Португальская Индия: от путешествия Васко да Гамы до колониального Гоа

Сегодня Гоа — один из наиболее популярных индийских курортов. Кто-то едет сюда ради банального пляжного отдыха, кому-то более интересно соприкоснуться с культурой Индии, пусть и в ее «туристическом» варианте. Между тем эта территория имеет богатую на события и во многом уникальную историю. Ведь именно здесь португальцы в XVI веке делали попытки проникновения на полуостров Индостан, стремясь закрепиться в Южной Азии и утвердить свое господство в Индийском океане. Времена меняются. Современная Португалия представляет собой небольшую европейскую страну, не играющую существенной роли в мировой политике. Но пять столетий назад это была крупнейшая морская держава, делившая с Испанией лидирующие позиции в колониальных захватах в южных морях.

Португальская морская экспансия

Португальская Индия: от путешествия Васко да Гамы до колониального ГоаОдной из причин, побудивших Португалию к экспансии в заморских землях, стала небольшая площадь государства, ограничивавшая возможности экономического и социально-демографического развития страны. Сухопутную границу Португалия имела только с более сильной Испанией, тягаться с которой в попытках расширения своей территории она просто не имела возможности. С другой стороны, аппетиты португальской политической и экономической элиты в XV-XVI вв. значительно возросли. Понимая, что единственным способом превращения страны в сильное государство, обладающее серьезными позициями в мировой политике и экономике, является морская экспансия с утверждением монополии в торговле определенными товарами и создании опорных пунктов и колоний в наиболее значимых для заморской торговли регионах, португальская элита приступила к подготовке экспедиций в поисках морского пути в Индию. Начало португальских колониальных завоеваний связывают с именем принца Энрике (1394-1460), вошедшего в историю как Генрих Мореплаватель.


При его непосредственном участии в 1415 г. была взята Сеута — важный торговый и культурный центр Северной Африки, находившийся в тот период в составе марокканского государства Ваттасидов. Победа португальских войск над марокканцами открыла страницу многовековой колониальной экспансии Португалии в южных морях. Во-первых, для Португалии завоевание Сеуты имело сакральное значение, поскольку в этой битве христианский мир, с которым олицетворял себя Лиссабон, нанес поражение мусульманам Северной Африки, еще не столь давно господствовавшим на Пиренейском полуострове. Во-вторых, появление форпоста на территории современного Марокко открыло португальскому флоту дальнейший путь в южные моря. По сути дела, именно захват Сеуты ознаменовал начало эпохи колониальных завоеваний, в которой, вслед за Португалией и Испанией, приняли участие практически все более-менее развитые европейские государства.

После взятия Сеуты началась отправка португальских экспедиций на поиск морского пути в Индию, ведущего в обход Африканского континента. С 1419 года Генрих Мореплаватель направлял португальские корабли, которые постепенно продвигались все южнее и южнее. Азорские острова, остров Мадейра, острова Зеленого Мыса — первые в списке приобретений португальской короны. На западноафриканском побережье началось создание португальских форпостов, практически сразу же открывших столь выгодную статью дохода как торговля невольниками. «Живой товар» первоначально вывозился в Европу. В 1452 г. Николай V — тогдашний римский папа — особой буллой разрешил португальской короне колониальную экспансию в Африке и торговлю рабами. Однако вплоть до конца XV века дальнейших серьезных изменений в продвижении Португалии по морскому пути в Индию не наблюдалось. Некоторому застою способствовали: во-первых — поражение под Танжером в 1437 г., которое португальские войска потерпели от армии марокканского султана, а во-вторых — смерть в 1460 году Генриха Мореплавателя, который долгое время был ключевой фигурой в организации морских экспедиций португальской короны. Тем не менее, на рубеже XV-XVI вв. португальские морские экспедиции в южных морях вновь активизировались. В 1488 г. Бартоломеу Диаш открыл мыс Доброй Надежды, первоначально названный мысом Бурь. Это стало серьезнейшим продвижением португальцев в направлении к открытию морского пути в Индию, так как спустя 9 лет — в 1497 г. — другой португальский мореплаватель Васко да Гама все же обогнул мыс Доброй Надежды.Португальская Индия: от путешествия Васко да Гамы до колониального Гоа

Экспедиция Васко да Гамы нарушила существовавший уже несколько столетий торговый и политический порядок в акватории Индийского океана. К этому времени на восточноафриканском побережье, на территории современных Мозамбика, Танзании, Кении, Сомали существовали мусульманские султанаты, поддерживавшие тесные взаимоотношения с арабским миром. Осуществлялась трансокеанская торговля между восточноафриканским побережьем, портами Персидского залива и Западной Индии. Естественно, что внезапное появление здесь такого нового и весьма опасного фактора как европейские мореплаватели не вызвало позитивной реакции со стороны местных мусульманских властителей. Тем более, учитывая тот факт, что торговые пути в Индийском океане в рассматриваемый период контролировали арабские торговцы из Маската и Ормуза, которые совершенно не хотели видеть в сфере своего влияния новых соперников.

Флот Васко да Гамы подверг обстрелу из пушек селения на побережье современного Мозамбика, в районе Момбасы (современная Кения) захватила и разграбила арабское торговое судно, взяв в плен около 30 арабских моряков. Однако в городе Малинди, шейх которого находился в неприязненных отношениях с правителем Момбасы, Васко да Гама встретил хороший прием. Более того, здесь он нашел опытного арабского лоцмана, который и провел его судно через Индийский океан. 20 мая 1498 г. корабли флотилии Васко да Гамы подошли к индийскому городу Каликут на Малабарском берегу (ныне — город Кожикоде, штат Керала, Юго-Западная Индия). Первоначально Васко да Гама был встречен с почетом местным правителем, носившим титул «заморин». Заморин Каликута провел парад трехтысячного войска в честь прибывших европейцев. Однако вскоре заморин разочаровался в португальском посланнике, чему способствовали, во-первых, влияние арабских торговцев, а во-вторых — недовольство привезенными из Европы подарками и товарами на продажу. Европейский мореплаватель поступил в духе обычного пирата — отчаливая из Каликута, португальцы похитили около двадцати местных рыбаков с целью обращения их в рабство.

Каликутско-португальские войны

Тем не менее, своей цели путешествие Васко да Гамы достигло — был найден морской путь в Индию. Привезенные в Португалию товары многократно превысили стоимость расходов Лиссабона на снаряжение экспедиции. Оставалось закрепить свое влияние в Индийском океане, на чем и сосредоточило свои усилия португальское правительство в первое десятилетие XVI века. В 1500 году последовало плавание 2-й Индийской армады Португалии под командованием Педру Алвариша Кабрала. 9 марта 1500 года Кабрал во главе флотилии из 13 кораблей и 1200 моряков и солдат отплыл из Лиссабона, однако сбился с пути и достиг берегов современной Бразилии. 24 апреля 1500 г. он высадился на бразильском побережье и объявил прибрежную полосу территорией Португалии под названием «Вера Круш». Отправив одного из капитанов в Лиссабон со срочной депешей королю об открытии нового заморского владения, Кабрал возобновил морской путь в Индию. В сентябре 1500 г. флот Кабрала прибыл в Каликут. Здесь правил уже новый заморин — Манивикраман Раджа, который принял подарки португальского короля и дал разрешение на создание португальской фактории на малабарском побережье. Так появился первый португальский форпост на территории полуострова Индостан.

Португальская Индия: от путешествия Васко да Гамы до колониального Гоа


Однако создание португальской торговой фактории в Каликуте было крайне негативно встречено местными арабскими купцами, которые прежде контролировали всю индийскую трансокеанскую торговлю. Они приступили к использованию тактики саботажа и португальцы не смогли полностью загрузить товарами корабли для отправки в Лиссабон. В ответ 17 декабря Кабрал захватил арабский корабль со специями, собиравшийся отплывать из Каликута в Джидду. Реакция арабских купцов последовала незамедлительно — толпа из арабов и местных жителей напала на торговую факторию. Погибло от 50 до 70 (по разным данным) португальцев, остальные сумели спастись и бежали на стоявшие в порту португальские суда. В знак мести Кабрал захватил десять арабских кораблей в порту Каликута, убил всех находившихся на кораблях торговцев и моряков. Товар, находившийся на кораблях, был захвачен португальцами, а сами арабские суда сожжены. После этого португальская флотилия открыла огонь из корабельных пушек по Каликуту. Обстрел шел целый день и в результате карательной акции погибло по меньшей мере около шестисот местных мирных жителей.

24 декабря 1500 г., завершив карательную операцию в Каликуте, Кабрал отплыл в Кочин (ныне — штат Керала, Юго-Западная Индия). Здесь была создана новая португальская фактория на индийском побережье. Примечательно, что в Кочине еще с начала нашей эры существовала достаточно активная община местных кочинских евреев — потомков переселенцев с Ближнего Востока, частично ассимилировавшихся с местным населением и перешедших на особый язык «жудео-малаялам», представляющий собой иудаизированную версию дравидийского языка малаялам. Открытие на Малабарском берегу португальской торговой фактории привело к тому, что здесь появились и европейские, точнее пиренейские евреи — сефарды, спасавшиеся от преследований в Португалии и Испании. Установив контакты с местной общиной, называвшей их «парджеши» — «чужеземцы», сефарды стали также играть важную роль в морской торговле с Португалией.

За открытием фактории в Кочине последовало расширение португальской колониальной экспансии в Индийском океане. В 1502 г. португальский король Мануэл снарядил повторную экспедицию в Индию под командованием Васко да Гамы. 10 февраля 1502 г. из Лиссабона вышло 20 кораблей. В этот раз Васко да Гама действовал еще более жестко в отношении арабских купцов, поскольку перед ним стояла цель всеми возможными способами препятствовать трансокеанской торговле арабов. Португальцы основали форты в Софале и Мозамбике, подчинили эмира Килвы, а также уничтожили арабское судно с паломниками-мусульманами на борту. В октябре 1502 г. армада да Гамы прибыла в Индию. В Каннануре была заложена вторая на Малабарском берегу португальская фактория. Затем да Гама продолжил начатую Кабралом войну против заморина Каликута. Португальская флотилия обстреляла город из корабельных орудий, превратив его в развалины. Захваченные в плен индийцы были повешены на мачтах, некоторым отрубили руки, ноги и головы, отправив расчлененные тела заморину. Последний предпочел бежать из города. Собранная с помощью арабских купцов флотилия заморина была практически сразу разгромлена португальцами, корабли которых были оснащены артиллерией.

Португальская Индия: от путешествия Васко да Гамы до колониального ГоаТаким образом, начало португальского присутствия в Индии сразу же ознаменовалось войной с местным государством Каликут и насилием против мирного населения. Тем не менее, соперничавшие с заморином Каликута раджи других малабарских городов предпочли сотрудничать с португальцами, разрешив им построить свои фактории и вести торговлю на территории побережья. Вместе с тем, португальцы нажили себе и могущественных врагов в лице арабских купцов, прежде имевших едва ли не монопольные позиции в трансокеанской торговле пряностями и другими дефицитными товарами, доставлявшимися с островов Малайского архипелага и из Индии в порты Персидского залива. В 1505 г. королем Португалии Мануэлом была учреждена должность вице-короля Индии. Тем самым, Португалия фактически заявила о своем праве на владение важнейшими портами западного побережья Индостана.

Португальская Индия: от путешествия Васко да Гамы до колониального Гоа Первым индийским вице-королем стал Франсишку ди Алмейда (1450-1510). На его двоюродной сестре был женат Васко да Гама, а сам ди Алмейда принадлежал к знатнейшей португальской аристократической фамилии, восходившей к герцогам Кадаваль. Молодость ди Алмейды прошла в войнах с марокканцами. В марте 1505 г. он во главе флотилии из 21 корабля был направлен в Индию, вице-королем которой его назначил король Мануэл. Именно Алмейда приступил к планомерному утверждению португальского владычества на индийском побережье, создав ряд укрепленных фортов в Каннануре и Анджадиве, а также на восточноафриканском побережье — в Килве. Среди «разрушительных» акций Алмейды — артиллерийский обстрел Момбасы и Занзибара, уничтожение арабских факторий в Восточной Африке.

Португало-египетская морская война

Политика Португалии в Индии и присутствие португальцев в акватории Индийского океана способствовали росту антипортугальских настроений в мусульманском мире. Арабские купцы, чьи финансовые интересы прямо страдали вследствие действий португальских завоевателей, обращались с жалобами на поведение «франков» мусульманским властителям Ближнего Востока, обращая особое внимание на великую опасность самого факта утверждения христиан в регионе для ислама и исламского мира. С другой стороны, Османская империя и мамлюкский султанат Египта, через которые вплоть до появления португальцев в Индийском океане, проходили основные потоки торговли пряностями и иными дефицитными товарами из южных стран, также несли ощутимые убытки вследствие действий Португалии.

На стороне турок и мамлюков находилась и Венеция. Эта итальянская торговая республика, игравшая важную роль в средиземноморской торговле, также тесно контактировала с мусульманским миром и была одним из звеньев цепочки по поставкам заморских товаров из Индии в Европу через Египет и Малую Азию. Поэтому венецианские торговые круги, которые не решались идти на открытый конфликт с Португалией, тем более опасаясь ссориться с католическим миром в целом, выставляя себя сторонниками мусульман, действовали посредством скрытого влияния на турецкого и египетского султанов. Более того, Венеция оказывала финансовую и техническую помощь египетским мамлюкам в создании и оснащении военного флота.

Первыми среди мусульманских властителей Ближнего Востока на поведение португальцев отреагировали египетские мамлюки. В 1504 г. султан Кансух ал-Гаури потребовал от Папы Римского немедленно повлиять на португальскую военно-морскую и торговую деятельность в Индийском океане. В случае, если Папа Римский не окажет султану поддержки и не надавит на Лиссабон, султан обещал начать преследования коптской христианской общины в Египте, а затем и уничтожить христианские монастыри и церкви в Палестине. Для большей убедительности во главе посольства был поставлен настоятель Синайского монастыря. Одновременно в Каире побывало венецианское посольство Франческо Тельди, который советовал султану Кансуху ал-Гаури разорвать торгово-дипломатические отношения с португальцами и вступить в военный союз с индийскими правителями, пострадавшими от действий португальских армад, прежде всего — с заморином Каликута.

В следующем 1505 г. султан Кансух ал-Гаури, последовав советам венецианского посольства и арабских купцов, создал экспедиционный флот против португальцев. С помощью Османской империи и Венеции была снаряжена флотилия под командованием Амира Хусейна ал-Курди. Строительство кораблей обеспечивалось венецианскими купцами, которые поставляли лес из черноморского региона в Александрию. Затем лес перевозился караванами в Суэц, где шло строительство кораблей под руководством венецианских специалистов. Первоначально в состав флотилии входило шесть больших кораблей и шесть галер с 1500 солдатами на борту. При штабе Амира ал-Курди, который занимал пост губернатора Джидды, находился и посол заморина Каликута Мехмед Маркар. В ноябре 1505 г. флот отплыл из Суэца в Джидду, а затем — в Аден. Здесь следует отметить, что сильные в кавалерийских сражениях мамлюки никогда не отличались склонностью к мореплаванию и плохо понимали в морском деле, поэтому без привлечения венецианских советников и инженеров создание мамлюкского флота вряд ли стало бы возможным.

Тем временем, в марте 1506 г. военно-морской флот Каликута был разгромлен португальцами у порта Каннанур. После этого каликутские войска предприняли сухопутную атаку на Каннанур, однако в течение четырех месяцев так и не смогли взять город, после чего штурм был отбит с помощью подоспевшей португальской эскадры с острова Сокотра. В 1507 г. на помощь Каликуту выдвинулся мамлюкский флот Амира ал-Курди. В союзе с мамлюками выступил султан Гуджарата, обладавший крупнейшим в Западной Индии флотом, которым командовал губернатор города Диу мамлюк Малик Айяз. Причины вступления султаната Гуджарат в войну с португальцами также лежали на поверхности — султан вел основную торговлю через Египет и Османскую империю и появление в Индийском океане португальского флота снижало его финансовое благосостояние.

В марте 1508 г. в заливе Чаула флотилия Мамлюкского Египта и султаната Гуджарат вступила в бой с португальским флотом, которым командовал Лоуренсу ди Алмейда — сын первого вице-короля Индии Франсишку ди Алмейда. Крупное морское сражение длилось два дня. Поскольку мамлюки и гуджаратцы значительно превосходили португальцев по количеству кораблей, исход битвы был предрешен. Флагманский корабль португальцев, которым командовал Лоуренсу ди Алмейда, был потоплен на входе в залив Чаула. Португальцы потерпели сокрушительное поражение. Из 8 португальских кораблей, принимавших участие в морском сражении, лишь двум удалось уйти. Мамлюко-гуджаратская флотилия вернулась в порт Диу. Однако португальцы не отказались от дальнейших планов по покорению Индии. Более того — взять реванш для вице-короля Франсишку ди Алмейды стало делом чести, поскольку в битве при Чауле погиб его сын Лоуренсу.

3 февраля 1509 года у города Диу состоялось повторное морское сражение португальской армады против египетско-индийского флота Мамлюкского султаната, султаната Гуджарат и заморина Каликута. Португальским флотом командовал лично вице-король Франсишку ди Алмейда. В этот раз португальские каравеллы, оснащенные артиллерией, смогли одержать верх над египетско-индийской коалицией. Мамлюки потерпели поражение. Желая отомстить за смерть сына, Франсишку ди Алмейда распорядился повесить всех пленных из числа мамлюкских, гуджаратских и каликутских моряков. Победа в битве при Диу фактически поставила основные морские пути в Индийском океане под контроль португальского флота. Вслед за победой у берегов Индии португальцы приняли решение перейти к дальнейшим действиям по нивелированию арабского влияния в регионе.

В ноябре 1509 г. Франсишку ди Алмейда, получивший отставку с поста вице-короля и передавший полномочия новому вице-королю Афонсу ди Албукерки, отправился в Португалию. В районе современного Кейптауна у побережья Южной Африки, португальские корабли пришвартовались в бухте Столовой горы. 1 марта 1510 г. отряд во главе с ди Алмейдой отправился для пополнения запасов питьевой воды, но подвергся нападению местных туземцев — готтентотов. Шестидесятилетний первый вице-король Португальской Индии погиб во время столкновения.

Создание Португальской Индии

Афонсу ди Албукерки (1453-1515), сменивший Алмейду на посту вице-короля Португальской Индии, также был выходцем из знатного португальского рода. Его дед и прадед по отцовской линии служили доверенными секретарями португальских королей Жуана I и Дуарти I, а дед по материнской линии был адмиралом португальского флота. С ранних лет Албукерки начал службу в португальской армии и на флоте, участвовал в североафриканских походах, во взятии Танжера и Асилы. Затем он участвовал в экспедиции в Кочин, в 1506 г. принимал участие в экспедиции Триштана да Куньи. В августе 1507 г. Албукерки основал португальский форт на острове Сокотра, а затем непосредственно руководил штурмом и захватом острова Ормуз — стратегического пункта на входе в Персидский залив, господство над которым давало португальцам неограниченные возможности по установлению своего контроля над товарооборотом в Индийском океане и над торговлей между Индией и Ближним Востоком, осуществлявшейся через порты Персидского залива.

В 1510 году именно Афонсу ди Албукерки возглавил следующую крупную колониальную операцию Португалии на территории полуострова Индостан — завоевание Гоа. Гоа был крупным городом на западном побережье Индостана, значительно севернее португальских факторий на Малабарском берегу. К описываемому времени Гоа контролировался Юсуфом Адиль-Шахом, впоследствии ставшим основателем султаната Биджапур. Нападению португальцев на Гоа предшествовало обращение за помощью со стороны местных индуистов, которых не устраивало мусульманское правление в городе и регионе. Индуистские раджи издавна враждовали с мусульманскими султанами и воспринимали португальцев как желанных союзников в борьбе с давним противником.

Раджа Тиммарусу, прежде правивший в Гоа, но изгнанный оттуда мусульманскими правителями, рассчитывал вернуть свою власть над городом с помощью португальских войск. 13 февраля на совете капитанов португальского флота было принято решение о штурме Гоа и 28 февраля в устье реки Мандови зашли португальские корабли. Первым делом португальцы овладели фортом Панджим, гарнизон которого не оказал завоевателям сопротивления. После захвата Панджима мусульманское население покинуло Гоа, а индуисты встретили португальцев и торжественно вручили вице-королю Албукерки ключи от города. Комендантом Гоа был назначен адмирал Антонио ди Норонья.

Однако радость по поводу легкого и фактически бескровного завоевания столь крупного города была преждевременной. Юсуф Адиль-Шах во главе 60-тысячной мусульманской армии 17 мая подошел к Гоа. Он предложил португальцам любой другой город взамен Гоа, однако Албукерки отказался и от предложения Адиль-Шаха, и от советов своих капитанов, которые предлагали отступить на корабли. Тем не менее, вскоре выяснилось, что капитаны были правы и против 60-тысячной армии отряды Албукерки не смогут удержать Гоа. Вице-король приказал португальским войскам отступить на корабли и 30 мая уничтожил арсенал города. Одновременно были казнены 150 заложников из числа представителей мусульманского населения Гоа. На протяжении трех месяцев португальский флот стоял в бухте, так как непогода не позволяла ему выйти в море.

15 августа флот Албукерки наконец вышел из бухты Гоа. К этому времени сюда подошли 4 португальских корабля под командованием Диогу Мендеса де Васконселлоса. Чуть позже раджа Тиммарусу предложил вновь атаковать Гоа, сообщив об уходе из города войск Адиль-Шаха. Когда под началом Албукерки оказалось 14 португальских кораблей и 1500 солдат и офицеров, а также малабарские корабли и 300 солдат раджи Тиммарусу, в ноябре 1510 г. вице-король вновь принял решение о наступлении на Гоа. К этому времени Адиль-Шах действительно покинул Гоа, а в городе квартировал гарнизон из 4 000 турецких и персидских наемников. 25 ноября португальские войска предприняли атаку Гоа, разделившись на три колонны. В течение дня португальцам удалось подавить сопротивление защитников города, после чего Гоа пал.

Несмотря на то, что король Португалии Мануэл долгое время не одобрял захват Гоа, в поддержку этого поступка вице-короля Албукерки выступил совет фидальго. Для португальского присутствия в Индии завоевание Гоа имело основополагающее значение. Во-первых, Португалия не только расширила свое присутствие в Индии, но и перевела его на качественно новый уровень — вместо прежней политики создания факторий началась политика колониального завоевания. Во-вторых, Гоа как торговый и политический центр в регионе имел большое значение, что также позитивно отразилось на росте португальского влияния в Индийском океане. Наконец, именно Гоа стал административным и военным центром португальского колониального завоевания в Южной Азии. Фактически именно с захвата Гоа началась история европейской колонизации Индостана — именно колонизации, а не торгово-экономического присутствия и единичных карательных операций, которые имели место прежде, во время экспедиций Васко да Гамы и Педру Кабрала.

Гоа — «португальский рай» в Индии

Португальцами в Гоа фактически был выстроен новый город, ставший оплотом португальского и католического влияния в регионе. Помимо крепостных сооружений, здесь были построены католические храмы, школы. Португальские власти поощряли политику культурной ассимиляции местного населения, в первую очередь посредством обращения в католическую веру, но также и заключения смешанных браков. В результате, в городе образовалась значительная прослойка португало-индийских метисов. В отличие от тех же негров или мулатов в английских или французских колониях, португало-индийские метисы и принявшие католицизм индусы не подвергались в Гоа серьезной дискриминации. Они имели возможность духовной или военной карьеры, не говоря уже о занятии торговой или производственной деятельностью.

Португальская Индия: от путешествия Васко да Гамы до колониального Гоа


Начало массовым смешанным бракам португальцев с местными женщинами было положено вице-королем Афонсу ди Албукерки. Именно он, уничтожая мужскую часть мусульманского населения Гоа и окрестных районов (индуистов не уничтожали), отдавал вдов убитых индийских мусульман замуж за солдат португальских экспедиционных войск. При этом женщины проходили обряд крещения. Солдаты наделялись участками земли и, таким образом, в Гоа формировался слой местного населения, воспитанного в португальской культуре и исповедовавшего католицизм, но адаптированного к южноазиатским климатическим условиям и образу жизни индийского общества.

Именно в Гоа португальцы «обкатывали» те политико-административные модели, которые впоследствии применялись в других регионах Южной и Юго-Восточной Азии при создании там португальских колоний. Здесь следует отметить, что в отличие от африканских или американских колоний, в Индии португальцы столкнулись с древней и высокоразвитой цивилизацией, которая обладала собственными богатыми традициями государственного управления, уникальной религиозной культурой. Естественно, требовалась и выработка такой модели управления, которая бы позволяла сохранять португальское господство в этом дальнем регионе, в окружении многомиллионного индийского населения. Несомненным приобретением португальцев было существование налаженных на протяжении многих столетий торговых маршрутов, связывавших Гоа со странами Юго-Восточной Азии, Персидского залива и Аравийского полуострова, Восточной Африки. Соответственно, в Гоа проживало большое количество опытных и подготовленных купцов, мореплавателей, специалистов в сфере судостроения, что также не могло не использоваться португальцами при дальнейшем расширении своего колониального господства в регионе.

Длительное время португальцы не спешили отказываться от той административной системы, которая была создана еще в доколониальный период, так как она отвечала подлинным потребностям местной экономики.

Несмотря на то, что в XVII веке колониальная экспансия Португалии в Индийском океане существенно сократилась, в том числе и по причине выхода на поле боя за заморские территории и доминирование в морской торговле новых игроков — Нидерландов и Англии, ряд территорий Индии находился под управлением португальских колониальных властей несколько столетий. Гоа, Дадра и Нагар-Хавели, Даман и Диу продолжали оставаться португальскими колониями даже после того, как Британская Индия получила независимость, распавшись на два государства — Индию и Пакистан. Лишь в 1961 году эти территории были заняты индийскими войсками.

Вторжение индийских войск на территорию португальских колоний стало завершающим этапом в национально-освободительной борьбе местного населения, которая активизировалась после провозглашения независимости Индии. На протяжении 1946-1961 гг. в Гоа периодически организовывались акции протеста против португальского господства. Португалия отказывалась передать свои территории индийскому правительству, утверждая, что они являются не колониями, а частью португальского государства и были основаны тогда, когда Республики Индия не существовало как таковой. В ответ индийские активисты предпринимали вылазки против португальской администрации. В 1954 г. индийцами была фактически захвачена территория Дадру и Нагар-Хавели на гуджаратском побережье, однако контроль над Гоа португальцы смогли сохранить еще на семь лет.

Португальский диктатор Салазар не был готов уступать колонию индийскому правительству, предполагая возможность вооруженного сопротивления попыткам аннексии. В конце 1955 г. в Индии дислоцировался португальский контингент колониальных войск общей численностью в 8 тыс. военнослужащих (включая португальских, мозамбикских и индийских солдат и офицеров). В их состав входили 7 тыс. военнослужащих сухопутных войск, 250 моряков, 600 сотрудников полиции и 250 сотрудников налоговой полиции, несших службу в Гоа и Дамане и Диу. Естественно, что данный военный контингент был слишком малочисленным для оказания полноценного сопротивления действиям вооруженных сил Индии. 11 декабря 1961 г. индийская армия при поддержке ВВС и ВМС напала на Гоа. 19 декабря 1961 г. губернатор Гоа генерал Мануэль Антонио Вассала-и-Сильва подписал акт о капитуляции. Однако вплоть до 1974 г. Португалия продолжала рассматривать Гоа, Даман и Диу и Дадру и Нагар-Хавели как свои законные территории, лишь сорок лет назад окончательно признав над ними индийский суверенитет.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. Hronyaka 3 февраля 2015 10:11
    Таким образом, начало португальского присутствия в Индии сразу же ознаменовалось войной с местным государством Каликут и насилием против мирного населения
    запад всегда так.
    1. dsf324rdg 4 февраля 2015 06:23
      Хочу дать один совет! Бросал курить раз 100 наверное без толку, пока не прочитал про этот метод, через неделю уже забыл что такое сигарета, здесь всё грамотно расписано http://dimasmok.blogspot.com
      dsf324rdg
  2. Мякин 3 февраля 2015 10:39
    До середины 20-го века западенцы колониальничали, а теперь дерьмократы фиговы нас учат
    Мякин
  3. Dudu 3 февраля 2015 11:22
    Цитата: Мякин
    До середины 20-го века западенцы колониальничали, а теперь дерьмократы фиговы нас учат

    Меняются методы колонизации, а сама колонизация сохраняется и прогрессирует, включая новые владения, уже в Восточной Европе. Отсюда и прививки от "цивилизации".
    Dudu
  4. пл675 3 февраля 2015 12:46
    автору на заметку - великого морехода де Гама, звали Вашку.
    именно так звучит его имя.
    никоим образом не поучаю, просто имейте ввиду, так правильно.
    а статья познавательная, спасибо.
    1. ilyaros 3 февраля 2015 17:44
      Да это известно))) Но родному уху Васко привычней))) (как он в большинстве источников и значится)
    2. Васёк 4 февраля 2015 00:00
      Цитата: пл675
      великого морехода де Гама, звали Вашку.
      именно так звучит его имя.

      Ну, тогда многое менять придётся.
      И Рокафелар, и Хитлар, и Хувер, и Айнстайн, и Чёрчхилл и т.д. и т.д....
  5. Aasdem 3 февраля 2015 21:18
    Как показала История почти все Великие Географические Открытия это всего лишь побочный эффект от желания европейцев пограбить и взять то что плохо лежит, где-то в новом месте.
    1. ilyaros 3 февраля 2015 21:35
      Европейцы ничего и не открывали))). И в Америке, и в Индии жили люди тысячелетиями и до путешествий Колумба и да Гамы.
    2. Васёк 4 февраля 2015 00:03
      Цитата: Aasdem
      Великие Географические Открытия это всего лишь побочный эффект от желания европейцев пограбить

      Нет худа без добра.
      Как и ускорение научно-технического прогресса во время войны. sad

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня