«Душат аккуратно, но методично»

«Душат аккуратно, но методично»«Латышские националисты настроены на то, чтобы выдавить русский дух на сто процентов. В отличие от украинских националистов, которые психопаты, они действуют аккуратно, бюрократично, каждый день шаг за шагом», – заявил газете ВЗГЛЯД латышский правозащитник Владимир Линдерман. Так он прокомментировал увеличение штрафов за нарушение в Латвии закона о языке.

В прошлом году в Латвии за нарушение закона о государственном языке понесли административное наказание 769 человек. По статистике Центра государственного языка (ЦГЯ) республики, чаще всего – в 423 случаях – штраф применялся за неупотребление латышского языка в необходимом объеме для выполнения профессиональных и служебных обязанностей. В основном это касалось работников сферы услуг и реализации товаров.


«Если проверками занимаются госслужащие, то люди скрепя сердце относятся к этому с пониманием. Но добровольцы могут и схлопотать»

По информации ТАСС, еще 231 постановление было наложено за реализацию товаров без маркировки на госязыке или не переведенную на латышский язык инструкцию к товару. За вывески и объявления на русском было выписано еще чуть более 50 штрафов. В целом в 2014 году ЦГЯ получил 980 жалоб от населения о нарушении закона.

О том, что происходит с нарушением прав русскоязычного населения Латвии, газете ВЗГЛЯД рассказал председатель латвийского общества «За родной язык» Владимир Линдерман.

ВЗГЛЯД: Владимир Ильич, за нарушение закона о госязыке понесли административное наказание 769 человек. Это много или мало? В другие годы как часто наказывали?

Владимир Линдерман: Эта кривая растет год от года. Наказаниям больше подвергаются не физлица, а юридические, потому что градация штрафов разная. У физических лиц она не настолько велика – в районе 200 евро, а юридические лица могут серьезно штрафануть на четырехзначную цифру.

Сначала идет предупреждение. Но если проверяющий считает, что нет должной реакции, то следует штраф. Но суть дела в том, что руководство ставится перед фактом: тот или иной сотрудник не соответствует требованиям по знанию языка, и его могут уволить. Это гораздо страшнее, чем штраф. Скажем, учителю не так просто найти работу, как сотруднику торгового учреждения.

Перспектива увольнения пугает людей гораздо больше. А начальство идет на компромисс, чтобы не ссориться с инспекцией. В стране массовая безработица, и найти работу достаточно сложно.

ВЗГЛЯД: Министерство юстиции Латвии планирует до конца марта набрать добровольных инспекторов, которые будут выявлять жителей, не владеющих латышским языком. Как будут работать эти инспекторы и что будет грозить тем, кто не владеет языком?

В. Л.: Это совершенно гнусное решение.

Они найдут таких добровольцев. Пока неизвестно, будут ли эти добровольцы получать вознаграждение. Но я думаю, что будут. Иначе сложно набрать людей. А если будут получать вознаграждение, то их будет достаточно много.

Власти создают опасный прецедент. Одно дело, когда проверками занимаются госслужащие, и люди скрепя сердце относятся к этому с каким-то, так сказать, пониманием, а добровольцы могут и по морде схлопотать. Будут конфликты.

Говорят, что эта система начнет работать с апреля. Из кого власти наберут этих добровольцев? Из каких-нибудь сопляков, провинциалов, фанатиков? Я предполагаю, что от нынешних инспекторов они будут отличаться одним – у них не будет полномочий штрафовать.

Они будут скорее информаторами, будут вторгаться в частные фирмы, в парикмахерскую, в сапожную мастерскую – туда, где идет работа с клиентами. Допустим, доброволец задает вопрос парикмахеру по-латышски, а тот отвечает по-русски. Тогда он «стучит» в Центр госязыка. Это будет мощный раздражающий фактор для русских жителей Латвии.

ВЗГЛЯД: Ранее глава ЦГЯ Марис Балтиньш призвал политиков и чиновников общаться с русскоязычными СМИ только на латышском. К его совету прислушались?

В. Л.: Это было и раньше. Среди латышских политиков есть те, кто реально отказывается говорить с журналистами по-русски. но есть и такие, которые с удовольствием говорят. Президент всегда говорит по-русски с российскими СМИ. Политикам все равно. Им нужны голоса. Тем, кто придерживается не самых крайних взглядов, нужны голоса русских.

Поэтому я думаю, что они продолжат говорить по-русски с русскоязычными СМИ. Но более существенно то, что Центр госязыка пытается внедрить систему, чтобы обязать работников в присутствии клиентов говорить друг с другом только по-латышски, если даже они русские.

ВЗГЛЯД: На каком уровне сейчас находится движение по защите русского языка в Латвии? С какими проблемами приходится сталкиваться? Есть ли успехи?

В. Л.: Нашим главным успехом и пиком всего русского движения Латвии был референдум по русскому языку три года назад. Около 85% русскоязычных жителей Латвии проголосовали за статус русского языка как государственного. Мы все высказали свое мнение. Мы проиграли этот референдум, потому что арифметика не в нашу пользу, но практически все русские высказались за то, чтобы русский язык имел официальный статус. В душе мы рассчитывали, что Россия, опираясь на эти цифры, сможет в разговоре с Евросоюзом выбить какой-то статус для русского языка в Латвии. Этого не произошло.

На сегодня наши возможности ограничены. Нет возможности выше, чем референдум, для защиты своих прав. Борьба продолжается.

ВЗГЛЯД: Чувствуете ли вы помощь со стороны России?

В. Л.: Если Россия не обратит внимания на ситуацию с дискриминацией русских в Латвии и Эстонии, то новой волны сопротивления не будет. Пик пройден. Новая волна сопротивления может возникнуть только в том случае, если люди поймут, что Россия ими интересуется. Это как ситуация с Донбассом, правда, там все происходит в более брутальных формах... Но смысл тот же.

У людей пришло осознание, что «Россия с нами». Неважно, на каком уровне и чем она помогает. Как говорится, чем может. Но главное, что она этим интересуется, она помнит, и тогда это дает новые силы. Если этого в Прибалтике не произойдет, то русское сопротивление пойдет вниз.

Сейчас действия России не методичны. В Латвии есть несколько конкретных проблем: это статус русского языка, образование на русском языке, которое хотят здесь ликвидировать; проблема негражданства – половина русских, живущих в Латвии, лишена права голоса; и нацистские наезды на историю Великой Отечественной войны. Возможно, и сейчас есть поддержка России, но она какая-то хаотичная, не чувствуется, что есть какие-то конкретные задачи. Хотя все эти задачи можно выполнять абсолютно мирным, легальным путем, и даже в рамках Евросоюза, потому что это разумные и достаточно умеренные требования.

В Латвии для 38% населения русский язык родной. Это очень много. И при всем при этом русский язык имеет статус иностранного. Это противоречит самой европейской логике. То есть на сегодняшний день я не чувствую серьезной методичной работы. Понятно, что сейчас все внимание уделено Донбассу... А эта работа принесла бы русским жителям Латвии и Эстонии, где аналогичная ситуация, и самой России дополнительную поддержку. Россию и так поддерживают, но это было бы неким продвижением России в Европу, укреплением позиций.

Конечно, сопротивление есть. Работают русскоязычные СМИ, проходят митинги, пикеты. Своими силами мы можем тормозить процесс дерусификации этой территории. Но мы не можем переломить ход самой дерусификации. Наши митинги и пикеты затормозили процесс ликвидации русской школы. Националисты поняли, что могут быть серьезные протесты, и немножко приостановились. Но это не значит, что они отказались от своих целей. Они все равно будут проводить их.

ВЗГЛЯД: Неделю назад Рижский окружной суд частично удовлетворил иск организации «За родной язык», обязав отозвать опубликованный на сайте минюста комментарий о «регистрации партий антигосударственно настроенных лиц», а также принести свои извинения за это высказывание. Если рассматривать решение суда как политическое событие, то этот шаг скорее исключение из правил или же проявление некой тенденции в политике латвийских властей?

В. Л.: Я считаю, что все это не очень значительные факты. Они все равно проводят тем или иным способом дерусификацию территории. Сейчас тот же ЦГЯ устроил проверку мэров на знание латышского языка. Мэр, казалось бы, избранная фигура. Да хоть он глухонемой был бы, какая разница! Тем не менее такая проверка прошла.

Латышские националисты настроены на то, чтобы выдавить русский дух на сто процентов. В отличие от украинских националистов, которые психопаты, они действуют аккуратно, бюрократично, каждый день шаг за шагом. Другая тактика, но цель такая же. Они душат аккуратно, но методично. Ресурсов для сопротивления у нас не так много. Что можем – делаем. В Латвии очень активно идет реабилитация нацизма. 16 марта опять будет марш нацистов. Полная ревизия результатов Второй мировой войны. Противостоять этому не так просто. На этих ценностях уже воспитывается новое поколение. Латышская школа как бы производит 90% убежденных националистов. В этом плане Россия могла бы пропагандировать свою версию истории, быть более энергичной. Пока мы этого не видим, и остается полагаться на свои силы.
Автор:
Андрей Резчиков
Первоисточник:
http://www.vz.ru/politics/2015/2/20/610821.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

60 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти