Правая история: Как клевещут на спасителей Польши

Правая история: Как клевещут на спасителей ПольшиС очередной порцией фальсификации истории выступил британский журналист Э. Осборн. Английская газета «Телеграф» опубликовала его статью «Россия и Польша: 400 лет вражды».

В статье – ложь о Варшавском восстании 1944 года:
«Красная армия, находившаяся совсем близко от Варшавы, тогда остановила свое продвижение и ничего не сделала, чтобы помочь полякам в один из самых тяжёлых моментов их истории. Варшава буквально захлебнулась в крови. Подавляя восстание, нацисты убили 200 000 мирных жителей и 10 000 солдат. Многие поляки по сей день считают, что Красная армия тогда не только могла прийти на помощь восставшим, но и должна была так поступить».

Заявление, что Красная армия что-то полякам задолжала, абсурдно, а утверждение, что она «ничего не сделала, чтобы помочь полякам», является фальсификацией истории.
В ходе операций августа-сентября 1944 года в помощь Варшаве Красная армия потеряла убитыми и умершими от ран 7750 человек. 24 100 солдат и офицеров были ранены и контужены. В 1-й армии Войска Польского под командованием З. Берлинга погибло более 5600 человек. Всего же при освобождении Польши полегло более 600 тысяч граждан СССР.

Тема Варшавского восстания подробно проанализирована в работах российских историков и их польских коллег. Если Осборн умышленно клевещет на наших дедов и прадедов, проливавших кровь на польской земле, то за свою наглую ложь должен нести ответственность.
В действительности события развивались так.
Летом 1944 года Красная армия, одержав победу в одной из крупнейших операций Великой Отечественной войны – «Багратион», – открыла путь в Прибалтику и Восточную Европу.
К концу июля наступательный порыв стал ослабевать. Что и неудивительно: с конца июня рвавшиеся к Варшаве войска 1-го Белорусского фронта прошли с боями более 600 км и были крайне истощены. От них отстали обозы с боеприпасами, продовольствием, ГСМ. А приданная фронту 16-я воздушная армия не успела перебазироваться на ближайшие аэродромы, что временно лишило фронт прикрытия.
Американский посол в СССР У. Гарриман сообщал: «Красная армия за последнее время совершила настолько быстрый рывок, что оказалась оторванной от нормального обеспечения. В этот момент в её распоряжении не было ни необходимых понтонов, ни средств для наведения мостов».
Историк А. Репников пишет: «Для контрудара командование вермахта собрало в "железный кулак" значительные силы: 5-ю танковую дивизию СС "Викинг", танковую дивизию "Герман Геринг", 3-ю танковую дивизию СС "Мёртвая голова" и одну пехотную дивизию. Всего под Варшавой в конце июля немцы сосредоточили 51,5 тыс. солдат и офицеров, 1158 орудий и минометов, 600 танков и САУ. Находившаяся ближе всего к польской столице советская 2-я танковая армия насчитывала 32 тыс. бойцов, 468 орудий и минометов, 425 танков и САУ».
Ударив сразу с трёх сторон, немцы отбросили части 1-го Белорусского фронта от Варшавы. На подступах к ней советские войска потеряли не одну сотню танков.
Сегодня в Польше нередко заявляют, что СССР осуществил «вторжение» в Польшу. В 44-м поляки видели в Красной армии освободителя.

Была у них надежда и на своё лондонское эмигрантское правительство С. Миколайчика и помощь англичан.
А оно, несмотря на микроскопический вклад в борьбу с фашизмом, вынашивало планы провозгласить свою власть, подняв восстание в тот самый момент, когда немцы будут из Варшавы уходить, а Красная Армия и 1-я армия Войска Польского в неё ещё не войдут!
Лондонские «стратеги» рассчитали, что подконтрольные им бойцы Армии Крайовой (АК), вовремя подсуетившись, воспользуются плодами победы Красной армии и, встретив проливавших кровь на подступах к Варшаве красноармейцев, «порадуют» их сообщением, что власть в столице Польши принадлежит тем, кто всю войну отсиживался в Лондоне.
Лондонцы толкали варшавян к выступлению и не спешили извещать их о том, что англичане и американцы, только открывшие Второй фронт в Европе, отказали в активной помощи повстанцам. Но это не остановило Миколайчика и Ко. Рисковать жизнью предстояло не им…
Планы по подготовке восстания с целью захвата власти лондонские «стратеги» и командование АК держали в тайне от руководителей СССР. Хотя накануне восстания Миколайчик прибыл в Москву, где 31 июля встретился с наркомом иностранных дел СССР В. Молотовым.
Что Варшава восстала, Миколайчик сообщил Сталину лишь 3 августа, попросив помочь добраться до Варшавы. На замечание Сталина, что там ещё немцы, самонадеянный польский лидер заявил, что Варшава будет свободна со дня на день.
Миколайчик выдавал желаемое за действительное, плохо представляя происходившее в польской столице.
А там командующий АК генерал Т. Бур-Комаровский до последнего момента колебался, начинать ли восстание. Игра со многими неизвестными была очень рискованной. О планах и возможностях советского и немецкого командования можно было только гадать. От Гитлера, на которого 20 июля было совершено покушение, можно было ждать чего угодно.

Несмотря на очень долгий период подготовки выступления, оружия запасли мало: 60 ручных пулемётов, 7 станковых, 35 противотанковых ружей и гранатомётов, 1000 карабинов, 300 автоматов, 1700 пистолетов и 25 тысяч ручных гранат. Чтобы вооружить 37 000 бойцов АК, этого было явно недостаточно.
Верил ли Бур-Комаровский обещаниям Миколайчика, что как только восстание начнётся, англичане перебросят по воздуху созданные в эмиграции отряды АК, помогут оружием, боеприпасами и продовольствием, история умалчивает.
31 июля под давлением из Лондона, посовещавшись с генералами Окулицким и Пелчиньским, он назначил восстание на 1 августа, на 17 часов. Судьбоносное решение было принято в узком кругу в отсутствие военачальников, ранее высказывавшихся против выступления.

На что рассчитывал Бур-Комаровский, стало ясно из показаний бывшего коменданта Варшавы генерала Штагеля, попавшего в плен 20 сентября 1944 года:
«Сразу же после начала восстания появилась листовка, которая пролила свет на цели повстанцев… и была подписана полковником Буром... Бросалось в глаза, что листовка лелеяла надежду и веру на помощь со стороны России. Надеялись, что скоро подоспеют русские, и верили, что Россия признает свободу и старые права Польши».
За четыре дня повстанцы захватили большую часть Варшавы. Немцы сохранили под контролем мосты через Вислу, вокзалы, телефонные станции, казармы, правительственные здания. Вскоре немцы подтянули танки, орудия и бронепоезда. Подоспели охранные части СС и полиции, коллаборационисты из 29-й гренадерской дивизии СС «РОНА».
Не оправдались и надежды на помощь англичан. С острова шли туманные обещания. За 63 дня восстания британская авиация всего 5 раз небольшими силами сбросила над Варшавой оружие и продовольствие. Но выброска проводилась с больших высот, и основная часть грузов попала к немцам.
Перебросить польскую десантную бригаду англичане отказались, рассчитывая использовать её на Западном фронте.
Сталин скептически оценивал перспективы восстания. Была ясна ему и цель лондонских «стратегов», горевших желанием перехватить власть у просоветски настроенных польских левых сил. 25 июля 1943 года военный суд польского правительства объявил Берлинга дезертиром и приговорил к смертной казни.
Негативная реакция Москвы была вполне естественной. С первого своего дня эмигрантское правительство не раз демонстрировало враждебность к СССР. Бойцы АК, не переусердствовавшие в борьбе с немецкими оккупантами, шпионили на территории СССР.

Да и с военной точки зрения восстание началось в крайне неудобный момент, когда измотанные долгим наступлением части Красной армии на подступах к Варшаве натолкнулись на мощную группировку противника.
9 августа, перед отлётом из Москвы, Миколайчик приуныл. Он уже не разглагольствовал о скором изгнании немцев из Варшавы, просил Сталина помочь оружием. И уверял, что «немцы сейчас не так сильны, чтобы выбросить поляков из тех районов Варшавы, которые они занимают».
Сталин ответил, что «всё это начинание с восстанием польской подпольной армии в Варшаве он считает нереальным делом, так как у восставших нет оружия… Немцы просто перебьют всех поляков. Просто жалко этих поляков».
Советскому лидеру было жаль варшавян, а Миколайчику, видимо, нет.
Были у Сталина и другие причины помочь повстанцам. За спиной Миколайчика маячила Англия, отношения с которой были непросты. Черчилль три года тянул с открытием Второго фронта в Европе. И открыли, когда в Лондоне и Вашингтоне поняли: СССР победит Германию и без них.
Дипломат Ю. Иванов справедливо заметил: «В польской столице решался кардинальный вопрос. Прорабатывался вариант максимального ограничения участия СССР в формировании характера будущих политических режимов в государствах Восточной и Центральной Европы».
Совпадение таких событий, как высадка союзников в Нормандии, покушение на Гитлера и Варшавское восстание, было неслучайным.
Сталин пообещал оказать помощь оружием и боеприпасами. А когда он спросил, имеются ли в городе места, куда можно сбросить оружие, Миколайчик затруднился их назвать.
Своё обещание Сталин выполнил. Если англичане сбрасывали грузы с очень большой высоты, в результате чего к повстанцам мало что попадало, то наша авиация действовала на предельно низких высотах. Эффективность её работы была гораздо более высокой, что признавали и немцы, и поляки.
Бур-Коморовский в телеграмме командующему 1-м Белорусским фронтом маршалу K. Poкоссовскому благодарил за «авиационное прикрытие, сброшенное оружие, боеприпасы и продовольствие» и просил о продолжении сбрасывания. А благодарить было за что.
По словам Рокоссовского: «Ночные бомбардировщики По–2… сбрасывали груз с малых высот в пункты, указанные повстанцами. С 13 сентября по 1 октября 1944 года авиация фронта произвела в помощь восставшим 4821 самолёто-вылет, в том числе с грузами для повстанческих войск – 2535. Наши самолёты по заявкам повстанцев прикрывали их районы с воздуха, бомбили и штурмовали немецкие войска в городе».

С 13 сентября по 1 октября восставшим сбросили 156 минометов, 505 противотанковых ружей, 2667 автоматов и винтовок, 41 780 гранат, 3 млн патронов, 131 221 кг продовольствия и 500 кг медикаментов.
В конце августа получившие подкрепление войска 1-го и 2-го Белорусских фронтов перешли в наступление. Завязались упорные бои за восточную часть Варшавы – Прагу. Но гитлеровцы взорвали все мосты через реку, чему не смогли воспрепятствовать повстанцы.
И всё-таки в ночь на 14 сентября советские войска вышли к Висле. Москва салютовала в честь взятия восточной части города залпами из 224 орудий.
Утром 15 сентября Берлинг получил приказ форсировать Вислу. Однако части 1-й польской армии слишком долго готовились к переправе, начав её лишь на рассвете 16 сентября. Неприятель подверг их массированному обстрелу, не позволив перевезти на западный берег танки и орудия.
Среди повстанцев царило уныние. 17 сентября главнокомандующий АК сообщил в Лондон: «Всё более частыми становятся обвинения в неспособности как находящихся здесь политических и военных органов, так и высших польских властей в Лондоне».
После недели боёв немцы вытеснили десант на восточный берег.
27 сентября германские войска перешли в наступление на повстанческие районы. Бур-Коморовский не стал пробиваться через Вислу и 2 октября подписал с командующим германскими войсками в Варшаве генералом СС Э. фон дем Бах-Зелевски соглашение о капитуляции.
Во время «церемонии» немцы угощали поляков лакомствами из посылок, сброшенных американской авиацией, шампанским.
Капитуляция прошла в тёплой и дружеской обстановке.
Простым полякам повезло гораздо меньше. В восстании погибли около 200 тысяч человек, включая 16 000 повстанцев. По данным участвовавшего в восстании историка Р. Назаревича, в плен сдались более 17 000 повстанцев.
Оставшееся гражданское население немцы вывезли из города. 87 250 человек направили на принудительные работы в Германию, а 68 707 человек – в концентрационные лагеря. Значительная часть Варшавы была уничтожена. Авантюра лондонских сидельцев завершилась катастрофой.
Автор:
ОЛЕГ НАЗАРОВ
Первоисточник:
http://file-rf.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти