Гипермаркет «Восторг» как средство выживания для харьковских пенсионерок



Нет смысла искать вывеску этого гипермаркета на фотографии. Её там попросту нет. А название дали жители города этому мини-рынку, располагающемуся время от времени на этой остановке.


Именно сюда приезжают почти каждый день бабульки из Харькова, чтобы за то время, что стоит автобус, продать всем желающим свой нехитрый товар: водку, коньяк, колбасу, сыр, и конечно же, сало. Все, естественно, украинского производства.

А название такое, потому как цены... ну, скажем так, не сравнимы с ценами в российских магазинах. А за качество стоит поговорить отдельно.

И вот мы с Романом (как люди, которым не сидится ровно в родном городе), решили посетить это место. Выехали рано, потому как торжище работает с 7 утра и максимум до 13 часов. До времени отхода последнего автобуса на Харьков. С целью оценить товар (Роман и я) и пообщаться с жительницами незалежной (я).

Конечно, прибыли мы не к открытию, а так... к завершению. И сразу же окунулись в торжище. Для завязки знакомства кое-чего прикупили, причем бабульки моментально распознали в нас приезжих по выговору. Но так как затарились мы по их меркам прилично, то и разговор получился.

Для начала я естественно, спросил, как там, на незалежной-то?

— Да как у нас... электрички президент отменил, вот сейчас еще автобусы отменят, и все... полная дупа.

Охотнее всего на разговор пошла Зинаида, крепкая такая бабуля.

Я не понял сперва, о чем речь идет, и сказал, что Путин электрички приказал вернуть.

— Так то ваш Путин, а то наш, прости господи...

И тут она завернула такое, что сперва все замолчали, обдумывая, а потом захохотала вся остановка, и российская, и украинская сторона. Пришлось поработать над переводом ее фразы в допустимый для печати формат. Получилось что-то типа "свиноголовый человекообразный кабан нетрадиционной сексуальной ориентации, получающий удовольствие в извращенной мазохистской форме". Уф... "Град" по убойности отдыхал бы.

Потом я спросил, в чем суть их визитов сюда. И как можно на этом заработать.

— Да ты на нас посмотри, какие из нас бизнес-вуменши? Глянь, вон бомжаки вокзальные у вас лучше выглядят! (Преувеличивает. — Прим. авт.) Заработать... Тут не сдохнуть бы, вот. Смотри, у меня морда красная. Не от мороза. И не от водки. Я б, конечно, и забухала бы в удовольствие по такой жизни, так на какой хрен? Всю жизнь у печи простояла, хлеб пекла. И вот на тебе, баба Зина, пенсию. 980 гривен. И за вредность еще 200, но их отдельно выплачивают. И вот тебе на твою хату-хрущёвку счет на 920 гривен. И живи, ни в чем себе не отказывай!


— Ну и как выжить?

— Да вот так, как мы. Мы чего, мы советского розливу. Вчера скупились, сегодня встали пораньше, на автобус и сюда. Пенсию, слава богу, в начале месяца дают, а платить за это грабилово в конце. Вот и скачем... У Киеве скачуть, и мы скачем. Только по-разному скачем.

— А если и автобусы отменят?

— Да лишь бы через границу пускали. До границы доберемся, а там пешком пойдем. Ну, будете к нам туда кататься.

— А если границу ваш Поросенок закроет?

— А вот тогда нам полнейшая и настанет. До Киева идти смысла уже нет, и так ясно, что ничегошеньки нам там не словить. Помирать, похоже, будем…

— Скажите, а вот ведь в прошлом-то году как все начиналось? Можно ж было бы настоять на своем, нет?

Тут Зинаида посерьезнела, и сказала следующее:

— Знаешь, сынок, мы тут все глаза проглядели и все думки продумали. Вон, на юге-то что? Не приведи нам господи такого хлебнуть. Не хочу свой век под бомбами доживать. Ведь бьют друг друга, и конца-края не видать. Лучше уж так, под миром потихоньку загнуться. Аль не то они там лучше нас живут? Не то без страха?

— Не лучше. И со страхом тоже. Но верят, что дети и внуки их лучше жить будут.

— А у меня дочь и внуки в Мариуполе. И тоже в страхе живут. Так что с бабки-то спрашивать, я свое отжила. Это им, молодым думать надо. Нам-то что...

На том наш разговор как-то увял. А там подошел и последний автобус, в который стали грузиться харьковские пенсионерки. Мы тоже пошли к машине, а я издалека и сделал этот снимок. Нового ничего я не узнал, да и мнения своего тоже навязывать не стоило. Кто я им, кто они мне? Нормальные бабульки, которые просто выживают в это не очень веселое для них время. И как вышло, что их дети и внуки одичали до скачек и факельных шествий, сказать сложно.

Ну, а купленное у них мы продегустировали. Ну очень вкусная у них колбаска в Харькове. С нашей не сравнить. Ни по цене, ни по качеству. А сало... Не знаю, как так у них выходит. Вроде и свиньи у нас те же или почти те же, и остальное... Но вот у нас сало, а у них почему-то САЛО. Парадокс.



Употребляя одесский шустовский коньяк под харьковскую колбасу и сало, мы говорили почему-то о непонимании. Непонятно было, зачем все это? Если отбросить то, что в Новороссии. Получается, мы как ели все это, так пока и едим. Только раньше мы к ним за этим ездили. А теперь?

А теперь бабки возят то же самое, но клятым их же детьми и внуками москалям. И благодарят этих москалей за то, что те покупают нехитрые товары украинского пищепрома и не гонят обратно. Давая возможность выжить. И ради этого огород в Харькове городился?

Странно до глупости и глупо до странности.
Автор:
Скоморохов Роман (Banshee)
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти