиром оболочки, ни индусы не могли тронуть оболочку, пропитанную коровьим жиром. 29 марта 1857 г. солдат Мангал Панди выразил несогласие с действиями командования и выстрелил в лейтенанта — британца, попав в его лошадь. Панди, конечно, повесили, но начало восстанию было положено. Первым взбунтовался 34-й Бенгальский полк туземной пехоты, к нему присоединились другие воинские части, укомплектованные мусульманскими и индусскими солдатами.

Корпус разведчиков: солдаты, воспетые Киплингом


Сипаи надеялись восстановить власть династии Великих Моголов, для чего попросили Бахадур Шаха возглавить восстание. Последний представитель династии сначала никак не ответил на обращение восставших, но затем, когда Дели и целый ряд других городов полностью оказались в руках сипаев, все же объявил о восстановлении власти Великих Моголов. В захваченных восставшими городах начались массовые убийства и насилие над европейцами и сотрудничавшими с ними индусами. Тем не менее, целый ряд влиятельных в Индии сил с самого начала восстания поддержал британцев. Так, в поддержку британской власти выступили сикхи и пуштуны Пенджаба и Северо-западной границы, а также духовный глава исмаилитов Ага-хан, подданные которого проживали в высокогорных районах Кашмира. Поддержка со стороны мусульманского и сикхского населения британских властей была обусловлена тем, что Великие Моголы претендовали на Пенджаб и пуштунские территории, считая их своими владениями, а местное население не забывало о временах правления Моголов и не желало возвращения их власти.

13 мая 1857 г. Корпус разведчиков вышел из Мардана и 9 июня прибыл в Дели, совершив беспрецедентный переход за двадцать шесть дней и четырнадцать часов по жаркому индийскому климату. Историки утверждают, что моральный эффект от прихода Корпуса разведчиков к стенам Дели был даже более значим, чем реальная боевая мощь немногочисленного подразделения. Разведчики Корпуса вступили в бой в тот же день 9 июня. Они принимали самое активное участие в штурме и взятии Дели, демонстрируя высокие боевые качества и потрясающую храбрость. К концу боевых действий прибывший в Дели отряд Корпуса, насчитывавший 600 солдат и офицеров, понес жертвы общей численностью в 350 человек. За участие в штурме Дели военнослужащие Корпуса разведчиков получили право ношения красного канта на воротниках. Это стало почетным отличительным знаком для военнослужащих подразделения.

Также следует отметить, что в подразделении была создана, как и в других индийских частях, возможность для карьерного продвижения туземных военнослужащих, получавших особые «туземные» офицерские звания, которые не были соразмерны званиям европейских офицеров. «Туземные» офицеры именовались «офицерами вице-короля» и использовались в качестве связующего звена между британскими офицерами и туземными солдатами и унтер-офицерами. Как правило, «офицерами вице-короля» становились бывшие унтер-офицеры, выслужившиеся за свои личностные и боевые качества. В кавалерийских подразделениях индийских войск были установлены следующие звания: сипай (рядовой), унтер-офицерские звания — ланс-дафадар-стажер, ланс-дафадар и дафадар, офицерские звания — джемадар, рисалдар и рисалдар-майор. В пехотных подразделениях была несколько иная иерархия званий — сипай (рядовой), унтер-офицерские звания — ланс-наик, наик и хавилдар, офицерские звания — джемадар, субедар и субедар-майор.

Корпус разведчиков: солдаты, воспетые КиплингомВ 1857 г. подразделение получило официальное название — Корпус разведчиков Пенджабских иррегулярных сил, а в 1865 г. было переименовано в Корпус разведчиков Пенджабских пограничных войск. В 1876 г. королева Виктория наградила подразделение званием королевского и официально оно стало именоваться Королевы Отдельный Корпус разведчиков Пенджабских пограничных войск. Шефом Корпуса разведчиков стал принц Уэльский. Подразделение принимало активное участие во Второй англо-афганской войне 1878-1881 гг. Среди подвигов разведчиков во время афганской компании — участие во взятии Али Масджид, марше на Джалалабад и кавалерийской атаке на Фатехабад. Во время последней лейтенант Вальтер Гамильтон отличился, за что был награжден Крестом Виктории. После того, как, по итогам войны, был заключен Гандамакский договор, в мае 1879 г. эмир Афганистана согласился с присутствием британской миссии в Кабуле, отряд из 76 военнослужащих Корпуса разведчиков под командованием лейтенанта Вальтера Гамильтона был определен в качестве конвоя к миссии сэра Луи Каваньяри (1841-1879) — британского дипломата французского происхождения, участника подавления восстания сипаев, длительное время служившего в Пенджабе и хорошо знакомого с местной политической ситуацией. В Кабуле Каваньяри должен был стать резидентом британской короны при афганском эмире.

Корпус разведчиков: солдаты, воспетые Киплингом


24 июля 1879 г. миссия прибыла в Кабул, однако 3 сентября на британскую резиденцию напал полк афганской армии. На протяжении 12 часов разведчики Корпуса обороняли резиденцию силами двух взводов против полка афганской армии. Во время обороны миссии погибли все ее защитники, сумев уничтожить до 600 противников. В память об отважных разведчиках, павших в Кабуле, в Мардане, на месте дислокации Корпуса разведчиков, был создан мемориал памяти. Уничтожение британской миссии в Кабуле стало причиной возобновления боевых действий британской армии против Афганистана. Корпус разведчиков вновь принял в них самое активное участие. Он участвовал в многочисленных боях и пополнился еще одним кавалером Креста Виктории — капитаном Артуром Хаммондом, получившим награду за личное мужество, проявленное в боях. После окончания Второй англо-афганской войны Корпус разведчиков принимал участие в усмирении племен на Северо-западной границе. В числе боевых операций полка в рассматриваемый период — присоединение Читрала в 1895 году, подавление восстания на границе в 1897-1898 гг., участие в экспедиции в Мохманд в 1908 г. В 1901 г. подразделение было выведено из Пенджабских пограничных войск и стало просто Королевы Отдельным Корпусом разведчиков. В 1911 г. оно было переименовано в Королевы Виктории Отдельный Корпус разведчиков (пограничных войск).

Разведчики в мировых войнах

Начало Первой мировой войны пехотные и кавалерийские части Корпуса разведчиков встретили по-разному. Пехота Корпуса была оставлена в Индии для охраны северо-западной границы. Кавалерийские части разведчиков были направлены в ноябре 1917 г. в Месопотамию, где в составе 11-й индийской кавалерийской бригады участвовали в битвах при Шаргате и Хан Багдади. После окончания войны кавалерия Корпуса еще три года находилась на территории Персии, где выполняла задачи по охране британских интересов в геополитическом противостоянии с Советской Россией. Пехотные части Корпуса в этот период проходили службу на территории Палестины и Месопотамии. Во время Первой мировой войны кавалерийские и пехотные части Корпуса разведчиков действовали отдельно, а в 1921 г. были официально разделены и Корпус прекратил свое существование как целое соединение. Кавалерия получила название 10-го Королевы Виктории собственного Корпуса разведчиков кавалерии (пограничных войск), а пехотные части присоединились к 12-му полку пограничных войск, составив его 5-й и 10-й (учебный) батальоны соответственно. В составе полка проходили службу пенджабские мусульмане, сикхи и догры. Полк сохранял униформу цвета хаки с красными окантовками.

Корпус разведчиков: солдаты, воспетые КиплингомВторую мировую войну 10-й Корпус разведчиков кавалерии встретил уже как механизированный разведывательный полк, оснащенный колесными бронетранспортерами и полуторатонными грузовыми автомобилями. В мае 1941 г. подразделение было направлено в Ирак, в состав британского контингента в Месопотамии. Полк участвовал во вторжении британских войск в Иран, во время которого один из эскадронов полка совместно с пехотным батальоном взял штурмом город Хорремшехир. В июне 1942 г. полк был переброшен в Северную Африку, где присоединен к британской 8-й армии, сражающейся в районе Египта. В сентябре 1942 г. разведчики вернулись в Ирак, где проходили службу еще в течение года, после чего в ноябре 1943 г. были выведены в Индию. Дальнейшую службу полк проходил на Северо-западной границе. В ноябре 1945 г., помимо бронеавтомобилей, полк получил на вооружение танки.

На пакистанской службе

После провозглашения независимости Британской Индии и раздела ее на два суверенных государства — Индию и Пакистан, 12-й полк пограничных войск был переименован в пограничный полк и введен в состав вооруженных сил Пакистана. Кавалерийский полк также остался на территории Пакистана и получил название Разведывательной кавалерии пограничных сил. В 1957 г. Стрелковый и Пуштунский пограничные полки были объединены в новый пограничный полк. Кавалерийский полк вошел в состав 6-й бронетанковой дивизии пакистанской армии. Во время индо-пакистанской войны 1965 г. полк под командованием подполковника Амира Гюлистани Джанджуа участвовал в битве при Чавинда. 7 сентября 1965 г. индийские войска силами одной бронетанковой и трех пехотных дивизий начали наступление до Сиалкота, но кавалерийский полк предпринял дерзкую операцию и отбросил индийскую бронетанковую дивизию, которой потребовалось два дня для восстановления сил. В это время была подведена 6-я пакистанская бронетанковая дивизия. 11 сентября индийские части возобновили наступление, но не смогли захватить Чавинда. 14 сентября новая атака индийской армии также закончилась провалом.

В настоящее время схожие задачи выполняет Пограничный корпус Пакистана. Он насчитывает в общей сложности около 80 000 военнослужащих и комплектуется посредством набора на военную службу представителей пуштунских племенных образований, проживающих вдоль пакистанско-афганской границы. Командные должности в корпусе занимают пакистанские армейские офицеры. Пограничный корпус подразделяется на Пограничный корпус Северо-Западной пограничной провинции в провинциях Хайбер-Пахтунхва и Федерально управляемых племенных территориях, и Пограничный корпус Белуджистана, дислоцированный на территории юга страны — в провинции Белуджистан. Каждым соединением командует пакистанский генерал-майор, но общее руководство Пограничным корпусом осуществляет министр внутренних дел Пакистана. В число задач соединения входят участие в охране государственной границы, борьбе с терроризмом, обеспечении общественного порядка совместно с полицейскими и армейскими подразделениями. Военнослужащие корпуса выполняют задачи по борьбе с повстанцами в Белуджистане и «зоне племен» — федерально управляемых племенных территориях. В пакистанском городе Мардане находится мемориал памяти военнослужащих Корпуса разведчиков, погибших во время обороны британской миссии в Кабуле в 1879 г.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. a.s.zzz888 16 января 2015 06:30
    Думаю, что разведчики были еще с времен выслеживания и обнаружения мамонта.
    Или я ошибаюсь?
  2. parusnik 16 января 2015 08:00
    Однако, молодцы англичане..умели воевать чужими руками...Спасибо, отличная статья..
  3. Кэптен45 16 января 2015 08:25
    Цитата: parusnik
    Однако, молодцы англичане..умели воевать чужими руками...

    Да уж,весьма неплохо это описано в книге Лоуренса Аравийского "Семь столпов мудрости".
  4. CONTROL 16 января 2015 08:37
    Песнь о вещем полковнике
    Запад есть запад, восток есть восток, а север - он север и есть.
    Подобных глубоких мыслей, дружок, в моей голове не счесть,
    но мысль - что прах на семи ветрах, явилась на миг - и нет,
    а это преданье живет в веках, в сердцах оставляя след.

    До форта Букло полковник седой нещадно гнал лошадей,
    до сумрачных скал, где скрылись Кемал и двадцать его людей.
    Он мчался птицы летящей быстрей, хоть терло нещадно седло,
    и вот подъехал к ущелью Джагей, что рядом с фортом Букло.
    Там справа скала, и слева скала, терновник и груды песка,
    и пот трудовой полковник седой устало смахнул с виска,
    и бросил соратникам несколько слов (армейский жаргон суров,
    но общий смысл был примерно таков: замочим в сортире козлов!).
    И к фляге заветной полковник приник, и добрый сделал глоток,
    и видит - идет из ущелья старик (в чалме - на то и Восток).
    "А ну-ка скажи, многомудрый хаджи, да только гляди не соври,
    какой мне судьбою отмерен срок - год ли, два или три?
    Ты че там по-своему мелешь, хам, английский не знаешь, поди?
    Эй, сын рисальдаров, Мохаммед Хан, а ну-ка, переведи!"
    И Мохаммед Хан, рисальдара сын, неохотно шагнул вперед,
    и сделал, за вычетом идиолекта, весьма неплохой перевод:
    "О полковник, шакала потомок прямой, пустая твоя голова,
    ты здешний народ разоряешь войной уже не год и не два.
    Под вражьим обстрелом твой верный конь стоит, не страшась ничего,
    в крови его дикий бушует огонь, крепче виселиц шея его!
    Но сколь не мила животина тебе, а лучше пошли его вон,
    ведь смертью твоею, коль верить судьбе, является именно он!"
    Полковник сердито нахмурил чело, однакоже спешился вмиг:
    "Найдите другого коня под седло - похоже, не врет старик.
    А этого, братцы, отправьте домой - хоть он на ходу и хорош,
    да ну его к дьяволу с кармой такой - к чему пропадать ни за грош?"
    И несколько раз с тех пор облетел с деревьев весенний цвет,
    и бравый полковник вконец одряхлел, хоть был и дотоле сед,
    И, старые кости надумав свезти в туманный родной Альбион,
    к друзьям обратился с последним прости и вспомнил о лошади он:
    мол, где-то теперь вороной жеребец, товарищ военных дней?
    И слышит в ответ, что скотинке конец - недолог век у коней.
    "А где отыскал он последний привал?" - "На круче, у самой реки".
    И старый полковник вздохнул и сказал: "Пойдемте со мной, мужики".
    На череп коня он ногой ступил и вперил невидящий взор
    туда, где туман пеленой обвил вершины высоких гор,
    и молвил: "Выходит, соврал старикан! Ну что за брехливый народ!
    Иль, может, - скажи-ка, Мохаммед Хан, - неточным был перевод?
    Эх, знал бы наверно - прибил бы, ей-ей! Кому доверял, ..."
    ...На голос из черепа выполз змей, и вскрикнул полковник: "Fuck!"
    Да, Запад есть Запад, Восток есть Восток, но люди что там, что тут,
    от яда змеиного в пять минут бледнеют, синеют и мрут -
    и нет Востока, и Запада нет, и прочих известных мест...
    Так вспомним же, други, Минздрава совет и выпьем за Красный Крест!
    graf_nulin
    http://www.anekdot.ru/id/136559/
    1. Алексус 16 января 2015 12:33
      Спасибо! Честно говоря не знал, что Высоцкий свою "Песнь о Вещем Олеге" перетараканил у Киплинга. :)
  5. nnz226 16 января 2015 15:29
    Ещё из Киплинга, как раз про разведчиков:
    "Пикет обойдя кругом, чей облик он принял - открой,
    Стал ли он комаром, иль на реке мошкарой?,
    Сором, что всюду лежит, крысой бегущей вон?
    Плевком среди уличных плит?
    Вот дело твоё, шпион!"
  6. moskowit 16 января 2015 22:36
    Молодцы англичане, всегда вели очень рациональную колониальную политику. Как они умели возносить приоритет воинской службы среди аборигенов? Следует поучиться. Все национальные воинские подразделения колоний, принимали участие во всех войнах, в которых принимала участие Британская империя....
  7. Баракуда 17 января 2015 01:35
    Крым-Севастополь в свое время,просрали,быстренько потом вернули.
    А пилюлей на подходе к Питеру в то-же время суперпупер британский флот не получал ?
    Британцы простите, но без хозяев США, вы - зироув. то бишь 0.
    1. voyaka uh 17 января 2015 12:37
      На языке этих "нолей" говорит США, Канада, Австралия, Индия, Новая Зеландия,
      Южная Африка и еще много стран - бывших колоний. Благодаря Британской Империи
      английский стал международным. Ежику понятно, что без сильнейшего в мире военного
      флота и дисциплинированной армии, способной воевать в пустынях и джунглях,
      такая международная экспансия не была бы возможной.
  8. казак волгский 20 января 2015 12:38
    интересная статья. спасибо. особенно звания заинтересовали.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня