Возможно ли мирное сосуществование социализма и капитализма. Противоречия не отменяют совпадения интересов

Ещё Карл Хайнрихович Маркс (1818.05.05–1883.03.14) и Фридрих Фридрихович Энгельс (1820.11.28–1895.08.05) отмечали: если социалистической станет одна страна или небольшая группа стран, то те, кто ещё останутся капиталистическими, объединятся для сокрушения этих ростков нового. Правда, нынче модно считать все указания этих авторов чисто теоретическими. Но они чаще всего опирались на обширный опыт. В данном случае — исторический.

Всего за 3 года до рождения Маркса и за 5 до рождения Энгельса завершилась эпоха войн, сперва называемых революционными, а затем — после того, как Францию возглавил Наполеон Карлович Бонапарт (1769.08.15–1821.05.05) — наполеоновскими. Природа их, впрочем, от переименования не изменилась. В ходе Великой революции Франция открыто опёрлась на капиталистическую концепцию построения общества. Те страны, где к тому времени ещё преобладал феодализм, объединились для подавления французской республики, а потом французской империи: устройство французского общества осталось капиталистическим даже после возрождения дворянских титулов.


Интересно, что в этом подавлении очень активно участвовала Британия, где, невзирая на сохранённые феодальные формы, содержание общественного устройства было к тому времени вполне капиталистическим. Более того, самой Британии пришлось всего веком–двумя ранее выдержать эпоху войн, нацеленных на ликвидацию капитализма в ней самой. Но после побед в этих войнах она стала довольно жёстко противостоять Франции, где капитализм ещё только начинался. А после революции стала главной движущей силой антифранцузских коалиций. Британцы пошли на союз со своими вроде бы политическими и экономическими оппонентами потому, что таким образом боролись с конкурентом: экономические соображения оказались важнее идейной близости.

Исходя из этого опыта, Маркс и Энгельс пришли к выводу: переход к социализму должен быть практически одновременным по всему миру — в противном случае первые социалистические страны столкнутся с крайне резким (и возможно, даже практически непреодолимым) противодействием. Следует признать: впоследствии это теоретическое предвидение, к сожалению, оправдалось на практике. Против первого в мире социалистического государства объединились даже те, кто по прочим показателям были резко враждебны друг другу.

На основе опыта двух эпох перехода к новым общественным формациям приходится сомневаться в возможности долгосрочного и устойчивого мирного сосуществования стран с разными видами политического устройства.

Тем не менее тот же опыт не отвергает временного сосуществования таких стран. Вышеупомянутое объединение капиталистической Британии с феодальными странами против капиталистической же Франции — далеко не единственный в истории подобный пример. Скажем, во время Второй мировой войны Союз Советских Социалистических Республик и капиталистические англосаксонские государства объединились, поскольку их общий враг оказался достаточно силён, чтобы они по отдельности не могли одолеть его. Хотя до начала войны англичане вскармливали национальную социалистическую немецкую рабочую партию (и когда она была оппозиционной, и когда захватила страну и установила свою диктатуру) как противовес Франции, американцы вскармливали тех же нацистов как противовес Британии. Некоторые подробности этого процесса выкармливания будущего агрессора кратко рассмотрены, в частности, в опубликованной 2012.08.09 моей статье «Великую войну готовили заблаговременно», включённой сайтом «Однако» в замечательный, на мой взгляд, цикл «Логичная мировая история».

Тем более возможно сосуществование разных экономических укладов в рамках одной страны. Пожалуй, крупнейший вклад Владимира Ильича Ульянова (1870.04.22–1924.01.21) в марксистскую теорию — как раз указание на возможность многоукладной экономики, то есть сосуществования в рамках одной страны разных систем хозяйствования.

Это мирное сосуществование тоже возможно лишь в течение ограниченного срока, пока общие интересы перевешивают противоречия. Например, когда в СССР началась коллективизация сельского хозяйства, то есть перевод его на промышленную основу и заодно на социалистическое устройство экономики, оставшиеся к тому времени в стране элементы капитализма в сельском хозяйстве — так называемые кулаки, то есть сельские ростовщики — весьма активно сопротивлялись утере кормовой базы (я об этом кратко упомянул в опубликованной 2013.04.10 на сайте «Однако» статье http://odnako.org/blogs/prestuplenie-protiv-usovershenstvovaniya-bolshoy-terror-sposob-konservacii-dvuhkanalnogo-upravleniya-1/ «Преступление против усовершенствования. Большой Террор — способ консервации двухканального управления»). Но, тем не менее, около 10 лет разные виды экономики в стране не просто сосуществовали, а активно и взаимовыгодно взаимодействовали.

Сейчас тоже есть примеры такого сосуществования.

Гонконг вернулся в состав Китая на условиях: одна страна — две системы. На тех же условиях может вернуться и Тайвань. Хотя этому активно противодействуют Соединённые Государства Америки, не желающие отдавать Китаю накопленный Тайванем значительный научно-инженерный потенциал, ибо экономическая модель хозяйствования, развиваемая СГА уже по меньшей мере три десятилетия, предусматривает производство в других странах только того, что разрабатывают американские инженеры и учёные, с выплатой СГА соответствующих лицензионных отчислений.

Две половины Кореи — Северная и Южная — долгое время надеялись, что воссоединение произойдёт на основе одной экономической модели (и каждая, естественно, рассчитывала: её модель распространится на вторую половину Кореи). Но, насколько я могу судить, последние лет 10–15 обе половины склоняются к идее воссоединения опять же в форме «одна страна — две системы». Началу прямых переговоров на таких условиях препятствует только позиция всё тех же Соединённых Государств Америки: им не хочется соединять высокий самостоятельный инженерный потенциал юга Кореи с громадным запасом дешёвой рабочей силы севера, ибо тогда зависимость Кореи от СГА резко сократится. Кстати, есть надежда, что дело сдвинется с мёртвой точки, когда руководители обеих половин Кореи встретятся в Москве на праздновании семидесятилетия окончания Великой Отечественной войны.

Не берусь предсказать, насколько устойчивым и долгосрочным может быть такое сосуществование двух систем в рамках одного государства. Но, скажем, советский опыт указывает: по крайней мере лет на 5 этой устойчивости хватает. Китайский же опыт намекает: сосуществование может быть устойчиво и более десятилетия. Скажем, недавние волнения в Гонконге, несомненно, порождены не проблемами сосуществования экономических моделей, а совершенно иными факторами — прежде всего нескрываемым вмешательством всё тех же Соединённых Государств.

Поэтому могу надеяться на то, что длительное мирное сосуществование различных экономических моделей даже в пределах одного государства вполне возможно. И тем более оно может быть возможно и в различного рода межгосударственных образованиях.

Если же верны мои прогнозы и уже в начале следующего десятилетия развитие информационных технологий сделает социализм уже по всем показателям выгоднее капитализма, то уже просто незачем обдумывать возможности мирного сосуществования разных экономических систем на протяжении более чем 10 лет. А десятилетнее такое сосуществование, как показывает опыт того же Гонконга, вполне осуществимо.
Автор:
Анатолий Вассерман
Первоисточник:
http://www.odnako.org/blogs/vozmozhno-li-mirnoe-sosushchestvovanie-socializma-i-kapitalizma-protivorechiya-ne-otmenyayut-sovpadeniya-interesov/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти