Аятолла Хаменеи и «ядерный вопрос»

В начале марта в Монтрё прошли переговоры между США и Ираном по ядерной программе. 31 марта — последний срок, до которого стороны должны прийти к соглашению. Переговоры возобновятся 15 марта в Лозанне. А тем временем Вашингтон пригрозил Тегерану всевозможными «ответами» вплоть до военной операции — в случае невыполнении Ираном обязательств по ядерной программе. Главные решения в ИРИ принимает, как известно, аятолла.




3 марта в Монтрё (Швейцария) стороны не добились прогресса. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф, передаёт канал «Euronews», заявил, что предложение Барака Обамы о замораживании ядерной программы не менее чем на десять лет неприемлемо.

Таким образом, стороны по-прежнему находятся в переговорном тупике.

9 марта РИА «Новости», сославшись на «Press TV», сообщило, что переговоры Вашингтона и Тегерана возобновятся 15 марта в швейцарской Лозанне.

Делегации сторон возглавят госсекретарь Джон Керри и его иранский коллега Мохаммад Джавад Зариф. Во встрече также будут участвовать заместители глав дипломатических ведомств, политический директор дипломатической службы ЕС Хельга Шмид, глава Организации по атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи, министр энергетики США Эрнест Мониз.

На днях на правительство Ирана, а заодно на президента США Обаму (косвенно) «надавили» сенаторы-республиканцы.

Телерадиокомпания «Би-би-си» сообщила, что 47 сенаторов-республиканцев предупредили Тегеран: соглашение по ядерной программе, не одобренное конгрессменами, будет иметь силу только до тех пор, пока Обама находится на посту президента.

Обама в ответ раскритиковал письменную инициативу республиканцев, обвинив их во вмешательстве в переговорный процесс.

Вместе с тем Белый дом сделал ряд решительных заявлений — с явной целью оказать давление на неуступчивую иранскую сторону.

Как сообщила 9 марта «Лента.ру» со ссылками на ТАСС и «Associated Press», официальный представитель Белого дома Джош Эрнест сделал заявление, касающееся ядерной программы Ирана.

При невыполнении Ираном обязательств по ядерной программе Соединённые Штаты рассмотрят различные ответные меры, включая военные, сказал Эрнест. «Если мы выявим, что Иран каким-либо образом обходит условия соглашения, тогда у президента будет полный набор возможных действий. Это дополнительные санкции, новые, скоординированные с международным сообществом шаги или даже военные меры», — цитирует его «Лента».

Эрнест сделал и другое заявление, подвергнув острой критике письмо в Тегеран сорока семи республиканцев. По мнению представителя Белого дома, республиканцы своей инициативой выдают своё желание немедленно перейти к силовым методам воздействия, не давая дипломатии ни шанса.

Что касается реакции на письмо ИРИ, то Джавад Зариф назвал это письмо сенаторов «пропагандистской уловкой», которая подрывает не только будущее соглашение США и ИРИ, но и другие международные соглашения.


Несмотря на существенные разногласия, многие аналитики полагают, что шансы на успешное завершение переговоров двух государств велики.

«Вероятность заключения соглашения — более 50%… По моим ощущениям, обе стороны убеждены, что это соглашение принесёт больше пользы, чем его отсутствие», — цитирует журнал «Эксперт» Мохаммада Джавада Зарифа.

«Эксперт» указывает, что это утверждение верно для обеих сторон переговоров. Для Обамы, конфликтующим с Конгрессом ради соглашения, оно могло бы оказаться крупной (и долгожданной) дипломатической победой. Для президента ИРИ Хасана Роухани и его министра иностранных дел соглашение «является вопросом политического выживания».

Однако главный человек, решающий ядерный вопрос в Тегеране, — не Роухани и тем более не министр иностранных дел. Главный — аятолла Хаменеи, верховный лидер (рахбар) Исламской Республики.

Рахбар — натура довольно противоречивая.

Ксения Мельникова («Лента.ру») напоминает, что Хаменеи известен поддержкой веяний западной науки и развития технологий. Именно он первым из представителей исламского духовенства одобрил исследования в области стволовых клеток и терапевтического клонирования.

Он издал фетву о производстве, накоплении и применении ядерного оружия: оно запрещено исламом. Позднее он одобрил мирную ядерную программу ИРИ, отметив, что «запасы нефти и газа не безграничны».

Хаменеи известен как любитель и знаток европейской литературы и культуры в целом, однако это не помешало ему издать фетву о музыкальном развращении детей: «Как западная, так и традиционная иранская музыка в школах противоречит исламскому учению».

Соединённые Штаты («большого сатану») товарищ Хаменеи критиковал целые десятилетия. Однако с годами критика слабела. В XXI веке Хаменеи говорит уже весьма расплывчато: «Основа нашей внешней политики — прекращение отношений с США. Но мы никогда не заявляли, что отношения прерваны навсегда».

В 2014 году аналитики заговорили об «оттепели» между США и Ираном. На традиционном выступлении Хаменеи в Мешхеде в первый день весны аятолла отметил, что оптимизма по поводу прямых контактов с США у него нет, но тут же добавил: «Но я и не против них».

Главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Георгий Мирский рассказал «Ленте.ру», что Ирану приходится идти на уступки Западу: «Политика каждого правителя зависит от обстоятельств. Экономика Ирана находится в тяжёлом положении. Хаменеи должен с этим считаться, а также с мнением своей элиты. Конечно, если бы всё зависело только от Хаменеи, он был бы против всякого сближения с Западом. Великий аятолла не раз говорил, что если бы Иран примирился с США, «страну наводнили бы западные шпионы». Основатель Иранской Республики Хомейни также всё время повторял: «Мы опасаемся не западных армий, а западных университетов».

В сентябре прошлого года, напоминает К. Мельникова, 75-летний аятолла перенёс серьезную операцию. По Ирану ползут слухи о преемнике. Впрочем, рахбар уверяет общественность, что по поводу его здоровья опасаться не нужно.

«Вне зависимости от того, кто придёт после Хаменеи, не стоит особо рассчитывать, что внешняя или внутренняя политика страны сильно изменится. Иран со своей консервативной элитой не терпит резких движений», — пишет К. Мельникова.

Таким образом, аналитики и эксперты не ждут никаких серьёзных перемен в позиции Ирана на переговорах даже в случае смены духовного лидера ИРИ. Консервативная иранская элита не пойдёт на поводу у Вашингтона.

Что до резкой риторики Белого дома, намекнувшего даже на военную операцию, то Ирану слышать подобные угрозы не впервой.

Есть и третье — то, что может сыграть решающую роль в грядущих переговорах 15 марта. Экономика Ирана, построенная в основном на торговле минеральным сырьём на мировом рынке, давно шатается из-за запретительных мер, введённых против республики Западом. И решение вопроса о соглашении по ядерной программы действительно представляет собой путь к «выживанию». Поэтому, вероятно, к середине марта стороны всё же выработают какой-то компромисс.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти