Герои освобождения Ростова

14 февраля для многих молодых и не очень людей в наше время ассоциируется прежде всего с пришедшим с Запада «Днем Святого Валентина». Но есть в этот день куда более достойный и патриотичный повод для праздника. К сожалению, мало кто за пределами Ростовской области о нем знает. 14 февраля 1943 года от гитлеровских оккупантов и их приспешников был освобожден Ростов-на-Дону. Освобожден повторно, поскольку в 1941 г. красноармейцы и ополченцы уже освобождали Ростов, но в тот, первый раз, не смогли его удержать перед натиском превосходящих сил противника. В июле 1942 г. гитлеровские войска, повернувшие на Кубань и Кавказ, взяли южную столицу. На протяжении полугода Ростов-на-Дону оставался в руках оккупантов.

Герои освобождения Ростова
Немецкие войска на улицах Ростова-на-Дону, 1942 год


Для многих ростовчан эти месяцы стали настоящим адом. 53 тысячи ростовчан было угнано в рабство в Германию. Примерно сорока тысячам жителей Ростова-на-Дону так и не удалось встретить освободителей — они погибли от рук оккупантов. В Змиевской балке гитлеровцами были уничтожены не менее 27 тысяч ростовчан — коммунистов, комсомольцев, людей еврейской национальности, пленных советских военнослужащих. В докладной записке УНКВД по Ростовской области № 7/17 от 16.03.1943 сообщалось: «Дикий произвол и зверства оккупантов первых дней сменились организованным физическим уничтожением всего еврейского населения, коммунистов, советского актива и советских патриотов. В одной только городской тюрьме 14 февраля 1943 года — в день освобождения Ростова — частями Красной Армии было обнаружено 1154 трупа граждан города, расстрелянных и замученных гитлеровцами. Из общего количества трупов 370 были обнаружены в яме, 303 — в разных местах двора и 346 — среди развалин взорванного здания. Среди жертв — 55 несовершеннолетних, 122 женщины» (Цит. по: Оккупация Ростова // http://smolbattle.ru/threads/Оккупация-Ростова-на-Дону.31213/). Долгожданное повторное освобождение Ростова-на-Дону 14 февраля 1943 года стало первой победой советских воинов по выбиванию гитлеровцев из города такого уровня.


В то время, пока гитлеровцы хозяйничали в Ростове-на-Дону, на территории оккупированного города и его окрестностей развернулась активная работа советского партизанского подполья. Советские патриоты действовали в крайне сложных для подпольной работы условиях. Во-первых, Ростов-на-Дону как крупный город был наводнен немецкими и союзными им войсками. Во-вторых, среди горожан, к сожалению, оказалось и достаточное количество предателей, сотрудничавших с гитлеровцами. Некоторые из них мотивировали свое сотрудничество с оккупантами политическими соображениями, прикрываясь антикоммунистическими лозунгами и рассуждениями о восстановлении дореволюционных порядков. Наконец, город был окружен безлесными степями, где практически невозможно было оборудовать полноценные партизанские базы, аналогичные тем, что существовали в Крыму или Белоруссии.

Тем не менее, незаметно от гитлеровцев подпольная работа велась на территории самого Ростова-на-Дону. В неприметных квартирах, частных домах, флигелях, на городских предприятиях собирались кружки подпольщиков, готовились диверсии против оккупационных войск. Среди подпольщиков оказались скрывшиеся партийные и комсомольские активисты, прорвавшиеся из окружений солдаты и офицеры Красной армии, обычные горожане — патриоты своей страны, и совсем еще юные обитатели Ростова. Вклад этих людей в освобождение Ростова-на-Дону колоссален и бесценен. Поэтому ни одно из добрых слов в память о них никогда не окажется лишним.

Партизанка по имени Альфа

Когда началась Великая Отечественная война, ростовчанке Альфе Ширази было всего лишь шестнадцать лет. Самое время влюбляться, строить планы на будущее, выбирать профессию. Конечно, только хорошее будущее видела впереди и юная Альфа, которую одноклассники и соседи предпочитали называть более привычным именем Алла. Герои освобождения Ростова Ростовчанка с непривычными фамилией, именем и отчеством — Ширази Альфа Алиевна — была дочерью иранца Али Ширази. Альфа его не помнила — он умер, когда она была еще очень маленькой. А мать девушки звали Дора Михайловна — понятно, что женщину ожидала участь тысяч других ростовчан еврейской национальности, уничтоженных нацистами в Змиевской балке. Если бы не отличное знание персидского языка. Когда в квартиру к Доре Михайловне и Алле пришли нацисты, мать отвечала на вопросы только на фарси, а Алла переводила. Так им удалось убедить немецкого офицера в том, что Дора Михайловна по национальности — персиянка.

До вторжения немцев в Ростов-на-Дону Альфа Ширази была обычной школьницей. Она жила с мамой в самом центре Ростова — в трехэтажном доме на ул. Обороны, 74. Небольшая улочка Обороны сохранилась до настоящего времени. Она находится в районе знаменитого Центрального рынка, точнее — чуть ниже, к Дону. Альфа училась в 35-й школе и как и большинство советских детей и подростков, была пионеркой, а затем и комсомолкой. Когда гитлеровские войска оккупировали Ростов, девушка вышла на связь с подпольщиками. Ей ничего не грозило бы и так — могла бы спокойно пересидеть оккупацию как тысячи ее ровесниц. Но Альфа хотела действовать, внести свой посильный вклад в приближение победы над захватчиками. По заданию подпольной организации Альфа внедрилась в штаб гитлеровцев. Это оказалось сделать проще, чем она предполагала — во-первых, сыграло свою роль хорошее знание немецкого языка, которым девушка овладела в школе, а во-вторых указанное в метрике Альфы иранское подданство ее покойного отца также помогло войти в доверие к немцам. Гитлеровцы считали, что представители мусульманских народов Востока никогда не были лояльны советской власти. Альфу взяли переводчицей в штаб, но, конечно, первое время тщательно за ней наблюдали.

Надо сказать, что Альфа была не единственной советской подпольщицей в штабе. Многие граждане, принятые на работу в учреждения оккупационных властей и в немецкие штабы, даже не будучи связанными с подпольем, могли из собственных патриотических побуждений саботировать работу гитлеровских структур и где только можно вредить оккупантам. Так, девушка — коллега Альфы по работе в штабе — выкрала очень важные документы — списки жителей Ростова-на-Дону, которых должно было арестовать гестапо. Это были коммунисты, подпольщики, а также лица, подозревавшиеся в симпатиях к коммунистам. Девушку тут же заподозрили в краже документов немецкие офицеры, но Альфа успела ее предупредить и, взяв у нее списки, уничтожить их в туалете.

Герои освобождения Ростова
Многие дома на улице Обороны, где жила Альфа Ширази, явно застали войну


Пока Альфа работала в штабе гитлеровцев, она подвергала себя каждодневной смертельной опасности. Ведь в случае выяснения ее истинных намерений, ее бы неизбежно расстреляли. В особенности учитывая тот факт, что мать альфы Дора Михайловна была еврейкой. Тем не менее, несколько месяцев девушке удалось проработать в немецком штабе, принеся немало пользы действовавшим в городе подпольщикам. Когда в феврале 1943 г. начался штурм Ростова-на-Дону советскими войсками и гитлеровцы стали собираться к отступлению, начальство Альфы из штаба предложило ей, вместе с матерью, которую немцы считали иранкой, отступать вместе с ними — гитлеровцы забирали с собой полицаев и сотрудников оккупационных учреждений. Однако в планы Альфы дальнейшее пребывание с гитлеровцами не входило — девушка хотела сражаться против них в разведывательном или партизанском отряде.

В освобожденном от нацистов Ростове Альфа окончила курсы радистов-операторов и выполняла поручения райкома комсомола. Перед тем, как быть зачисленной в спецподразделение, направлявшееся в тыл противника, Альфа дала соответствующую подписку: «Строго секретно! Подписка. Дана мною, Ширази Альфой Алиевной, штабу партизанского движения Сталинградского фронта в том, что я добровольно изъявляю согласие направиться в тыл противника на временно оккупированную территорию СССР для ведения военной разведки и беспощадной борьбы с немцами. Свое сотрудничество с партизанским отрядом и взятые на себя обязательства обязуюсь хранить в строжайшей тайне и никому ни при каких обстоятельствах не разглашать. Если же я нарушу взятые на себя обязательства и тем самым изменю Родине, я буду нести ответственность как изменник Родины по законам военного времени. Всю работу буду проводить под псевдонимом «Александра Дубровская». 10 апреля 1943 г. А. Ширази» (Вовенко В. В чистом поле под Павловкой // http://old.donbass.ua/get-news/id/1543/article.html). Воевать с гитлеровцами альфе предстояло в отряде знаменитого Югова.

Юговцы

На самом деле Югова звали Михаил Михайлович Трифонов, а если еще точнее — Мина Миниевич Трифаниди. По национальности он был приазовским греком — уроженцем села Константинополь Азовской губернии. К моменту оккупации Ростова-на-Дону гитлеровскими войсками в июле 1942 года Трифонов было 28 лет. Он родился 10 декабря 1913 года, воспитывался с 1921 года в детском доме, а затем — рабфак Томского университета. Однако судьба молодого человека после окончания рабфака оказалась связана с военной службой. Он окончил Харьковскую пограничную школу НКВД и был направлен на службу в пограничные войска на Дальний Восток. Герои освобождения Ростова Потом демобилизовался по причине заболевания ревматизмом. Однако, несмотря на больные ноги, с началом войны снова пошел в армию. В октябре 1941 г. лейтенант Трифонов, к этому времени служивший в 45-м запасном стрелковом полку на должности командира взвода, был направлен в распоряжение разведывательного отдела штаба Южного фронта. Командование сочло бывшего пограничника с университетским образованием, да еще и грека по национальности, подходящей кандидатурой для службы в военной разведке.

Одной из главных проблем, стоявших в тот период перед руководством советской военной разведки, было отсутствие резидентур во «внутренних» городах, таких как Ростов-на-Дону. Если на западе страны, ближе к государственной границе, военная разведка оставляла резидентов, то к взятию Ростова гитлеровцами командование готово не было, поэтому после отступления войск из города, здесь не осталось советских военных разведчиков. Приходилось создавать резидентуру с нуля. Для этой цели хорошо подходил Михаил Трифонов — человек достаточно опытный и подготовленный, знакомый с местностью. 16 октября 1942 г. Трифонов, использовавший псевдоним «Югов», прибыл в оккупированный немцами Ростов для создания здесь подпольной организации. Так началась история партизанского отряда им. Сталина, после освобождения Ростова трансформировавшегося в разведывательное подразделение.

Ко времени прибытия Трифонова-Югова в Ростов здесь уже действовала небольшая партизанская группа «Трамвайщик». С 9 сентября 1942 г. группа печатала и распространяла среди населения города листовки с призывами не поддаваться панике и не сотрудничать с оккупационными властями. Трифонов, который теперь стал Юговым, приступил к формированию собственного партизанского отряда. В его задачи входили сбор разведывательных данных, агитационная работа среди населения и советских военнопленных, распространение листовок. К Югову присоединилось несколько местных жителей и бойцы советских подразделений, которым после разгрома своих частей удалось пробраться в тыл к немцам.

Так, Сергей Кукуюк, служивший рядовым в 63-м полку 45-й стрелковой бригады, сумел прорваться из окружения и попасть в родной Ростов. Здесь он случайно встретил на улице Трифонова — Югова, с которым был знаком со времени призыва в армию — они оба призывались через ростовский военкомат, и также стал бойцом, а затем и начальником штаба партизанского отряда. В отряд Кукуюк привел и своих братьев, которым не удалось уйти с советскими войсками и они также находились на территории Ростова-на-Дону. Для маскировки Кукуюк поступил на службу в полицию — положение полицейского давало ему не только возможности сбора разведданных, но и прекрасное прикрытие для перемещения по городу. Штаб подпольного отряда также разместился в доме Кукуюка — это было оптимальным решением, поскольку полицейский сотрудник не вызывал подозрения ни у гитлеровцев, ни у гитлеровских стукачей из числа местного населения.

Сформировалось ядро юговского отряда. Это были: Михаил Трифонов (Югов) — командир, В.П. Благодарев — комиссар, С.Е. Кукуюк — начальник штаба, В.Е. Кукуюк (Орел) — командир ударной группы, Д.П. Ломова — врач. Подпольщикам удалось установить связь с несколькими военнослужащими союзных войск противника. Помимо верхмата, в Ростове дислоцировались также подразделения армий стран — союзников Германии, в том числе Словакии. Далеко не всем из военнослужащих этих подразделений было по душе участие в агрессивной войне против Советского Союза, тем более, что среди мобилизованных офицеров и солдат встречались люди антифашистских и даже коммунистических убеждений. Подпоручик словацкой армии Ян Гацдощик и еще двое словаков — Иосиф Токач и Рихард Каня — стали сотрудничать с советскими партизанами и выполнять их поручения.

Численность отряда Югова достигла 122 человек. Отряд разделялся на группы, отвечавшие за печать листовок, их распространение, агитационную работу среди советских военнопленных и военнослужащих армий противника, за сбор разведывательных данных. Группа машинисток отряда в составе Алевтины Сердюк, Веры Краевой и Антонины Савельевой печатала листовки с воззваниями и материалами Совинформбюро. Всего было напечатано 4000 листовок. Врачи Д.П. Ломова и Б.Н. Чусарев, продолжая работать в медицинских учреждениях Ростова, не только оказывали помощь подпольщикам, но и сумели спасти от отправки в Германию, в рабство к нацистам, более пятисот жителей Ростова-на-Дону. Партизаны занимались организацией передач в тюрьму и места содержания военнопленных.

Герои освобождения Ростова


В боях за освобождение Ростова

Начал отряд и диверсионные действия против оккупационных войск. Командовал диверсионной группой Владимир Кукуюк — брат начальника штаба отряда Сергея Кукуюка, а входили в группу еще один брат Яков Кукуюк, а также Федор Сухоруков, Нестор Николаев, Константин Шимарин и Анатолий Ермаков. Среди добрых дел этих партизан — нападение на автоколонну вермахта с боеприпасами на территории Северного поселка Ростова. Диверсантам удалось уничтожить охрану автоколонны и взорвать три машины с боеприпасами. Еще одна боевая вылазка — уничтожение пяти гитлеровских патрулей, сопровождавшееся изъятием трофейного оружия в пользу партизанского отряда.

К январю 1943 г. ростовскими подпольщиками было уничтожено более 200 гитлеровских солдат и офицеров. Большой урон подпольщики нанесли материально-технической базе вермахта — уничтожили 24 автомобиля, миномет, артиллерийское орудие, сожгли 24 тонны горючего. Арсенал партизанского отряда пополнялся также за счет нападений на немецкие и союзные войска — подпольщики смогли овладеть двумя пулеметами, сотней винтовок и автоматов и 25 тысячами патронов. Был взорван фильтр водоочистки пивзавода, сожжен электромотор, с помощью которого подавалась вода в расположение немецких частей. Отряд Югова так и не был разоблачен и разгромлен гитлеровской контрразведкой. И это несмотря на масштабы его деятельности. Конечно, к сожалению, не обходилось и без потерь. Так, был схвачен гестаповцами и убит Михаил Щербаков — житель Таганрога, участвовавший вместе с сыном Владимиром и дочерью Ольгой в деятельности отряда. Его схватили в январе 1943 года.

Перед освобождением Ростова советскими войсками гитлеровцы собирались взорвать важнейшие объекты городской инфраструктуры, в том числе несколько корпусов завода «Ростсельмаш» — гиганта сельскохозяйственного машиностроения, а также хлебозавод и бумажную фабрику. Именно партизанам Югова удалось спасти эти объекты от неминуемого разрушения. На ростовском хлебозаводе, функционирующем вплоть до настоящего времени, кое-где до сих пор заметны следы от пуль семидесятилетней давности.

Когда советские войска приблизились к Ростову и начались бои за город, Югов и его люди вступили в открытое противостояние с гитлеровцами. Отряд, бойцы которого преимущественно размещались в частных домах на территории восточной окраины города — в Берберовке (поселок Маяковского), на Сельмаше и в поселке Орджоникидзе, был разделен на три группы и начал уничтожение гитлеровцев на территории поселков Сельмаш и Маяковского. В ночь на 14 февраля 1943 года партизаны — юговцы атаковали гитлеровцев, укрепившихся на Западном разъезде. В течение шести часов шел бой советских патриотов с гитлеровским войсковым подразделением. Окончился он победой партизан над регулярной частью верхмата. Было убито 93 немецких солдата и офицера, уничтожены склады с боеприпасами и три миномета.

Герои освобождения Ростова Василию Дмитриевичу Авдееву к моменту начала войны было уже за сорок. В отличие от большинства других партизан он был настоящим кадровым офицером спецслужб, с богатейшим жизненным опытом. Василий Дмитриевич родился в далеком 1898 году и успел послужить фельдшером в царской, а затем в Красной армии. После Гражданской войны служил в уездной милиции, Симбирской губернской ЧК, затем — в Полномочном Представительстве ОГПУ СССР в Средней Азии. С 1934 по 1936 гг. Авдеев был помощником начальника секретно-политического отдела, а в 1936-1938 гг. — начальником секретно-политического отдела ОГПУ. В 1938-1939 гг. Авдеев, к тому времени получивший звание майора госбезопасности (это было высокое звание, соответствовавшее армейскому комбригу или флотскому капитану 1 ранга), руководил сельскохозяйственным отделом УНКВД по Тамбовской области. Но в январе 1939 г. Василий Авдеев, как часто случалось в те годы, был незаконно репрессирован. Его арестовали по сфабрикованному делу и до 1941 г. держали под стражей. 15 июля 1941 г. Авдеева приговорили к расстрелу за участие в право-троцкистской организации, однако 18 февраля 1942 г. Верховным Судом СССР было удовлетворено его прошение об отправке на фронт. Причем после войны ему предстояло досиживать десятилетний срок. Естественно, что служить Авдеев пошел фельдшером — по старой военно-учетной специальности. Воевал под Керчью и Ростовом-на-Дону, затем попал в плен.

В 1942 г. Василий Дмитриевич оказался в Ростове-на-Дону, в лагере военнопленных, и здесь сумел развить серьезную подпольную деятельность. Ему удалось подготовить и возглавить побег 800 военнопленных. После побега из лагеря Авдеев присоединился к отряду Югова и во время освобождения советскими войсками Ростова-на-Дону, во главе партизан напал на лагерь военнопленных и, уничтожив гитлеровскую охрану, освободил содержавшихся там советских солдат и офицеров. Позже Авдеев командовал партизанским отрядом на Донбассе и в Одесской области, но в марте 1944 г. был окружен гитлеровцами. Не желая попадать в плен, Авдеев выстрелил себе в голову, но выжил. Когда он пришел в сознание в немецком госпитале и обнаружил у койки готовившегося к допросу гитлеровского контрразведчика, то покончил с собой, ударившись виском о железный угол кровати.

Среди советских людей, бесстрашно сражавшихся с врагом в рядах ростовского подполья, были и совсем юные ребята, практически дети. Так, в отряде служили 13-летний Толя Подушко и 12-летний Савва Лотошников. Анатолию Васильевичу Подушко было тогда только 13 лет и звали его просто Толиком. Отца Толика немцы застрелили в первые дни оккупации — собрали всех мужчин Первого поселка Орджоникидзе, где жила счастливая некогда семья Подушко, и расстреляли. Спустя месяц от горя умерла мать. Такое не прощается — и Толик, оставшийся без родителя, оказался в отряде подпольщиков. Его приютила тетя, которая и познакомила мальчика с командиром партизанского отряда Трифоновым-Юговым. Впрочем, скорее всего, он бы стал партизаном и в любом другом случае — молодежь тех лет не видела для себя иного пути, кроме как до последнего сражаться с захватчиком.

«Если говорить о патриотизме молодёжи тех лет, то я сам свидетель: он был на самом высоком уровне, — вспоминает Анатолий Васильевич Подушко, — Приведу такой факт. В 1943 году нам, молодым ребятам, предложили отправиться в тыл врага для организации партизанского отряда. Ни у кого не было сомнений, все были готовы. Выбрали 14 человек, я был 14-м. И надо же такому случиться! Перед отправкой я провалился в яму, полную ледяной воды. Меня отправили в госпиталь, оказалось, что у меня тяжёлое крупозное воспаление лёгких. Вот так получилось, что я не попал в группу десантников из 13 человек, которую возглавил командир Ростовского партизанского отряда имени Сталина Михаил Трифонов (больше известный как Югов). Было среди них несколько девушек, не только ребята. А тяжёлое воспаление, которое чуть не угробило меня и не отправило в могилу, в итоге, оказывается, спасло мне жизнь» (Цит. по: Смысленко О. Толик — партизан // Ростов Официальный, № 28 (1023), 9 июля 2014).

Герои освобождения Ростова Участвовал Толик Подушко и в легендарном «авдеевском» освобождении советских военнопленных: «Наша группа двигалась в сторону Дачного посёлка. Там находился лагерь военнопленных, и мы подозревали, что их просто уничтожат, как только станет понятно, что гитлеровцам не удержать Ростов. Подойти поближе мешал вражеский пулемёт. Мне удалось подобраться к пулемётчику и прошить его автоматной очередью. Стрелять-то мы, мальчишки, тогда умели хорошо, на войне быстро учишься. Пулемёт заглох. Охрану лагеря разгромили, наших освободили» (Цит. по: Смысленко О. Толик — партизан // Ростов Официальный, № 28 (1023), 9 июля 2014).

После освобождения Ростова-на-Дону было решено сформировать из юговцев специальную разведывательно-диверсионную группу, которая смогла бы действовать в тылу противника — на Донбассе. Советское командование учитывало тот факт, что юговцы, во-первых, уже имели большой опыт развертывания партизанской деятельности в Ростове-на-Дону, а во-вторых — сам Трифонов-Югов был уроженцем тех мест и прекрасно знал Енакиево, Амвросиевку и другие населенные пункты Донбасса. На специальных курсах, организованных штабом партизанского движения Южного фронта, юговцы прошли трехмесячную подготовку.

Последний бой тринадцати героев

В ночь с 30 на 31 мая 1943 г. с аэродрома Ростова-на-Дону в направлении Донбасса вылетели два самолета. В каждом из них находились бойцы партизанского отряда Южного фронта. На первом самолете летели 13 партизан во главе с Трифоновым-Юговым, на втором — 8 партизан и 2 разведчика штаба партизанского движения во главе с Василием Авдеевым. В задачи партизан входило десантирование в районе села Новокаракуб (Красная Поляна), поскольку в радиусе 20 км не было немецких войск. Однако самолеты из-за отклонения от курса сбросили парашютистов на расстоянии в 50 км от леса. Группа Василия Авдеева десантировалась в районе Большой Янисоль (Великая Новоселка), однако практически сразу же была окружена немецким подразделением из 350 солдат и офицеров. В течение семи часов десять человек из отряда Авдеева сражались с 350 гитлеровцами и в конечном итоге смогли пробиться из окружения. В бою погиб лишь один советский партизан, но гитлеровских солдат авдеевцам удалось положить не менее восьмидесяти.

Отряду под командованием Трифонова-Югова повезло меньше. В состав его десантной группы входило 13 человек. Это были, кроме самого Трифонова, комиссар отряда и участник Гражданской войны Семен Мельников, младший лейтенант Сергей Мерзляков, радист Николай Киселев и бойцы-разведчики: пять парней — Алексей Журов, Семен Лизнев, Виктор Сметанников, Константин Таранцов, Владимир Щербаков, и четыре девушки — Лидия Акимова, Нина Ващинкина, Нина Нейгоф и Альфа Ширази. Юговцы десантировались в районе села Павловка, вблизи современного города Угледар.

Однако гитлеровцам удалось практически сразу же обнаружить советских парашютистов. Произошло это так. По дороге вблизи Павловки шли меняльщики — мужчина и три женщины, занимавшиеся обменом одежды и обуви на продукты питания. Одна из женщин обнаружила в 40 метрах от дороги парашют, присыпанный землей, и вытащила его. Однако ее спутник парашют у женщины отобрал и положил на дно своей тачки. Но возле моста группу меняльщиков обнаружил полицейский патруль. Увидев парашют, гитлеровцы тут же отправились на поиски десантировавшихся советских разведчиков. На поиски советских воинов было брошено немецкое подразделение численностью в пятьсот солдат и офицеров, вооруженное пулеметами и минометами. Кроме того из близлежащих сел гитлеровское командование перебросило две сотни полицейских.

Тринадцать юговцев решили дать последний бой превосходящим силам противника. Сражение между тринадцатью партизанами и несколькими сотнями солдат, офицеров и полицаев продолжалось примерно семь часов. Лесопосадка, где оборонялись юговцы, беспрестанно обстреливалась из пулеметов и минометов гитлеровского подразделения. Тем не менее, партизанам в ходе боя удалось уничтожить более 100 гитлеровцев и ранить еще примерно 150 военнослужащих вермахта и полицаев. Пока шел бой, Югов решил направить одного из своих бойцов — Владимира Щербакова — к дороге, чтобы покинуть территорию операции и, уцелев, сообщить в штаб партизанского движения о том, что отряд Югова геройски пал в бою с гитлеровцами. Но Щербакова выдали местные жители. Героя-партизана забили до смерти в гитлеровских застенках. Так герой-сын разделил судьбу своего героя-отца Михаила Щербакова, пятью месяцами ранее убитого в застенках ростовского гестапо. Радист Николай Кузнецов подорвал себя и рацию гранатой. Погибли и остальные бойцы отряда. Последними погибли тяжелораненая Лидия Акимова и командир отряда Михаил Трифонов — Югов. Великую Победу им не посчастливилось встретить живыми — до окончательного уничтожения гитлеровской Германии оставалось еще два года.

Погибших советских воинов наградили посмертно орденами Отечественной войны 2-й степени. Однако высокого звания Героя Советского Союза никто из героев — юговцев так и не удостоился. Хотя, бесспорно, их семичасовой бой с гитлеровцами у Павловки — один из наиболее ярких примеров героизма советских воинов в годы Великой Отечественной войны. Виктор Вовенко, автор хорошей статьи про подвиг юговцев, считает, что причиной тому стали два фактора. Ошибка пилотов Чернякова и Гуляева, которые отклонились от курса, привела к тому, что разведчиков выбросили не там, где предполагалось изначально, а в неудобной для маскировки местности. Соответственно, раскрытие подробностей о подвиге юговцев после присвоения им званий Героев Советского Союза, неизбежно повлекло бы и вскрытие факта ошибки пилотов, а значит — и их командования. Кроме того, сами подробности обнаружения советских разведчиков гитлеровцами создавали повод для сомнений в профессионализме советских воинов (Вовенко В. В чистом поле под Павловкой // http://old.donbass.ua/get-news/id/1543/article.html). Однако не только профессионализм, но и героизм люди Югова доказали с лихвой — семичасовым боем и ценой своих жизней. Поэтому в наше время давно пора восстановить историческую справедливость и присвоить всем юговцам высокое звание посмертно.

После войны на месте последнего боя отряда Югова, возле села Павловка, был установлен обелиск в память о погибших здесь тринадцати героических советских воинах. А поле, на котором происходила неравная битва советских патриотов и гитлеровцев, с тех пор называют Партизанским. В Угледаре две центральные улицы носят имена Михаила Трифонова и Тринадцати десантников. В ростовской средней школе № 35 существует музей ее легендарной ученицы Альфы Ширази — замечательной ростовчанки персидского происхождения, павшей в борьбе с оккупантами. Именем Югова назван небольшой переулок в Ростове-на-Дону. Он находится в Западном поселке, на территории Железнодорожного района города. Есть в Ростове-на-Дону, в Первомайском районе, и улица имени Михаила Щербакова. К сожалению, в городе нет улицы или переулка имени Альфы Ширази, а ведь не мешало бы присвоить ее имя какой-нибудь улице или переулку. Ведь любовь к своей Родине никогда не перестанет быть актуальной, значит — не исчезнет и уважение к тем, кто пал во имя защиты ее суверенитета. Прошло более семидесяти лет — и на землю Донбасса снова пришла война. Внуки и правнуки тех, кто в суровые годы Великой Отечественной войны героически сражался с немецко-фашистскими оккупантами, сегодня отстаивают Донбасс от идейных наследников гитлеровской чумы.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 19
  1. Тот же ЛЕХА 16 февраля 2015 08:00
    Прошло более семидесяти лет – и на землю Донбасса снова пришла война. Внуки и правнуки тех, кто в суровые годы Великой Отечественной войны героически сражался с немецко-фашистскими оккупантами, сегодня отстаивают Донбасс от идейных наследников гитлеровской чумы.


    У фашистов нет будущего....ПОБЕДА будет за нами.
  2. ole_ga 16 февраля 2015 10:40
    Прочитал и плюсанул. Это дата, а то выдумали "день святого през......ва".
  3. SrgSoap 16 февраля 2015 11:12
    Вот фото Ростов тогда и сейчас... Не могу сразу несколько фоток загрузить будет несколько постов.
  4. шерик 16 февраля 2015 11:13
    Позновательная статья.
  5. SrgSoap 16 февраля 2015 11:14
    Вот еще... (если кто знает, как несколько сразу публиковать, подскажите пожалуйста)
  6. SrgSoap 16 февраля 2015 11:15
    На всех фото, самый центр города...
    1. Evrepid 16 февраля 2015 13:44
      Спасибо за фотографии.

      Вот значит что увидел мой дед в городе при освобождении...
      Но думаю, больше всего он был рад увидеть своих детей живыми...
      1. SrgSoap 16 февраля 2015 13:58
        Не за что.. есть еще пара фоток. А еще посоветую почитать, книгу писателя Виталия Семина "Нагрудный знак OST", "Плотина" (к сожалению неоконченный роман)... Книги автобиографические, подростком автор был узником нацистских арбайт-лагерей... Книги рассказываю, о годах в плену, освобождении и годах жизни после возвращения...
        1. ilyaros 16 февраля 2015 19:41
          Очень хорошее исследование об оккупированном Ростове (Ростов под тенью свастики) написал трагически погибший профессор Владислав Смирнов - мэтр донской журналистики и краеведения
  7. Kaetani 16 февраля 2015 12:34
    Вот почему не снять фильм про них? Ведь готовый блокбастер как теперь модно говорить.
    Разве не достойный момент нашей истории?
    Не надо выдумывать ничего как с "9 ротой"
    Нельзя стесняться достойной памяти страниц...
  8. Evrepid 16 февраля 2015 13:49
    Прошу прощения,
    но мене кажется что на фотографии под Шерази не Ростов, а Новочеркасск.
    1. ilyaros 16 февраля 2015 14:24
      Это про фотографию улицы? На фотографии именно Ростов-на-Дону. улица Обороны. Ее участок между пр. Ворошиловским и пер. Газетным. И иначе быть не может.
      1. Evrepid 16 февраля 2015 15:18
        Да именно об этой фотографии.
        На фото четко виден номер 72.
        Т.е. предполагаем что это ул. Обороны 72 между Ворошиловским и Газетным.

        Снято от дома 105 по ул. Обороны. что то у меня ассоциировано это место с другим городом получилось.
        1. ilyaros 16 февраля 2015 16:38
          Да. именно так.
  9. фа2998 16 февраля 2015 15:31
    Цитата: шерик
    Позновательная статья.

    Наиболее забытая дата-это первое освобождения Ростова.Как советские войска,без резервов(резервы гнали под Москву) остановили и отбросили на р. Миус немцев-это чудо.И повторное взятие Ростова немцами-это опять резервы отправляли к Москве.И никаких салютов,вот взяли Ельню-тогда салют. soldier hi
  10. Гордей. 16 февраля 2015 16:31
    Надо памянуть Пионеров с улицы Ульяновской: пятеро 11-12 летних пионеров Ваня Зятин,
    Коля Кизим, Игорь Нейгоф, Витя Проценко и Коля
    Сидоренко подобрали на улицах и откопали под
    обломками зданий до 40 раненых бойцов Красной
    Армии и спрятали их на чердаке своего дома. В
    течение двух недель ребятам удалось ухаживать за
    ранеными красноармейцами, но вскоре на улице
    нашелся предатель, который сдал маленьких героев
    немецким оккупационным властям. Ранним утром 24 июля 1942 года во двор дома №27
    по Ульяновской улице и прибежали немцы и при
    обыске нашли 40 раненных бойцов РККА. После
    казни бойцов Красной Армии (их сбрасывали с
    чердака дома и добивали штыками) гестаповцы
    выстроили всех жителей дома и заявили, что если
    не будут выданы ответственные за укрывательство,
    все жители дома также будут казнены. Понимая всю ответственность, и не желая смерти
    невиновных людей, советские пионеры вышли из
    строя и взяли всю вину на себя. «Фашисты придумали для детей мучительную
    смерть. Яму во дворе дома они засыпали негашеной
    известью и бросили туда мальчишек. Затем
    добавили в яму воды. Смерть не была быстрой,
    ребята долго кричали. Для всех жителей Ростова
    казнь пионеров была показательной акцией».
    1. ilyaros 16 февраля 2015 16:40
      Да, на доме на Ульяновской есть мемориальная доска, посвященная убиенным пионерам.
  11. moskowit 16 февраля 2015 19:07
    Сколько ещё безвестных героев, отдавших свои жизни в борьбе с фашизмом. Вечная память! Вечная слава!
    "Имя твоё неизвестно,
    Подвиг твой бессмертен!"
    Тысячи городов сёл и деревень оборонялись, освобождались Красной Армией и партизанскими отрядами. Вот и надо такие даты на всех уровнях вспоминать и доносить до молодёжи.
  12. SlavaP 16 февраля 2015 21:04
    Спасибо за статью. Маленькая дата - маленький шажок к большой Победе. Поздравляю земляков.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня