Проект «ЗЗ». Американская пресса: окружение Путина отъезжает в Лондон

Богачи, которые прежде пожимали руки Путину, ныне оттеснены на задний план русскими «силовиками». Среди последних западная пресса называет Шойгу, Патрушева, Бортникова и других. А вот нувориши больше не в чести: российский президент стал относиться с подозрением к дельцам, разбогатевшим некогда благодаря связям с ним.

В «Уолл-Стрит Джорнэл» появилась очередная заметка про украинскую «агрессию» русских и «обсуждение» её Западом («Russian Aggression, Western Talk»). Смысл «яркого» заголовка в том, что покуда русские наступают, Запад лишь чешет языками.


В подзаголовке кое-что поясняется: «Владимир Путин воюет с Украиной, а Европа тем временем рассчитывает ослабить санкции». Да, да, мысль выражена недовольным тоном (оригинал: «Vladimir Putin wages war on Ukraine, while Europe hopes to ease sanctions»).

В редакционном обзоре указано, что американский президент Обама посвятил украинскому кризису лишь пару «коротких абзацев» в своей недавней речи, отметив, что «большие страны не могут запугивать маленькие» и добавив, что благодаря санкциям «Россия изолирована, а её экономика разорвана в клочья».

А вот Владимир Путин ведёт себя иначе. Издание пишет, что «российские войска в тот же день открыли огонь по украинским позициям» — в тех районах, которые контролируются повстанцами (Луганская область). Об «огне» русских сообщила украинская армейская пресс-служба, заявляет журнал. Москва в ответ отказалась от какой-либо причастности к усилению повстанцев в Луганске, заметив, что там сражаются «добровольцы». «Российское вторжение» в Минобороны РФ назвали «галлюцинациями». Порошенко же продолжает настаивать, что «добровольцев» почти 9 тысяч, причём они имеют на вооружении сотни танков, тяжёлую артиллерию и БТР.

Некий «западный дипломат», неназванный чиновник из ОБСЕ, рассказал американскому изданию, что у повстанцев чересчур «много боеприпасов», и они не могли бы оказаться на востоке Украины без «материально-технической поддержки со стороны Российской Федерации».

Ну, а Запад в лице Европы продолжает политику «дипломатических усилий». Немецкие, французские, украинские и российские министры иностранных дел провели новый раунд переговоров в Берлине в среду на прошлой неделе. И что? Цель — прекращение огня. Однако г-н Порошенко, отмечает журнал, сказал журналистам: «Для того чтобы прийти к полной деэскалации, нам не нужны какие-то бла-бла-бла. Мы должны просто вывести оттуда российские войска!»

Иная точка зрения у французского президента Олланда. Он настаивает даже на ослаблении санкций Запада против России, причём немедленно: «Я думаю, что санкции должны быть сняты прямо сейчас», — говорит он.

Направление мыслей мсье Олланда поддерживает Федерика Могерини, главный человек по внешней политики Европейского союза.

По мнению редакции «Уолл-Стрит Джорнэл», Запад «глубоко» не понимает «реваншизма Путина».

«Российский лидер не хочет иметь дело с Западом, как делал бы это лидер нормальной нации, — говорится в статье. — Он желает воссоздать господство Кремля над ближним зарубежьем, окружающим Россию, и использовать экспорт энергоносителей в качестве политического оружия против Западной Европы. Если Запад позволит ему сделать это, он укрепит свои успехи, продолжит устраивать проблемы на Украине и ждать очередного удобного момента для следующего наступления».

Статья Жерара Тоаля и Джона О’Локлина (Gerard Toal and John O'Loughlin) в «The Washington Post» посвящена вопросам популярности некоторых политических фигур на Украине. Анализ экспертов любопытен тем, что они перемешали фигуры из прошлого и настоящего. Наряду с Путиным и Порошенко в списке популярных / непопулярных личностей фигурирует… товарищ Ленин.


Картинка из газеты «The Washington Post». Карточки этих людей показывали респондентам (слева — на востоке Украины, исключая зону боевых действий, справа — в Крыму)


Жерар Тоаль — директор правительственной программы международных отношений в Virginia Tech, Александрия, штат Вирджиния. Джона О’Локлин — профессор-географ, одно из его мест работы — Университет Колорадо. Авторы попытались сопоставить популярность Путина и некоторых других лидеров на Украине.

При поддержке программы по политологии Национального научного фонда США эксперты провели опросы на юго-востоке Украины, а также в Крыму, «находящемся под российским управлением», в декабре 2014 года. Опрос был крупным: в листы входило более 140 вопросов по геополитической тематике. Один только Киевский международный институт социологии опросил 2000 человек в шести областях на юго-востоке Украины. (Правда, авторы с прискорбием сообщают, что «должны были» исключить из исследований зону боевых действий в Луганске и Донецке, потому что обследовать её «невозможно»). Параллельно, указывают эксперты, в конце декабря в Москве вёл «аналогичный опрос» (752 респондентов) в Крыму «Левада-Центр», использовавший «те же процедуры и интервью». 120 вопросов из 140 в двух исследованиях совпадают, что «облегчает сравнительный анализ».

Для «мгновенного» вычисления «меры политической популярности» учёные предложили респондентам чёрно-белые снимки людей «без идентификации». У респондентов просто спросили, что они думают о «человеке на фото»: «нравится / не нравится» по пятибалльной шкале. Были и варианты «затрудняюсь ответить», «не знаю, кто этот человек» и «отказываюсь отвечать», но их выбрали менее 5 процентов опрошенных.

В обоих исследованиях первой фотографией был портрет Владимира Ленина, третьим шёл Барак Обама, а четвёртым — Владимир Путин. На юго-востоке учёные, как они пишут, вторым «использовали образ Порошенко». А вот в Крыму респонденты увидели под номером два карточку Сергея Аксёнова.

По всей территории исследования около трети респондентов дали политикам нейтральные оценки. На юго-востоке Украины нейтральное значение от половины опрошенных получил Обама. В Крыму довольно много «плюсов» (больше половины) заработал товарищ Ленин. У Путина — большое расхождение в оценках. У него много отрицательных баллов в шести областях Украины, зато огромный рейтинг в Крыму.

Учёные сделали четыре главных вывода из результатов исследований.

Во-первых, в областях Юго-Восточной Украины население настроено весьма скептически по отношению ко всем политическим лидерам, и лишь Порошенко имеет «небольшой положительный рейтинг» — среди тех украинцев, которые утверждают, что они говорят и на русском, и украинском языках. Что касается Путина, то он «получил самый высокий показатель негативных оценок из всех четырёх лидеров». При этом в масштабном опросе граждан Крыма Путин набрал много «лайков». У Аксёнова были «умеренные показатели». Рейтинг Обамы стал в Крыму противоположностью рейтинга Путина.

Во-вторых, социологи отметили, что «этнические русские», скорее всего, «не любят Обаму» и «любят Путина». Также указывается, что татарские респонденты в Крыму испытывают «сильную неприязнь к Ленину» и заодно демонстрируют «самый слабый уровень поддержки Путина».

В-третьих, утверждать, будто Украина разделена этническим и языковым барьером, означает мыслить «поверхностно», полагают учёные. Эксперты согласны с мнением, согласно которому Украина — государство, состоящее из «исторически различных регионов».

В-четвёртых, внутренние региональные предпочтения не объясняют нынешнего кризиса на Украине, полагают эксперты. Украина разделена сегодня «нешуточным» стремлением России сохранить за собой один из регионов (речь о Крыме). И «большинство населения» в том регионе «поддерживает этот шаг», пишут авторы, несмотря на «широкое международное осуждение аннексии», объявленное на Западе «незаконным и нелегитимным».

За пределами «сепаратистских Донецкой и Луганской областей», пишут далее американские эксперты, действия Путина осуждает «явное большинство украинцев», и нет разницы, «этнические они украинцы или русские», украинофоны, русскоязычные или те многие, что говорят на обоих языках.

Итак, добавим от себя, американские авторы пришли к выводу, что население Крыма поддерживает Путина. Поддерживает, несмотря на «аннексию» и заявленную Западом «нелегитимность» действий. Что касается юго-востока Украины, то без ответов в зоне боевых действий картина представляется, мягко говоря, неполной. Заявления же социологов о больших различиях между регионами Украины — в сущности, прямое указание на необходимость федерализации страны.

Интересный момент в «поддержке» Кремлём «сепаратистов» на востоке Украины обнаружили журналисты Генри Мейер и Ирина Резник (Henry Meyer and Irina Reznik) из «Bloomberg».


Владимир Путин в резиденции в Ново-Огарёво, 26 февраля 2014 года. Автор снимка: Mikhail Metzel / «AFP» via «Getty Images». Фото позаимствовано у «Bloomberg»


Свою статью авторы начинают со следующего утверждения: Владимир Путин «не только злит лидеров из Берлина и Вашингтона», но и вызывает раздражение у «некоторых своих богатых друзей». Отчего же досадуют друзья Путина, которые теперь вроде как не совсем друзья? Оказывается, им не по нраву путинский «игнор»: президент не желает выслушивать их просьбы «положить конец конфликту на Украине».

Сегодня Путин «подвергает остракизму» всех, кроме «горстки сторонников жёсткой линии», уверены журналисты.

Некие «два партнёра» сообщили изданию, что падение курса рубля усилило недовольство Путиным в рядах его былых «богатых союзников». В результате Путин приложил усилия по «прореживанию» своего «внутреннего круга», и теперь последний состоит из «небольшой группы силовиков», объединённых идеей «поддержки сепаратистов». А вот «десятки» бывших «приближённых», ранее в этот круг входивших, ныне попали в опалу.

Путин «становится всё более подозрительным» к тем людям, что благодаря связям с ним обогатились. Именно эти люди в первую очередь пострадали из-за американских и европейских санкций. 21 человек из самых богатых людей в России потерял в общей сложности 61 млрд. долларов только в прошлом году (четверть их совокупного состояния, данные «Bloomberg»).

Те бизнесмены, что давно находятся рядом с Путиным, нынче оказались «на периферии», отмечает политический консультант Сергей Марков.

Основная группа, сплотившаяся вокруг Путина сегодня, — это секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев, руководитель Федеральной службы безопасности Александр Бортников, глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков и министр обороны РФ Сергей Шойгу. Так считает Марков.

Между тем Путина критикуют в России и те, кого можно отнести к «ястребам». Об этом говорит социолог Ольга Крыштановская: «Сейчас очень трудное время для Путина. Он подвергается критике с обеих сторон, его критикуют либералы и «ястребы». Вместе с тем многие люди в Кремле считают, что Россия должна занять ещё более жесткую позицию».

Рейтинг Путина в России, напоминает издание, по-прежнему очень высок. Большинство россиян поддерживает оказание повстанцам помощи.

А вот ещё одно мнение. Бывший миллиардер и сенатор Сергей Пугачёв, когда-то состоявший в «приближённых» Путина, полагает, что после начала кризиса на Украине российский президент укрепил свою власть. И теперь Путин планирует провести «чистку элиты» и ослабить «сеть бизнесменов и чиновников», с питерских времён (с 1990 года) бывших «в союзе с Путиным».

«Сегодня личная дружба и верность ничего не значат, — заявил Пугачёв. — К чему Путину друзья, когда его поддерживают 85% россиян?»

То, что для обитателя Лондона «дружба» и «верность», для России — катастрофа, добавим от себя. Если и вправду эпоха политического кумовства в России подходит к концу, и об этом уже говорят в Лондоне, то плохое в том могут видеть лишь враги русского народа. Правителя должны поддерживать не нажившиеся на богатствах страны дельцы; правитель должен иметь доверие у народа и на народ опираться.
Автор:
Олег Чувакин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

167 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти