История одной жестянки. Часть вторая

История одной жестянки. Часть вторая


Часто бомбы «SD-4 HL» называют немецким ответом на ПТАБы или даже их аналогом. На самом деле, от истины довольно далеко и то, и другое. Во-первых, первые экспериментальные образцы этой и многих других немецких кумулятивных бомб появились раньше теоретических разработок Ларионова. А во-вторых, концепция, условия применения и конструкция «SD-4 HL» были принципиально иными.

Ее разработали на основе фугасной кассетной бомбы «SD-4», которую постепенно снимали с вооружения еще с начала войны. Эта бомба, созданная еще до войны, имела длину 315 и в диаметре 90 миллиметров. Против живой силы, а также небронированных целей, более эффективными оказались маленькие бомбы, которые умещались в кассеты по нескольку сотен и рассеивались по большей площади. (Как, например, «SD-2», больше известные как «бабочки»). А «SD-4», весившие более 4-х килограммов, были слишком крупными, их количество в укладке составляло 40 или 74 (в кассетах, весом 250 или 500 килограммов, соответственно). Площадь поражения была небольшой и уже во время кампаний 40-го года эти бомбы признали недостаточно эффективными. Однако, в силу ряда причин, их не утилизировали. Поэтому закономерно возникали разные идеи переделать эти бомбы во что-нибудь более полезное для фронта. В конце 42 года обнаружилось, что в корпусе «SD-4», хоть и с трудом, но можно поместить кумулятивный заряд с электрическим взрывателем контактного действия, который разработали как раз в то время для артиллерийских снарядов.


История одной жестянки. Часть вторая


Тяжелый корпус из фрагментированного чугуна для кумулятивного заряда, разумеется, не мог дать сколько-нибудь значительный радиус осколочного действия, но благодаря своей массе и конструкции кассеты обеспечивал высокую кучность падения бомб. Таким образом, то, что было недостатком в борьбе с наступающей в поле пехотой, могло повысить эффективность противотанкового бомбометания. Оптимальная высота сброса с пологого пикирования в различных источниках варьирует от 50 метров и выше, и очевидно зависела от типа самолета. Существенным отличием от ПТАБов была небольшая оптимальная площадь поражения одной кассетой – максимум 50 квадратных метров. Это означало, что на поле боя (где техника действует в боевом порядке) удар можно было нанести практически только по одному танку, но зато бомбы сыпались на него буквально градом. При больших высотах площадь поражения существенно не увеличивалась (в отличие от сноса), зато взрывы первых взорвавшихся бомб не позволяли остальным сохранять отвесное положение. Отчасти в связи с этим впоследствии иногда в кассетах только часть бомб были «HL», остальные – фугасные, для поражения живой силы.

Так или иначе, на испытаниях на полигоне в Рейхлине добиться приемлемого результата было несложно. При удачном отвесном попадании кумулятивный заряд весом 340 граммов из тротил-гексогеновой смеси пробивал горизонтальный лист брони толщиной до шестидесяти миллиметров. Мощность кумулятивной струи при критических углах наклона резко падала и могла оказаться недостаточной для верхней брони Т-34 (15–20 миллиметров), поэтому бомба имела специальное стальное кольцо в носовой части корпуса. При ударе о плоскую поверхность оно не давало ему завалиться набок в первую секунду. Однако на практике далеко не все бомбы, даже попавшие в цель, могли вывести танк из строя. Прежде всего потому, что чугунный корпус оказался слишком хрупким. Разрушаясь при ударе о стальную броню, он не всегда сохранял приемлемые параметры для направленного взрыва. Более существенным недостатком было несовершенство (вернее чрезмерная сложность) электрической схемы взрывателя ( EL.A.Z. 66). Его источник тока находился в носовой части бомбы и при ударе о поверхность цели индуцировал электрический импульс, который шел по двум одножильным проводам к детонатору в верхней части бомбы. Так как эти провода проходили вдоль стенок корпуса, они часто повреждались при его деформации и разрушении, в результате чего не происходило воспламенение детонатора.

Теперь – небольшое отступление. Прежде чем дальше говорить об эффективности «SD-4 HL» и сравнивать ее с ПТАБом, стоит напомнить некоторые общие сведения о кумулятивных боеприпасах. (Если научные термины вызывают затруднения, следующие два абзаца можно просто пропустить.)
Хотя во время Великой Отечественной войны кумулятивные боеприпасы в официальной номенклатуре назывались «бронепрожигающими», струя направленного взрыва вовсе не прожигает броню. Последняя просто не успевает нагреться выше температуры горения железа. Температура металла не достигнет даже точки первой перекристаллизации стали. Этого и не требуется, так как на микроскопическом уровне сталь состоит из кристаллов железа, графита, карбида железа и разных лигатур (добавок) – и все они имеют разные коэффициенты теплового расширения, упругости, пластичности и т.д. и т.п. Броня пробивается кумулятивной струей главным образом, и прежде всего, в результате пластической деформации. Можно сказать по другому: из-за того, что давление продуктов взрыва значительно превосходит пределы текучести составных частей стали. (Что, разумеется, не отменяет необходимости при выборе оптимального состава ВВ стремиться к максимальной температуре струи!) Чтобы уверенно пробивать броню танка давление газов должно достигать величин в пределах 8–1010 Па, а их температура – не менее 1800 градусов. При таких значениях сталь под действием струи сначала становится подобной жидкости, а на вылете – потоку аэрозоля или тонкодисперсного порошка. В момент взрыва температура кумулятивной струи может превышать 2000 градусов (в точке максимума). По другую сторону брони, прорвавшие ее горячие газы, смешанные с металлической пылью, теряют значительную часть энергии. Но все же они имеют температуру от 400 до 800 градусов в зависимости от толщины брони, угла входа и мощности заряда. Таким образом, даже нижнего предела этой температуры вполне достаточно для воспламенения паров бензина, а в некоторых случаях и пороховых зарядов боекомплекта.

Что же касается барического эффекта – резкого повышения давления внутри танка – то вопреки распространенному мнению, он проявляется очень редко, и то, когда речь идет об очень мощных зарядах. Например, когда большая кумулятивная бомба пробивает бронепалубу корабля. В случае же небольших зарядов (в артиллерийских снарядах и противотанковых бомбах) увеличение внутреннего давления недостаточно, чтобы говорить о его поражающем эффекте. Заброневое действие кумулятивного боеприпаса обеспечивается, прежде всего, высокой скоростью и температурой струи, а также – в некоторых случаях – осколками брони, отрывающимися от ее внутренней поверхности. (Последнее происходит, когда струя попадает в сварочный шов или на стык деталей из разных металлов или сортов стали.)

Ну, а теперь, учитывая все это, можно перейти, наконец, к сравнениям.

Первое. Взрыватель «SD-4 HL» был слишком громоздкий и менее надежный, чем у ПТАБа – это то, что бросается в глаза в первую очередь, но на самом деле, не главное. Немецкие взрыватели вообще, как правило, были сложнее, чем их советские аналоги, но их постоянно совершенствовали, а сравнение их надежности – до сих пор вопрос довольно спорный и лучше оставить его саперам. Куда существеннее то, что взрыватель (и его промежуточный заряд) не позволял добавить в состав основного заряда алюминиевую пудру. А ведь для кумулятивных зарядов того времени только она обеспечивала максимальную температуру взрыва. (Отсюда и заметная разница в бронепробиваемости этих двух бомб.) Но добавить алюминий во взрывчатую смесь не сложно, сложно подобрать инициирующий заряд так, чтобы он участвовал в процессе детонации. Добиться этого можно было с помощью многосоставного промежуточного заряда с конечной инициацией тетрила (или тетранитропентаэритрита). Почему этого не сделали – что-то определенное сказать трудно.

Химики в Германии и в СССР тогда были наравне. Скорее всего, просто не было достаточно места для оптимального сочетания всех материалов (взрыватель – промежуточный заряд – основной заряд), ведь не корпус создавали для бомбы, а бомбу для корпуса. (В конце-концов, в Третьем Рейхе к концу 42 года уже хороший карандаш стал привычным дефицитом, а это был главный инструмент конструктора и ученого до появления компьютеров.)
Второе. Корпус ПТАБа (как и вся бомба в целом) совершенствовался в десятках испытаний и стоил бессонных ночей конструкторам и техникам. В результате он соответствовал практически всем начальным требованиям (а кое в чем и превосходил) и идеально обеспечивал параметры взрыва. Ведь ПТАБ – это концептуальный проект, реализацией которого занимались десятки организаций и ведомств; в нем использовались передовые достижения и новейшие открытия. (И это не смотря на то, что 42 год был самым тяжелым для советских конструкторов во всем, что касалось любых ресурсов и проведения испытаний!). В сравнении с этим «SD-4 HL» – проект, который реализовывался по «остаточному принципу», из того, что было под рукой. Для него не создавалось специально ничего принципиально нового.

Третье. Хотя «SD-4 HL» относится к категории кассетных бомб, практически на поле боя одна кассета могла использоваться для поражения одного танка. (Или максимум – двух, находящихся рядом, при атаке на маршевую колонну.) Поэтому тут возникают особые требования к условиям бомбометания (и, конечно, к мастерству пилотов). Вылетающие из кассеты на внешней подвеске бомбы в зависимости от параметров самолета (траектории, скорости и т.д.) и среды (направление и скорость ветра) получают снос (смещение), который может достигать нескольких метров. При небольшой площади поражения это ограничивало не только высоту бомбометания (принцип «чем ниже, тем вернее» мог быть вполне применим и к ПТАБам образца 43 года). Это означало и особые специальные требования к самолету.

История одной жестянки. Часть вторая
«Фокке-Вульф-190»


Первые испытательные бомбометания проводились с пологого пикирования (до 30 градусов к горизонтали) новой штурмовой модификации «Юнкерс-87 D». Но вскоре выяснилось, что наиболее оптимальными параметрами обладают только два самолета: «Фокке-Вульф-190» и «Хеншель-129». «Юнкерс», хоть и показывал лучшую управляемость, как оказалось, не достигал достаточно высоких скорости и устойчивости на малых высотах так, чтобы свести снос к минимуму. «Фокке-Вульфы» штурмовых модификаций в то время существовали только в небольших экспериментальных сериях, значит оставался только «Хеншель». Поэтому сравнивать особенности боевого применения немецких и советских противотанковых бомб будем отдельно в следующей части, а пока остановимся подробнее на этом «истребителе танков». Ведь дальнейшая судьба «SD-4 HL» тесно связана именно с ним.

История одной жестянки. Часть вторая
«Хеншель-129»


В мемуарах, а также в исследованиях военных теоретиков и историков, пожалуй, ни один немецкий самолет не удостаивался столь диаметрально противоположных оценок и точек зрения. Обращает на себя внимание также практически полное отсутствие нейтральных оценок. Очевидно, что вокруг этого самолета шла борьба интересов – ведомственных, корпоративных, а возможно и политических. Даже, несмотря на его, в общем-то, довольно эпизодическую роль: за всю войну было произведено меньше тысячи этих самолетов всех серийных модификаций. И из них собственно «истребителей танков» на Восточном фронте никогда не было больше сотни. Во многом это связано с тем, что некоторые важные узлы этого самолета тоже создавались по остаточному принципу, и он до конца войны так и не был доведен до пределов своего конструктивного совершенства, каким отличались «Юнкерсы» и «Фокке-Вульфы».

История одной жестянки. Часть вторая
«Юнкерс-87 D»


(Чаще всего упоминаются невозможность установить огневую точку для бортового стрелка, прикрывающего заднюю полусферу, а также капризные французские двигатели «Гном-Рон», неизменно глохнущие то от африканской пыли, то от русского мороза. А необходимость постоянно запускать их силами нескольких человек ручным инерционным стартером породила популярную на фронте шутку: якобы Геринг специально распорядился сконструировать самолет так, чтобы дать возможность техническому персоналу аэродромов поддерживать хорошую физическую форму.)

Тем не менее к началу 43 года «Хеншель-129» многим казался наиболее перспективным среди других немецких самолетов, так или иначе применявшихся для борьбы с советскими танками. Его 30-миллиметровая пушка удачно располагалась под фюзеляжем, который был специально спроектирован под установку мощного орудия. Помимо разработки особой силовой схемы планера, внутри фюзеляжа конструкторами был предусмотрен достаточно свободный внутренний отсек для автоматики и боезапаса. Его положение было таким, что расход снарядов не приводил к заметному смещению центра тяжести, а напряжения, возникающие в конструкции из-за силы отдачи, удачно распределялись в задней части фюзеляжа. Вне последнего находились только ствол и казённая часть пушки. Это и многое другое создавало уникальное преимущество перед другими типами самолетов («Юнкерсами», «Мессершмиттами» и «Фокке-Вульфами»), на которые тоже устанавливались мощные орудия калибра 37 (и даже более) миллиметров.

В результате главная особенность «Хеншеля-129» заключалась в том, что множественная отдача автоматической пушки «МК-101» почти не влияла на устойчивость хода этой двухмоторной машины: на испытаниях во время одного захода нередко удавалось выпустить полностью весь боезапас по макету танка «Т-34». А это 30 снарядов, и в среднем в цель попадало до 20 из них. Конструкторы и пилоты других немецких штурмовиков о подобном достижении могли только мечтать.

(Невольно возникает вопрос: а зачем такому уникальному штурмовику еще и кумулятивные бомбы? Возможно, из-за того, что для его 30-миллиметровой пушки по настоящему уязвимой была только корма «Т-34». Или просто это был тогда единственный жизнеспособный проект, подающий надежды на симметричную альтернативу советскому штурмовику «Ил-2». )

И, кстати, насчет альтернативы: опыт боевого применения «Хеншеля-129» показал его исключительную устойчивость к действию наземного огня. Отзывы о нем немецких летчиков очень напоминают аналогичные высказывания их советских коллег об «Ильюшине». Так, например, в Северной Африке, где последовательно действовали две эскадрильи этих самолетов, немцы не потеряли в воздухе (в боях) ни одного, не смотря на множественные и чувствительные повреждения. (Хотя несколько штук разбились во время перелетов через Средиземное море, но это уже из-за двигателей.)
Пилоты «Хенщеля-129» чаще всего называли свою машину «Дампфи» – от «Dampflokomotive» («Паровоз»). Это название намекало, прежде всего, на то, что фирма «Хеншель» до войны была известна как производитель локомотивов. Но главное – машину было чрезвычайно трудно выводить из пике, даже очень пологого, а также из виража. Летчики старались обычно не превышать критический угол пикирования – 15 градусов. При больших значениях самолет, несущийся с бомбами на внешней подвеске, мог просто не уйти вверх и врезаться в землю. Вообще «Дампфи» часто проносило над полем боя многие лишние сотни метров (на низкой высоте, часто в условиях интенсивного наземного огня!), до тех пор, пока летчику, наконец, удавалось неимоверными усилиями направить машину вверх.

Однако у несущегося «как по рельсам» штурмовика низкая чувствительность к рулям имела одно неоспоримое преимущество – устойчивость траектории на низкой высоте. Она могла обеспечить превосходную точность прицеливания не только для стрельбы из пушки, но и для бомбометания. И хотя кумулятивные бомбы летели в цель уже не совсем отвесно, можно было не думать о боковом сносе – главное, чтобы танк не успел свернуть в сторону во время атаки.

Вероятность поражения цели (то есть одного танка одной кассетой) весной 1943 года довели до 25 процентов. Сейчас трудно сказать что-либо определенное о процессах, протекавших в головах соотечественников Гаусса и Гилберта, но они как-то решили, что эти вероятности можно складывать. В результате испытательная комиссия отправила на фронт рекомендацию по особой тактике применения этих бомб: на один танк должны были последовательно полого пикировать четыре штурмовика – один за другим.

А о том, какие выводы сделали из этой рекомендации на фронте – в следующей части.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 30
  1. Dragon-y 30 января 2015 07:59
    Ради того, чтобы подбить танк, нужно было задействовать 4 самолета?.. Наверное, поэтому они и проиграли войну. (ну, не только поэтому, конечно...)
    1. kantcity77 30 января 2015 10:06
      дорого очень,стоимость одного хеншеля минимум в 5 раз превосходила стоимость т-34
      kantcity77
    2. Bongo 30 января 2015 10:13
      Цитата: Dragon-y
      Ради того, чтобы подбить танк, нужно было задействовать 4 самолета?.. Наверное, поэтому они и проиграли войну.

      На практике у Ил-2 результативность до появления ПТАБов была примерно такой же.

      «Илы» против танков
      http://topwar.ru/35064-ily-protiv-tankov.html
    3. afion 30 января 2015 16:15
      у наших эффективность тоже как бы не сильно лучше была. по результатам испытаний в 41-42г чуть ли не эскадрилья для 1 среднего танка нужна была. да и позже не сильно меньше
      1. Игарр 30 января 2015 18:26
        Вы хоть поняли, что все эти 4-ре Хеншеля должны были атаковать один-единственный Т-34 ...СЗАДИ.
        С расстояния в несколько километров.
        Кто бы им позволил выходить на боевой курс в нашем ближайшем тылу?
        ...
        Кассетка-кассеткой...а летчики, по рабоче-крестьянски, больше к пушке тяготели.
  2. Firstvanguard 30 января 2015 08:29
    Большое спасибо автору hi очень интересно.
  3. igordok 30 января 2015 09:38
    У ПТАБ стояла ветрянка. А чем или как взводится взрыватель EL.A.Z. 66 ?
    1. Гамдлислям 30 января 2015 12:51
      Цитата: igordok
      У ПТАБ стояла ветрянка. А чем или как взводится взрыватель EL.A.Z. 66 ?

      Уважаемый коллега Иван, у немцев были довольно сложные авиационные (да и не только) взрыватели и предохранители (чаще всего имели боковое расположение). По ссылке - http://www.nakop.ru/topic/2870-germanskie-aviacionnie-vzrivateli/, Вы можете ознакомиться с некоторыми из них.
      1. igordok 30 января 2015 13:58
        Цитата: Гамдлислям
        Уважаемый коллега Иван, у немцев были довольно сложные авиационные (да и не только) взрыватели и предохранители (чаще всего имели боковое расположение). По ссылке - http://www.nakop.ru/topic/2870-germanskie-aviacionnie-vzrivateli/, Вы можете ознакомиться с некоторыми из них.

        Спасибо. Меня зовут Игорь. Вот как раз на этом ресурсе и заинтересовался как производится взведение электрозапалов. На нем хорошо рассказано обо всех кроме электро.
        У кумулятивных боеприпасах взрыватель должен быть чувствительный и взводится сразу после покидания самолета.
  4. Fotoceva62 30 января 2015 09:54
    Первоначально кумулятивные снаряды назывались« бронепрожигающими», так как считалось — исходя из формы пробитой воронки, — что они именно прожигают броню. В реальности же при подрыве заряда температура облицовки достигает всего лишь 200—600 °C, что значительно ниже температуры её плавления.Давление продуктов взрыва, достигающее порядка 1010 Па (105 кгс/см²), значительно превосходит предел текучести металла, поэтому движение металлической облицовки под действием продуктов взрыва подобно течению жидкости, однако обусловлено не плавлением, а пластической деформацией.По поводу действия авиационного оружия по танкам перейдите по адресу «http://www.soldiering.ru/avia/airplane/ww2/battle-plane.php»
  5. kantcity77 30 января 2015 10:00
    очень интересно,но я слышал что на Хеншель 129 ставили более мощную пушку.Спасибо автору за статью,буду с нетерпением ждать продолжение.
    kantcity77
  6. lelyk72 30 января 2015 10:25
    Цитата: Dragon-y
    Ради того, чтобы подбить танк, нужно было задействовать 4 самолета?

    Нет, это атаковать рекомендовали 4 самолетами, а по поводу возможности подбить, даже 4 самолетами автор очень удачно пошутил в последнем абзаце.
    1. Bongo 30 января 2015 10:30
      Цитата: lelyk72
      Нет, это атаковать рекомендовали 4 самолетами, а по поводу возможности подбить, даже 4 самолетами автор очень удачно пошутил в последнем абзаце.


      На практике так оно и выходило. В среднем звено из 4 самолётов, в боевом вылете уничтожало 1 танк. В общем и целом авиация не была эффективным противотанковым средством. Гораздо успешней штурмовики действовали по транспортным колоннам, неукрытой живой силе и площадным целям типа артиллерийско-миномётных батарей.
  7. Господь Гнева 30 января 2015 14:14
    «Юнкерс», хоть и показывал лучшую управляемость, как оказалось, не достигал достаточно высоких скорости и устойчивости на малых высотах так, чтобы свести снос к минимуму

    U-87 специально оснащался воздушными тормозами для снижения скорости выхода из пикирования. U-87 был одним из самых эффективных боевых самолетов Люфтваффе благодаря способности к бомбометанию с крутого пикирования. Просто на определенном этапе он устарел и модификационный ресурс закончился
    1. aleks 62 30 января 2015 17:17
      U-87 специально оснащался воздушными тормозами для снижения скорости выхода из пикирования.

      ......Не только....Ставился так же автомат вывода из пикирования ( мог быть до 60 градусов)..... hi
    2. voyaka uh 30 января 2015 19:50
      Была и другая проблема - отбор летчиков. Во время выхода из крутого пикирования
      оба члена экипажа - пилот и стрелок (который сидел спиной вперед) - на долю секунды
      теряли сознание от перегрузки. Немногие могли такое выдержать. Поэтому набирали
      только добровольцев. А, с учетом того, что в обычном полете Штука был уязвим
      от огня истребителей из-за малой скорости - добровольцев не хватало.
      1. Assistant 31 января 2015 00:34
        с учетом того, что в обычном полете Штука был уязвим
        от огня истребителей из-за малой скорости


        Это ещё мягко сказано. Кроме этого, лаптёжник обладал невысокой живучестью и одним 7,92-мм пулемётом в заднюю полусферу, был прекрасной мишенью и эффективно работал только в условиях контроля немцами воздушного пространства.

        Во время выхода из крутого пикирования
        оба члена экипажа - пилот и стрелок (который сидел спиной вперед) - на долю секунды
        теряли сознание от перегрузки. Немногие могли такое выдержать.


        Так вроде там специально поэтому поставили автомат вывода из пике с постоянной перегрузкой: сначала - после сброса бомбы, потом - ещё и с высотомером, после достижения предельной высоты.
        А насчёт сложности в управлении - да, сходятся на мнении, что был очень сложным.
        1. voyaka uh 1 февраля 2015 11:36
          "[Ю-87]был прекрасной мишенью и эффективно работал только в условиях
          контроля немцами воздушного пространства."///

          Рудель писал в своих мемуарах, что он убегал
          от преследующих его истребителей следующим
          образом: летел зигзагами над самыми макушками
          деревьев, приближаясь к какой-нибудь возвышенности.
          Около самого холма резко взмывал вверх, а увлекшийся
          преследователь врезался в склон. Так и не так, но,
          несмотря на миллион рублей награды за свою голову,
          дожил до старости...
    3. alexknochen 2 февраля 2015 18:26
      Дело не в тормозах. Тормоза нужны в крутом пикировании, а в пологом они лишние.
      Чтобы свести снос к минимуму штурмовик должен был сбрасывать бомбы на определенной скорости (какой именно - мне не удалось выяснить, но похоже, что не меньше 400 км в час). А Юнкерс в пологом пикировании просто не мог выжать столько.
      Это Рудель два раза умудрился на штуке догонять Лавочкиных (или Яки - уж не помню точно) и сбивать их. Но не все летчики так талантливы, как Рудель.
      1. ленивый 4 февраля 2015 15:55
        Цитата: alexknochen
        Это Рудель два раза умудрился на штуке догонять Лавочкиных (или Яки - уж не помню точно) и сбивать их. Но не все летчики так талантливы, как Рудель

        не у всех лётчиков так развита фантазия и подвешен язык. помоему руделя в предках был мюнхаузен
  8. alovrov 30 января 2015 16:02
    Сейчас трудно сказать что-либо определенное о процессах, протекавших в головах соотечественников Гаусса и Гилберта, но они как-то решили, что эти вероятности можно складывать

    ----------------

    Конечно! А вероятность поражения одного танка 8 самолетами равна 2 :)
    1. Assistant 31 января 2015 00:45
      Конечно! А вероятность поражения одного танка 8 самолетами равна 2 :)


      Ну, мы-то знаем, что вероятность непопадания в танк с 4 заходов (если принять отсутствие их какого-либо влияния друг на друга) была 0,32, следовательно, вероятность его поражения - 0,68. Но в танк с вероятностью 0,25 могла попасть и первая, и вторая бомба, а другие самолёты могли атаковать следующий танк. Или корректировать свою атаку по результатам сброса бомбы предыдущим пилотом, поднимая вероятность попадания выше 0,25. Bongo писал:
      На практике так оно и выходило. В среднем звено из 4 самолётов, в боевом вылете уничтожало 1 танк.
  9. kirpich 30 января 2015 17:23
    Цитата: Господь Гнева
    U-87 специально оснащался воздушными тормозами для снижения скорости выхода из пикирования


    Да и ПЕ-2 имел тормозные решётки... И,что с того?
  10. мичман 30 января 2015 21:18
    Я был хорошо знаком с Маршалом авиации А.Н. Ефимовым. Это был наш Главком, а познакомились мы, когда он был Заместителем у Кутахова П.С. Если П.С. Кутахов летчик - истребитель, то А.Н. Ефимов был летчиком штурмовиком. Так вот он нам поведал как-то, что основная часть фашистских танков во время Курского сражения была уничтожена именно кумулятивными бомбами нашими штурмовиками. Честь имею.
  11. ROMANO 30 января 2015 22:47
    Цитата: Fotoceva62
    Давление продуктов взрыва, достигающее порядка 1010 Па (105 кгс/см²), значительно превосходит предел текучести металла,


    1010 паскаль никак не может равняться 105 кгс/см2.

    Поскольку 1Па (паскаль) в промышленности (быту) величина слишком мизерная - 1 Ньютон на квадратный метр (!), чаще пользуются кратной величиной в МПа (мегапаскаль); примерно равный 10 кгс/см2. Соответственно, 105 кгс/см2 будут приблизительно равны ДЕСЯТИ МЕГАпаскалям, или ДЕСЯТИ МИЛЛИОНАМ паскаль. Но, никак не одной тысяче.

    И, пожалуй, главное. Предел текучести бронесталей измеряется в ТЫСЯЧАХ МЕГАпаскалей, но никак не паскалей. Иначе, не сталь, а жидкость какая-то получается.
    1. lelyk72 30 января 2015 23:00
      Я правильно понимаю, что автор пропустил букву М в обозначении давления?
      1. ROMANO 31 января 2015 00:33
        Да, но и не только. В "килограммах" величина давления, так-же сильно занижена.
      2. Ecilop 1 февраля 2015 00:04
        Скорее букву Г(ига) Давление в 1 МПа примерно соответствует 10 атм.
        1. alexknochen 6 февраля 2015 21:11
          Это всего лишь проблема форматирования при размещении текста на сайте.
          В оригинале (в монографии Минина "Кумулятивные боеприпасы")было так: восемь-десять в десятой степени паскалей. Пишу словами, так как степени цифрами не получаются.
  12. alex86 31 января 2015 00:06
    Жаль, что Kars не появился - у него очень уверенная позиция в отрицании эффективности ПТАБ (это не значит, что я её разделяю), но остроты в обсуждении нет. Но, видимо, на Украине не до нас...
  13. Господь Гнева 31 января 2015 13:41
    Цитата: alex86
    Жаль, что Kars не появился - у него очень уверенная позиция в отрицании эффективности ПТАБ (это не значит, что я её разделяю), но остроты в обсуждении нет. Но, видимо, на Украине не до нас...

    В принципе это правильно. Скажем так, дед служил в артиллерии, и говорил что ЗИС-3 подкалиберным снарядом пробивала Тигра. Только копнув глубже выясняется, что подкалиберные снаряды они увидели только после войны.
    Также и с отечественными ПТАБами. Очень сложно даже фото их найти. Схему пожалуйста, а вот фото редкость
    Вторая слева. Фото из Дома Авиации и космонавтики. А вот крайняя справа, маркирована как АО-2.5
    1. SNV 2 февраля 2015 09:59
      Цитата: Господь Гнева
      Также и с отечественными ПТАБами. Очень сложно даже фото их найти. Схему пожалуйста, а вот фото редкость
      Вторая слева. Фото из Дома Авиации и космонавтики. А вот крайняя справа, маркирована как АО-2.5


      Фоток в интернете вполне достаточно, надо знать, где искать.
      Ну а музейные фото - так это просто незнание матчасти. Бумажки с подписями перепутали и положили не к тем изделиям (ко второй слева надо было положить с надписью АО-2.5, а к крайней справа - ПТАБ-2.5-1.5).
      SNV
    2. Комментарий был удален.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня