А поутру хунтики проснулись. Очерк из жизни царей

«Вот вы говорите: царь, царь!.. А вы
думаете, нам, царям, легко? У нас, царей,
день ненормированный. Нам, может,
за вредность молоко положено выдавать!»

(Иоанн Васильевич Бунша)


Вполне можно понять мечты Арсения о несбыточном и порадоваться за его грандиозные планы, уверенность в своей значимости и всесильности, в которых он витал до недавнего времени. Ну, а как может быть иначе? Как было замечено в СМИ, воспитанный еврейский мальчик из интеллигентной семьи, не блистающий особыми способностями, очень удачно вышедший зам… пардон, женившийся на девочке из не менее интеллигентной еврейской семьи, папа которой имел определённый вес в определённых кругах. В короткий период после окольцевания взлетел на одну из вершин финансового олимпа, сделался премьером одной из крупных стран Европы!

Жизнь удалась! И захотелось великих свершений! И свершения — вот они. Стоят и ждут Сениных усилий. Слава великого реформатора уже топчется у порога Сениной двери, терпеливо ожидая приёма. Сеня сразу всем заявил, что ему все должны: Россия — газ бесплатно, Европа — денег по горло на его, Сенины реформы, Америка — дать защиту и оружие, Россия, помимо газа на халяву, — преклонения перед Сениным гением и извинений за все совершённые ею злодеяния, которые Сеня назначит.

И коллектив, в который Сеня влился сразу после того, как его единомышленники в балаклавах с криками «Ганьба!» и объевшись печенья от европейских «друзив», изгнали коктейлями Молотова предыдущее, насквозь коррумпированное правительство олигархов во главе с «донецкими». Новый состав, как на подбор — насквозь все креативные и инициативные, с разносторонними талантами. Один — кондитер от бога, другой — пастор (тоже от бога. Только мутного какого-то), третий — реформатор и внедренец, возглавил МВД. Очень успешно реформирует полицию и внедрятся в тыл своих близких друзей. Рассказывает о своих похож… пардон, реформах и успехах в Мордокниге. Недавно вот высказался, что ребята из батальона «Азов» в период отдыха от дел ратных наконец-то дорвались до нормальной плотской любви с женщинами. А то в окопах приходилось довольствоваться братской (видимо — воинской, по его понятиям) любовью. Должно быть, «Азов» является самым боеспособным гей-подразделением украинских вооружённых сил.

В красный угол они посадили Кондитера, т.к. его высокоповажнисть была облечена доверием (с наложением поводка на шею и с рукоположением на зарубежные счета и активы Кондитера) Большого Чёрного Папы из-за океана. По местам (по регионам) рассадили таких же свободолюбивых, бескорыстных и креативных единомышленников. И зажили счастливо. Весело и с огоньком. Одни денюжку получают от Папы и занимаются справедливым распределением оных по принципу «Это мне, это — тебе, это опять мне, это — всё время мне. А эти пять копеек — на благо народа!» Другие углубились в развитие своих любимых регионов — отжим заводов, газет, пароходов. Третьи стали гоняться друг за дружкой в порыве братской любви и присваивая друг дружке очередные звания и вручая награды особо любвеобильным. Жизнь удалась!

И всё шло бы хорошо и далее, но Кондитеру захотелось славы полководца и лавров Железного Феликса. И порешил он за несколько часов усмирить некоторую часть непокорных в дотационных и убыточных регионах, не понимающих ничего в благах, которые Кондитер хотел им даровать. Надо сказать, что в эти регионы ранее попробовал занести слово божье Пастор, но неблагодарные наградили его шахтёрским пинком с занесение в седалище и спровадили восвояси. Кондитер решил не повторять ошибок нерешительного проповедника и железной дланью обрушил на непокорных всю мощь своих убеждений, полудохлую армию, гей-батальоны и страшилки на тему «Омерига с нами!» Дело было плёвое, и успех обещал нарисоваться — как только, так сразу. Но что-то творческая мысль креативщиков стала пробуксовывать…

Аборигены непокорных регионов поступили нестандартно. Они для начала при помощи палок-копалок нахлобучили посыльных от Пастора, затем открыли у себя универсальный магазин и назвали его «Военторг», нарушили границы единого и неделимого некогда государства, что позволило невесть откуда взявшемуся ветру безнаказанно дуть в лицо Кондитеру сотоварищи, который они, почему-то назвали «северным» и заявили Кондитеру с его посыльными, объяснявшимися на «распальцовачном» языке примерно так: «Вас тут не стояло». Обидно, понимаешь…

Но Кондитер, Сеня и компания — ребята хваткие. Их неизвестным ветром не напугать, и они обратились за поддержкой к Папе и проверенным поставщикам печенья. «Друзи», естественно, с радостью впряглись в воз Сениных реформ, обеспечив тем самым Сене с подельника… пардон, с друзьями, и дальше безмятежные вечера и отход ко сну на набитых гривнами подушках. Уверенность в завтрашнем (да и послезавтрашнем, и в последующих) под обещанной защитой Чёрного Папы была настолько сильна, что позволила Сене спать спокойно и время от времени рождать великие высказывания в адрес соседней России в духе: «Россия нам должна за газ!» или: «А куда вы, россияне, денетесь? Будете поставлять газ через нашу трубу!», тем самым намекая соседу, что могущество Сени и поддержка Чёрного Папы позволяет Сене брать из газопровода сколько ему захочется. Но Сеня не был бы великим, если бы его слова не крепились делами!

Арсений проявил недюжинные способности в деле челночных поездок, лобзаний ручек и других частей тела своих покровителей с одной, но единственной и незначительной просьбой: «Дайтэ грошей!» Но, видимо, всем европейским «друзям» и Папе из Белого дома было приятно наблюдать за Сениным галопом и его вспотевшей плешью, дополненной снизу дефективным прикусом, и они с удовольствием ему обещали помощь сегодня, завтра, послезавтра, как только — так сразу… Сеня верил, верил свято и продолжал спокойно и блаженно на ночь мять подушку с гривнами, а в свободное от сна время совершать вояжи.

Но что-то незримо изменилось. Поставщики, которые обещали Сеню и Ко завалить печенюшками, стали как-то подозрительно морщить носы, отводить от Сениного просящего взора свои равнодушные и, заскучавшие на Сенином лице взгляды. Всё чаще Сеня стал ощущать их, пока «мягкие» и щадящие, шлепки плевков в свою спину, и наблюдать романтическую задумчивость и отрешённость в их глазах, когда Сене удавалось в эти глаза заглянуть. Ощущалась нарастающая отчуждённость, что очень травмировало Сенину интеллигентную психику. Вначале Сеня это облачко романтики в глазах «дорогих друзив» принимал за проявления любви к нему — такому гениальному и бесстрашному, стоящему на защите всей Европы от российской агрессии. Но со временем понял, что это нечто другое, решил не торопить события и дать чувствам сформироваться. А тем временем, засучив рукава жилетки (!), окунулся (хотя, если вдуматься, зачем, засучив рукава, окунаться?) с головой в дер… пардон, в реформирование. Хоть он и гений, но голову долго не ломал (волос на голове и так немного осталось, а от большого ума, как говаривали Сенины друзья, волосы выпадают), а решил следовать рекомендациям прожжённого жулья… пардон, реформаторов из числа поставщиков печенья — повысил налоги, сократил социалку, ухайдакал промышленность, обматерил соседа, повысил пенсионный возраст и прочая, и прочая. В общем, стал ускоренно готовить народ к «земле».

Соратники Сенины тоже в носу не ковырялись. Точнее, ковырялись. Они очень успешно наковыряли там и обвинения России в уничтожении пассажирского «Боинга» под Донецком, и обстрел автобуса в Волновахе, и залп «Градов» по Мариуполю, и уничтожение так называемыми сепаратистами своих домов тяжёлой артиллерией. Но особенно они преуспели во вводе своих батальонов во всякого рода котлы. Это у них так здорово получалось, что за короткое время они успели щедро удобрить прахом бойцов этих самых батальонов приличную деляну на территории распадающегося гособразования под названием Украина. Сделав такое доброе начинание, они выразили готовность продать удобренные участки своим «друзям», о чём с удовольствием распространили новости по всему миру. Среди этих Сениных друзей особенно креативным показал себя Кондитер. Выбравшись из Красного угла круглого стола «лыцарей трызуба», он стал колесить по миру с выставками, демонстрируя всем перфорированный кусок автобуса, обложки паспортов, фото ракет и слёзы отца нации.

Вот у Кондитера сон как-то сразу не задался. То ли от перегрузок, связанных с переноской экспонатов, то ли от пересохших от слёз глаз, то ли от постоянного доставания секретной плоской «пляшкы» с огненной водой. (Говорят, с этой «пляшкой» он неоднократно выходил из переговорной комнаты в Минске, снимая стресс от разговора с оппонентом.)

Вот тут мы и подошли к тому, чтобы узнать, кто внезапно нарушил безмятежное бытие Сени, Кондитера и прочих «гей-лыцарей». В широчайших кругах он проходит часто под псевдонимом «Темнейший», но многие предпочитают называть его более пространно и персонифицированно — Владимир Владимирович. Для краткости в дальнейшем назовём его В.В. Вот этот злокозненный правитель соседнего государства как-то сразу не понравился Кондитеру, можно тоже для краткости — Пете. То ли от палёной водки, которой Петя хлебнул перед тем, как впервые встретился будущим оппонентом, то ли от ощущения, что «Темнейший» просвечивает Кондитера взглядом, как рентгеном, и знает о нём больше, чем Петя сам «за себя» знает — не важно, но спать безмятежно Петя перестал давно. Конкретно — после того, как понял, что это Темнейший дует в лицо Пете и его соратникам, и это он благословил ветер «Северный». Непонятно, но при каждой встрече Кондитер судорожно тянется в потайной карман пиджака за флягой, отчего пиджак у Пети сильно морщится и сливается с Петиным лицом, а в ушах Пети навязчиво звучит где-то слышанная музыка со словами: «Владимирский централ» и «Ветер северный, зла немерено!» Вот это зло и не даёт Пете спокойно прикладываться к подушке.

Сеня же, в отличие от Пети, долгое время пребывал в сладкой истоме самого одарённого премьера украинской Земли т.е. с тех самых времён, когда «протоукры» отправились на завоевание Рима и, возвратившись, ради развлечения, вырыли Чёрное море. Всё это время Сеня вдохновенно ваял будущую, независимую и могучую Украину. Даже после того, как Темнейший бесцеремонно сократил поставки газа и вынудил Сенино прогрессивное правительство впервые за много лет, приобрести газ по предоплате, Сеня не терял оптимизма. И даже после того, как сосед намекнул, что в этом году нужно будет заплатить по долгам и евробондам, тень огорчения не посещала Сенино чело. «Фи! — думал Сеня. — Халява вечна, и никакие козни Темнейшего не нарушат чёткий ритм моих реформ! Как захочу, так и будет!» Но, как говорится, сколько верёвочке ни виться, заканчивается она часто петелькой. И когда Чёрный Папа продолжил бесцеремонно ногой подталкивать Сеню в кучу фекалий и одновременно заверять в нерушимой и бескорыстной любви с полагающимися к этому бонусами «любимой жены», но ничего существенного не предпринимая, Сеня вспомнил старую гусарскую поговорку: «Обещать не значит жениться!»

Только после того, как промышленность бывшей Украины рухнула почти на 40%, гривна на межбанке почти на 400%, «сепаратисты» без устали продолжили шинковать в котлах укроп, заваливая морги полуразобранными «киборгами» и продвигаясь вперёд с призывом: «На Киев!», и особенно после того, как лидер УНА УНСО Дмитрий Корчинский (тот, который обещал сплясать гопак на развалинах Кремля!) признал, что Украина находится на пороге грандиозного шухер… пардон, поражения, произнеся духоподъёмные слова: «Однако не унывайте! Испытания посылает бог, ибо не собирается дать нам покоя. Мы хотели реформ, придется удовлетвориться величием. Мы хотели в Евросоюз, а придется завоевать Азию. Хотели отсидеться, придется взлететь!», вот тогда перед Сениным внутренним взором замаячила изящная петля из пеньковой верёвки, тщательно смазанная мылом. В такой нервной и беспокойной обстановке Арсению вполне могли попасться на глаза слова одного из форумчан на одном из ресурсов: «Сжевать галстук, это фигня! Вот как он будет жевать задницей кол?!»

…Арсений, громко всхлипнув, проснулся в холодном поту и в мокрых, липких трусах. Арсений догадался, что вкусный ужин не пошёл ему на пользу, а весь ушёл в трусы. В тиши раннего, зарождающегося утра где-то далеко за закрытым окном, ограждавшим Арсения от злого февральского ветра, разбушевавшегося на улице, приглушенно звучал до боли знакомый голос, печально выводя где-то слышанные слова: «…этапом из Твери…»

Арсений рывком сел, помотал головой, пытаясь избавится от наваждения и озирая стены воспалёнными от бессонницы глазами. «Петя тоже рассказывал о своих глюках!» — подумал он, ощутив в трусах тяжесть наваленного, брезгливо поморщился, встал с постели, на раскоряку подошёл к стене и постучав соседу со словами: «Петя, ви как? У вас всё хорошо? Не зайдёте ко мне на рюмочку, не спится что-то?», услышал в ответ: «Ой, Сеня, щоб ви так жили, как мне сон приснился! Погодите немного, трусы отстираю и непременно загляну».

П.С. Написано без претензий на аналитику и серьёзную статью, «а токмо лишь волею» возникших ассоциаций, связанных с одним из выступлений Яценюка, где он заявил, что с нетерпением ждёт результатов переговоров в Минске и, чтобы подчеркнуть ничтожность политических персонажей из украинского истеблишмента.
Автор:
Есаул
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

114 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти