Устав – всему голова

Устав – всему голова


На этот вопрос нет однозначного ответа. Военный психолог майор ЦАХАЛа (Армии обороны Израиля) Татьяна Игнатьев (уроженка Москвы; в России ее фамилия писалась и соответственно произносилась с «а» на конце) в беседе с «НВО» высказала мнение, что в ситуации, когда израильский военнослужащий еженедельно, а иногда почти ежедневно возвращается ночевать домой, общается с родителями или ближайшими родственниками, какие-либо неуставные отношения в армии не могут носить систематический характер.


Иногда солдату крупно везет – его отпускают в увольнительную на несколько дней, отпуск начинается в среду и заканчивается в субботу (явиться в часть нужно утром в воскресенье). Такой отпуск так и называется ревии-шабат, со среды до субботы. Кроме того, солдату-срочнику каждые четыре месяца полагается «регилА» – отпуск на шесть дней. Еще срочникам очень нравится афтер (от английского afterduty – «после выполнения задания»). Это короткая увольнительная на несколько часов в будний день после выполнения какого-то трудного задания.

«В конце концов родители или другие родственники, – поясняет майор Игнатьев, – обязательно узнают о проблемах своего ребенка и обратятся куда следует». На мой вопрос «куда же следует обращаться в таких случаях» Татьяна сказала: «Обычно подобные проблемы оперативно решаются командиром того или иного ранга. Если же по каким-то обстоятельствам военнослужащий или его родители остались недовольны решением военного начальства, то любой из них может подать жалобу в Отдел по правам военнослужащих (ОППВ)».

Таким же правом обладают не только сам солдат и его родители, но также такие близкие родственники как братья, сестры, бабушки и дедушки, тети и дяди.

При этом военнослужащий ЦАХАЛа может пожаловаться на любого солдата, офицера или гражданское лицо, проходящее службу в вооруженных силах страны. Причем он не обязан сообщать командиру о жалобе или просить разрешение на ее подачу. Правда, бывают ситуации, когда солдат подает жалобу, не обратившись к своим непосредственным командирам, которым остаются не ведомы претензии солдата. В таких случаях инспекторы ОППВ дают возможность командирам части самостоятельно решить проблему в короткий срок. Только при получении положительного ответа от подававшего жалобу солдата дело закрывается.

ЖАЛОБА – ПРАВО КАЖДОГО

Согласно уставным параграфам, жалобу следует подавать в письменном виде на имя главного инспектора ОППВ генерал-майора запаса Ицхака Брика. Причем написана она может быть на любом языке. Майор в отставке Ирена Файн (к слову, уроженка Петербурга), юрист военной адвокатуры, в беседе с «НВО» заметила, что, согласно закону, пост главного инспектора ОППВ может занимать только гражданское лицо. В противном случае его полномочия в судах не военной, а общегражданской юрисдикции будут ограничены.

С подачей жалобы не следует тянуть. Ведь жалоба, поданная через 12 месяцев после событий, речь о которых идет в письме, не рассматривается инспекторами ОППВ. Однако если солдату стало известно о правонарушениях в отношении него гораздо позднее, то и отсчет срока для подачи обращения ведется именно с этого момента.

Также следует отметить, что каждый солдат имеет право обратиться с жалобой, касающейся его срочной службы, не позднее 180 дней с момента демобилизации. И вот конкретный пример, рассказанный мне самалем (сержантом) запаса израильской армии Ури (Юрием) Удовиченко (его родители переехали в Израиль из Николаева). Через три месяца после демобилизации Ури неожиданно для себя узнал, что в канцелярии его подразделения имеется приказ вышестоящего командира о вынесенном ему дисциплинарном взыскании. Причина взыскания состояла в следующем: в последние дни службы он якобы наказал нерадивого солдата своего подразделения лишним нарядом. «Но я точно помню, что в течение полугода до демобилизации никого не наказывал внеочередными нарядами, – объяснял мне ситуацию самаль запаса Удовиченко. – Поэтому я обратился с жалобой в ОППВ». Инспекторы этой службы, быстро отреагировав на письмо, разобрались в происшедшем, принесли демобилизованному воину извинение, армия даже выплатила ему определенную компенсацию вроде как за моральный ущерб.

В ОППВ обращения рассматривают специальные группы во главе с офицером в звании подполковника. Эти группы типизированы на определенные жалобы: по вопросам резервистской службы, оказанию медицинской или социальной помощи, возможности выезда за границу к проживающим там родителям и так далее.

АРЕСТОВАННЫХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПРАВА ЖАЛОВАТЬСЯ НЕ ЛИШАЮТ

В недавно опубликованном отчете Ицхака Брика отмечается, что большинство жалоб солдат в отношении командиров связано со словесным насилием. Иначе говоря, в отчете идет речь о том, что «молодые командиры иногда нарушают этические нормы и используют, как им кажется, в целях воспитания, бранную речь. Подобное, говорится в отчете, никак не соответствует духу и ценностям ЦАХАЛа». По мнению генерала в отставке Брика, матерящиеся в присутствии подчиненных командиры должны считаться недообученными и направляться на специальные курсы переподготовки или даже увольняться из армии. В случае оскорбительного отношения к подчиненным или к сослуживцам одного звания (о рукоприкладствах и говорить не приходится) виновные могут оказаться на скамье подсудимых. Согласно закону, арестованный военнослужащий ЦАХАЛа вправе сообщить о своем аресте родственникам, а также любому адвокату по своему выбору (не обязательно из военной адвокатуры) и встретиться с ним. Однако весьма желательно, чтобы адвокат, выбранный арестованным военнослужащим, имел специальное разрешение на выступление в военном трибунале. Арестованный солдат имеет право на встречу с адвокатом при первой возможности. Встречу с адвокатом можно задержать только для проведения срочных следственных процедур.

Помощью военных адвокатов могут воспользоваться все, на кого распространяется юрисдикция военных судов. Это могут быть как военнослужащие, так и гражданские работники ЦАХАЛа. Правда, защита предоставляется не автоматически, а только по просьбе фигуранта того или иного дела. Организационно военная адвокатура входит в состав военной прокуратуры. Тем не менее противоречия интересов не возникает. По словам военного адвоката капитана Анастасии Розенкранц, военные юристы заботятся прежде всего об интересах военнослужащих, которых они представляют. Права военнослужащих во многом сходны с правами гражданских лиц. «Но военные суды рассматривают правонарушения, которые невозможно совершить на гражданке, – обращает внимание капитан Розенкранц, – например, дезертирство». Отличаются и права при задержании. Гражданской полиции для задержания на срок более 24 час. требуется санкция суда. Военная полиция с санкции прокуратуры может задержать и на двое суток. Более строгие правила и для отбывающих наказание в военных тюрьмах. Там поддерживается армейская дисциплина и не предоставляется возможность для получения образования. Одновременно короче и срок заключения. Обычно больше года в военных тюрьмах приговоренных не содержат. Если военнослужащий совершил серьезное правонарушение и получил по приговору длительный тюремный срок, то после года отсидки в военной тюрьме созывается специальная комиссия, которая обычно переводит такого преступника досиживать полный срок в обычном пенитенциарном учреждении. Важно иметь в виду, что к серьезным преступлениям относятся среди прочего торговля наркотиками, оружием и инициирование неуставных отношений, иными словами, дедовщина.


Находящиеся в тюрьме солдаты и офицеры имеют право передать обращение или жалобу в закрытом конверте начальнику тюрьмы, который, не вскрывая конверт, обязан переадресовать ее инспектору. Для посещения арестованного военнослужащего следует обратиться к коменданту города («кцин а-ир») за получением пропуска. Начальник тюрьмы может за плохое поведение лишить солдата, находящегося в военной тюрьме, права на встречу с родственниками. Арестованного или отбывающего срок военного могут посетить за один раз не более четырех человек. Причем солдата срочной службы, находящегося в военной тюрьме, при отсутствии чрезвычайных обстоятельств в первый раз можно навестить только после недели его нахождения там. При тех же обстоятельствах солдата-резервиста (милуимника) можно навестить в первый раз после трех дней нахождения в тюрьме. Солдатку (девушку-военнослужащую) можно навестить в первый раз после двух дней нахождения в тюрьме.

СОЛДАТ-ОДИНОЧКА ОБЛАДАЕТ МНОГИМИ ПРИВИЛЕГИЯМИ

Если молодой человек репатриировался в призывном возрасте в еврейское государство без родителей, то это, конечно же, не значит, что у него не будет здесь заступников и он, в случае возникновения армейского произвола, окажется один на один с теми же «дедами», которых на иврите именуют «пазамниками» («опытными»). Подобного в ЦАХАЛе никогда не было, и с учетом организации юридической системы в стране практически невозможно и в будущем.

Инспекторы ОППВ с особым вниманием следят за соблюдением прав солдат-одиночек (хаяль-бодед), многие из которых прибыли с просторов бывшего СССР. Призывник, репатриировавшийся в Израиль в одиночку, получает от армии значительные льготы и преимущества. Во-первых, «хаяль бодед имеет право на удвоенную зарплату и на участие армии в покрытии расходов на аренду квартиры. Во-вторых, солдат-одиночка обладает правом на один дополнительный день отпуска раз в два месяца. И в-третьих, и это весьма важно, «хаяль бодед» имеет право выехать за границу к родителям или другим близким родственникам один раз в каждый год службы, но не более, чем на четыре недели. Ему положены ежемесячные доплаты от министерства обороны и министерства абсорбции, существенная денежная помощь в одном из кибуцев (обычно сельскохозяйственная коммуна), безусловная помощь в оплате снимаемой квартиры или бесплатное проживание в одном из кибуцев, а также помощь в оплате коммунальных услуг и оплата международных разговоров с родителями и другими родственниками.

У рядового ЦАХАЛа Баруха Джонсона, уроженца Австралии, навещавшего вместе с невестой Карин своих родителей в Сиднее, оставались еще два законных дня пребывания с близкими, когда Карин получила известие о скоропостижной смерти отца. Вместе с невестой Барух немедленно вылетел в Израиль на похороны будущего близкого родственника. По прошествии нескольких месяцев рядовому Джонсону предоставили пять дней отпуска в качестве компенсации за «недогуленные» двое суток. Однако в связи с тем, что дорога от Израиля до Австралии занимает много часов, Барух подал в ОППВ прошение с просьбой увеличить продолжительность «компенсационного отпуска». Инспекторы этого отдела пошли ему навстречу и, посчитав предыдущий отпуск прерванным форс-мажорной ситуацией, вновь разрешили ему двухнедельное пребывание в родительском доме.

Значительную помощь солдатам-одиночкам оказывает созданный семь лет назад Центр памяти Майкла Левина, отделения которого открыты в различных городах еврейского государства. Майкл Левин, уроженец Соединенных Штатов, был «хаяль-бодед», служивший в 890-м батальоне парашютных войск ЦАХАЛа. Он погиб во Второй ливанской войне 1 августа 2006 года. Центр, названный его именем, осуществляет волонтерскую деятельность, помогая солдатам-одиночкам справляться с армейской бюрократией. Нередко волонтеры выполняют роль кураторов, готовых в буквальном смысле воевать за права своих подопечных. Одновременно командование ЦАХАЛа поддерживает связь с теми семьями в городах, которые предлагают солдатам останавливаться у них во время отпусков.

КОГО НЕЛЬЗЯ ПРИЗЫВАТЬ В БОЕВЫЕ ЧАСТИ

Во-первых, единственного ребенка в семье в боевые части (на иврите «кравИ») могут призвать только в случае, если он сам и его родители подпишут специальный документ. Следует иметь в виду, что даже в том случае, если биологические родители ребенка развелись и у приемного отца или матери еще имеются дети, то призывник, единственный сын бывших супругов, все равно будет считаться единственным ребенком. По закону не призываются в боевые части юноши и девушки, члены семей, пострадавших от войн или терактов. Призывники, настаивающие на прохождении службы в боевых частях и получившие на это согласие родителей, должны отправить соответствующую просьбу в военкомат. Военкомат должен оплатить данной семье адвоката для подписания специальной декларации о вступлении их сына или дочери в боевую часть в качестве волонтера. Важно заметить, что на любом этапе прохождения службы такой солдат может отменить данную декларацию. Даже во время непосредственного прохождения военной службы.

Примечательно, что девушки в боевые части могут призываться, но участвовать в боевых действиях им запрещено. Не призываются на срочную службу замужние молодые женщины, а также молодые мужчины, имеющие на воспитании двух и более детей.

Хочешь поститься – постись!

Военнослужащие ЦАХАЛа, принадлежащие к любой конфессии, могут и на службе соблюдать предписания своей религии. Иудеи, христиане и мусульмане имеют право поститься в соответствии с календарем соответствующих дней. Постящихся солдат командир обязан освободить от работы, за исключением форс-мажорных обстоятельств. Так, в Судный день октября 1973 года армии Египта и Сирии атаковали еврейское государство. Солдаты армейского резерва ЦАХАЛа даже без всяких повесток начали тогда выдвигаться к местам постоянных дислокаций своих частей. В бой военнослужащие вступали независимо от того, соблюдали или не соблюдали они пост.

И тем не менее в праздник Песах (еврейскую Пасху) на военную базу запрещается проносить некошерную пищу. Если на базе нет столовой и военнослужащего невозможно приписать к другой, то он в обязательном порядке будет получать доплату за питание.

Солдату должна быть предоставлена возможность спать как минимум шесть часов в день. Военнослужащий, дежуривший ночью и не имевший возможности нормально выспаться, получает право сесть за руль только после как минимум четырехчасового отдыха.

Каждый военнослужащий, включая резервистов, вправе получить от армии возможность ознакомиться с документами, касающимися его лично. Более того, демобилизованные и освобожденные от резервистской службы также обладают правом затребовать от армии справку о состоянии своего здоровья.

Каждый недавно призванный в ЦАХАЛ имеет право попросить денежную поддержку со стороны армии для своих родителей (или для одного из них). Если у призванного в армию семья оказалась в сложном экономическом положении, то ему, как правило, разрешат работать в вечернее время. В случае если военнослужащий состоит в браке, то он опять же имеет право подать просьбу о получении денежной поддержки для своего супруга или супруги. Если военный имеет детей, то и для них предусмотрено денежное пособие. Обращение за финансовой помощью следует подавать в отдел, занимающийся индивидуальными просьбами, на специальном бланке, присоединив к нему все необходимые документы. Если ответ будет отрицательным, то военнослужащий имеет право оспорить данное решение при повторной подаче просьбы.

ПРАВОСОЗНАНИЕ ПРОТИВ ДЕДОВЩИНЫ

Полностью дедовщина не искоренена ни в одной армии мира. Поэтому нельзя не согласиться с российским исследователем Дмитрием Васильевичем Клепиковым, который определяет дедовщину как «неформальный социальный институт, основанный на стратификации воинских коллективов по сроку службы и регулирующий социальное взаимодействие военнослужащих разных сроков службы...».

В диссертации «Дедовщина как социальный институт» на соискание ученой степени кандидата социологических наук (защищена в 1997 году в Санкт-Петербургском филиале Института социологии Российской академии наук) Дмитрий Клепиков подчеркивает, что «дедовщина является результатом самоорганизации воинского коллектива как социальной общности, функционирующей в условиях тотальной по характеру формальной военной организации». Понятно, что стратификация по срокам службы всегда будет присутствовать в армии по призыву. Поэтому полностью избавиться от дедовщины и других неуставных отношений весьма проблематично. Вот что сказал «НВО» демобилизованный израильский солдат: «В ЦАХАЛе пазамник (от ивритского «пазАм» – срок службы; на армейском сленге – «дед») – старший товарищ, он учит тирОна, (от ивритского «тиронУт» – курс молодого бойца; на тамошнем сленге – «салага») армейскому делу. Если и проявляется в израильской армии дедовщина, то только в дежурстве по столовой и лишних часах уборочных работ».

И в самом деле, в ЦАХАЛе дедовщина настолько минимизирована, что перестала быть социальным институтом. Такая ситуация могла возникнуть благодаря как развитию правосознания военнослужащих, так и созданию соответствующей юридической структуры, а также подключению общественных организаций. Показательно, что в Израиле баллотироваться в местные органы власти (муниципалитеты или местные советы) могут и военнослужащие. Причем солдат срочной службы, кандидатура которого вошла в список для голосования, освобождается от срочной службы до завершения выборов. Офицер или прапорщик, баллотирующийся в местный орган власти, увольняется со службы.

Несомненно, прав российский исследователь Валерий Мухаматшинович Асмандияров, который в диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук «Правосознание военнослужащих Вооруженных сил Российской Федерации в современных условиях: социально-философский анализ» (защищена в Москве, в Военном институте в 2007 году) обращает внимание на значимость в наши дни проблемы укрепления законности и правопорядка, решение которой невозможно без совершенствования всей правовой системы, повышения правосознания и правовой культуры населения всей страны. Валерий Асмандияров подчеркивает, что «правовое сознание военнослужащих находится в тесном органическом единстве и взаимодействии с другими структурными элементами их духовного мира». Безусловно, повышение правосознания и культуры резко снизит проявление среди военнослужащих дедовщины в армейских коллективах.
Автор:
Захар Гельман
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/forces/2015-01-30/1_ustav.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

52 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти