Почему россияне так любят Путина

Почему россияне так любят Путина


Международные санкции обрушили экономику России. Банковская сфера уничтожена, вклады заморожены и обесценились, бюджет наполняется за счет печатного станка, рубль обрушила гиперинфляция. Не выплачиваются пенсии, на останавливающихся предприятиях рабочие месяцами не получают зарплату, протестующие шахтеры и металлурги живут в палатках на площади перед зданием Правительства РФ. Сотни тысяч москвичей собрались на митинг с требованиями отставки президента, на Болотной площади возводятся баррикады, а на стенах Кремля спецназ ФСБ устанавливает пулеметы. Огнями восстаний вспыхивают национальные республики, Сибирь и Кубань объявили о независимости от Москвы…


Такой сценарий развития событий представляют себе те, кто вот уже несколько месяцев с нетерпением ожидают, когда же заработают санкции против России, ввергая её в экономический кризис и политический коллапс. Особенно несдержанны в своих фантазиях украинские «диванные патриоты», уверенные, что войну на Донбассе за них выиграет Запад, а им нужно лишь наворачивать вареники и дожидаться, когда же Россия начнет разваливаться, в результате чего «российско-террористические войска» сами убегут с территории Украины.

Однако санкции в отношении России давно объявлены, да и колебания мирового рынка нефти не пошли на пользу её экономике, но кризиса там пока что не наблюдается и костры на площадях перед Кремлем не горят. В чем же ошиблись те, кто рассчитывал разгромить Москву в новой «холодной войне»?

Хлеб…

Работой своего президента удовлетворены 85% россиян – таковы итоги опросов общественного мнения, которые остаются такими рекордно высокими с прошлой осени. Разумеется, не стоит путать этот показатель с политическим рейтингом Владимира Путина, который будет пониже: 62% опрошенных. Тоже очень высоко для действующего главы державы – в Украине, например, рейтинги президентов быстро падали до 10% и даже ниже.

При этом, что интересно, он несколько вырос (с 55% в декабре), что весьма удивительно, поскольку вот уже несколько месяцев россияне ощущают на себе все прелести внезапного и стремительного падения курса рубля. Как известно, в 2014 году «валютный грипп» скосил не только Украину, где разразился кризис и гражданская война, но и совершенно мирные Россию с Беларусью, а также немного зацепил Казахстан, что вызывало у малопосвященных в тайны экономики обывателей немало вопросов.

В том числе, например, почему в течение 2014 года курс гривна-рубль изменился весьма незначительно: в начале года составлял 1:0,244, а в конце 1:0,303? Ведь если слабая украинская экономика пережила самый настоящий апокалипсис, то сильная и обладающая большими резервами российская столкнулась лишь с двумя вызовами: падением мировых цен на нефть и биржевым кризисом. Однако их валюты упали чуть ли не синхронно. Что это – неожиданно вскрывавшаяся уязвимость России, какая-то хитрая комбинация её руководства или что-то ещё?

Как бы там ни было, но в течение 2014 года капитализация российского рынка упала с 766 до 338 миллиардов долларов, а курс рубля - с 32,66 до 56,24 за доллар. И если биржевые показатели не слишком отразились на благосостоянии живущих на зарплату простых россиян, то падение рубля почувствовал каждый. Особенно при покупке импортных товаров, которые без того подорожали в связи с «войной санкций». Выросли в цене (в рублях) и заграничные туристические путевки.

Конечно, российская экономика отличается от украинской. Наш рынок слабо насыщен товарами отечественного производства. Более 40% продовольственных и 80% промышленных товаров на полках наших магазинов импортные. В России картина противоположная: там очень большая доля товаров полностью собственного производства, а кроме того работают фабрики мировых брендов (бытовая химия, электроника, автомобили). Поэтому цены на эти товары растут медленно и умеренно, что позволяет не провоцировать социальное недовольство.

Кроме того, развитое собственное производство позволяет поддерживать внутреннюю экономику - они не только выпускают товары, они дают людям работу, а бюджету поступления. Многие неверно понимают структуру российской экономики: хотя сырьевой экспорт является в ней главным стержнем, доходы от него не тупо проедались покупкой импорта (как в Украине), а прямо или косвенно вливались в производственный сектор, играющий роль экономического аккумулятора. И пока что заряда этого аккумулятора России хватит надолго: думается, что сокращения поступлений нефтедолларов скажутся на нем не ранее конца 2015 года.

Свою положительную роль сыграла и недоразвитость российской биржи, играющей не значительную роль в тамошней экономике. Это в США падение индексов на 12% привело бы катастрофе и дефолту – а в России дело обошлось скачками курса рубля. Так что если кто-то и планировал быстрый разгром России в войне санкций, то он просчитался. Хлеба населению пока хватает, и голодные бунты стране не грозят.

Напряженная ситуация складывается только в очень богатых мегаполисах: Москве, Петербурге, Екатеринбурге. Значительная часть тамошнего населения – люди среднего и высокого достатка, потребляющие дорогие импортные товары в разы больше российских провинциалов и привыкшие к регулярному заграничному отдыху. Вот они-то как раз главным образом и ощутили на себе последствия нынешнего финансового кризиса. Соответственно, наибольшее число недовольных россиян можно встретить именно там.

С точки зрения ожидания в России «цветной революции», этого может быть вполне достаточно. Все революции происходят именно в столицах – этому пример не только Киева или Тбилиси, но и та же Москва, где под Белым домом в 1991 и 1993 решалась судьба всей страны. И если перед кем-то стоит цель свергнуть Путина, то делать это он будет пытаться именно в Москве, а не в каком-то Урюпинске.


Но почему же, несмотря на возникший экономический кризис, москвичи не спешат выносить Владимира Владимировича из Кремля, а его политический рейтинг вновь растет?

…и зрелища

Давайте вспомним украинские Майданы как пример механизма давления на власть. Первое, что сразу, как говорится, бросалось в глаза – численность собравшихся. Половина их участников были местные, киевляне (в том числе недавно переселившиеся), а половина приехала со всей страны, но главным образом её западной половины. Такая высокая явка на акции протеста была возможна не потому, что киевляне отличаются какой-то особой политической активностью, нет. Процент активных людей, готовых «потолкаться на площади», примерно одинаков по всем мировым столицам. Просто у них очень мало поводов собраться всем вместе.

Киевлянам такой повод организовали. Это было нетрудно, поскольку 2/3 жителей украинской столицы – это сторонники разных партий, идеологий и взглядов (не все из них даже поддерживали евроинтеграцию), но объединенных между собою лозунгами украинства и негативом к «донецким».
Оба Майдана происходили в Киеве, но имели обширную опорную базу в лице населения и местных властей западных областей страны. Кстати, в Грузии и Киргизстане была похожая схема «цветных революций»: там восставшая оппозиция имела похожую опору, поднимая против власти свои регионы и племенные кланы.

В России ничего подобного нет. Во-первых, большинство россиян действительно одобряют деятельность своего президента. Даже в Москве все потенциальные противники Путина оптом все равно находятся в политическом меньшинстве. И при этом они разбиты на практически непримиримые между собою лагеря. Отрицательное отношение к политике Путина не может объединить, скажем, прозападных либералов, славянофилов, ультралевых и националистов-скинхедов. Если они соберутся вместе, то, скорее всего, передерутся между собою. Ведь каждый из них, при всей критике «режима Путина», гораздо больше опасается того, что к власти придут их злейшие политические противники. «Русские патриоты» призывают не допустить победы либералов, а те в свою очередь стенают об «угрозе фашизма».

По этой же причине у антипутинской оппозиции нет и просто не может быть общего лидера. Невозможен там «коллективный вождь», вроде украинского триумвирата Кличко-Яценюк-Тягнибок. Трудно себе представить в этой роли стоящих рядом на трибуне Немцова, Стрелкова и Белова! При этом необходимо понимать, что протестовать вместе против власти – это одно, а вот взять власть и попытаться её между собою разделить так, чтобы не устроить гражданскую войну – это совсем другое.

Возможно, в Кремле специально используют схему раздробленной оппозиции. Понимая, что без оппозиции России никак не обойтись (должен же быть какой-то выпуск пара для недовольных) и в то же время она не должна набрать угрожающую власти силу, там вполне могут осуществлять программу поддержки политического разнообразия оппозиции – с одновременным удержанием этих партий на определенном уровне. И нужно заметить, что хотя численность и возможности российской оппозиции весьма скромны, она представляет собой куда более широкий спектр различных идей, чем украинский политикум. Но это разнообразие, повторим, делает её слабой.

Во-вторых, у российской оппозиции нет собственных территориальных или этнических баз в регионах. Там нет областей, которые бы на 80-90% голосовали за либералов или националистов. Ни одна оппозиционная сила не сможет свезти в Москву тысячи сторонников из провинции. Ни в одном областном центре местные власти не встанут открыто на сторону оппозиции, решившись на открытый мятеж, как это дважды делали власти западноукраинских регионов.
Поэтому всё, на что способна российская оппозиция – время от времени выходить на Болотную, чтобы получать по шее от милиции, да устраивать 4 ноября «русские марши». Так что куда ей «свергать Путина»?! Он же не Янукович и не памятник Ленину на Бессарабке…

Что же до большинства россиян, то они вполне довольны своим президентом и не собираются его свергать. Что и говорить, за 15 лет в России возник культ Путина, который базируется на традиционной российской великодержавности и вполне отвечающей ей личности Владимира Владимировича. То, что он «поднял Россию» после унизительной эпохи Ельцина, они ценят настолько высоко, что готовы избрать его и на четвертый, и на пятый, и на шестой срок. К тому же кремлевские пиарщики очень умело манипулируют хлебом и зрелищами, удерживая высокий рейтинг своего шефа.

Несколько лет подряд, когда экономическая ситуация более чем благоприятствовала российской экономике, рейтинг Путина рос одновременно с зарплатами и пенсиями. Время от времени к этому добавляли политические успехи президента. Причем умелая пропаганда могла представить в положительном свете два совершенно противоположных события. Когда Россия была активным членом G8, то российские СМИ с восторгом писали о том, как Владимир Путин управляет миром вместе с главами ведущих держав. Когда полгода назад Россию выжили из «большой восьмерки», то россиянам пояснили это тем, что их страна слишком великая и правильная. Что ж, как говорится, «учитесь, Киса!».

Путин извлек пользу даже из украинского кризиса. Не только отобрав под шумок Крым – чем, наконец, смог подтвердить свой имидж «собирателя земель русских», приведший в дикий восторг всех российских патриотов, но и очень крепко напугав россиян Евромайданом и гражданской войной на Донбассе. Ежедневный показ в новостях то бесчинствующих в Киеве националистов, то обстрелов Донецка вызвали у многих россиян искренний страх перед «цветными революциями» и веру в то, что «если Путина свергнут – и у нас так будет!».

Поэтому, даже несмотря на падение рубля и рост цен в магазинах, подавляющее большинство россиян считают, что лучше перетерпеть эти временные, на их взгляд, трудности, чем поддаться «пропаганде Запада» и устроить собственный Майдан.
Автор:
Виктор Дяченко, Новости Украины
Первоисточник:
http://from-ua.com
Использованы фотографии:
Фото:Константин Завражин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

108 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти