Война за ухо Дженкинса

Война за ухо Дженкинса


РП вспоминает самые необычные вооруженные конфликты в истории человечества

История знает примеры войн и конфликтов, которым современниками и потомками были даны необычные, а в некоторых случаях и довольно поэтические названия. Подавляющее большинство людей наверняка слышали о Войне Алой и Белой розы в средневековой Англии. Многим известна Странная война — пассивное поведение Великобритании и Франции в 1939—1940 годах, когда они хоть и объявили войну Гитлеру в ответ на вторжение вермахта в Польшу, но длительное время от каких-либо действий воздерживались, фактически добровольно отдав нацистам инициативу. И уж наверняка все знают, что собой представляла холодная война — непрямое противостояние между странами — участницами Варшавского договора и блоком НАТО, длившееся почти всю вторую половину XX века.


Но были в истории и другие конфликты, не столь крупные по масштабам и не с такими значительными последствиями, но не менее примечательные своими необычными названиями. Некоторые из этих войн не унесли ни одной человеческой жизни, другие же, напротив, были кровавыми. Одни начались из-за сущих пустяков, у других курьезный случай был лишь поводом для начала давно назревавшего противостояния, а третьи получили неблаговидное название по другим, субъективным причинам.

Война дубового ведра, также известная как Война из-за ведра

В Средние века Италия представляла собой «лоскутное одеяло» из множества независимых государств и городов, которые образовывали союзы для войны друг с другом. Не были исключением и города Модена и Болонья на севере страны. Их вражда была обусловлена еще и тем, что они поддерживали разные политические силы, борющиеся за влияние в Италии. Этими силами были так называемые гвельфы — сторонники папы римского, и гибеллины, которые поддерживали императоров Священной Римской империи. В Модене господствовали воззрения гибеллинов, в то время как Болонья была городом гвельфов. Так и стояли недобрыми соседями эти два славных города на протяжении десятилетий, и неизвестно, сколько бы еще простояли в состоянии такой затаенной вражды, если бы в 1325 году не произошел комичный инцидент, повлекший за собой, тем не менее, войну продолжительностью в 22 года.

Война за ухо Дженкинса

Дубовое ведро в башне при соборе Дуомо. Источник: wikitravel.org


Однажды один солдат из гарнизона Болоньи решил поменять «работодателя» и дезертировал в Модену вместе с конем и вооружением. Для того чтобы поить коня в пути, он прихватил с собой крепкое дубовое ведро от колодца на городской площади.

Были ли горожане Болоньи так разозлены этим проступком или кража казенного ведра послужила лишь поводом для того, чтобы развязать войну против ненавистных соседей, сейчас уже трудно сказать. Но факт остается фактом — когда горожане и власти Модены ожидаемо проигнорировали нелепую просьбу делегации из Болоньи вернуть ведро, болонцы официально объявили войну.

Единственным сражением той войны была битва при Запполино в ноябре того же 1325 года, где моденцы разбили наступающие на них превосходящие силы болонцев, и те были вынуждены убраться восвояси без славы и без ведра. Само дубовое ведро, кстати, и по сей день хранится в Модене как реликвия.

Дубинная война

Именно такое название получило крестьянское восстание в Финляндии, разгоревшееся в конце XVI века. В то время Финляндия входила в состав Шведского королевства, поэтому все тяготы русско-шведской войны 1596—1597 годов легли в полной мере и на нее. Страна была разорена и обескровлена рекрутскими наборами, вдобавок ситуация усугублялась внутренним кризисом в королевстве — различные дворянские группировки вели борьбу за власть между собой и с правителем страны герцогом Карлом.

Война за ухо Дженкинса

Оружие и одежда Яакко Илкки в музее Ilmajoen. Фото: Jari Laurila


В этих условиях замордованное финское крестьянство подняло в ноябре 1596 года мятеж против шведских аристократов и администрации. Во главе восстания встал Яакко Илкка. Большинство крестьян не были обучены воинскому искусству, вдобавок нормальные доспехи и мечи были непозволительной роскошью для бедняков, поэтому вооружались тем, что было под рукой. Наиболее распространенным видом оружия среди восставших были дубины, что и дало впоследствии название конфликту. Поначалу воинству Илкки сопутствовал успех — неудержимой волной они прокатились по богатым имениям и городам в Финляндии, убивая дворян и сборщиков налогов. Однако из-за слабой организации, низкой дисциплины и отсутствия выучки это войско не могло на равных сражаться с королевской армией в открытом поле и, как следствие, было разбито наместником провинции Класом Флемингом уже в декабре того же года. Сам Илкка был пойман и казнен. Тем не менее Дубинная война заняла свое место и в истории Финляндии, и в местном фольклоре. Это было самое крупное крестьянское выступление в истории страны.

Война жнецов

Под этим названием известна война между областью Каталония и Испанией в 1640—1652 годах, в ходе которой на непродолжительное время была восстановлена независимость провинции.

Само народное выступление было обусловлено рядом причин — всесильный фаворит короля граф-герцог Оливарес планировал отобрать у каталонцев ряд свобод, дарованных им ранее испанской короной. Вдобавок к этому, в провинции постоянно располагались иностранные наемники королевской армии, которые досаждали местным жителям. Последней каплей стал массовый забор каталонских юношей и мужчин в армию — Испания в то время принимала активное участие в Тридцатилетней войне, и ей постоянно требовались подкрепления на фронте.

В ответ на тиранию Мадрида в 1640 году в Каталонии вспыхнул мятеж — отрядами крестьян, называемых сегадорами («жнецами») была взята Барселона. Испанская администрация разбежалась, вице-король провинции был убит.

Понимая, что одним им против короля не выстоять, представители каталонской аристократии, взявшие на себя командование силами восставших, обратились к своему естественному союзнику — французскому королю Людовику XIII, который в Тридцатилетней войне был противником Испании и активно с ней воевал. Французы сразу смекнули, что такими подарками судьбы не разбрасываются, и спешно заключили с восставшими союз. В конце 1640 года в провинцию вошли французские войска, а Людовик XIII был провозглашен местной знатью графом Барселонским.

Благодаря поддержке Франции провинция почти двенадцать лет успешно отбивалась от испанцев, но со временем состояние постоянной войны стало тяготить местное население и причинять Каталонии большой ущерб. На этом и сыграл испанский король, который в 1651 году осадил Барселону и стал принуждать каталонцев к повиновению. Во Франции в это время царила придворная смута, и Парижу было не до испанских дел, поэтому каталонцы, видя безвыходность своего положения, согласились заключить с Испанией мир при условии, что им будут обещаны определенные вольности.

Война за ухо Дженкинса

Удивительно, но конфликт, получивший подобное название, являлся не местечковым выяснением отношений, а серьезным противостоянием, в итоге вылившимся в одну из крупнейших войн XVIII века — войну за Австрийское наследство.

К середине XVIII столетия в бассейне Карибского моря назрел прямой конфликт интересов Испании и Англии. Мадрид отчаянно продолжал цепляться за остатки былого колониального могущества, но управлять разрозненными заморскими владениями с каждым годом становилось все сложнее. Во многом это обуславливалось усилением активности Англии, которая стремительно обретала статус владычицы морей, уже потеснив с пьедестала Голландию и активно выдавливая на вторые роли Францию. Испания же, хоть и вышла из этой гонки уже достаточно давно, с ревностью относилась к своим позициям в Карибском архипелаге, где пролегали важнейшие торговые пути, приносившие тому, кто их контролирует, баснословные доходы.

Не имевшая собственного торгового флота Испания традиционно нанимала французские торговые суда для перевозки своих грузов. В то же время усиление позиций Англии в регионе негативно отражалось на прибылях испанской короны. В Лондоне не строили планов по вытеснению испанцев из колоний — роль Испании как посредника по транзиту товаров из Нового света в Европу устраивала всех. Проблема была в том, что этим двум силам было достаточно сложно без взаимных притеснений уживаться в бассейне Карибского моря. Испанцев раздражала наглость английских купцов, которые вели торговлю сверх утвержденного годового лимита, да к тому же массово возили контрабанду, что означало убытки для испанской казны в сотни тысяч песо. Дошло до того, кто король Испании учредил корпус так называемой охраны побережья, которая представляла собой наемные корабли, занимающиеся отловом и ликвидацией контрабандистов. По сути это были каперы на службе испанской короны. Англичане неоднократно выражали возмущение действиями гвардакостас («охраны побережья»), которые захватывали и грабили их торговые корабли, но до определенного момента сторонам удавалось балансировать на грани между войной и миром.

Инцидент, давший начало конфликту, произошел с английским купцом Робертом Дженкинсом, чей корабль был перехвачен испанским капером «Изабелла», который отконвоировал англичан в порт Гавана для проверки. Во время осмотра судна испанцы вели себя вызывающе, и когда англичанин попытался возмутиться, испанский капитан велел поставить купца на колени и отрезал ему ухо, добавив: «То же самое случится и с ним (королем), если он будет пойман на контрабанде». Дженкинс, придя в себя после такого, тут же поспешил домой в Англию, прихватив с собой заспиртованное в банке ухо — он еще семь лет везде возил его с собой, в надежде найти доктора, который смог бы ему его пришить обратно. Прибыв в Лондон, Дженкинс сначала написал жалобу на имя короля, а когда это не возымело особого эффекта, он лично явился на заседание парламента, где в пламенной речи поведал о случившемся, предъявив свой шрам и заспиртованное ухо в качестве доказательства. Парламентарии рассвирепели, посчитав, что в лице Дженкинса были оскорблены и они сами, и король, и Англия. Премьер-министру Уолполлу ничего не оставалось, как подчиниться желанию большинства — 23 октября 1739 года Англия объявила Испании войну.

Противостояние между двумя державами, начавшееся как колониальная война, вскоре переросло в общеевропейский конфликт, известный как Война за Австрийское наследство, но это была уже другая история.

Картофельная война, также известная как Война за Баварское наследство и Война сливового базара

Причиной войны было притязание Австрии на ряд земель, отошедших вместе с Баварией курфюрсту Пфальца в 70-е годы XVIII века. Баварский дом пресекся, и по условиям Павийского договора 1329 года, разделившего династию Виттельсбахов на Пфальцскую и Баварскую ветви, все отходило Карлу Теодору Пфальцскому. Однако австрийский император Иосиф II затеял сложную интригу с целью присвоить себе часть богатейшей Баварии. Он сумел убедить апатичного и бездетного Карла Теодора уступить ему Нижнюю Баварию и Верхний Пфальц, после чего тут же ввел туда свои войска зимой 1778 года.

Однако с таким раскладом была решительно не согласна Пруссия, где правил старый, но все еще не растерявший былой твердости и полководческого таланта Фридрих II. Пруссия и Австрия давно соперничали за место гегемона внутри Священной Римской империи, поэтому любое усиление Вены было угрозой для Берлина. Фридрих ловко нашел формальный повод для войны, сговорившись с Карлом Цвейбрюккенским, представителем другой линии Пфальцских Виттельсбахов, который сам имел виды на курфюршество после смерти бездетного Карла Теодора. Безусловно, в поступке последнего Карл Цвейбрюккенский углядел разбазаривание земель, которые в будущем должны были принадлежать ему, поэтому тут же заявил об угрозе Пфальцскому дому и обратился за помощью к «старому другу» Фридриху Прусскому.

Война за ухо Дженкинса

Фридрих II Великий. Портрет работы художника Антона Графа, 1736


Сами боевые действия, правда, больше напоминали игру в кошки-мышки и не были богатыми на крупные столкновения. Австрийцы слишком опасались грозного Фридриха, бившего их в пух и прах в Семилетнюю войну, и старались действовать осторожно. Сам же прусский король отступал под натиском возраста, уже не являя миру той кипучей энергии, полета стратегической мысли и военного гения, которым в былые годы не раз приводил в трепет и восторг всю Европу. Армии маршировали, выжидали, выискивали удобную возможность для внезапного нападения, а по пути съедали все запасы, которыми располагали баварские крестьяне. Это и дало войне названия, связанные с картофелем и сливой — солдаты обеих армий активнее и успешнее боролись со съестным, чем друг с другом.

Наконец, 13 мая 1779 года при посредничестве Франции и России в Тешене был заключен мир, согласно которому Австрия получила небольшой округ на берегу Дуная, взамен отказавшись от любых дальнейших претензий и признав наследственное право на Пфальц и Баварию ставленника Фридриха Карла Цвейбрюккенского.

Кондитерская война

Такое безобидное название имел конфликт, произошедший в 1838—1839 годах между Мексикой и Францией. Началось же все с обыкновенного вандализма. Во время разгрома Парианского рынка в Мехико во время смуты 1828 года разрушенным оказался и кондитерский магазинчик, который держал француз Ремонтель. Причем разрушили магазин не простые бандиты, а мексиканские офицеры-мародеры. Заявить о своей беде, впрочем, хозяин решился только спустя десять лет. Обращаться за компенсацией к мексиканским властям он побоялся и попросил о защите своего непосредственного сюзерена — короля Франции Луи-Филиппа. Последний откликнулся на мольбы своего подданного и выставил мексиканскому правительству счет за причиненные кондитеру неудобства. Насчитали 600 тысяч песо — сумму баснословную и, несомненно, превышающую реальные убытки. Помимо этого, мексиканская сторона объявила дефолт по кредитам, выданным Францией, что только усугубило ее долг по отношению к Парижу.

Луи-Филипп в ультимативной форме потребовал «деньги на бочку», а когда его требование было проигнорировано, взбешенный король в качестве доказательства серьезности своих намерений отправил к Мексике мощный флот под командованием адмирала Бодена. Французские корабли в декабре 1838 года блокировали главные мексиканские порты, отбомбились по форту Сан-Хуан де Улуа, а в довершение всего захватили в гавани города Веракрус практически весь мексиканский флот.

Война за ухо Дженкинса

Бомбардировка крепости Сан-Хуан-де-Улуа. Картина Верне Ораса, 1841


Утратившая флот и несущая огромные убытки от блокады портов Мексика, тем не менее, объявила Франции войну. В Мехико надеялись поддерживать бюджет за счет контрабанды, провозимой по суше через границу с Техасом, который в то время был независимой республикой. Однако французы договорились и с техасцами, и с американцами, получив поддержку от тех и от других, в результате чего все каналы для мексиканской торговли оказались перекрыты.

Президент Мексики Анастасио Бустаманте, понимая всю тяжесть своего положения, был вынужден уступить и согласиться выплатить французам все долги. Мир был заключен, и 9 марта 1839 года Луи-Филипп отозвал свои корабли.

Война из-за свиньи, также известная как Война свиньи и картошки

Несмотря на название, причины конфликта между США и Великобританией, развернувшиеся в 1859 году вокруг острова Сан-Хуан, лежат скорее в области географии и права, чем в области животноводства.

В указанное время освоение Северной Америки еще продолжалось, и, так как велось оно параллельно американцами и британцами, нередко возникала путаница и споры относительно того, под чью юрисдикцию попадает та или иная земля. Так получилось и с островом Сан-Хуан в акватории Великих озер, который, не придя к единому мнению относительно разметки границ, объявили своей собственностью и США и Великобритания.

На самом острове, соответственно, стали селиться и британцы, и американцы. Первые занимались преимущественно животноводством, а вторые пахали и выращивали различные культуры. И все было тихо и мирно до одного злополучного дня, 15 июня 1859 года, когда американский фермер Лиман Катлэр в очередной раз заметил на своем участке большую свинью, которая поедала его картофель. Как известно, для американца частная собственность неприкосновенна, поэтому, в полном соответствии с законами США, фермер достал ружье и пристрелил свинью.

Позднее, однако, выяснилось, что свинья принадлежала британцу Чарльзу Гриффину, который имел привычку выпускать своих свиней свободно гулять. Американец хотел уладить дело миром и предложил компенсацию в размере 10 долларов за убитую свинью. Гриффин отказался и потребовал 100 долларов. Катлэр разозлился и заявил, что в таком случае он вообще платить ничего не будет, а свинью он застрелил в полном соответствии с законом, так как она забрела на его землю и наносила вред его собственности. Гриффин тут же подал жалобу в суд, уполномоченный британской короной, и судья пригрозил американцу арестом, если тот не выплатит скотоводу требуемую сумму. Понимая, что дело плохо, Катлэр обратился к американским властям за защитой.

Американцы прислали на остров отряд в количестве 66 солдат, чтобы те там укрепились и пресекли возможные провокации или силовое давление со стороны британских властей. Британцы, в свою очередь, опасаясь, что американцы оккупируют остров, отправили к его берегам три военных корабля. Власти США в ответ на это отправили подкрепление на остров, чтобы усилить расположившийся там отряд, и к августу 1859 года обе стороны имели в районе спорной территории существенные силы и артиллерию.

Сложилась патовая ситуация. Ни одна из сторон не решалась открыть огонь первой, командиры на местах получили практически идентичные приказы — обороняться изо всех сил в случае нападения противника, но самим не начинать. Несколько дней обе стороны пытались спровоцировать друг друга — американские солдаты с суши сыпали отборными оскорблениями в адрес британских моряков и морских пехотинцев, а те отвечали им тем же с кораблей.

Когда известия о конфликте дошли до Лондона и Вашингтона, официальные власти двух стран были шокированы как нелепостью ситуации, так и тем, как далеко она может зайти, если немедленно не принять какие-нибудь меры. В срочном порядке было принято решение о взаимном сокращении военного присутствия в районе острова, сам же Сан-Хуан было решено оставить под совместной оккупацией британского и американского гарнизонов, которые выступали бы гарантами безопасности и соблюдения интересов каждой из сторон. В результате единственный выстрел в том конфликте сделал американский фермер Катлэр, а единственной жертвой стала та самая хрюшка. Вопрос о принадлежности острова же решили только в 1872 году, когда при посредничестве германского кайзера Вильгельма I, согласившегося выступить арбитром в споре, Сан-Хуан был передан США.

Война Вороненка, также известная как Дакотская война

События, вошедшие в историю как Война Вороненка в Миннесоте, являются одной из наиболее трагичных страниц истории США. Причиной послужил конфликт между индейцами племени санти и американцами из-за кабальных условий торговли, навязываемых последними. Это, а также активная экспансия белых колонистов на земли индейцев, вызывало все большее возмущение коренных обитателей континента, и рано или поздно ситуация грозила обернуться открытым противостоянием.

Все началось летом 1862 года. Ночью 17 августа индейцы напали на несколько поселений, чтобы изгнать белых людей со своей земли. Началась резня, многие переселенцы были захвачены в плен. Командовал нападением вождь по имени Маленькая Ворона, или Вороненок, общая численность воинов-санти была приблизительно равна тысяче человек.

Война за ухо Дженкинса

Вождь Маленькая Ворона, 1857


Переселенцы, однако, были тоже не робкого десятка — они собрали отряды самообороны, а также оповестили окружные власти для того, чтобы те прислали регулярные войска на помощь. Противостояние продолжалось всю осень, и в итоге техническое превосходство американцев сыграло свою роль — к середине декабря отряды санти были разбиты, множество индейцев попали в плен и были распределены по тюрьмам штата. После недолгих судебных разбирательств 38 наиболее провинившихся из них были повешены.

Вороненку удалось уйти, и он, собрав вокруг себя таких же уцелевших и не утративших боевой дух соплеменников, продолжил вооруженную борьбу, пока не был застрелен 3 июля 1863 года.

Футбольная война

Война между Сальвадором и Гондурасом, вспыхнувшая в июле 1969 года, унесла в общей сложности до пяти тысяч жизней с учетом гражданских потерь. Футбол же, давший название той войне, был лишь поводом для ссоры между соседями.

Сальвадорцы и гондурасцы недолюбливали друг друга на протяжении практически всей истории этих двух латиноамериканских государств. Политические элиты и жители Гондураса завидовали более развитой экономике соседей и в целом более высокому уровню жизни в Сальвадоре. Сальвадорцам, в свою очередь, не хватало земли для обработки и заселения, зато ее с лихвой хватало в соседнем Гондурасе, обширные и слабозаселенные территории которого буквально манили сальвадорских переселенцев. Дошло до того, что на территории Гондураса образовывались целые нелегальные сельские агломерации, сальвадорские крестьяне самовольно занимали пустующие земли и обрабатывали их.

В итоге, к 60 годам среди гондурасской общественности укрепилось мнение, что их страна находится под угрозой сальвадорской экспансии. Мало того что у Гондураса была перед Сальвадором огромная финансовая задолженность, так еще и присутствие сальвадорцев в стране росло с каждым годом, что воспринималось местным населением как постепенный захват страны. Эти настроения искусно раздувало гондурасское правительство и местные националисты, винившие во всех бедах страны Сальвадор. Правительство Сальвадора, в свою очередь, не могло ничего поделать со стихийными переселениями — в стране был «земельный голод», вынуждавший не имевших собственных участков крестьян искать удачу на чужбине. Конфликт был неизбежен.

Летом 1969 года сборные Сальвадора и Гондураса должны были провести два матча за право попадания на грядущий чемпионат мира по футболу. Для обеих стран выиграть это противостояние было делом чести. Так, например, после первого матча, проходившего в Гондурасе, одна сальвадорская болельщица покончила жизнь самоубийством, заявив, что не может перенести позора поражения ее страны. К ответному матчу у себя дома сальвадорцы готовились как к последнему бою, впрочем, гондурасцы на него тоже отправлялись как на войну. В этот раз удача была на стороне первых — на своем поле они разгромили соперников со счетом 3:0, что дало толчок беспорядкам, в ходе которых были избиты гондурасские болельщики и игроки. В ответ на это в Гондурасе развернулись массовые погромы — сальвадорцев избивали везде, пострадали даже дипломатические лица.

Обе стороны обратились в Комиссию по правам человека с требованием рассмотреть случаи беспорядков, а в футбольном противостоянии для выявления победителя было решено устроить третий матч, который должен был пройти в Мексике, на нейтральной территории. В упорной борьбе сборная Сальвадора выиграла тот матч со счетом 3:2, после чего страны разорвали друг с другом дипломатические отношения.

С начала июля 1969 года на границе двух государств происходил ряд провокаций, пока 14 июля после обеда сальвадорские солдаты наконец не перешли границу Гондураса. Началась война.

Поначалу сальвадорским войскам сопутствовал успех, но вскоре их наступление приостановилось из-за нехватки топлива и боеприпасов. Сальвадорцы заняли несколько ключевых населенных пунктов и принялись укреплять плацдарм для дальнейшего продвижения на территорию противника, подтягивая новые войска и подвозя амуницию и горючее.

На следующий день после начала войны, Организация американских государств (ОАГ) провела экстренную сессию с целью выработки единого плана по урегулированию конфликта. Сторонам настоятельно предлагалось прекратить огонь, а Сальвадору — начать вывод своих войск с территории соседней страны. В Сан-Сальвадоре эти требования были проигнорированы, более того, как только на фронт были подтянуты необходимые ресурсы, сальвадорская армия возобновила наступление, захватив еще ряд населенных пунктов. В то же время печатные органы Сальвадора начали публиковать документы и исторические справки, в которых обосновывались историческое право сальвадорцев на захваченные территории Гондураса.

В ответ на это ОАГ пригрозила Сальвадору экономическими санкциями, и в итоге президент Эрнандес уступил. Он согласился прекратить огонь и вывести войска при условии, что под патронажем ОГА будет создано специальное представительство на территории Гондураса, которое будет осуществлять надзор за соблюдением прав сальвадорских поселенцев.

Несмотря на определенные тактические успехи Сальвадора, реальных победителей в той войне не было. Колоссальные затраты с обеих сторон подорвали экономику государств. Десятки тысяч сальвадорских крестьян были вынуждены бежать на родину, что вызвало в стране волну безработицы и спровоцировало экономический кризис, плавно переросший в политический, который в итоге вылился в затяжную гражданскую войну.

Тресковая война

На самом деле так называемых «тресковых войн» было три, и всякий раз камнем преткновения в этой серии конфликтов между Великобританией и Исландией выступало расширение исландцами границ исключительной экономической зоны. Но, как правило, когда говорят о Тресковой войне, подразумевают третий конфликт, имевший место в 1975—1976 годах, не обошедшийся без кровопролития.

Конфликт между Великобританией и Исландией начался в 50-е годы и был связан с тем, что власти Страны гейзеров решили постепенно расширять собственные территориальные воды с целью увеличения доходов от рыболовства. Это вызвало решительный протест со стороны британцев, чьи рыболовные суда активно промышляли у берегов острова, принося в казну Соединенного королевства существенную прибыль. Дважды стороны приходили к компромиссу, вследствие которого Исландии удавалось ненамного расширять свою акваторию. Однако в 1975 году власти острова приняли решение расширить эту зону с 50 морских миль до 200, что и было сделано в одностороннем порядке, а исландская береговая охрана начала патрулирование данных секторов, выдворяя оттуда чужие рыболовецкие суда.

Больше всего пострадали британцы, вследствие чего Лондон направил в качестве поддержки своих рыболовов три военных корабля. По сути, это была прямая демонстрация силы, целью которой было вынудить Исландию отказаться от планов по расширению территориальные вод. Эффект, однако, был обратным — власти Исландии не только не испугались давления, но, в свою очередь, объявили все британские рыболовецкие суда браконьерами и закрыли для англичан все порты и аэродромы страны.

Ни одна из сторон не желала идти на уступки, и по мере нарастания напряженности, вероятность открытого конфликта становилась все более явственной. Наконец, в декабре 1975 года случилось то, что должно было случиться рано или поздно. «Военное судно ВМФ Исландии открыло огонь по безоружным британским траулерам, — сообщало BBC. — В результате обстрела фрегат Thor сам получил серьёзные повреждения, а британские суда остались невредимы». Исландская сторона интерпретировала произошедшее по другому — «Thor» вел патрулирование в водах, которые островитяне считали своими, когда его с трех сторон окружили три британских корабля и без предупреждения открыли огонь. Так или иначе, в том инциденте была пролита первая кровь той войны — погиб один сотрудник исландской береговой охраны. Все это вызвало бурю негодования общественности острова.

Эскалация конфликта повлекла за собой ряд более мелких столкновений между британскими и исландскими судами, в ходе которых англичане демонстративно обгоняли, подрезали и даже пытались таранить корабли и катера местной береговой охраны. Наконец, в феврале 1976 года Рейкьявик разорвал дипломатические отношения с Лондоном. Премьер-министр Исландии Гейр Халлгримсон назвал ситуацию в исландской акватории «партизанской войной на море». Исландские моряки, тем не менее, в долгу тоже не оставались. Вот как описывал ситуацию журнал Spiegel в марте 1976 года: «Исландская мини-армада отличается веселым нравом и действует по принципу "сделать жизнь противника невыносимой". Британские фрегаты ждут исландцев, как кошки у мышиной норы. И если в полночь какие-то звуки проскальзывают в радиосигналы, английские моряки знают: приближаются fucking bastards (англ. "сукины дети")». Несмотря на то что безвозвратных потерь стороны больше не понесли, у исландцев и британцев в этих перестрелках ранения получили несколько десятков моряков.

В довершение всего Исландия объявила о намерении выйти из НАТО и потребовала скорейшего отбытия всех официальных чинов Альянса с острова. Теперь вмешиваться пришлось уже США, которые настоятельно попросили британские власти как можно скорее уладить конфликт. Лондону пришлось соглашаться на выдвинутые Исландией условия и признать законным расширение акватории до 200 миль. Дипломатические отношения между двумя странами были восстановлены 3 июня 1976 года.
Автор: Александр Свистунов
Первоисточник: http://rusplt.ru/society/voyna-za-uho-djenkinsa-15290.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. Mitek 28 января 2015 10:59
    А теперь и великая украинская война с призраками. Вот только гибнут на ней увы люди.
  2. Леонидыч 28 января 2015 11:24
    пружина сжимается всё сильнее, скоро отдача будет по самое не балуйся....
    Леонидыч
  3. inkass_98 28 января 2015 11:27
    Нет такого повода, из-за которого страны не могли бы объявить войну друг другу.
    1. sub307 28 января 2015 11:43
      ... и сам повод может быть вполне ничтожен.
    2. Комментарий был удален.
  4. kagorta 28 января 2015 11:44
    Тресковая война. Исключительная экономическая зона это как раз и есть 200 миль. Вот наглы... laughing Исландцы просто добивались своего по закону.
  5. BlackJack 28 января 2015 11:47
    у войны никогда нет особых причин
    она всего лишь лекарство против морщин
  6. ДокТор-2 28 января 2015 11:47
    "ВОЙНА ДУБОВОГО ВЕДРА.....Этими силами были так называемые гвельфы — сторонники папы римского, и гибеллины, которые поддерживали императоров Священной Римской империи. В Модене господствовали воззрения гибеллинов, в то время как Болонья была городом гвельфов."
    ..ДАК вот откуда пошли ГОБЛИНЫ И ЭЛЬФЫ fellow
  7. мичман 28 января 2015 13:08
    Интересную тему поднял А. Свистунов. Ответа со стороны ученых, религиозных деятелей и авторитетных специалистов на такие события нет. Вспомните наши детские сказки про Гулливера, где война одного народа с другим была объявлена из-за формы носка башмака. На Руси были кровопролитные войны из-за престольных праздников в соседних селениях. Вспомните войны князей на Руси по непонятным нам причинам. Вспомните войну Новгорода и Москвы за что?
    В детстве нас из осажденного Ленинграда эвакуировали в Сибирь в Тюменскую область (правда к троюродному брату отца, который уехал туда еще при Столыпине). Мама определила в селе меня в детский сад (назывался "очаг"). После ужина надо было через село идти домой, но местные мальчишки не любили эвакуированных и избивали своих сверстников, приехавших из городов СССР. Откуда такая ненависть или вражда? Правда взрослые мужчины, оставшиеся в селе, навели порядок. И мы потом подружились. Неужели человеку свойственна драчливость в социальной сфере, я конечно не говорю о конкуренции в бизнесе. Тема интересная и требует исследования и научных выводов. Честь имею.
  8. Siberia 9444 28 января 2015 14:13
    Да уж цивилизованная Европа lol
  9. ovod84 28 января 2015 19:38
    интересная статья спасибо вам

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня