На голубые каски надежды нет

На голубые каски надежды нет


В непростой ситуации оказались миротворческие контингенты ООН, которые не только не в состоянии защитить гражданское население, но и сами нередко оказываются объектами нападения. С 2010-й по 2013 год голубые каски, дислоцированные в горячих точках, включая израильско-сирийскую и израильско-ливанскую границы, не смогли сколько-нибудь успешно противостоять агрессии. Все попытки ооновских военных воспрепятствовать действиям исламистских боевиков оборачивались насилием против них самих.


В одном из последних отчетов ООН утверждается, что «хотя бюджет на формирование и содержание миротворческих контингентов достиг рекордной суммы в 8,5 млрд долл., отдачи от их вложений не ощущается». Ведущая индийская журналистка Сомини Сенгупта в статье «Голубые каски под огнем критики», опубликованной в газете New York Times, пишет: «Недовольство усиливает конфликты и недоверие внутри подразделений голубых касок, ведя к утрате координации и согласованности в действиях».

В наши дни миротворческие контингенты задействованы в 16 горячих точках, и число конфликтов неуклонно возрастает. Однако задача по обеспечению безопасности мирного населения со стороны голубых касок решается, мягко говоря, неудовлетворительно. И этот факт был замечен не сегодня. Посол Иордании в ООН принц Раад Зияд аль-Хусейн, участвовавший в миротворческой миссии в бывшей Югославии, поделился такими воспоминаниями: «Миротворцы ООН неоднократно бросали мирных жителей, подвергавшихся репрессиям, на произвол судьбы, вместо того чтобы защитить их, и каждый раз это был удар по доверию и репутации ООН».

Большая часть средств на содержание ооновских миротворцев поступает из военных бюджетов западных государств. В принципе денег хватает, хотя, разумеется, так считают далеко не все. Тем не менее очевидна главная проблема «голубых касок» – низкая организация и слабая военная подготовка.

«ПУРПУРНАЯ ГРАНИЦА» НЕ ДОЛЖНА СТАНОВИТЬСЯ «КРАСНОЙ»

Когда приближаешься к сирийской границе со стороны Израиля, то понимаешь, почему она именуется «пурпурной». Из-за обилия цветовой гаммы, которую создают зеленые, красные, желтые плоды яблоневых деревьев. Особенно поражают оттенки желто-фиолетового, похожие на переливание золота разных проб. И ведь действительно яблоневые сады расположенного здесь кибуца Эйн-Зивун характеризуются разнообразием не только цвета плодов, но и отменным вкусом. А рядом идет война!

Какие-то метры отделяют относительный мир от несомненной войны. С израильской стороны – спокойно, а за «границей» раздаются разрывы снарядов, пулеметные очереди, одиночные выстрелы. Время от времени слышны выкрики, похожие на команды. Если присмотреться к «той» стороне, то можно заметить вооруженных людей. Тем не менее, глядя даже через бинокль, определить, копошатся ли «там» боевики или солдаты армии президента Башара Асада, – трудно.

Израильских военных на границе нет. Здесь расквартированы солдаты UNDOF (United Nations Disengagement Observer Force – Силы ООН по наблюдению за разъединением). Войска UNDOF появились здесь по мандату ООН в 1974 году, через полгода после окончания Войны Судного дня, которую также именуют «Октябрьской».

На Голанских высотах дежурство несут военнослужащие Индии, Ирландии, Филиппин, Непала и Голландии. Всего 1260 военнослужащих, распределившихся на двух базах: «Зивунит» на территории Израиля и «Фауар» – на территории Сирии. Уже более года силами UNDOF командует генерал-лейтенант индийской армии Икбаль Сингх Синга. Его штаб расположен на базе «Фауар».

Моим сопровождающим, по сути, гидом, на израильско-сирийской границе стал также индийский военный, подполковник Радж Джабар Сингх. Согласно его объяснениям, подразделения UNDOF расположены на площади длиной примерно 80 км, а шириной от полукилометра до десяти. На картах как израильских, так и сирийских военных западная граница ответственности сил, которыми командует генерал Сингх Синг, именуется «линией Альфа», а восточная – «Браво». Зона ответственности этих сил распространяется также на границу с Иорданией и Ливаном.

«УМНИКОВ» ЗДЕСЬ БОЛЬШЕ!

По словам моего гида, и боевики, и военнослужащие правительственной сирийской армии опасаются стрелять по израильтянам. ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) реагирует на провокации практически мгновенно. Артиллерийским ударом израильтяне подавляют огневые точки, даже в случаях «непреднамеренных атак». Кроме военнослужащих UNDOF, в прошлом году на Голанах появились солдаты UNIFIL (United Nations Interim Force in Lebanon – Временные силы ООН в Ливане), несущие службу на израильско-ливанской границе. На иврите ООН звучит как «УМ». С легкой руки (точнее, конечно, языка «великого и могучего») русскоязычных израильтян, военнослужащих UNIFIL зовут «умниками». Звучит красиво и с надеждой!

У всех ооновских военнослужащих – голубые каски. Но на одних надпись белым цветом UNDOF, а на других, «умниковских», – UNIFIL. Однако не в этом главные отличия. Во-первых, «умники» более многочисленны, во-вторых, лучше вооружены: у них имеются даже танки и артиллерия. Поэтому именно «умники» обладают правом инспектирования территорий по обе стороны границы глубиной до 25 километров. Имея в наличии тяжелое вооружение, «умники» в ряде оговоренных случаев могут его и применить. Правда, никто не припомнит, чтобы когда-либо расквартированные здесь военнослужащие ООН применяли оружие. В случае опасности они предпочитают «уход», а если называть вещи своими именами – то «бегство». Другой вариант – сдача в плен.


У голубых касок с надписью UNDOF прав совсем немного. По сути, это декоративные подразделения. Подполковник Радж Джабар Сингх, разъясняя мне различия между подчиняющимися ему военными и «умниками», обратил внимание, что инспектирование условий перемирия между израильтянами и сирийцами не входит в его обязанности. UNDOF не обладает правом вмешиваться в конфликтные ситуации на чьей-либо стороне. «Мы даже себя защитить не можем», – с горечью признался подполковник Сингх. «И это при том, – продолжая разговор, обратил мое внимание индийский военный, – что наши подразделения располагают 44 позициями с постоянным дежурством и 11 наблюдательными пунктами». На UNDOF также работают 144 гражданских лица – сирийцы и израильтяне. Максимальное количество военных и разного рода техники здесь оговорено соглашением, причем эти территории как в Израиле, так и в Сирии, в свою очередь, подразделятся на три «подзоны» – каждая со своими ограничениями по тяжелому вооружению и личному составу.

«ОКРУЖЕНЦЫ» ПРЕДПОЧИТАЮТ ПЛЕН

Большинство ооновских военнослужащих живут на базах, кто-то устроился на съемных квартирах в окрестных кибуцах еврейского государства. До недавнего времени ооновцы передвигались без оружия, но ввиду получения оперативной информации из неназванных источников о планируемых боевиками похищениях, все ооновские военные ходят вооруженными. Однако это не помешало в марте 2013 года боевикам организации «Шахиды Ярмука» похитить 21 филиппинского солдата на нейтральной территории. К счастью, вскоре пленников террористы освободили.

В конце августа того же 2013 года террористы окружили – опять же на нейтральной территории – 43 солдат армии Фиджи, которые немедленно капитулировали. Вскоре сдались и окруженные боевиками 40 филиппинских военнослужащих. Напавшие на солдат UNDOF боевики действовали нагло, но больших сил не применили. Иначе еще в одном случае, когда готовность сдаться на милость террористов проявили 45 окруженных филиппинских солдат, их не смогла бы освободить группа пришедших на помощь ирландских «однополчан».

Друзская деревня Маджаль-Шамс – последний израильский населенный пункт на границе с Сирией. Сади Марайи, житель этой деревни, и, как ни странно, гражданин Сирии, рассказал мне, что еще пару лет назад военнослужащие сил UNDOF ездили в Дамаск за покупками. Туда всего 45 минут на автомобиле, а цены там намного ниже израильских. Но в последние месяцы война идет почти на самой границе, и о поездках в Сирию ооновцам пришлось забыть. Вероятно, надолго!

С 1974 года пограничный сирийский город Эль-Кунейтра оказался в нейтральной демилитаризованной полосе под контролем сил ООН. До сих пор город остается практически необитаемым. Непосредственно на его территории и в окрестностях сохраняется повышенная минная опасность.

Боевые действия в районе Эль-Кунейтры между разномастными исламистскими боевиками, с одной стороны, и войсками президента Башара Асада, с другой, – создают реальную угрозу безопасности военнослужащим UNDOF и UNIFIL, а также израильтянам, работающим поблизости от сирийской границы. За последние полгода от «шальных» снарядов и мин, залетавших из Сирии, ранения получили пять израильских граждан. Поэтому время от времени израильским властям приходиться закрывать свои туристические объекты, находящиеся в непосредственной близости от границы. Одновременно прекращаются и сельскохозяйственные работы в пограничных кибуцах. В частности, процветавший еще три года назад кибуц Эйн-Зивун вынужден сокращать фруктовые посадки. «Конечно, наши доходы из-за военных действий падают, – пожаловался мне член этого кибуца 60-летний Шарон Лапин, – но главное, что не произошла эскалация военных действий».

С точки зрения физики, пурпурный цвет – смесь синего или фиолетового с красным. Лапин убежден, что пока «пурпурная граница» в красный цвет не окрасилась. И действительно, разве не это самое главное?

В ДАМАСКЕ МИРОТВОРЦЕВ НЕ ЖДУТ

Заметим, что до последнего времени в регионе Ближнего Востока контингенты голубых касок размещались только на границе Израиля с арабскими странами: Египтом, Ливаном и Сирией. В конце октября нынешнего года глава Департамента ООН по миротворческим операциям Эрве Ладсус заявил о готовности ввести контингент голубых касок в Сирию, если такой шаг будет санкционирован Совбезом ООН. По словам Ладсу, соответствующие ведомства ООН «уже разрабатывают планы действий миротворцев по обеспечению безопасности мирных жителей». Одновременно Ладсус подчеркнул, что «говорить о возможном количестве миротворцев по обеспечению пока преждевременно, ибо это будет зависеть от задач, поставленных перед ними».

Противоречивое, если не сказать странное, заявление ответственного чиновника авторитетной международной организации. Как могут силовые структуры ООН «разрабатывать планы», не представляя себе «поставленных перед ними задач»? Нелепица какая-то! С другой стороны, миротворцы утверждают, что «риски, связанные с военными операциями, очень велики». Согласно вышеупомянутому отчету ООН, «за период с 2010 по 2013 год миротворцы использовали силу главным образом, когда сами подвергались нападению, и только в 20% случаев становились на защиту гражданского населения». Иными словами, голубые каски в горячих точках защищают главным образом самих себя, да и то с трудом. Так зачем же они нужны в Сирии, где идет кровопролитная гражданская война?
Автор:
Захар Гельман
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/wars/2015-01-16/8_israel.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

41 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти