О той войне незнаменитой

О той войне незнаменитой


Мне жалко той судьбы далекой,
Как будто мертвый, одинокий,

Как будто это я лежу,
Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.
Александр Твардовский


Эти гениальные строки в юности мной воспринимались как жалость к солдату, который не дожил до большой, настоящей войны. Не повезло. Мне было пронзительно жалко того солдата, который, вместо того чтобы погибнуть через год в Великой войне, погиб на финской. В горячей точке по современной терминологии. Только потом, через много лет, после Афганистана, Таджикистана, Южной Осетии, Абхазии и Боснии, я понял великую заповедь: «Солдат войну не выбирает».

ОПАСНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

«У нас практически только две базы за границей, и то на террористически опасных направлениях: в Киргизии и в Таджикистане», – заявил недавно Владимир Путин на пресс-конференции. С Киргизией понятно: несколько лет назад под носом у американцев договорились о присутствии нескольких самолетов. А что с Таджикистаном? Спросите у любого депутата или министра: «Вы не знаете, почему из войск 6 военных округов Советской Армии (более 2 млн человек), дислоцировавшихся за пределами нынешних границ Российской Федерации, в ее юрисдикции осталась только 201-я мотострелковая дивизия?» В ответ услышите о значении «форпоста России в Средней Азии», о том, что эта дивизия – уникальная возможность отстаивать свои геополитические интересы, но мало кто ответит по существу. А ведь весь Таджикистан под контролем.

Русские здесь стояли с 1866 года. И пусть эти янки уходят из-за Пянджа. Мы-то остаемся. А как мы остались после 1991-го, когда Российская Федерация первой заявила о независимости, мы, побросав все, бежали от своих исторических границ? Это долгая и кровавая история. Сейчас это политикам не интересно. За это погибло много русских солдат и офицеров, еще больше осталось инвалидами, и все они, живые и мертвые, преданы нынешними властями под трескотню о патриотизме.

В КОЛЬЦЕ ВРАГОВ

Душанбе. Таджикистан. 1992 год. Недобитые банды из Афганистана полезли в СССР. Страна рухнула, развалилась. Новая власть забыла не только об армии, забыла обо всем. В июле 1992 года, через несколько дней после расстрела погранзаставы на Пяндже, в Душанбе прилетел Козырев – министр иностранных дел. Я взял автомат и собрался ехать к нему. Меня остановили. Козырев никого не принял. Он играл в теннис.

У офицеров в Таджикистане ситуация критическая: cзади, в Москве, – враги. Впереди, в Афганистане, – враги. Внутри, в Таджикистане, – враги.

В Душанбе на площади у президентского дворца – 150 тыс. человек, у парламента – 100 тыс. Война уже шла больше года.

По преступному распоряжению Горбачева в союзных республиках уже служили местные. Офицеры – русские. В 201-й дивизии таджиков было около 70%. Один из основных принципов комплектования Советской Армии – принцип экстерриториальности – был нарушен. В любой момент дивизия могла оказаться в руках душманов. Утром 1 мая 1992 года я пришел к президенту Таджикистана Набиеву. Там же были вице-президент Дустов с трясущимися руками и перепуганный министр обороны Ниязов. Они очень обрадовались, увидев со мной четырех десантников. Решили, что мы будем их деблокировать. Я довел ультиматум командующего войсками Туркестанского военного округа генерал-полковника Г. Кондратьева: 201-я дивизия остается в юрисдикции России и будет сохранять нейтралитет.

Президент согласился. Теперь надо было договориться с душманами. Оппозицию тогда возглавлял духовный лидер Таджикистана Кази-калон Ходжи Акбаар Тураджонзоде. Он взял курс на свержение власти, но мешала русская дивизия.

Ночью командующий войсками округа поехал к нему на переговоры в мечеть. Взял с собой только меня и разведчика. На входе нам предложили сдать оружие. Мы отказались. Прошли с оружием. На переговорах решили, что войска Туркестанского военного округа не будут мешать мирному процессу. Но только мирному. Дивизия остается в юрисдикции России. Мы дали войне передышку, но ненадолго. Ельцин 15 мая 1992 года подписал Ташкентскую декларацию, по которой войска всех военных округов за пределами РФ переходят к национальным властям. ТуркВО расформировали с 1 июля.

ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ

В союзных республиках началась приватизация армии. Группировка войск Туркестанского военного округа в пяти республиках (Туркмении, Узбекистане, Казахстане, Киргизии, Таджикистане) насчитывала 400 тыс. человек. Командующий просил министра обороны и Ельцина взять округ под юрисдикцию России, но получил отказ. И тогда мы вцепились в 201-ю. Видимо, это было делом всей жизни – оставить в Средней Азии хоть одну русскую дивизию. В Душанбе у нас были твердые договоренности с властью и душманами, и они должны быть соблюдены.

Но гражданская война запылала с новой силой.

Убитых там никто не считал. Сейчас сходятся на 150–200 тысячах. Народный Герой Таджикистана Сангак Сафаров говорил: «Я буду вешать за ребро на дувале всех, кто поднимет руку на русского». И слово свое держал. Вешал. Потом его убили. Как и многих других на той войне.

Сохраненная 201-я дивизия, только вышедшая из Афганистана, опять вступила в бой. За время войны (1991–1997) 16 человек стали Героями России, еще 3000 получили ордена и медали. И тысячи получили ранения и контузии.

А в это время в Москве кричали, что власть уберегла страну от гражданской войны. Их страна была в пределах МКАДа, а в России гражданская война шла от Днестра до Пянджа.

После второго чеченского похода вспомнили, что в Вооруженных силах России есть и 201-я Гатчинская дважды Краснознаменная мотострелковая дивизия. И тут у наших демократов началась истерика. Как? Почему? Она еще там? Особенно после 11 сентября.

Потом почти десять лет власть делала вид, что дивизия в центре Средней Азии свалилась на РФ за тоталитарные грехи. Журналист Маргарита Симоньян получила всероссийскую известность тем, что во время одной из первых прямых линий с Путиным показала, как Герой России прапорщик из Душанбе не может много лет получить гражданство РФ.

А теперь не знают, что делать с ветеранами той гражданской войны. Лучше бы их не было. Знамя дивизии, где написано «Смерть немецким захватчикам!» отобрали, так как боевое соединение переименовали в базу. В русском сознании база может быть только овощной. А у американцев все называется базой. Вот и теперь у нас. Хорошо, что Шойгу возвращает привычное имя.

Ветеранов оказалось 27 тыс. Они уже в возрасте. Раны и тяжелая походная жизнь дают о себе знать. Про них забыли. Даже элементарных льгот у них нет, как, впрочем, и у ветеранов других походов: в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье.

Но вдруг власть одумалась. Приближались выборы, и президент Дмитрий Медведев принял решение о признании участников войны в Таджикистане ветеранами боевых действий.

ПОДВОХ В ДЕТАЛЯХ

7 ноября 2011 года был принят закон РФ № 307 ФЗ «О внесении изменения в Федеральный закон «О ветеранах», который действует с 1 января 2012 года, придавая статус ветеранов участникам боевых действий в Таджикистане в периоды с сентября по ноябрь 1992 года и с февраля 1993 года по декабрь 1997 года.

Но подвох в том, что в то время участие в боевых действиях в Таджикистане документально нигде не фиксировались. Не признавала власть эту войну.

Согласно соглашению между Республикой Таджикистан и Российской Федерацией, указу президента РФ от 27.07.1993 года № 44 «О мерах по урегулированию конфликта на таджико-афганской границе и общей нормализации обстановки на границах РФ», закону РФ от 21.01.1993 года № 4328/1 использовалась формулировка «выполнение задач по защите конституционных прав граждан в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах в Республике Таджикистан». И эта формулировка вписана у всех офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат, проходивших службу в Таджикистане. У офицеров и прапорщиков эта запись сделана в послужном списке личного дела п. 13 «участие в войнах и других боевых действиях…».

Всем военнослужащим шла выслуга один месяц службы за три месяца. В соответствии с действующим законодательством такая выслуга засчитывается только в период боевых действий.

В соответствии с п. 2 постановления Верховного Совета РФ от 21.07.1993 года № 5481-1 «военнослужащие, выполняющие задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, считаются проходящими военную службу в действующей армии» и то, что «действующая армия и флот это часть ВС государства, используемая во время войны непосредственно для ведения боевых действий».

И вот предвыборный пиар 2012 года испарился. Из 27 тыс. ветеранов удостоверение получили чуть более 800, и то большинство – через суд. Хотя все расходы были предусмотрены федеральным бюджетом 2012 года.

Ну не было нигде записано, что была война.

5 октября 2012 года президент Владимир Путин, находясь с визитом в Душанбе, эту несправедливость приказал устранить и выдать удостоверения участника войны всем ветеранам Таджикистана (по афганскому принципу: сутки был – получи).

Ах, если бы все указания Путина правительство Медведева выполняло…

Пошел сложный бюрократический процесс по изменению формулировки федерального закона. Дума, правительство, почти все министерства. Опять Дума и по кругу. На этом вопросе не пропиарился только ленивый.

Но вот вроде бы с помощью Дмитрия Рогозина удалось все согласовать. Не хватало только подписи министра труда и социальной защиты Максима Топилина.

Но он уперся. И процесс заглох. Оказалось, что между министром труда РФ и ветеранами таджикского фронта гражданской войны в России самая прямая связь. Для 27 тыс. ветеранов г-н Топилин стал олицетворением всей порочности и коррумпированности власти РФ. И этому немало способствовала «героическая» биография самого г-на Топилина.

Раздражает все: учился вместе с самим Ходорковским («КоммерсантЪ» писал, что в институте Топилин с Ходорковским «учился одновременно») и с очаровательной Татьяной Голиковой (она на курс старше). Впоследствии стал заместителем министра здравоохранения (закончив Институт народного хозяйства им. Плеханова, а не медицинский) у все столь же прекрасной Тани Голиковой. И вот на этой халяве г-н Топилин получил орден Мужества в 2008 году за грузинскую войну. Кто объяснит ветеранам, что только человек, ни дня не прослуживший в армии, может мужественно вынести (нет, не раненого с поля боя), а совместную командировку с красавицей Татьяной? Любой, прослуживший в войсках, на это не способен. И поделом им. Воюйте среди гор в краях Аллаха без вина и женщин, без орденов и славы.

А будущий орденоносец Топилин в это же время (1991–1994) героически работал в НИИ труда младшим научным сотрудником вместе (вы угадали!!!) с Танечкой Голиковой. За это еще один орден полагается. Но, может, награда найдет героя.

Интересно, ему представление на орден Мужества Мишико Саакашвили писал?

Пройдет 20 лет, и нынешним русским солдатам и офицерам ВС РФ, воюющим в Новороссии, тоже нужна будет справка от Яроша, Коломойского и Ляшко? Хотя официально сейчас, как и тогда в Таджикистане, войны нет. А ветераны будут.
Автор:
Александр Лучанинов
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/notes/2015-01-30/16_tajikistan.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

80 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти