Любовь моя — лошади. Часть 1

Любовь моя — лошади. Часть 1
Московские воины середины XVI века (из Гербертштейна, 1557 г.)


О военных лошадях невозможно не написать, живя в Ростовской области. Первое моё детское воспоминание — рыжеватая лошадь, а на ней — шустрый паренёк. И еще одно воспоминание — зима, холод, мы возвращаемся из школы домой пешком: идти приходилось несколько километров. А тут нас догнал сосед дядя Ваня на своих санях, запряженных гнедой лошадью. И по дороге наш добрый сосед рассказывал нам, как он воевал в кавалерийском корпусе, и как много раз спасала его быстрота и выносливость его лошади будённовской породы. Но как давно это было!


До Петра Первого в дело выращивания новых пород лошадей для военных нужд никто не вмешивался: государственных указов на этот счёт не издавалось. Известно, что в боях со шведами Петру стало ясно, что необходимо переделывать в корне существующие порядки в военной коннице: несмотря на боевые успехи, ей недоставало снаряжения и военных лошадей.

"Если по сей росписи не будут присланы драгунам лошади и припасы, и с ними идти в поход с безоружными нельзя, чтобы какого бесславия не принести, а за малолошадством будет безлюдно" (т.е. из-за нехватки лошадей в боях будут участвовать малое количество солдат), — писал в своём докладе царю фельдмаршал Борис Петрович Шереметьев.

Благодаря своей мобильности конные полки наносили непоправимый урон неприятелю. "Дав небольшой отдых своей коннице, фон Верден с целью лишить Нарвский гарнизон фуража и провианта, выжег всю окрестность на расстоянии 20 вёрст от Нарвы и вернулся в Ямбург", — рассказывал Николай Волынский, летописец 200-летней истории военных лошадей, создавший "Историю лейб-гвардии кирасирского его Величества полка 1701-1901".

И много ещё было славных побед под Нарвой, под Полтавой, совершённых кавалерийскими полками.

Но армии нужны были особые лошади. Причем срочно.

Конных заводов в России не существовало, а те лошади, что поступали в армию, не соответствовали боевой действительности. Ведь лошади были разноплеменными и закупались у кого придется: у степных кочевников или у простых жителей. Потом их надо было ещё приручить, заставить "ходить" под военным седоком.

Лечение и содержание таких лошадей тоже требовалось выполнять по определённым правилам. Как бы сказали в наше время, денщики и коновалы были людьми не особо почитаемыми, получающими самое низкое жалование: согласно военному штатному расписанию 1711 года, денщик получал в месяц шесть рублей, лошадиный "лекарь" — 12 рублей. Столько же получал рядовой. Для сравнения: капитан получал 100 рублей, поручик — 80 рублей. Цена драгунской строевой лошади, согласно табелю, определена в 15 рублей 10 алтын.

Государь изучил опыт шведских коннозаводчиков и приказал по всей России создать заводы. Их основная цель — вырастить для армии военную породу лошади. Именным указом от 16 января 1712 года было предписано завести конские заводы. За неисполнение государева указа предписывалось провинившихся наказать "жестоким истязанием". Так появились первые породы военных лошадей: битюг, мезинская, обвинская, положившие начало военной коннозаводческой отрасли.


Хреновской конный завод. В варках ранней весной


Задача Петра Первого была выполнена. В России стали выращивать военных лошадей, которые могли выдержать многокилометровые переходы, длившиеся не один день бои, огонь, переправы, разъездную и разведывательную службу, посадку и высадку на суда (т.е. десантирование). Да, и такое бывало. Лейб-гвардии кирасирский полк в середине сентября 1805 году осуществил посадку на суда, предназначенные для перевоза десантного корпуса генерал-лейтенанта Толстого в Шведскую Померанию. В ходе этой сложной операции разразилась буря, и один из кораблей, "Принц Карл", потерпел крушение. Вызывает восторг и удивление то, что русские части неоднократно переправлялись через реки Эльба и Висла и участвовали в показательных парадных маршах перед английскими министрами и прусским королем.

Но, как это часто бывает, с приходом новых правителей изменилось и отношение к военному коннозаводству. С приходом на царствование Екатерины I начались не лучшие времена. Строгого соблюдения законов и распоряжений относительно коннозаводства теперь уже не было, и вельможи, отвечающие за коннозаводческую отрасль, "чинили многое полезное для себя и вредное для государства".


Другая не менее великая женщина-императрица, Анна Иоанновна, имела в своей свите Бирона, который питал слабость не только к царствующей особе, но и к лошадям. И не известно, что ему больше нравилось. Впрочем, это уж не наше дело. Главное — Бирон всерьёз занялся созданием образцовой военной кавалерии, и для этого ему были нужны образцовые лошади. Всё это привело к расцвету коннозаводства: в год на эти нужды из казны выделялось порядка 100 000 рублей, что равнялось по тем временам годовому содержанию Министерства иностранных дел. Средства выделялись просто колоссальные.

Под влиянием Бирона русскую кавалерию "лепили" по западному образцу. Чтобы соответствовать новым стандартам, лошадей закупали за пределами России, в немецких краях: Силезии, Пруссии.

В русском языке появилось новое словосочетание — ремонт лошадей, т.е. закупка лошадей для военных нужд. Закупкой занимались специально обученные из воинских слоев офицеры: их называли ремонтеры, а их деятельность — ремонтированием.

Однако же скоро стало ясно, что покупка лошадей за границей стоит колоссальных средств: в царствование Анны Иоанновны стоимость одной лошади достигала 616 рублей 65 коп., а для элитных, кирасирских полков и того больше — 710 рублей.

Такая дороговизна просто вынуждала разводить "рейтарскую" лошадь у себя дома: это название произошло от немецкого слова reiter — «всадник". К этому делу впервые было привлечено предпринимательское сообщество. По проекту кабинет-министра Артемия Петровича Волынского, следовало "привлечь к этому делу частную предприимчивость и поставить коннозаводство на степень дела общественного, а не узко государственного".


Волынский Артемий Петрович


Артемий Петрович — это поистине легендарный человек, который сделал для военного коннозаводства так много, что рассказ о нем стоит отдельной статьи. Примечательно, что и Бирон, и Артемий Петрович питали большую страсть к лошадям, любили и холили их, но друг друга эти два выдающихся политика ненавидели вплоть до желания смерти. Это и случилось. Артемий Петрович стал одним из основных заговорщиком против своего врага, но заговор был раскрыт. Это стоило жизни Артемию Петровичу. А жаль. Ведь этот человек смог бы ещё немало сделать на своём благородном поприще.

Он настолько любил и преклонялся перед лошадьми, что отслеживал каждый их день жизни. И на основании своих многолетних наблюдений написал специальную инструкцию из двадцати пунктов — "Регулу о лошадях", где самым подробным образом расписано, как ухаживать, чем кормить, когда подпускать жеребца к матке и чем его кормить при этом, как правильно лечить лошадей и т.д.

По ее прочтении понимаешь, насколько сложно было вырастить военных лошадей: вот, например: "жеребцов четырех лет на пятом и пяти лет на шестом счислять с большими лошадьми и давать овса чистого жеребцам как выше показано: в августе и в сентябре в сутки пятую долю четверика, прибавляя две доли сечки, а в октябре третью долю четверика в сутки, смешав пополам с сечкою, а в ноябре, в декабре и в генваре давать в сутки каждому четвертую долю чистаго овса, прибавливая к тому две доли сечки, и которые будут годные к припускам, тех в феврале готовить к припускам и кормить так, как выше показано о припускных жеребцах", — писал Артемий Петрович.

Благодаря стараниям Артемия Петровича новые заводы появлялись не только в России, но и в Малороссии и Великороссии: только за один год было открыто 10 конезаводов. "Понеже для укомплектования войск рейтарскими лошадьми исходила немалая сумма; до сего времени покупались такие лошади в немецких краях, и дабы впредь на оное денег из государства нашего за границу не возить, комплектовать полки домашними лошадьми".

Но потом наступили поистине черные дни для военных заводов.

Продолжение следует…

Подборка хромолитографий по рисункам художника Ба представляет собой иллюстративный материал к книге «История лейб-гвардии кирасирского его величества полка», написанной поручиком того же полка Александром Амиратовичем Туган-Мирзой Барановским и изданной в Санкт-Петербурге в 1872 году. Иллюстрации книги "Форма одежды лейб-гвардии кирасирского его величества полка", автор: Романовский А. С.











Автор:
Полина Ефимова
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти