Дмитрий Семушин. Венгрия ждёт от Украины автономии венгров, Варшава уже не ждёт ничего

Дмитрий Семушин. Венгрия ждёт от Украины автономии венгров, Варшава уже не ждёт ничего


Виктор Орбан напомнил полякам, как Венгрия помогла Польше в 1939 году


3 февраля 2015 года Венгрию посетила с рабочим визитом канцлер Германии Ангела Меркель. Спустя десять дней, 13 февраля 2015 года, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан поехал в Киев, где встретился с президентом Украины Петром Порошенко. Спустя еще несколько дней, 17 февраля 2015 года, президент России Владимир Путин посетил с рабочим визитом Венгрию. В Будапеште с канцлером Германии и президентом Российской Федерации переговоры вел премьер-министр Орбан. Через два дня после встречи с российским президентом венгерский премьер отправился с официальным визитом в Польшу. Таким образом, в течение трех недель одного месяца венгерский премьер поработал на высшем уровне по основным линиям актуальной внешней политики Венгрии в Европе: на Западе — с Германией, на Востоке — с Украиной и Россией, а в регионе Центральной Европы с неформальным лидером Вышеградской группы (V4), куда входит Венгрия, — Польшей. Дипломатическая деятельность венгерского премьера в означенном «четырехугольнике» имеет особое значение, поскольку проходит она в обстановке нарастающего конфликта Запада с Россией из-за событий на Украине.

Визит Орбана в Варшаву оказался примечателен той критикой, с которой столкнулся венгерский премьер со стороны поляков из-за своих отношений с Россией. При этом поляки вполне в духе риторики последнего года персонифицируют венгеро-российские отношения личностью российского президента Владимира Путина. В Варшаве глубокий геополитический конфликт упорно изображают сугубо в персоналистском ключе. Очевидно, что логика подобного понимания сделала Орбана альтер эго Путина. Консервативное польское издание Gosc Niedzielny даже констатировало конец «орбаномании» в Польше, благодаря всеобщей там ненависти к Путину.

Тем не менее редактор польского издания Rzeczpospolita Ежи Хашчиньский все-таки признал, что польская сторона во время визита «недипломатично» вела себя по отношению к премьер-министру Венгрии и, «возможно, соревновалась в том, чтобы продемонстрировать, кто [в Европе] является более всех разочарованным в Викторе Орбане». Более серьезно то, что Rzeczpospolita констатировала, что после визита Путина в Будапешт стало ясно, что существует разница во мнениях между правительствами Венгрии и Польши относительно проблемы отношений с Россией. В Варшаве Орбан попытался убедить польскую аудиторию, что Европа нуждается в российском газе из-за высоких цен на энергоносители и ухудшения общей конкурентоспособности европейской экономики. Однако, по словам Rzeczpospolita, практически очень трудно убедить Польшу в обоснованности подобного аргумента. Военная политика все больше берет верх в Варшаве над мирной экономикой. Тем не менее, несмотря на персональные разочарования, Орбан в Варшаве действительно выполнил ожидания польской стороны, когда, по информации Rzeczpospolita, пообещал, что он не будет препятствовать будущим санкциям Европейского союза по отношению к России. «Обещание премьер-министра Венгрии, что он не наложит вето на расширение санкций, хороший прощальный подарок для обманутых и преданных». Под «обманутыми и преданными», очевидно, надо понимать после Минска-2 националистическое руководство в Киеве.

Следует отметить, что недовольство Варшавы в самой Венгрии в последующие после четверга дни было воспринято достаточно спокойно. Очевидно, что варшавский эпизод ярко продемонстрировал разницу темпераментов поляков и венгров. В противоположность шумной польской романтике венгры являют свое известное знаменитое хладнокровие. Внешне вывести их из себя такими мелочами, как варшавские словесные каверзы, весьма трудно.

Парламентская и непарламентская оппозиция в Венгрии, разумеется, констатировала очередной внешнеполитический «провал» авторитарного венгерского премьера. Но это скорее обычная «работа» оппозиции, чем ее серьезная позиция. Главная оппозиционная партия Венгрии — Венгерская социалистическая партия (MSZP) была довольно сдержанна в критике. Она опять уже в который раз отметила, что внешняя политика страны не служит интересам Венгрии. Бывший министр иностранных дел Венгрии в социалистическом кабинете Ласло Ковач назвал дипломатические движения Виктора Орбана между Берлином, Москвой и Варшавой очередным туром «танца павлина» или продолжением привычной орбановской «политики качелей». Не имеющая какого-либо политического влияния в стране Венгерская либеральная партия (MLP) прямо заявила, что было тяжелой политической ошибкой Орбана сразу же после визита Путина отправляться в Варшаву. Очевидно, по логике венгерских либералов, венгерскому премьеру следовало взять паузу, а лучше вообще никуда не ездить после путинского рукопожатия. По большому счету Орбан, по мнению венгерских либералов, демонстрирует, что Венгрия — ненадежный союзник в системе Европейского союза и НАТО. Кроме того, Венгрия, считает MLP, оказалась униженной из-за того, что председатель основной оппозиционной партии Польши — PiS Ярослав Качиньский «не принял» Орбана. Однако канцелярия венгерского премьера заявила, что Виктор Орбан во время своего визита в Варшаву и не планировал каких-либо встреч с лидером польской оппозиционной партии. Орбану не было никакого дела до Качиньского. Персоналистскую критику Орбана в Варшаве в Венгрии симметричным образом продублировали в адрес Качиньского. Оказывается, последний не понимает прагматизма в политике и целиком захвачен иррациональными скорбными воспоминаниями о своем брате, погибшем в смоленской авиакатастрофе.

Однако варшавский раунд выявил не только разногласия между Венгрией и Польшей относительно политики по отношению к России. Варшавский визит Орбана продемонстрировал, что Польша и Венгрия по-разному видят перспективы развития кризиса собственно для самой Украины. Орбан привычно заверял поляков в Варшаве, что Венгрия по-прежнему придерживается польско-венгерской дружбы. Орбан в который раз говорил: «Венгрия и Польша всегда рассматривают себя в качестве свободолюбивых народов». Однако, что касается Украины, то в случае ее, говорил Орбан, Венгрия приветствует недавнее второе соглашение в Минске. Европейское единство, по мнению венгерского премьера, сейчас должно складываться вокруг Минска-2. Это Минское соглашение, считает венгерский премьер, следует поддерживать и защищать. Тяжелые вооружения должны быть отведены, и Украина должна провести конституционную реформу, а Европейский союз должен работать, чтобы совместно с Россией строить общее экономическое пространство.

Итак, если Варшава видит в минском замирении вынужденный акт и предательство национальных интересов Украины, то Будапешт — политическую перспективу Минска-2, в том числе и для себя. А она такова: конституционная реформа и непроизносимое вслух страшное для Киева слово — фактическая по ее результатам национальная автономия на Украине. Автономия для Донбасса открывает путь для венгерской автономии в Закарпатье — такова логика событий Минска-2 в понимании Будапешта. И здесь у официальной Варшавы, на самом деле, не может быть никаких претензий к орбановскому Будапешту. Политика поддержки венгерских соотечественников через предоставление им двойного гражданства и курс на создание венгерских автономий был провозглашен Орбаном еще в 2010 году. После этого венгерский премьер дважды выражал готовность стать младшим партнером в польско-венгерской политической связке. Последнее предполагало в том числе и признание Варшавой новой национальной политики орбановской Венгрии. Однако Орбан не встретил от правительства «Гражданской платформы» понимания и признания новой национальной политики Венгрии. Варшава вместо выстраивания отношений с орбановским Будапештом, логичным в смысле работы в Вышеградской группе, предпочла продвигаемые США особые отношения с Румынией. Таков подтекст ситуации, когда 19 февраля 2015 года в Варшаве польский премьер Ева Копач обратилась к романтической истории общей национальной борьбы и страданий венгров и поляков в ХIХ веке. В ответ венгерский премьер Орбан сдержанно напомнил Копач, а с ней и всему польскому истеблишменту, другую историю взаимных отношений: «В такие трудные времена, как в годы Второй мировой войны, мы, венгры, были союзниками ваших врагов, но тем не менее изыскали способ помочь полякам». Конкретно речь идет о сентябре 1939 года, когда Венгрия заняла дружественный нейтралитет по отношению к Германии в начавшейся германо-польской войне. Разбитым польским армиям была открыта венгерская граница для отступления, а венгерская территория для интернирования. Венгрия «помогла» полякам капитулировать. Последнее Орбан и называет весьма двусмысленно «помощью». Романтике польско-венгерских отношений и вековым взаимным симпатиям адмирал Хорти в 1939 году противопоставил холодную прагматику и национальные интересы Венгрии, за что и был вознагражден Гитлером через Венский арбитраж половиной Трансильвании, а ранее при разделе Чехословакии в марте 1939 года — Закарпатьем.

19 февраля 2015 года поляки в очередной раз продемонстрировали свое привычное самоуверенное непонимание ситуации и конкретных венгерских национальных интересов. В «исторической лекции» польки Копач для венгра Орбана не хватало одного самого важного для венгров слова — «Трианон». Именно поэтому историческая дискуссия между Копач и Орбаном о содержании венгерско-польской дружбы и приняла столь причудливый характер. Антирумынский и антиукраинский контекст вполне просматривается в исторической реплике Орбана.

На совместной пресс-конференции в Варшаве 19 февраля польский премьер сказала о своих переговорах с Орбаном: «Состоялся честный и трудный разговор, как между друзьями по привычке, об отношениях Европейского союза и России, Украины со странами Вышеградской группы. В этом откровенном и трудном разговоре я сообщила господину премьер-министру Орбану, что в украинской ситуации важно единство государств — членов ЕС и стран Вышеградской группы». Как оказалось, в Варшаве наконец-то осознали, что перед лицом украинского кризиса единство Вышеградской группы в настоящее время находится под угрозой. Венгрия вместе с Австрией, Чехией и Словакией создает в ЕС группу стран, недовольных антироссийскими санкциями. Австрия вместо Польши становится ядром центральноевропейской группы. Вышеградская группа в подобном обличье принимает явный австрийский крен, рождая воспоминания об единстве империи Габсбургов, вместо Ягеллоновской Европы.

Далее следует обратить внимание на то, что 22 февраля 2015 года на праздничной церемонии в Киеве, демонстрирующей европейскую поддержку Украине, присутствовали: председатель Европейского совета поляк Дональд Туск, президент Федеративной Республики Германия Йоахим Гаук, президент Польши Бронислав Коморовский, президент Словацкой Республики Андрей Киска и другие. Однако среди «других» не было глав государств и правительств Чехии и Венгрии. В свое время президент Украины Виктор Янукович своим участием в саммитах Вышеградской группы упорно позиционировал Украину как неофициального члена этого центральноевропейского сообщества. Теперь же очевидно, что для Киева прежняя формула V4+1 в феврале 2015 года не работает. Февральский эпизод в Варшаве, а потом в Киеве продемонстрировал, что единства позиции Вышеградской группы по Украине как раз и нет. Более того, определяется изоляция по украинскому направлению ведущего члена Вышеградской группы — Польши. Польша в своей восточной политике в регионе опирается на государство, не входящее в Вышеградскую группу, — Румынию. В Румынии, в свою очередь, трансильванский интерес в последние дни отливается в яростную критику «промосковского курса» орбановской Венгрии. Правда, при этом политика Орбана находит понимание среди других государств — членов Вышеградской группы. Конкретную позицию занимает Чехия. Ведущее чешское издание Lidové Noviny на днях в комментарии к польскому визиту венгерского премьера констатировало, что Виктор Орбан пытается балансировать между Германией и Россией для того, чтобы ускорить экономическое развитие своей страны на основе дешевой энергии из России и германских передовых технологий. Lidové Noviny называют внешнеполитический курс Орбана в условиях растущей напряженности между Россией и ЕС «рискованной стратегией». Самой Чехии, экономически развитой и более тесно интегрированной с Германией, нет нужды в подобном балансировании. Но, по крайней мере, чехи не скрывают того, что им понятна логика деятельности венгерского премьера. И с ней они готовы согласиться. Однако при этом в Праге на политический курс Орбана смотрят как на рискованный эксперимент. Чехи полагают, что ближайшие несколько лет покажут, насколько продуктивным окажется этот курс Орбана, а если нет, то политическая звезда венгерского премьера навсегда погаснет.
Автор:
Дмитрий Семушин
Первоисточник:
http://www.regnum.ru/news/polit/1898307.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти