Галиция: история одного региона

История Украины не обделена противоречиями, которые не смогут объяснить даже самые искушенные идеологи незалежности. То, что Киев, Полтава и Днепропетровск были центрами русской культуры, нам хорошо известно. А вот Львов, Тернополь и Ивано-Франковск ныне считаются рассадниками проукраинских настроений, хотя еще 100 лет назад среди галичан и жителей соседних провинций царили идеи панрусизма и панславизма.

Зарождение и истоки


Издавна Галиция была моноэтничной территорией, где уживались различные этносы. Самые ранние археологические сведения, полученные еще в конце 19 века, свидетельствуют о том, что эту землю населяли белые хорваты. В разное время здесь с войнами проносились войска Моравии, Венгрии, Чехии и Польши. В 981 году нашей эры легендарный древнерусский князь Владимир Святославович захватил Червен и Перемышль и включил их в состав Киевской Руси.

В дальнейшем русские князья ведут борьбу с западными конкурентами с переменным успехом до тех пор, пока в 1254 году князь Даниил Романович не объединяет галицко-волынские земли и основывает галицкий королевский дом. То был период наивысшего расцвета Галиции, ее культурного и политического доминирования в Восточной Европе, сегодня незаслуженно забытый свидомыми историками. Тогда восточные славяне окончательно укрепились в Галиции, преимущественно в восточной ее части, сегодня составляющей области Западной Украины.



Сильное и русское по духу государство тогда не нужно было никому из его соседей. После смерти Даниила Галицкого величие Малой Руси, как тогда называли Галицию, постепенно угасает. В ходе войны за галицко-волынское наследство территория региона делится между Польшей и Литвой. С этого момента начинается отсчет мытарств и угнетения галичан — русского народа, попавшего под власть иноземцев.

В составе Польши и Австро-Венгрии

Итак, мы остановились на том, что исконно русские земли были включены в состав совершенно иных по своему духу государств. Население Галиции, Буковины и Закарпатья оказалось зажато между откровенно русофобскими центрами. В целях самоидентификации и сохранения памяти о своем прошлом жители региона стали называть себя русинами. Многие из них вынужденно приняли католичество и униатство, но остались русскими внутри себя.

Раздел Речи Посполитой, ставшей совершенно нежизнеспособным государственным образованием, дал галичанам надежду на создание своей державы или хотя бы культурное обособление. Возможно, оно так бы и случилось, отойди Зарубежная Русь к Российском Империи. Более того, спустя несколько тяжелых и беспросветных веков галичане воссоединились бы с коренным русским народом, вернулись бы к своим истокам и корням. К сожалению, политическая ситуация в регионе и агрессия Австро-Венгрии вынудили Россию отдать русофильскую Галицию этой агрессивной немецкой империи, где ущемлялись и задавливались силой практически все народы кроме самих немцев. Тут-то и начинается самое интересное.



Во-первых, простые галичане в основной своей массе сохранили православие, хотя оно запрещалось почти всеми оккупационными правительствами. Это дало им надежду на воссоединение с единоверцами из России. По сути, культурное отчуждение 16-18 веков, начатое поляками и продолженное австрийцами, провалилось — Галицкая Русь по-прежнему действовала как альтернатива рабскому существованию под немецкой пятой. Его главной причиной было то, что ни западные славяне, ни германцы, ни венгры или кто-либо еще не могли предложить Галиции другие варианты развития. Идея украинства, за которую позже уцепился Бисмарк и другие европейские деятели, не существовала в принципе. Выбор стоял примерно таким: подвергнуться полонизации или сохранить национальную идентичность и нечто, что тогда не называлось «русскостью», но под ней прямым образом подразумевалось. И галичане сделали свой выбор.

1848 год и ряд буржуазно-демократических революций по всей Европе оказали свое влияние на развитие национальных движений Галиции. Впервые появились «украинцы» — сторонники самостийности создали свою организацию «Главная Руськая рада», просуществовавшую три года и первой провозгласившую, что галичане являются частью большого украинского народа. Неудивительно, что эта «рада» была создана при содействии австрийских властей и ими же была распущена, когда настал необходимый для сего момент. При этом некоторые деятели, принимавшие участие в функционировании Главной Руськой рады, стояли на позициях открытого панрусизма, но не смогли развернуться в надлежащих масштабах из-за массовых репрессий, последовавших со стороны администрации Австро-Венгрии.

Русофилы: русские патриоты в австро-венгерском государстве

В противовес украинизаторству среди прорусской галицкой интеллигенции было основано движение галицких русофилов. Предпосылки для его популяризации возникли в начале 19 века, когда такие представители культурных слоев региона, как Иван Орлай, Юрий Венелин, Михаил Балудянский и другие, переехали в Российскую Империю. Там они проводили активные исследовательские работы по этническому сходству русинов и великороссов и пришли к выводу, что карпатско-русинские говоры — это упрощенное звучание русского наречия, так же созданное на основе церковнославянского языка. В двадцатых годах 19 века жил и творил галицкий культурный и национальный деятель Николай Кмицкиевич, писавший о том, что сходства галицкого и великоросского наречия подразумевают и этническое сходство их носителей в составе единого, но «сильно разветвленного русского народа».

Русофильские симпатии Галиции были скреплены главным фактором: единством народа и интеллигенции. Как простые селяне, так и высшие культурные слои Галиции, которые еще не были полонизированы и украинизированы, стояли на единстве русского народа, и ничто не могло поколебить их решимость и веру. В это время на востоке Австро-Венгрии создаются многочисленные русинские газеты — «Галичанин», «Прикарпатская Русь», «Зоря Галицкая» и многие другие. Примерно 80% от общего тиража печаталось во Львове, ставшем центром противоборства русизма, полонизации и украинства. Последнее практически не пользовалось популярностью: если газеты прорусских галичан обеспечивались их доходом от продажи, то печатные издания проукраинских настроений целиком и полностью зависели от государственных субсидий. В конце пятидесятых создается общество Василия Великого, на повестку дня ставятся вопросы о русском языке и общности русского народа. Также функционирует Галицкий сейм — орган ограниченного автономного управления регионом, некоторую часть депутатов которого представляли этнические галичане.

Вполне логично, что австро-венгерская администрация, руководившая Галицией, не могла не заметить мощный национальный подъем русинов. Ситуация зашла дальше, чем предполагалось. В правящих кругах Австрии было принято решение обезглавить галицкое национальное движение — начались судебные дела против местных русофилов. Всеевропейский резонанс вызвал процесс, инициированный властями Австро-Венгерской империи против Ольги Грабарь — дочери Адольфа Добрянского, лидера русинов Закарпатья. В вину ей вменялось создание и управление панславистской организацией, ставящей своей целью отторжение исконно русских земель от Австрии. В лице прокурора и обвинителя на процессе выступил Кальман Тиса, премьер-министр Венгрии. Впрочем, дело против Грабарь было сфабриковано очень грубо, на что обращали внимание даже английские и французские газеты. Благодаря общественной поддержке дочь и отец были оправданы за неимением доказательств их вины, но Добрянскому запретили селиться в австро-венгерских провинциях, населенных русскими или любыми другими славянами.

С этого момента машина репрессий заработала в полную мощь. Лидеры галицких русофилов не могли быть просто так нейтрализованы, но к ним применялись все возможные меры для их устранения с политической арены. Неоднократно арестовывался Григорий Купчанко, автор важнейших историко-археологических работ о Буковине, Галичине и Угорской Руси. В домах других прорусских деятелей проходили регулярные обыски, им чинили всевозможные препятствия в общественной деятельности, а с начала двадцатого века австрийская полиция взяла за правило внедрение в среду русинских организаций своих агентов-провокаторов, причем эта практика стала очень популярной.

На этом фоне вряд ли выглядело удивительным взращивание австрийскими идеологами доморощенной украинской нации, которая тогда тянула максимум на несколько второстепенных упоминаний в учебнике историй. Планомерно создавались и популяризовались любые сообщества с антирусской позицией. Доходило до того, что они полностью спонсировались австро-венгерским правительством. Обстановка накалялась…

Превратности войны: Галиция на перепутье

Отношение австрийских властей к русофилам и вообще к прорусски настроенным жителям Галиции в двадцатом веке стало невыносимым. Так как столкновение немецкой нации с российской считалось делом ближайших лет, в германоязычной среде упорно зачищались все идеологические оппоненты. Впрочем, это были только цветочки — ягодки пошли с началом конфликта.

Как только началась война, Галиция оказалась напрямую вовлечена в нее. Уже 5 августа 1914 года состоялась Галицийская битва — одно из важнейших сражений на Русском театре военных действий. Здесь русская воинская традиция однозначно побила австрийскую: войска Юго-Западного фронта под командованием генерала Иванова сокрушили всякое сопротивление и к 20 августа освободили всю Восточную Галицию. Австро-венгерские военные соединения были полностью деморализованы и отныне не приступали к крупным операциям без помощи немецкого командования.

Во Львове и Перемышле русских солдат встречали цветами. Галичане не чаяли, что дождутся того момента, когда воссоединятся со своими братьями. Было создано Галицкое генерал-губернаторство, которое в военных условиях просуществовало примерно год. К сожалению, это продлилось недолго: в ходе массированного германского наступления, начавшегося в 1915 году, российские войска были вынуждены разорвать линию фронта и отступить. Чтобы не допустить мобилизации галичан в немецко-австрийскую армию, генерал Иванов издал приказ о транспортировке в Волынскую губернию всего мужского боеспособного населения в возрасте от 18 до 50 лет. Также многие беженцы из Галиции направлялись в российскую глубинку — по некоторым данным, к августу 1915 года в Российской Империи насчитывалось более 100 тысяч галицийских переселенцев.


Русинские женщины уходят с насиженных мест вслед за отступающими из Галиции русскими. 1915


Пока функционировала австрийская администрация, вся территория Галиции стала большим концлагерем. Население убивали только за православие и верность своим традициям. Несколько десятков тысяч русофилов было заключено в концлагеря Талергоф и Терезин. За доносы на «москвофилов», как тогда называли русинов, можно было получить от 50 до 500 крон — новоявленные украинцы и поляки таким «заработком» не гнушались, а иногда галичан предавали их же соплеменники, иуды и предатели. Талергоф, кстати, стал первым концлагерем на территории Европы, кровь узников которого никогда не будет смыта с австрийского лица — и это за десятки лет до прихода нацистов ко власти! Становится ясно, что русинов тогда смертельно боялись — специальными указами представителей австро-венгерской власти нейтрализовывались все оппозиционные движения и их отдельные представители.

Но вот отгремела война. Австро-Венгерская империя закончила свое существование, развалившись на несколько суверенных и независимых государств. Большевики просто физически не могли бы дотянуться до Галиции, поскольку их зона влияния поначалу ограничивалась узким кольцом вокруг Москвы. На этом фоне галицкие русофилы решили взять инициативу в свои руки. В конце 1918 года во Львове был создан Русский исполнительный комитет, который стоял на позициях Белого движения и консолидировал русинов вокруг русской армии. Комитет действовал достаточно долго, продолжая свою деятельность даже во время создания Западно-Украинской Народной Республики. А уже к концу ноября Восточная Галиция была вместе с Буковиной захвачена польскими интервентами, которыми руководил небезызвестный всем Пилсудский. В дальнейшем она несколько раз переходила в руки большевиков, а по итогам советско-польской войны была закреплена за Польшей. На этом русский след в истории Галиции теряется.

Что еще можно сказать? Очень многие деятели галицкого русизма в ходе многочисленных войн и столкновений погибли. Некоторые из них бежали в Российскую Империю, в дальнейшем оставшись жить в РСФСР или предпочтя эмигрировать. Важно одно: продержавшись более 500 лет под вражеским игом, оставаясь образцом русскости, галичане отказались или были вынуждены отказаться от своих взглядов и мировоззрений. Первый удар по ним был нанесен во время польской оккупации, рассматривавшей Западную Украину и Западную Беларусь как вечные «Kresy Wschodnie», населенные этническими поляками. А после 1939 года сюда пришла идеология украинства, ранее заполонившая Киев, Днепропетровск, Херсон и многие другие города русской славы.


Галиция. Австрийский полковник в кругу крестьянок. Февраль 1916


И все-таки что же заставило жителей Галицкой Руси принять ненавистную им идеологию самостийности, которая зловонной ложью изливалась на их головы десятки лет? Что заставило их отказаться от своих исторических корней, от связи с великим русским народом, предпочтя местечковый национализм? Что заставило их навеки стать рабами Запада и возненавидеть все русское, в то же время живя только за счет России? Сложный вопрос. Возможно, многочисленные тягости века двадцатого, сперва принесшего нищету и разруху русским землям, сыграли свою роль, и галичане стали простыми приспособленцами, образцовыми поляками, затем нацистами, и потом — украинцами, но никак не русскими. Более того, Львов и вся Галиция стали эпицентром украинства, откуда эта язва ныне расходится по всей стране. Бандеровщина, фашизм и предательство всего человеческого — ныне это галицийское достояние, хотя когда-то местные русины были самыми ревностными борцами против «украинизаторов» и их покорных слуг.

Без сомнения, прозрение когда-нибудь придет. Прозреют галичане, поймут, кем они стали и какие идеалы они предали, попытаются вновь стать частицей русского народа не на словах, а на деле. Но… не будет ли поздно? И простит ли их великий русский народ, слишком много натерпевшийся за последние века? Как говорится, поживем-увидим…


Галиция. Женщины возле русинской церкви в Бережанах



Галиция. Калуш. Украинский праздничный костюм



Галиция. Крестьянский домик в окрестностях Стрыя



Галиция. Нищие в Коломые



Галиция. Рынок в Бродах



Галиция. Униатская церковь в Дорошовцах
Автор:
Иван Горшенев
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

8 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти