Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики

Далеко не всем странам мира повезло войти в список так называемых «признанных государств». Многие страны остаются частично признанными — то есть ряд государств признает их независимость, другие предпочитают воздерживаться или отрицают их суверенный статус. На постсоветском пространстве еще пару лет назад насчитывалось четыре таких государства. Это Республика Абхазия, Республика Южная Осетия, Нагорно-Карабахская Республика, Приднестровская Молдавская Республика. В настоящее время в список добавились Донецкая и Луганская Народные Республики.

Как правило, непризнанные государства возникают вследствие этнополитических противоречий и конфликтов. Причем путь к независимому существованию, пусть и без признания «мирового сообщества», у таких стран, как правило, один — кровопролитная борьба за национальный суверенитет, с опорой на собственные силы или на поддержку сочувствующих или заинтересованных государств.

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики



27 февраля День независимости отмечает Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР), более известная русскоязычному читателю как «Западная Сахара». Свою независимость это далекое пустынное государство провозгласило еще в 1976 году — тридцать девять лет назад. Уже родились и достигли среднего возраста те сахарцы, чье рождение пришлось на год провозглашения независимости, но страна по-прежнему числится в числе «частично признанных государств». В отличие от многих других коллег по несчастью, Западная Сахара все же имеет признание значительного количества стран мира. Независимым государством САДР признает 60 стран мира — членов ООН, а также Республика Южная Осетия. 47 стран мира имеют с САДР дипломатические отношения, в том числе 29 государств обменялись с Западной Сахарой послами. Тем не менее, на протяжении почти сорока лет официальный статус Западной Сахары остается неясным. Это связано с тем, что территория страны, расположенная на северо-западном побережье Африканского континента, где великая пустыня Сахара соприкасается с Атлантическим океаном, давно является «яблоком раздора». На нее претендуют Марокко, в настоящее время контролирующее большую часть территории Западной Сахары, и собственно Сахарская Арабская Демократическая Республика, под контролем которой находится восточная часть страны.

Земля «великих кочевников»

Западная Сахара — регион специфический даже по меркам Африканского континента. Государственности как таковой здесь никогда не было — пустынная территория была «зоной племен», где кочевали берберские и арабские племена. При этом в недрах пустыни формировались основы будущих арабо-берберских государств, покорявших не только земли Северной и Западной Африки, но и страны Пиренейского полуострова. Северная часть Западной Сахары называется «Сегиет-эль-Хамра» — «Красный ручей», а южная — «Вади-Захаб», или, по-испански, — «Рио-де-Оро» — «Золотая река». Пустынные земли Западной Сахары с древности были населены кочевыми берберскими племенами санхаджи, которые позже подверглись исламизации и частично были арабизированы. В процессе исламизации арабский язык, точнее — его североафриканский диалект «хассания», — был усвоен в качестве основного разговорного языка большинством населения Западной Сахары. Лишь небольшая часть кочевников, проживающих в северной части страны, сохраняет вплоть до настоящего времени берберский диалект ташельхит.

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики


Средневековая и новая история Западной Сахары — это история «транзита» между Северной и Западной Африкой. Именно на территории Западной Сахары сформировалось ядро племенного союза санхаджи и лемтунов, основавшего государство Альморавидов. Возникновение этой державы явилось следствием объединения арабо-берберских племен санхаджи вокруг идей религиозного возрождения. Вождь племени лемтуна Яхья ибн Ибрахим, совершивший в 1036 г. хадж в Мекку, вернулся оттуда, преисполненный недовольства порядками, царившими на родине — на фоне мусульман Аравии, царившие в Магрибе нравы показались ему недостаточно чистыми.

Если Яхья ибн Ибрахим осуществлял военно-политическое руководство, то религиозным вдохновителем племен Западной Сахары стал Абдуллах ибн Ясин аль-Гузуллий. Этот человек и основал религиозный орден Альморавидов (от арабского аль-Мурабитун — «люди рибата», рибат — укрепленная обитель дервишских орденов). После смерти Яхья ибн Ибрахима аль-Гузуллий со своими сторонниками был вынужден удалиться в Сенегал, но вскоре собрал единомышленников и смог завоевать власть в племенной конфедерации санхаджи. При этом Абдуллах ибн Ясин аль-Гузуллий оставался религиозным лидером, а военно-политическое руководство осуществляли вожди племени лемтунов — сначала Абу Бекр, затем — Юсуф ибн Ташфин. Под руководством Юсуфа альморавидская армия завоевала Марокко, захватив крупнейшие города — Фес, Танжер, Тлемсен и Сеуту.

В 1082 г. за помощью к альморавидскому эмиру обратились мусульмане Испании, которые терпели поражения в борьбе с христианскими государствами Пиренейского полуострова. Первоначально Юсуф отказал испанским мусульманам по причине отсутствия должных сил, однако спустя два года, в 1084 г., принял их просьбу и двинул войска на Пиренейский полуостров. Первоначально, разгромив войска короля Кастилии и Леона Альфонсо VI в битве при Заллаке (1086 г.), альморавиды оставили себе крепость Альхесирас и отошли с полуострова. Однако в 1090 г. повторная просьба о вмешательстве со стороны испанских мусульман заставила альморавидов появиться на территории современной Испании и завоевать сначала Гранаду и Малагу, а в следующем 1091 г. — Кордову, Севилью и Кармону. В 1102 г. альморавиды захватили Валенсию, а в 1110 г. — Сарагосу. Власть западносахарской династии Альморавидов над южной, мусульманской частью Испании, сохранялась на протяжении 1086-1146 гг., пока их не сменили Альмохады — представители нового религиозного движения, возникшего среди арабо-берберских племен Марокко и обвинявшего Альморавидов в отходе от принципов ислама. Альмохады, чью опору составляли племена масмуда, издавна соперничавшие с санхаджа — опорой Альморавидов, сохраняли власть с 1147 по 1269 гг. Однако их империя уже уступала по площади государству Альморавидов, так как включала лишь мусульманскую Испанию и Марокко, но не распространяла свою власть на территорию Западной Сахары и Мавритании.

После исчезновения с политической карты государства Альморавидов, территория Западной Сахары фактически превратилась во внегосударственное пространство. Здесь проживали сахарские кочевники, не желавшие связывать себя какими-либо государственными границами. Лишь часть северной территории современной Западной Сахары в разное время формально контролировалась марокканскими династиями. Тем не менее, правители Марокко не переставали считать Западную Сахару сферой своего влияния, хотя реально и не имели возможности контролировать ситуацию в этом регионе. Между тем, регион Западной Сахары играл важную роль в торговом и культурном сообщении между Западной и Северной Африкой. Через Западную Сахару в Марокко и другие страны Магриба направлялись караваны из Мавритании, Мали, Сенегала, Гвинеи. Фактически через регион шла основная магистраль транссахарского сообщения в западной части Сахары. Торговые пути контролировались «великими кочевниками» Сахары, которые взимали дань с проходящих караванов.

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики


Испанская Сахара и борьба за независимость

Рост интереса европейских государств к Африканскому континенту в XIX веке не оставил без внимания и побережье Западной Сахары — оно привлекло взоры испанских колонизаторов. Если в XVI-XVII вв. испанцы, в соответствии с разделом сфер влияния, были более активны в Новом свете, а Африка была отдана на откуп португальцам, то в XIX веке старинные соглашения о сферах влияния уже не имели никакой силы. Африканский континент колонизировали практически все более-менее серьезные европейские государства. Естественно, что державам уровня Великобритании или Франции достались внушительные и богатые людскими и природными ресурсами территории, а ослабевшая к этому времени Испания была вынуждена довольствоваться остатками «колониального пирога» — в том числе и Западной Сахарой, которая из-за природных условий была малопривлекательна для колонизаторов.

В соответствии с результатами Берлинской конференции 1884 г., Западная Сахара отошла в сферу влияния Испании. После этого решения Мадрид начал подготовку к созданию колонии на атлантическом побережье Сахары. В 1886 г. на юг Западной Сахары прибыла экспедиция Испанского общества коммерческой географии под руководством Хулио Сервера Беверы, Фелипе Риццо и Франциско Кирога, которая произвела необходимые топографические изыскания в регионе. В 1904 г. было объявлено о создании колонии Рио-де-Оро — «Золотая река». В 1912 г. появилась еще одна колония — Мыс Хуби, включавшая часть территории Южного Марокко. По договору с Францией, в случае предоставления марокканскому государству независимости, Испания обязывалась вернуть Мыс Хуби под юрисдикцию Марокко. В 1920 г. часть Рио-де-Оро была выделена в отдельную колонию Агуэра. В 1924 г. все испанские колонии в регионе были объединены в единую колонию под названием Испанская Сахара. Данная территория не входила в состав Испанского Марокко и управлялась отдельно от него.

Естественно, что появление испанских колонизаторов на территории Западной Сахары, не могло не вызвать крайне негативной реакции местного населения. Гордые и воинственные кочевники Западной Сахары, не знавшие государственности и верные своим традициям, не представляли себя подданными испанской колониальной администрации. Впрочем, испанским колонизаторам и не удалось установить тотальный контроль на всей территории Западной Сахары. В конце XIX — начале ХХ вв. испанцы, равным образом, как и французы, колонизировавшие Марокко и Мавританию, столкнулись с организованным сопротивлением арабо-берберских племен Западной Сахары под руководством религиозного вождя и проповедника Ма аль-Айнина.

Полное имя этого человека выглядит весьма представительно — Мухаммад Мустафа ульд Шейх Мухаммад Фадиль бен Мамин аль-Калками (1831-1910). Он родился в 1831 г. в семье шейха Мухаммада аль-Фадиля, основавшего суфийский тарикат (религиозное братство) Фадилийя. В 1860 г. Ма аль-Айнин возглавил часть братства Фадилийя, на основе которой позже создал собственное религиозное братство — Айнийя. В 1887 г. султан Марокко пожаловал ему титул каида. В Западной Сахаре и Мавритании Ма аль-Айнин приобрел большое количество сторонников, а в 1897 г. завии (филиалы) братства Айнийя Ма аль-Айнину было разрешено открыть и на территории Марокко — тогдашний султан Мулай Абд аль-Азиз весьма благосклонно относился к деятельности религиозного проповедника.

В 1898 г. Ма аль-Айнин начал строительство города Смара в области Сегиет-эль-Хамра. Здесь были построены крепость, большие мечети, торговые ряды — все необходимое для превращения города в административный, культурный и экономический центр Западной Сахары. Когда активизировалась французская и испанская экспансия в Марокко и Западной Сахаре, Смара стала центром антиколониального сопротивления, а Ма аль-Айнин — вождем восставших племен Западной Сахары. Он считал своей целью борьбу с европейскими колонизаторами, выдвигая идеи джихада против иноверных завоевателей. Французские и испанские военные власти долгое время не могли справиться с последователями Ма аль-Айнина, совершавшими партизанские налеты на военные посты.
Долгое время Испанская Западная Сахара оставалась периферийной и малопривлекательной для Мадрида колонией. Гораздо большее внимание испанское правительство уделяло Испанскому Марокко и Испанской Гвинее. Тем не менее, на территории Испанской Сахары были сформированы даже собственные колониальные войска, находившиеся на службе у испанской власти — «Войска кочевников», или Tropas Nomadas. Рядовой состав этих подразделений набирался из представителей местного арабо-берберского населения, а офицерские должности занимали испанские военнослужащие. Кроме «Войск кочевников», в Западной Сахаре дислоцировалась также «пустынная полиция», сформированная по аналогичному принципу.

Марокканские претензии

Военно-политическая ситуация в регионе стала меняться после того, как Марокко в 1956 г. получила государственную независимость. Поскольку Марокко издавна считала Западную Сахару своей территорией, Испании тут же были предъявлены территориальные претензии. Первым камнем преткновения стал анклав Сиди-Ифни — город на территории Южного Марокко, попавший под власть Испании еще в 1860 г. и входивший к моменту провозглашения независимости Марокко в состав колонии Испанская Западная Африка. Марокко считало Сиди-Ифни своей территорией, незаконно захваченной испанцами и в 1957 г. предъявило Мадриду требование об освобождении города. 10 апреля 1957 г. в Ифни начались массовые беспорядки, спровоцированные марокканскими агентами. Генерал Франсиско Франко, стоявший в то время во главе испанского государства, перебросил в Западную Сахару армейские подразделения Испанского легиона. 23 октября 1957 г. отряд из 1,5 тыс. марокканских солдат захватил пригороды Сиди-Ифни — селения Гюльмен и Бу-Изарген. 23 ноября начался штурм Ифни двухтысячным марокканским подразделением. Началась осада Ифни. Война велась силами немногочисленных пехотных подразделений — и с испанской, и с марокканской стороны.

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики


На протяжении двух недель марокканские отряды сохраняли контроль над практически всей территорией Ифни. Город находился в осаде, а испанские военные посты подвергались постоянным нападениям мобилизованных ополченцев западносахарских племен. Защиту Сиди-Ифни осуществляло до 7500 военнослужащих испанской армии и ополченцев. Осада города продолжалась более полугода — до июня 1958 г. В феврале 1958 г. испанские войска, вместе с пришедшими на помощь французскими подразделениями, активизировали усилия по освобождению колонии от марокканских войск. На территории Ифни было сконцентрировано не менее 9000 испанских и 5000 французских солдат и офицеров, а также 150 самолетов. Применение авиации сделало свое дело. В апреле 1958 г. Испания и Марокко подписали соглашение, в соответствии с которым Испания сохраняла господство над Ифни, но уступала Марокко территорию Мыс Хуби.

Однако и после соглашения подрывная деятельность Марокко в Западной Сахаре продолжалась. Марокканские власти продолжали считать территорию Западной Сахары своей сферой влияния и рассчитывали на то, что испанцы рано или поздно освободят колонию, и она перейдет под управление Марокко. Решающую роль в освобождении Западной Сахары от испанского владычества сыграло ослабление Испании после смерти Франсиско Франко. 6 ноября 1975 г. Марокко организовало т.н. «Зеленый марш» в Западную Сахару, в котором приняло участие около 350 тысяч человек. 18 ноября 1975 г. Испания подписала Мадридские соглашения, в соответствии с которыми с территории Западной Сахары была выведена испанская администрация и регион отдавался под управление Мавритании и Марокко.

ПОЛИСАРИО

Однако Испания, Марокко и Мавритания не учли интересов собственно населения Западной Сахары, часть которого настаивала на предоставлении региону политической независимости. Выразителем интересов сторонников независимости стал фронт ПОЛИСАРИО — Наро́дный фронт за освобожде́ние Сегиет-эль-Хамра и Ри́о-де-О́ро (Frente Popular de Liberación de Saguía el Hamra y Río de Oro; сокращ. — POLISARIO). Он был создан в мае 1973 года группой западносахарских студентов во главе с Эль-Уали Мустафой Сайедом (1948-1976).

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики Эль-Уали был уроженцем Западной Сахары, родившимся в одном из кочевий небогатых бедуинов. В 1966 г. юноша поступил в Исламский институт в Таруданте, затем — в институт в Рабате, где изучал правоведение и политологию. Во время учебы в институте Эль-Уали познакомился с другими радикально настроенными молодыми уроженцами Западной Сахары. Большое впечатление на молодых людей оказали события мая 1968 г. в Париже. После окончания учебы Эль-Уали посетил Нидерланды и Францию. Он был очень озабочен политической ситуацией в его родной Западной Сахаре и в 1972 г., после возвращения на родину, приступил к созданию Движения за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро. В июне 1972 г. соратники Эль-Уали устроили демонстрацию в Тан-Тане, после чего все они были арестованы. После освобождения Эль-Уали основал Фронт ПОЛИСАРИО.

20 мая 1973 г., через пять дней после основания фронта, Эль-Уали и Брахим Гали во главе шести партизан напали на испанский военный пост Эль-Ханга. Так началась война за независимость Западной Сахары, растянувшаяся на многие десятилетия. В апреле 1974 г. Эль-Уали побывал во главе делегации ПОЛИСАРИО на пан-африканском конгрессе молодежи в Бенгази в Ливии. К этому же времени относится и активизация подразделений фронта на территории Западной Сахары. В 1974-1975 гг. ПОЛИСАРИО постепенно утверждали контроль над кочевьями бедуинов, приобретали авторитет среди населения Западной Сахары. Ко времени отказа Испании от колониального управления Западной Сахарой в 1975 г., ПОЛИСАРИО оставался относительно немногочисленной организацией из 800 человек, хотя пользовался политическим влиянием на несравненно большее число жителей Западной Сахары.

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики После того, как Испания отстранилась от управления Западной Сахарой и передала регион под власть Марокко и Мавритании, фронт ПОЛИСАРИО 27 февраля 1976 года провозгласил создание независимой Сахарской Арабской Демократической Республики. Теперь партизанскую войну подразделения фронта вели против марокканской и мавританской армий. После гибели Эль-Уали Мустафы Сайеда генеральным секретарем Фронта ПОЛИСАРИО и президентом Сахарской Арабской Демократической республики 30 августа 1976 года стал Мохаммед Абдель Азиз. Он родился 17 августа 1947 г. в марокканском Марракеше, в бедуинской семье. После учебы в Рабате Абдель Азиз стал соратником Эль-Уали по созданию Фронта ПОЛИСАРИО.

Изначально Фронт ПОЛИСАРИО представлял собой классическую левонационалистическую организацию, для которой основной целью было достижение политической независимости Западной Сахары. Споры о дальнейшем политическом и экономическом устройстве страны лидеры ПОЛИСАРИО стремились отложить на период после достижения реального суверенитета. Именно поэтому организация назвала себя Фронтом, а не партией, подчеркивая, что апеллирует ко всем слоям западносахарского общества. В начале 1970-х гг. организация придерживалась социалистической направленности, хотя и не провозглашала себя марксистско-ленинской и даже социалистической, но уже в конце 1970-х гг. перешла на позиции национализма без социалистической риторики.
В 1976-1978 гг. численность вооруженных отрядов ПОЛИСАРИО выросла до нескольких тысяч вооруженных боевиков. Армия фронта пересела с верблюдов на современные джипы испанского производства, захваченные во время нападений на марокканские военные посты. Мушкеты и винтовки были заменены автоматами, поставленными Алжиром и Ливией. На территории Алжира боевики фронта проходили боевую подготовку в тренировочных лагерях.

Сахарская война

Мавритания оказалась наиболее слабым противником ПОЛИСАРИО. Вооруженные силы этой западноафриканской страны не отличались многочисленностью и оснащенностью, а экономика была слабой даже по меркам небогатых стран Сахары и Сахеля. Численность вооруженных сил страны при президенте Моктаре Уальд Дадда не превышала 3 000 солдат и офицеров. Тем более, мавританская армия не отличалась высоким уровнем подготовки и дисциплинированности.

Серьезной проблемой были и этнические противоречия в вооруженных силах Мавритании. Как известно, в Мавритании проживает две основные группы населения — арабо-берберские племена Северной Мавритании и негроидные народы Южной Мавритании. Призывники — африканцы из Южной Мавритании не желали принимать участие в боевых действиях, которые они рассматривали как внутреннюю проблему арабо-берберских племен Севера — ведь обладание территорией Западной Сахары никогда не входило в число интересов африканского населения Южной Мавритании. Наконец, и сами арабо-берберы Мавритании в значительной степени сочувствовали борьбе Фронта ПОЛИСАРИО, поскольку опасались растущего влияния Марокко в регионе в результате установления марокканского господства над Западной Сахарой. В вооруженных силах Мавритании начались волнения, с другой стороны — начала терпеть убытки и экономика страны, подорванная ведением боевых действий.

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики После того, как боевые действия западносахарских партизан сделали невозможной добычу меди в Мавритании (эта статья экспорта давала до 90% национального дохода), а повстанцами ПОЛИСАРИО была обстреляна столица Мавритании город Нуакшот, мавританское правительство отказалось от планов по удержанию части территории Западной Сахары. Тем более, что в 1978 г. в стране произошел военный переворот, свергнувший режим Ульд Дадды, и новое мавританское руководство несколько пересмотрело свои взгляды на проблему Западной Сахары. В 1979 г. правительство Мавритании вывело войска с территории страны. Более того — в 1984 г. Мавритания официально признала Сахарскую Арабскую Демократическую Республику как независимое государство.

Марокко оказалось более «крепким орешком». Во-первых, общественная реакция в Марокко на Сахарскую войну в корне отличалась от мавританской. Население Марокко в массе своей поддерживало действия монархического правительства по установлению господства над Западной Сахарой, которая рассматривалась как законная марокканская территория. Во-вторых, Марокко не желало усиления Алжира, который оказывал всестороннюю поддержку Фронту ПОЛИСАРИО и, соответственно, в случае достижения Западной Сахарой независимости, серьезно усилил бы свои позиции в регионе Северной и Западной Африки. Король Марокко не собирался отказываться от власти над Западной Сахарой и сосредоточил в регионе внушительные подразделения марокканской армии — одной из сильнейших в Северной Африке. Марокканцы оккупировали и ту часть Западной Сахары, которая прежде предполагалась как зона ответственности Мавритании.

В свою очередь, ПОЛИСАРИО заручился поддержкой Алжира, Ливии и ряда других африканских государств, а также некоторых национально-освободительных движений Азии, Африки и Латинской Америки. Военную помощь ПОЛИСАРИО оказывали Алжир, Ливия и Куба. Муаммар Каддафи, хотя прямо и не вступал в конфликт на стороне ПОЛИСАРИО, не скрывал своих симпатий к национально-освободительной борьбе сахарского народа. Что касается алжирского руководства, то оно оставалось наиболее преданным союзником и покровителем ПОЛИСАРИО, оказывая фронту дипломатическую, финансовую и военную помощь. Фактически именно благодаря алжирской помощи ПОЛИСАРИО превратилась в серьезную военно-политическую силу.

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республикиИменно по инициативе Алжира САДР уже к 1980 г. была признана 45 странами мира, в первую очередь — африканскими государствами, поскольку Алжир усиленно проталкивал идею о вступлении САДР в Организацию Африканского Единства (ОАЕ). В результате многолетней войны, западносахарским повстанцам удалось создать хорошо обученную и хорошо вооруженную Народную армию освобождения Сахары. К 2010 г. численность вооруженных сил ПОЛИСАРИО достигала 15-20 тысяч человек, вооруженных не только стрелковым оружием, но и артиллерией, танками, боевыми машинами пехоты.

«Свободная зона» под властью САДР

Несмотря на то, что марокканские войска на территории Западной Сахары достигли 110 тысяч солдат и офицеров, Марокко так и не смогло разгромить Народную армию освобождения Сахары. Более того — в 1980-е годы марокканское командование, измотанное тактикой партизанских набегов мобильных групп ПОЛИСАРИО, передвигавшихся на джипах и атаковавших военные посты, приняло решение создать «оборонительный вал» из шести стен — систему военных заграждений с электронными системами слежения и самой большой в мире минной полосой. Строительство вала продолжалось с 1981 по 1987 гг. Первоначально укрепления отделили наиболее важные города Западной Сахары — Эль-Аюн и Смару. Затем было создано еще несколько линий обороны. По периметру вала было оборудовано 500 военных постов и размещены внушительные по численности подразделения марокканских вооруженных сил.

Сахарцы называют эту линию «Стеной позора». Фактически вал отделил большую часть территории Западной Сахары, контролируемую Марокко, от глубинной полосы, пограничной с Мавританией, оставшейся под контролем ПОЛИСАРИО. Эта глубинная полоса в настоящее время известна как «Свободная зона». В 1991 г. ПОЛИСАРИО и Марокко подписали договор о прекращении огня, в соответствии с которым под управлением Марокко остались территории к западу от стены. Соблюдение договоренностей гарантировалось присутствием в регионе миротворческих сил Организации Объединенных Наций.

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики


Руководство ПОЛИСАРИО определяет «Свободную зону» как освобожденную территорию. Передвижения марокканских войск на эту территорию ограничены. В «Свободной зоне» проживает от 30 до 40 тысяч человек. Преимущественно это кочевые племена, занятые традиционным разведением верблюдов и кочующие между Западной Сахарой, Мавританией и Алжиром. Фактически «Свободная зона» и есть реально контролируемая ПОЛИСАРИО территория Сахарской Арабской Демократической Республики, однако большинство учреждений ПОЛИСАРИО действуют в эмиграции, поскольку территория «Свободной зоны» не препятствует созданию и развитию полноценной инфраструктуры. Около 100 тысяч сахарцев продолжают проживать в лагерях беженцев на территории Алжира. Выросли целые поколения сахарцев, не видевших земли предков и лишенных возможности проживания на своей исторической родине. Сахарская молодежь вынуждена получать образование в вузах Алжира, Кубы и Испании.

Непокоренная Сахара. Судьба «частично признанной» республики Стремясь заручиться поддержкой западных государств в достижении политической независимости, Фронт ПОЛИСАРИО переориентировался на либеральную идеологию. Мохаммед Абдель Азиз, остающийся президентом САДР вплоть до настоящего времени, стремится подчеркнуть свою верность принципам многопартийной демократии и рыночной экономики, однако политическая ситуация в Западной Сахаре от этого не меняется. Поскольку Марокко всегда считалось одним из важных партнеров США в Магрибе, американские власти не желают идти на признание политической независимости Западной Сахары. Во время «Холодной войны» между США и Советским Союзом, ни американское, ни советское руководство открыто не высказывалось в поддержку какой-либо из сторон конфликта. Не оказывал помощи ПОЛИСАРИО и маоистский Китай, который в целом проявлял интерес к подобным национально-освободительным движениям.

Однако фактическое поведение великих держав давало понять Фронту ПОЛИСАРИО, что рассчитывать на помощь не следует. Соединенные Штаты Америки САДР не признали и ориентировались на экономическое и политическое сотрудничество с Марокко. СССР и страны социалистического блока также не признали независимость САДР, не желая портить отношения с Марокко. Таким образом, длительное время Фронт ПОЛИСАРИО зависел исключительно от поддержки со стороны Алжира, остававшегося главным союзником САДР на протяжении трех десятилетий, а также Ливии (до 1983 г.) и некоторых других стран «третьего мира». С другой стороны — в поддержку ПОЛИСАРИО периодически высказывались левые и либеральные политические партии и движения в ряде стран Западной Европы — прежде всего, в Испании, а также в скандинавских государствах. В последние годы Фронт все более активно заявляет о себе как о противнике терроризма и исламского радикализма в Северной и Западной Африке.

В настоящее время в Сахарской Арабской Демократической Республике главой государства является президент (с 1976 г. — Мохаммед Абдель Азиз), который назначает премьер-министра страны (в настоящее время — Абдель Кадир Талеб Умар). Структура власти включает в себя Совет министров САДР, судебную ветвь и Национальный совет Сахары. Парламент САДР отличается слабостью, поскольку несмотря на заявленную политику демократизации управления, вплоть до настоящего времени не удается окончательно разделить партийную и государственную линии руководства.

Как отмечалось выше, в настоящее время САДР признает 60 государств мира. Среди ближайших соседей независимость САДР признали Алжир, Мавритания, Мали. Также в списке признавших независимость страны африканских государств — Гана, Нигерия, Ангола, Мозамбик и почти все страны Восточной и Южной Африки. Независимость САДР была признана азиатскими странами социалистического лагеря — Вьетнамом, Лаосом и КНДР. Независимость САДР признана Сирией и Западная Сахара имеет в этой стране свое дипломатическое представительство. В Латинской Америке независимость САДР признали Куба, Венесуэла, Боливия, Эквадор, Мексика и ряд других государств. Западная Сахара стала первым государством, признавшим независимость Восточного Тимора и установившим с ним дипломатические отношения. Также независимость САДР признало в 2011 г. недавно образованное государство Южный Судан. Что касается Российской Федерации, то она не признала независимость Сахарской Арабской Демократической Республики, однако признает право народа Западной Сахары на самоопределение. Соединенные Штаты Америки занимают иную позицию — они поддерживают право народа Западной Сахары на создание автономного региона в составе Марокко. Наконец, на стороне Марокко выступают другие арабские монархии Ближнего Востока, Китай и несколько других стран, имеющих с Марокко важные экономические и политические связи.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. Bongo 27 февраля 2015 08:37
    Прочитал с интересом, но к сожалению автор сделал акцент только на политико – историческом аспекте, практически не затронув военный.
    А ведь в ходе этого полномасштабного конфликта с применение тяжелой артиллерии и ударной авиации были очень интересные моменты.

    Армия фронта пересела с верблюдов на современные джипы испанского производства, захваченные во время нападений на марокканские военные посты. Мушкеты и винтовки были заменены автоматами, поставленными Алжиром и Ливией.


    Кроме джипов и автоматов у ПОЛИСАРИО было и многое другое вооружение , в том числе ПЗРК "Стрела-2", «Стрела-3», «Игла-1» и мобильные ЗРК «Квадрат» (экспортная версия «Куба»), с помощь которых сбивались испанские, французские и марокканские боевые самолёты.
  2. хольгерт 27 февраля 2015 15:41
    .....по-моему там надо высадить наш десант и сделать отличнейшую военную базу для флота,ВВС,ПВО ит.д....
    1. Прометей 27 февраля 2015 17:44
      Для этого нужно завоевать симпатию тамошних заправил.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня