Индекс деградации

Реформа военной науки уперлась в некрашеный забор

Военно-научный комплекс России в критическом состоянии. Фактически он перестал в полном объеме выполнять основную задачу – качественно определять перспективы, обосновывать и обеспечивать реализацию планов развития военной организации государства.


Эта ситуация сложилась не сразу, так что выход из нее в короткие сроки, как бы того ни хотелось, невозможен. Тем не менее начать решать проблему необходимо как можно быстрее.

Военно-научный комплекс (ВНК) советского периода складывался более 70 лет, адаптировался под изменяющиеся потребности и угрозы, сыграл важнейшую роль в послевоенном перевооружении армии.

С распадом СССР в течение всей новейшей истории России ВНК страны неуклонно и последовательно сокращался. Происходило это механически, без всякой привязки к важности задач, решаемых конкретными научно-исследовательскими организациями (НИО). Фактически нынешняя численность ВНК составляет не более трети от того, что было в 1990 году. В какой-то мере эти потери компенсировались интенсификацией труда научных работников за счет применения новой вычислительной и оргтехники. Тем не менее интеллектуальный урон оказался столь велик, что потенциал ВНК находится на грани потери функциональности. Причина не только в физическом (количественном) сокращении, но и в качественном изменении, вызванном уходом высококвалифицированных специалистов.

Причины затяжного кризиса

Институты отрабатывают текущие задачи, не проводя исследований с помощью методов моделирования, поскольку соответствующие специалисты уволены в результате реформ. В 1990–2000-е действовало правило: при сокращении штатов увольнять тех, кто имеет выслугу для получения пенсии, то есть 20 лет и более. Гуманно, тем не менее речь шла как раз о наиболее квалифицированных сотрудниках.

Индекс деградацииПриведу пример. В составе одной из надвидовых НИО Минобороны в 90-е годы было создано научное управление каталогизации вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), а в видовых научно-исследовательских организациях – соответствующие отделы. Решение абсолютно правильное, в русле мировых тенденций. Подразделения обеспечили разработку программной среды, нормативной документации и в целом системы каталогизации ВВСТ, ничем не уступающей зарубежным аналогам. В результате реформ в надвидовой НИО число сотрудников отдела каталогизации и стандартизации сократилось до 10 человек. В видовых НИО такие отделы ликвидированы. Между тем в соответствующих подразделениях Минобороны США задействованы более 2500 сотрудников.

Надвидовая НИО Минобороны России определена Центром каталогизации продукции военного назначения МО РФ, Межгосударственным центром каталогизации стран ОДКБ и СНГ. Притом что из десяти сотрудников непосредственно вопросами каталогизации занимаются всего пять человек. Очевидно, что в таком составе невозможно ни решение поставленных перед отделом задач в полном объеме, ни необходимое качество работы, ни развитие программного обеспечения всей системы, по которому наше отставание от стран НАТО можно оценить в 12–15 лет. Между тем во всем мире каталогизация признана важнейшим механизмом управления номенклатурой вооружения.

В НИО МО особенно сильно пострадали также подразделения, занимавшиеся экономическими исследованиями.

В настоящее время значительное количество научных направлений в НИО МО только формально обозначается структурными подразделениями, поскольку в силу малочисленности и слабой квалификации сотрудников они неспособны вести полномасштабную эффективную работу и методологически развиваться.

Многолетний опыт показывает, что минимальное число ученых для обеспечения эффективного функционирования направления и воспроизводства научной школы – восемь – десять человек. Это руководитель, два опытных ученых, два или три сотрудника средней квалификации и три-четыре молодых специалиста. Сейчас такого состава нет ни у одной школы. Механизм деградации научной деятельности институтов не остановлен, и в скором будущем нас ожидает потеря самого смысла существования НИО МО.

Реализуемая ранее идея укрупнения НИО МО за счет подчинения одному институту других в виде филиалов привела к слабой управляемости военной наукой. Зачастую руководитель головного ЦНИИ просто не понимал проблем и задач подчиненных филиалов. Центральное руководство не было способно поставить цели и проконтролировать качество работ. Во многих случаях посещение начальником головного ЦНИИ филиала сводится к выволочке за неподстриженные газоны, неубранную территорию, непокрашенные заборы и т. д. вместо проведения научно-технических советов, семинаров или совещаний по актуальным проблемам. Кстати, при укрупнении в филиалах снижены и штатные категории военнослужащих, что только усугубило процессы деградации в НИО МО.

Следует особо отметить еще одну тяжелейшую по своим последствиям ошибку, допущенную в прошлые годы. В результате ликвидации военно-научных и научно-технических комитетов видов ВС и родов войск произошел информационный разрыв между эксплуатантами и НИО. Последние стали утрачивать понимание текущих и перспективных задач, стоящих перед видами и родами войск.


В результате тактико-технические задания на необходимые образцы вооружения не вполне адекватны потребностям нового облика войск. Известны случаи, когда формулировки характеристик ВВСТ находились за пределами законов физики или здравого смысла. Эта проблема уже вышла за рамки Министерства обороны, руководители предприятий оборонной промышленности зачастую предъявляют претензии к НИО МО по поводу неспособности осуществлять военно-научное сопровождение создания образцов или просто пользуются этим фактом, навязывая свое видение облика перспективного вооружения.

В последнее время в Министерстве обороны РФ предприняты попытки по исправлению ситуации, в том числе переводу НИО МО в юридически более перспективную форму федерального государственного бюджетного учреждения (ФГБУ). Но во многом озвученные планы реформ схожи по своей сути с тем, что происходило в прежние годы: это организационные решения, направленные на объединение, передислокацию, в некоторых случаях – вывод НИО и вузов-филиалов из подчинения головных организаций.

Три кита для ВНК

Повышение эффективности военно-научного комплекса необходимо. Вопрос в том, что критерии ее оценки нигде не озвучены, нормативными документами не определены. А без этого проведение реформ чревато новыми тяжелыми ошибками. Попытки выработки таких критериев предпринимались неоднократно, но дать количественную оценку научной деятельности НИО крайне непросто. Ранее предлагалось принять в качестве таких критериев количество листов научного отчета, разрабатываемого НИО. При очевидной абсурдности этот подход и поныне применяется некоторыми военными представительствами. Новомодным решением является оценка научной деятельности НИО по индексу Хирша либо по Российскому индексу научного цитирования (РИНЦ). Применить и то, и другое к закрытой научной деятельности НИО МО невозможно – не размещать же секретные отчеты в Интернете? Кроме того, оценивать результативность НИО предлагается по количеству патентов, изданных монографий, защищенных диссертаций и т. д.

Чтобы не искать черного кота в темной комнате, для начала нужно понять, зачем нужен ВНК – для каких целей существует и какие задачи решает. Далее следует определять критерии оценки не функционирования НИО МО или ВНК в целом, а эффективности решения именно этих задач. Соответственно требуется сформировать шкалу, с помощью которой и судить о деятельности существующих НИО. После чего можно приступать к изменениям, если ВНК не соответствует требованиям. Направления предлагаемых сейчас реформ в своей основе диктуют организационные решения: передислоцировать, объединить, разъединить и т. п. С неизменным выводом в заключительной части о том, что все это позволит «усилить, углубить, улучшить, интенсифицировать и т. д.». Как определены размеры всех этих усилений и углублений, остается загадкой.

Выход из создавшегося положения видится в создании механизмов стимулирования активности и эффективной деятельности ВНК. На какое-то время необходимо прекратить попытки выработки предложений по передислокации, объединению, изменению штатов НИО МО и дать этим организациям возможность прийти в себя. Все эти решения субъективны и не подкреплены никакими обоснованиями. В результате череды бесконечных реформ ВНК стал похож на больного, которого непрерывно оперируют, и он уже не думает о продуктивной жизнедеятельности, его задача – оправиться от бесконечной боли и просто-напросто выжить.

Пора определиться: а нужен ли вообще ВНК? Если да, то не следует откладывать ревизию перечня задач, в решении которых заинтересована военная организация государства. Только суть этих задач должна быть обозначена не округлыми фразами типа «исследования в области чего-либо», а ясно и конкретно. В целом такие основные задачи давно известны. Их три:

определение направлений военного строительства в государстве и по видам ВС (родам войск);
формирование ТТЗ на выполнение НИОКР для промышленности по созданию новых образцов ВВСТ, сопровождение этих НИОКР;
научное обеспечение испытаний ВВСТ и сопровождение в процессе эксплуатации.


Это общая формулировка задач. Безусловно, они должны быть раскрыты и конкретизированы с учетом специфики деятельности каждого вида ВС (рода войск). И пока этого не сделано, реформаторские действия бесполезны, поскольку непонятна цель перемен и последствия для научной деятельности ВНК.

Важный момент – фиксация этих задач в виде нормативного документа приказом министра обороны РФ, а возможно, и Верховного главнокомандующего. Соответствующий перечень должен быть общеизвестен, чтобы не только структуры ВНК, но и любые другие научные организации, включая малый бизнес, могли бы ориентироваться на их решение (безусловно, с соблюдением режимных ограничений).

Жизнь в условиях рынка

Штаты институтов также необходимо формировать исходя из этого перечня и из расчета обеспечения эффективного функционирования научных школ по всем задачам (не менее 8–10 человек на каждую). То есть численность сотрудников в НИО МО следует жестко увязывать со списком решаемых ими задач и не менять в силу каких-либо пристрастий или сиюминутных потребностей по сокращению ВС РФ.

В случае, когда по экономическим или иным причинам создание штатного подразделения в НИО окажется неприемлемым, необходимо перечислить задачи, которые могут быть решены вне ВНК, установить стоимость и, руководствуясь рыночными принципами, привлекать к работе на конкурсной основе сторонние организации.

Если страна живет в условиях рынка, то нерыночные механизмы в ВНК неизбежно приведут к его деградации (при низком финансировании), либо к неэффективной работе (при отсутствии связи между результатом и объемами финансирования), либо к тому и другому одновременно. Можно и, безусловно, нужно говорить о повышении окладов гражданскому персоналу ВНК для ликвидации сложившегося в настоящее время вопиющего их дисбаланса с денежным довольствием военнослужащих. В то же время дальнейшее простое увеличение бюджетных выплат научным сотрудникам НИО МО неэффективно. Это снижает стимулы к активной работе по договорам. Более целесообразным является перевод НИО МО в разряд бюджетных учреждений (что уже делается и сделано) с наделением правом дополнительно финансироваться за счет работ по контрактам в интересах различных министерств и ведомств с возможностью премирования сотрудников по результатам.

Реформирование ВНК на основе субъективных организационных решений бессмысленно. Разрушений уже проведено сверх всякой меры. Нужно вырабатывать механизмы, побуждающие ВНК к эффективной работе. Необходимо создание системы квалифицированной постановки задач, скрупулезной и беспристрастной (на основе утвержденной системы критериев и методик) приемки результатов научной деятельности заказчиками и определения объемов адекватного материального стимулирования за полученный результат.

Таким образом, решение проблемы повышения эффективности работы ВНК зависит не столько от него самого, сколько от квалификации заказывающих органов и тех, кто призван управлять военно-научным комплексом. Для этого необходимо не столько административное воздействие, сколько формирование механизмов материального и морального стимулирования. И все должно базироваться на системе объективных, утвержденных нормативными документами критериев и методик оценки. Иначе мы так и продолжим блуждать в потемках бессмысленных, сугубо косметических, вкусовых и субъективных по своей сути реформ.
Автор:
Василий Буренок
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/24002
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти