Против кого вооружается Япония?

В последнее время в российской прессе появляется немало статей, которые буквально с надрывом извещают о намерениях руководства Японии изменить действующую Конституцию для создания обычных вооружённых сил. Островное государство обвиняется едва ли не возрождении милитаризма — что само по себе демонстрирует уровень таких «аналитиков». Между тем не происходит ничего необычного. Просто становится реальностью то, о чём говорили ещё 30 лет назад. Современное оружие имеет всё больший радиус действия и уничтожение вражеского корабля, самолёта или ракеты может состояться и за пределами собственно территории Японии, что уже является формальным нарушением дано устаревших положений Конституции. Не говоря уже о разного рода «международных операциях» под эгидой Вашингтона. Поэтому изменение Конституции вполне очевидный шаг и никакой истерики по этому поводу быть не должно. Да и перевооружение Сил самообороны Японии имеет весьма скромные масштабы и в относительных и в абсолютных цифрах. Так что истерику следует отставить в сторону и посмотреть на происходящее здраво.




Как известно, после окончания холодной войны японские приоритеты обороны начали постепенно дрейфовать от северного (против СССР) направления к южному, которое подразумевает отражение возможной агрессии со стороны КНР. У этого направления есть свои особенности. Например то, что до ближайшей китайской территории (не считая Тайваня, который по факту есть отдельное государство) расстояние куда большее, чем до ближайшей советской. Следовательно, основные боевые действия будут проходить на море и в воздухе. Именно к такой войне и надо готовиться. Отсюда и перераспределение ресурсов от сухопутных войск к флоту и военно-воздушным силам. Кроме того, в по-настоящему серьёзной войне не обойтись без ударов, пусть и ограниченных, по территории противника — то есть без того, что прямо запрещено нынешней Конституцией.

Так получилось, что предыдущие премьер-министры Японии занимались больше популизмом, чем обороной страны. Ну и ещё регулярной демонстрацией лояльности Вашингтону, что стало печальной традицией со времён Сигэру Ёсиды. Закончилось всё закономерно. ВВС Японии по некоторым показателям уже уступают даже военно-воздушным силам Тайваня и Южной Кореи. Вот конкретный пример: воздушные силы самообороны сейчас насчитывают 75 истребителей Мицубиси F-2 (аналог американского F-16), на Тайване же имеется 144 F-16, а в Республике Корея — 169 тех же машин. Не говоря уже о том, что у Тайваня есть крылатые ракеты земля-земля, нацеленные на военные объекты КНР, а в Японии иметь что-то подобное запрещает Конституция.

Именно такую практику новый премьер и решил прекратить. И речь идёт не о мифической милитаризации, а об исправлении вопиющего дисбаланса с одновременной заменой безнадёжно устаревшей техники. Параллельно законы приводятся в соответствие современным реалиям.

Вместе с новым подходом к применению вооружённых сил меняется и идеология, любому значимому государству в своём развитии нужно на что-то опираться, и страна без такой базы обречена на второразрядность. Смысл новой японской идеологии в том, что Страна восходящего солнца должна занимать достойное место в Азии в политической и военной сферах, равноценные тем, которые она уже имеет в экономике и массовой культуре. Речь, конечно, не идёт о возрождении Великой восточноазиатской сферы взаимного процветания времён японской империи — ничего подобного. Суть в другом, а именно в том, что ни одно серьёзное решение в Азии не должно приниматься без ведома и одобрения Токио. Например, лидер условной азиатской страны А решил напасть на страну Б. Чтобы замысел прошёл гладко, он должен будет заручиться поддержкой или нейтралитетом не только Китая и Соединённых Штатов, но и Японии. Если он решится проигнорировать Токио, то у его врагов внезапно может оказаться новейшее японское оружие и солидная финансовая поддержка. Пример достаточно грубый, но суть отражает верно. Вслед за воссозданием нормальной армии и новой идеологии неизбежно встанет вопрос о создании Японией собственного ядерного оружия — и вот вам новая региональная держава.

Против кого вооружается Япония?


Имеется и внешняя угроза. В территориальных и исторических спорах Китая и Японии многие российские наблюдатели сгоряча становятся на сторону Поднебесной, даже не разобравшись в сути вопроса. Абстрагируемся от российско-японских и российско-китайских отношений, чтобы посмотреть на ситуацию незамыленным взглядом. Никто не отрицает сам факт военных преступлений японской императорской армии на оккупированных территориях Китая в 1937-1945 годах. Имели место массовые убийства, изнасилования, грабежи и т. д. В скобках сразу оговоримся, что в других войнах китайская армия на оккупированных чужих территориях всегда творила всё ровно то же самое, а художества зондеркоманд из Южной Кореи до сих пор с содроганием вспоминают во Вьетнаме — ну да не про то речь.

По итогам Второй мировой войны произошло следующее:

Японская империя была оккупирована и расчленена. Над её высшим руководством состоялся Токийский и Хабаровский процессы. Наказание понесли и низшие чины. Выплачивались огромные репарации.

Китай получил назад гигантскую территорию Манчжурии (которая была независимой и признавалась таковой в том числе и СССР), а также остров Тайвань и архипелаг Пэньху.

В те времена эти итоги всех участников конфликта вполне устраивали. Спустя несколько десятилетий Китай «проснулся» и потребовал добавки. И не только в виде островов Сенкаку, которые ему никогда не принадлежали, но и в других вопросах. Экономические успехи подстегнули рост экспансионистских настроений Поднебесной. В ответ в Японии закономерно вырос собственный патриотизм, основанный на вполне понятном желании защитить страну. Так что обвинять Токио в пересмотре итогов Второй мировой войны нелепо и несправедливо — по крайней мере, в отношениях с Китаем. При том что итоги войны давно подведены, действия Пекина тянут как раз на их пересмотр. Отношения с Японией, по большому счёту, лишь частный случай. В Китае, к примеру, и Филиппины с Вьетнамом порой именуют агрессорами, что со стороны выглядит достаточно нелепо.

Ещё раз напомним о таком простом факте: до конца 1960-х КНР не имел никаких претензий на острова Сенкаку, признавая их частью японской префектуры Окинава под оккупацией США. Таким образом, мы видим, что Пекин легко в одностороннем порядке нарушает любые договорённости, в том числе и касающиеся границ. Нет абсолютно никакой гарантии, что объектом претензий однажды не станет и сама Россия.

Ну, и как всегда, пара слов о южных Курилах — куда же без них. Никакого японского нападения на эти острова в ближайшее время не следует ожидать по многим причинам. Во-первых, Японии, как и любой нормальной стране, совершенно не нужен военный конфликт с Россией. Во-вторых, по островам Абэ всё-таки рассчитывает договориться мирно, путём взаимных уступок. Вот если Россия откажется идти на компромисс, то Япония неизбежно станет врагом, активно включившись в финансирование и поддержку исламистов, сибирских сепаратистов и тому подобных движений. Одновременно с тем начнутся обстрелы российских промысловых кораблей в Охотском море. И если в столице Российской Федерации наступит очередной серьёзный кризис власти, имеется ненулевая вероятность, что в тот же миг и будет совершён рывок на Курилы и, возможно, Сахалин. Впрочем, тут мы уже уходим из области среднесрочного прогнозирования в область чисто гипотетических предположений. Можно сказать точно лишь то, что до украинского кризиса обе стороны уверенно двигались к взаимоприемлемому соглашению, пока вмешательство США не погубило все усилия.

Итог. Разговоры о новом японском милитаризме являются обыкновенным популизмом, которым политики отдельных стран зарабатывают себе очки. Не называем же мы милитаристскими современные Германию и Италию, которые ещё в 1990-х отказались от последних послевоенных ограничений и даже успели поучаствовать в агрессиях! Несостоятелен довод и о том, что японское правительство действует в интересах США. Соль нынешней ситуации как раз в том, что доверие к Соединённым Штатам как защитнику уже не то, что было раньше, и если Китай рискнёт пойти ва-банк, то его надо будет чем-то встречать. Япония первой оружие применять не станет, но в том случае, если КНР перейдёт красную линию и высадит десант на спорные острова, пушки неизбежно заговорят.
Автор:
Игорь Кабардин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти