Как остановить террориста-смертника

Как остановить террориста-смертника


Спецслужбы действуют на опережение, но оперативные действия из-за недостатка информации нередко запаздывают. Страх смерти террористу-фанатику, обуянному желанием ценой собственной жизни уничтожить истинных или мнимых врагов, внушить трудно. «Однако с психологической точки зрения ситуация не безвыходна», – считает израильский военный психолог майор Ами Цореф. По его мнению, «террорист-смертник до самого последнего мгновения жизни видит себя представителем какой-то сплоченной группы, прежде всего семьи». Цореф полагает, что именно этот момент следует использовать структурам, противостоящим террору.


Примерно такой же точки зрения придерживается и Джессика Стерн, преподавательница Гарвардского университета, автор вышедшей в 2003 году в Нью-Йорке книги «Террор во имя Бoга: Почему религиозные боевики убивают людей» (Jessica Stern. Terror in the Name of God. Why Religious Militans Kill». New York: Harper Collins Publishers, 2003). Фактически труд Стерн являет собой исследование, в котором представлены беседы автора с террористами, как заключенными тюрем Египта, Израиля, Иордании и Пакистана, так и с членами радикальных организаций, действующих в палестинских лагерях беженцев. Среди проинтервьюированных были и смертники, которых спецслужбы смогли арестовать накануне совершения задуманных злодеяний или по разным причинам отказавшиеся от их проведения.

По данным как израильтянина Ами Цорефа, так и американки Джессики Стерн, в большинстве случаев о планах террориста-самоубийцы узнают его родственники и близкие друзья.

Немецкий востоковед Ганс-Петер Раддац, автор изданной в Мюнхене в 2002 году монографии «От Аллаха к террору? Джихад и деформация Запада» (Hans-Peter Raddatz. Von Allah zum Terror? Der Djihad und Deformierung des Westens. Munchen: Herbig, F.A. Fuflage, 2002), сравнивая исламистские группировки с мафиозными бандами, обращает внимание, что в такого рода структурах сильны семейно-клановые связи. Нередки случаи, когда уговоры родных, и прежде всего родителей, останавливают самоубийцу от последнего рокового шага. Если же в качестве наказания за теракт семья террориста может лишиться дома, который по постановлению суда снесут, то подобный расклад может остановить боевика от безумных действий. Однако судебные вердикты, разрешающие снос жилищ террористов, даже в Израиле редки.

СНЕСТИ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ

Вечером 31 декабря, всего лишь за несколько часов до наступления нового 2015 года, БАГАЦ (Высший суд справедливости Израиля) вынес вердикт, запрещающий снос дома, который принадлежит семье члена «Исламского джихада» Муатазу Хиджази. Этот 32-летний житель Восточного Иерусалима, израильский гражданин, признанный террористом, вечером 29 октября прошлого года недалеко от Стены плача подстерег раввина Иегуду Глика, 50 лет, и четырежды выстрелил в него. Тяжелораненый Глик был доставлен в больницу, где врачам удалось спасти его жизнь. Исламиста Хиджази через несколько часов настиг полицейский наряд и убил его в короткой перестрелке.

Следует обратить внимание, что первоначально БАГАЦ на своем заседании, состоявшемся в конце ноября прошлого года, вынес постановление о сносе пяти домов, принадлежавших как семье Хиджази, так и четырем другим террористам, которые устроили в октябре и ноябре так называемые автомобильные теракты и напали на иерусалимскую синагогу. Согласно полицейским данным, в ходе намеренных автомобильных наездов на пассажиров, ожидавших посадки на автобусных и трамвайных остановках в Иерусалиме, боевики движения ХАМАС убили четырех человек и не менее 11 покалечили. В иерусалимской синагоге другая группа террористов расстреляла пятерых человек, включая охранника – солдата-мусульманина из израильского бедуинского батальона.

В судебном постановлении об отмене сноса дома семьи Хиджази отмечается: «...террорист, хотя и совершил серьезное преступление, все же никого не лишил жизни». И, несмотря на заявление премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, сделанное сразу после серии терактов в Иерусалиме, что дома палестинских боевиков, покушавшихся на жизнь мирных граждан, будут разрушены, суд решил иначе. По крайней мере семья Хиджази сноса своего дома избежала.

Точности ради заметим, что в случае с Хиджази суд первоначально издал так называемое промежуточное постановление, не предусматривавшее обязательное и немедленное разрушение жилища семьи террориста-убийцы. Такой вердикт не исключает замуровывание входа и выхода в дом. И только после вынесения вердикта, который исключает подачу петиции с просьбой об обжаловании, дом могут и снести. Однако если снос дома террориста может нанести ущерб строениям соседей, никак не связанных с преступной деятельностью, никаких разрушений не производится.

Снос домов террористов, в которых они проживали вместе с семьями, с позиции международного права может расцениваться как «коллективное наказание», которое, разумеется, нелегитимно. Поэтому Иерусалим не применял разрушение домов террористов даже во время интифады (по-арабски – «потрясение», в политическом контексте – «восстание») 1989–1995 годов. Показательно, что в тогдашних беспорядках, позже названных Первой интифадой, не принимали участие арабские граждане Израиля. Во Второй интифаде, 2000–2004 годов, которая по мощи превзошла первую, приняли участие и израильские арабы.

ОТСИДКУ В ТЮРЬМАХ ТЕРРОРИСТАМ ОПЛАЧИВАЮТ

27 марта 2002 года в банкетном зале гостиницы «Парк» на набережной средиземноморского города Нетания террорист-смертник Абдель Бассет Ауда устроил чудовищный теракт. Погибли 30 израильских граждан еврейского и арабского происхождения, более 40 получили ранения. Именно после этого теракта БАГАЦ, руководствуясь статьей 119 из Постановления об обороне (Чрезвычайном положении), принятом еще в 1945 году, во времена владычества в Палестине англичан, разрешил снос домов «особо отличившихся» террористов и их пособников». Понятно, что и тюремного заключения такие преступники не смогли избежать. Из-за фактического отсутствия в еврейском государстве смертной казни Ауду, убийцу 30 человек, приговорили к 35 пожизненным тюремным срокам. Здесь же следует сказать, что содержащиеся в израильских тюрьмах палестинские террористы получают из специального фонда Палестинской национальной автономии (ПНА) ежемесячные пособия. Сумма выплат зависит от сроков отсидки, определенных судом. Так, террористы, которым определены сроки пребывания на нарах до пяти лет, получают 4 тыс. шекелей в месяц (примерно 1270 долл.), а тем, кто должен отсидеть от 25 до 30 лет, – 10 тыс. шекелей. Приговоренные к пожизненным срокам, а также семьи погибших боевиков, включая самоубийц, получают по 12 тыс. шекелей каждый месяц. Кроме того, погибшие боевики, объявленные «шахидами» (в понимании исламистов «великомучениками»), получают единовременное пособие, сумма которого не бывает меньше 50 тыс. шекелей.

В 2004 году с инициативой отменить практику сноса домов исламистов, совершивших убийства, выступила специальная комиссия, сформированная приказом начальника Генштаба армии обороны Израиля. Возглавил эту комиссию будущий генеральный директор Министерства обороны Эхуд (Уди) Шани (Шинветтер). Занимавший в то время пост начальника генштаба израильской армии Моше Яалон согласился с доводами комиссии о негуманности продолжения подобной практики. Снос, как и замуровывание входов и выходов домов исламистских террористов, был прекращен.


В 2008 году резко возросло количество атак террористов-самоубийц на израильских граждан. Самым чувствительным в том году стал теракт, устроенный исламистским боевиком Алаа Абу Дейна в религиозной школе «Мерказ ха-Рав» в Иерусалиме 6 марта. Тогда погибли восемь учащихся и 11 получили ранения. Причем пятеро молодых людей остались инвалидами на всю жизнь. Именно после этого теракта занимавший в то время пост министра обороны Эхуд Барак отдал распоряжение армейскому командованию подготовить ордер о сносе дома семьи Дейна в Восточном Иерусалиме. Основанием для принятия такого решения стало экспертное заключение юридического советника правительства Мени Мазуза, заявившего, что действующее законодательство не препятствует сносу домов террористов. Однако это решение так и не было исполнено.

КТО ЖЕРТВУЕТ ЛЮДЬМИ ВО ИМЯ МОРАЛИ

Совершенно неверно предполагать, что все мусульманские государства, все исламские общины в европейских странах подобны минному полю. Иными словами, неправ тот, кто считает, что «терроризм и ислам всегда идут рука об руку». Несомненно, это опасная апологетика, от которой за версту веет примитивным расизмом. Прав израильский публицист Бен-Хаим Ямини, который в статье «Колыбель террора», опубликованной в газете «Едиот ахронот» («Последние известия»), пишет: «Мусульмане в своей массе не хуже других, достаточно много таких, кто может выбрать демократию... Но передовые силы Запада – да, именно они! – не хотят, чтобы миллионы мусульман могли пожать плоды своего стремления к демократии. Они поддерживают исламских радикалов. Причина – деньги. Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ, многие исламские миллиардеры вроде Валида бен-Талала (саудовский принц, владеет состоянием в 39,5 млрд долларов; признан самым влиятельным арабом на планете) поддерживают и финансируют создание в университетах стран Запада по сути исламистских центров, дают огромные деньги на «исследование Ближнего Востока». Доступные деньги развратили многих из тех, кто занимает высокие посты на кафедрах западных университетов». В свою очередь, эти же люди дают индульгенцию радикальному исламу».

Садик Аль-Ази, бывший профессор Дамасского университета, ныне гражданин Голландии, открыто именует исламизм терроризмом. «И все это потому, – объясняет свою позицию Аль-Ази, – что для исламистов важно уничтожить тех, кого они считают врагами, наиболее болезненно и даже устрашающе». И в самом деле, отрезание голов журналистам и сожжение живьем в железной клетке попавшего в плен иорданского пилота старшего лейтенанта Муаза Юзефа аль-Касасбе – это разве не вызов человечности? Разве подобное прощается? За такие преступления в цивилизованном мире нет и не может быть адекватных наказаний. В ответ на зверскую расправу «Исламского государства Ирака и Леванта» с иорданским гражданином в Аммане повесили террориста и террористку, несколько лет назад приговоренных к смерти и с тех пор содержавшихся в тюрьме. Но и это еще не все. Король Иордании Абдалла II воспринял сожжение летчика своих военно-воздушных сил как личное оскорбление, которое намерен смыть кровью сторонников самопровозглашенного халифата. Фактически речь идет о личной мести террористам, которая в понимании бедуинов является кровной местью.

ОТКУДА БЕРУТСЯ ТЕРРОРИСТЫ

Бывший редактор израильской коммунистической газеты на арабском языке «Аль-Иттихад» («Союз») Назир Маджали, писатель, журналист, а ныне сотрудник исследовательского центра «Шахарит» (в переводе с иврита «Рассвет») в Тель-Авиве и центра коммуникаций и исследований «А-Тахрир» (в переводе с арабского «освобождение») в Абу-Даби в статье «Откуда среди нас взялись террористы», опубликованной на сайте i24news и перепечатанной русскоязычной израильской газетой «Новости недели», пишет: «Верно, не все мусульмане террористы. Но, к сожалению, утверждение, что большинство террористов – мусульмане или те, кто принял ислам, тоже верно. Это не только создает проблему, но и возлагает на нас ответственность».

Наджали прав, когда одним из главных мусульманских обычаев называет уважение к дому, причем не только к своему, но и к тому, «в котором нам оказывают гостеприимство». Заметим, что исламисты атакуют не только христиан, евреев и изидов. Они убивают и мусульман, которые, как пишет Наджали, «не действуют подобно обезумевшим животным, лишая жизни людей, в том числе детей, женщин, стариков». Исламисты всегда готовы обосновать свои жуткие преступления. Но в арабском языке есть поговорка «Обосновывать преступление хуже, чем его совершать». И понятно почему. Ведь у «обоснователей» всегда найдутся последователи.

Вечером 29 января нынешнего года Египет потрясли кровавые теракты на севере Синайского полуострова, совершенные боевиками исламистской группировки «Ансар Бейт аль-Макдис» (переводится примерно как «Сподвижники Иерусалима»; в арабском языке Иерусалим именуется как «аль Кудс», так и «аль Макдис»), недавно принявшей название «Вилайет Синай» («Провинция Синай») и объявившей себя частью «Исламского государства». В ходе этой тщательно подготовленной атаки боевика-смертника на базу 101-го батальона египетской армии в районе города Аль-Ариш погибли 30 офицеров и солдат. Имеет смысл напомнить, что подобная атака, осуществленная исламистами там же, на Синае, в октябре прошлого года – по трагическому совпадению! – также унесла жизни 30 египтян, военных и полицейских. Египетские спецслужбы выяснили, что в октябрьской атаке участвовали боевики «Азаддин аль-Касам», боевого крыла ХАМАСа. Каирский суд по срочным делам постановил считать хамасовское боевое крыло террористической организацией и заочно приговорил всех террористов, участвовавших в атаке, к повешению. Сведениями о наличии у осужденных боевиков недвижимости на территории Египта каирский суд не располагал. В противном случае можно не сомневаться, что их дома были бы разрушены.

Правозащитная леворадикальная израильская организация «Бецалем», обратившись в БАГАЦ, смогла приостановить действия военных по сносу домов террористов. И дом израильского араба Алаа Абу Дейна остался цел и невредим. «Бецалем» выступает как против разрушения, так и замуровывания жилищ террористов. Никаких исключений эта общественная организация не признает. Ее представители заявляют, что «разрушение домов, в которых продолжают жить семьи террористов, есть не что иное, как принесение морали в жертву на алтарь мести». И это притом, что родители того же Алаа Абу Дейна в беседе с журналистами заявили, что «гордятся поступком своего сына». В квартале проживания семьи Дейна в Восточном Иерусалиме родственниками была поставлена «траурная палатка памяти», которую посетили сотни единомышленников погибшего исламистского боевика.

После того как 12 июня прошлого года трое хамасовских боевиков хладнокровно расстреляли трех учащихся религиозных школ – 16-летних Нафтали Френкеля и Гилада Шаера, и 19-летнего Эяля Ифраха, – БАГАЦ на своем заседании 11 августа разрешил армии снести дома убийц. И 17 августа судебное решение было реализовано, несмотря на протесты международных и израильских правозащитников.

В этой связи израильский обозреватель Арье Шапиро в статье «Война и гуманизм», опубликованной в англоязычной газете Jerusalem Posт и перепечатанной в переводе на русский в первом номере за 2015 год приложения «Время новостей» газеты «Новости недели», пишет: «Некоторые испытывают гордость за «высокие моральные ценности» западного общества, но в действительности это самообман и тщеславие. Мы заботимся о наших врагах, посылая своих молодых парней воевать с этими врагами и тем самым приносим их в жертву нашим «высоким моральным ценностям». Продолжая свою мысль, Шпиро обращает внимание на следующее: «Защита своих граждан и самооборона – главный приоритет любого правительства, а не просто отвлеченное пожелание, особенно в ситуации непрекращающейся и навязанной извне войны, в которую втянут Израиль». Подполковник израильской полиции Борис Кузнец, отвечая на вопрос «НВО», почему разрушаются дома не имеющих отношения к преступлениям родственников даже «особо отличившихся» террористов, ответил так: «К невиновным никто претензий не предъявляет и никакой суд в отношении них приговора не выносит. Только в случае поступления оперативных данных о том, что родственники содействовали преступлению или знали о подготовке к нему, суд может вынести свой вердикт».

Арье Шапиро считает разрушение домов террористов-самоубийц – мощным оружием противостояния террору. С ним полностью солидаризуется и подполковник полиции Кузнец, который сказал: «Идя на смерть, эти люди должны знать, что в результате их безумных действий могут пострадать ближайшие родственники. В конце концов, у любого преступления есть цена, и потенциальные преступники-самоубийцы обязаны помнить, что кому-то обязательно за совершенное ими придется платить». В этой связи Шапиро пишет: «Моральные принципы извращены и поставлены с ног на голову... мы не только не можем защитить себя, но и усиливаем мотивацию наших врагов. Тем самым мы сознательно выбираем политику самоубийства».

ГОСУДАРСТВО В ОТВЕТЕ ЗА ВСЕ

И тем не менее в феврале 2005 года Министерство обороны Израиля официально объявило, что «разрушение домов террористов не имеет сдерживающего эффекта, а наоборот, провоцирует еще большую ненависть». Более того, 6 июля 2008 года в леволиберальной здешней газете «Гаарец» известный израильский юрист, бывший военный прокурор, бригадный генерал в отставке Амнон Страшнов в статье с примечательным названием «Не сносить и не крушить» определяет практику разрушения домов террористов как «антигуманную и вредную для любого государства, решившего к ней прибегнуть».

В ноябре того же 2008 года несколько экспертов управления Верховного комиссара ООН по правам человека издали коммюнике с призывом к израильским властям прекратить практику разрушения домов, как выходящую за рамки международного права. Недавно Макарим Вибисоно, специальный докладчик по вопросу о положении в области прав человека, на территории ПНА заявил: «Государство в ответ на проявление агрессии не может превышать допустимые нормы, установленные международным законодательством». Хотя существуют и альтернативные точки зрения. Так, в исследовании, проведенном учеными Северо-Западного университета в Чикаго при содействии Ивритского (Еврейского) университета в Иерусалиме, приводятся сведения о том, что разрушение домов террористов-смертников в период между 2000 и 2005 годами «уменьшало число атак боевиков-самоубийц в следующем месяце». Полностью это исследование опубликовано в ежеквартальном издании Кембриджского университета Journal of Politics.

В этой связи нельзя пройти мимо точки зрения, изложенной арабским правоведом Нагибом Али Сейфом в диссертации, защищенной им в Москве, в Университете дружбы народов в 1996 году. Много говорит сама тема диссертации – «Соучастие в преступлениях по уголовному праву арабских стран». Диссертант, в частности, обращает внимание на тот факт, что «помимо непосредственного исполнителя в Уголовных кодексах некоторых арабских стран выделяется такой тип преступника, как «посредственный исполнитель» (кроме, разумеется, «непосредственного». – З.Г.), именуемый в правовой литературе «моральным исполнителем».

«Наибольшую опасность среди соучастников представляет организатор преступления», – совершенно справедливо утверждает Али Сейф. Но и «моральные исполнители» в арабских странах подвергаются наказанию. В случае соучастия в терактах разрушением жилища отделаться им никогда не удастся. В Саудовской Аравии террористам и их пособникам безжалостно рубят головы, в других странах Арабского Востока таких преступников вешают или расстреливают.

И тем не менее по большому счету все нынешние методы противостояния исламизму и способы наказания боевиков – это своего рода римейк из прошлого. Достаточно вспомнить знаменитое выражение выдающегося русского государственника Петра Андреевича Столыпина, занимавшего в Российской империи в начале прошлого века, в эпоху разгула эсеровского террора, посты министра внутренних дел и председателя Совета министpов. «Там, где аргумент – бомба, – утверждал Столыпин, – там естественный ответ – беспощадность кары». К этой знаменитой фразе вроде и добавить нечего. Но Петр Андреевич все-таки нашел что добавить: «Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада». Эта рекомендация из недалекого по историческим меркам прошлого многое ставит на свои места. По всей видимости, ее стоит не только не забывать, но и применять. Ведь других вариантов остановить террориста любого пошиба, включая смертника, просто нет!
Автор:
Захар Гельман
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/armament/2015-02-27/1_smertnik.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти