Украинские экономисты: дефолт неизбежен, кредиты МВФ лишь отсрочат банкротство

В среду МВФ должен определиться насчёт выделения нового кредита Украине. Это – единственная надежда киевских властей пополнить практически пустую казну. Однако украинские экономисты, опрошенные агентством ПолитНавигатор, считают, что новый транш лишь отсрочит дату официального объявления дефолта.




Экономист Всеволод Степанюк:
«Правительство рассчитывает получить кредит МВФ в марте. В противном случае дефолт может быть уже в ближайшее время. В случае поступления 10 млрд. долларов от МВФ и средств от ЕС, в ближайшие полгода и, даже, может быть, до зимы, дефолт Украине не угрожает. Но для этого надо, чтобы соблюдалось перемирие на Донбассе. Эти кредиты позволят обслуживать внешний долг.

К сожалению, политика, которую проводит правительство, фактически убивает экономику Украины. Все принимаемые законы направлены на сокращение экономики.

Из-за этого в будущем Украина не сможет обслуживать большие долговые обязательства, а кредиты бесконечно давать не будут. Поэтому я думаю, что дефолт все же будет – или в конце этого года, либо в начале следующего.

Конечно, это зависит еще и от того, помогут ли США, прекратится ли война и пр. Если конфликт на Донбассе до получения денег МВФ вновь перерастёт в горячую стадию, МВФ может отложить свою помощь. Общее правило – кредит не дают тем, кто воюет. Поэтому, я думаю, Украина пошла и на минские соглашения. С этой же целью Верховная Рада приняла недавние законы.

Последнее время заявления украинских политиков носят менее воинственный характер, но партия войны из правительства никуда не ушла. Люди, которые фактически начали эту войну, её горячую стадию, находятся при своих должностях. Поэтому, пока не сменится власть, конфликт на Донбассе будет продолжаться. И чем быстрее в Украине пройдут честные выборы (а не такие, как прошлые), чем быстрее поменяется власть, тем быстрее Украина встанет на путь развития».


Руководитель Украинского аналитического центра Александр Охрименко:
«Де-факто дефолт уже есть, де-юре его в обозримом будущем не будет. На это никто не пойдет, это – политический вопрос. Министр финансов госпожа Яресько обратилась к держателям украинских облигаций с просьбой о рассмотрении вопроса о реструктуризации. Это – фактически означает технический дефолт. У нас была программа кредитования МВФ stand-by. То, что её фактически завалили и меняют на другую – дефолт.

Всё, что мы уже видим – обвал гривны, инфляция, безработица, остановка предприятий, закрытие банков – это уже дефолт. Мы вынуждены не жить, а выживать. Ужасно то, что никто ничего в этой связи не собирается делать».


Исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко:
«Сейчас в краткосрочной перспективе риск дефолта резко снизился, хотя до начала марта вероятность дефолта в Украине была крайне высока. Не было понятно, будет ли в Украине внешнее финансирование, и насколько Украина в состоянии обслуживать свои долги. В 2015 году выплаты по долгам очень велики, только по государственному суверенному и квазисуверенному долгу предстоит выплатить около 10 млрд. долларов. Общая сумма внешнего долга частного сектора, банков и корпораций превышает 100 млрд. долл. Предполагается, что украинский частный сектор в этом году должен вернуть порядка 10 млрд. долл. Поскольку золотовалютные резервы снизились до 6 млрд. долл. было не ясно, насколько Украина может осуществлять эти текущие выплаты. Это было очевидно для всех, в том числе и на внешних рынках.

Стоимость страховки на риск на работу в Украине находилась на отметке 4500 базовых пунктов. Это означает, что если бы кто-то на прошлой неделе захотел прокредитовать украинскую экономику на 1 млн. долл. и гарантированно получить свои деньги назад, то страховка обязательного возврата миллиона долларов составила бы 450 тыс. долларов. При таком раскладе никто кредитовать экономику не будет, либо процентная ставка в валюте должна быть на уровне 50%, что выглядит невероятным ни для одной страны мира.

Это напоминало ситуацию в Греции, когда она входила в кризис – резкое увеличение страховки на риск. Фактически Украина в последние дни находилась в таком состоянии.

В краткосрочной перспективе дефолт был бы неизбежен, если бы Верховная Рада не проголосовала этот жесткий, но необходимый пакет изменений в законодательство, который дал возможность снизить объем дефицита системы государственных финансов с 12% ВВП до 8%.

Поэтому я считаю, что риск дефолта резко уменьшился (хотя и не исчез) после прошлого голосования.


На следующей неделе украинский вопрос может быть вынесен на повестку дня совета директоров МВФ, и программа сотрудничества с МВФ может начаться. Это будет означать, что страна сможет получить в 2015 году порядка 8 млрд. долл. внешнего кредитования от ЕБРР, Мирового банка и других финансовых институций. Получение этих средств привязано к тому, есть или нет программы сотрудничества с МВФ.

Это, опять-таки, было бы невозможным, если бы парламент не голосовал за эти законы.

Остаются значительные риски дефолта в средне- и долгосрочной перспективе. Они связаны с тем, что наши предыдущие программы сотрудничества с МВФ были неуспешными. Украина в какой-то момент отказывалась выполнять те необходимые, но болезненные меры, которые ей же самой были оговорены при подписании меморандума о сотрудничестве с МВФ. Программа останавливалась. Это было и с программой 2009 года, и со второй программой, и с нынешней – все они были приостановлены. МВФ знает поведение Украины, он не раз обжигался на этом. Голосование в Раде перед заседанием совета директоров, свидетельствует о том, что МВФ не будет давать деньги наперед. Сначала – изменения, потом – деньги. Еще шаг со стороны Украины – еще деньги. Это позволяет верить в относительную успешность программы в той точке отсчета, в которой мы сейчас находимся.

Если подобное сотрудничество будет приостановлено, риски дефолта начнут расти. Это будет, если Украине не сделает тех преобразований, которые она должна сделать. Если структурные реформы не проводятся, борьба с коррупцией, реформа судебной системы, системы госуправления, дерегуляция бизнеса не будут проводиться, то риски дефолта начнут расти в том плане, что начнут расти риски прекращения сотрудничества с МВФ и другими международными финансовыми кредиторами.

Надо также помнить, что страна, которая берет деньги в кредит, должна показывать экономический рост, иначе долговое бремя может оказаться непосильно высоким для падающей экономики. Чтобы не просто возобновить экономический рост и расти высокими темпами – 7% и выше – страна должна реально осуществлять быстрые экономические реформы, а не просто говорить о них. Тогда уже можно будет ориентироваться не на кредиты, а на инвестиции.

Кроме того, хотя риски дефолта государства сегодня резко снизились, остаются высокими риски украинского частного сектора. Компаниям предстоят переговоры о реструктуризации их долгов. Я бы не ожидал успеха у всех представителей украинского корпоративного сектора и банковской системы в плане реструктуризации своих долгов. У многих очень плохие результаты деятельности и в прошлом, и в этом году. В первую очередь это относится к банкам. Поэтому я бы не исключил серии корпоративных дефолтов по внешним обязательствам. Это вполне вероятно.

Недавно правительство Украины инициировало переговоры по реструктуризации части нашего внешнего долга. Речь идет, прежде всего, о наших евробондах, общая сумма которых на внешнем рынке составляет 17,5 млрд. долл. Надо понимать, что такого рода реструктуризация – это, конечно, не дефолт в классическом смысле, но это означает технический дефолт».
Использованы фотографии:
news-max.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

86 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти