А. В. Квасников. Георгиевский кавалер и учёный

А. В. Квасников. Георгиевский кавалер и учёный


Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, лауреат Государственной премии СССР, доктор технических наук, профессор Александр Васильевич Квасников (1892-1971) был одним из крупных советских ученых в области авиационного двигателестроения, одним из создателей теории поршневых двигателей и разработчиком сложных теплосиловых установок для различных летательных аппаратов. «Вся его жизнь служила примером самоотверженного труда, честности и требовательности к себе и своим ученикам, горения при осуществлении новых замыслов, направленных на совершенствование и развитие теории и техники авиадвигателестроения, которым он отдал многие годы своей творческой деятельности», — так характеризовал Александра Васильевича его ученик В. П. Беляков.

А. В. Квасников. Георгиевский кавалер и учёныйЕго заслуги в области авиационной и космической отраслях широко известны в мировом научном сообществе, однако мало кто знает, что во время Первой мировой войны Квасников стал пионером в области авиационного реактивного вооружения. Он разработал первую в мире пусковую ракетную установку для самолета и применил ракеты в боевых условиях.


Александр Васильевич Квасников родился 13 мая 1892 года в Баку в семье токаря механической мастерской товарищества братьев Нобелей. Начальное образование он получил в трехклассной городской школе и вечерне-рабочей школе, после чего учился в Бакинском реальном училище. В летнее время Александр работал в Нобелевских механических мастерских и окончил вечерние курсы для рабочих, расположенные в Чёрном городе. В 1910 году, после окончания училища и стажировки в Волжском пароходстве, Квасников поступил в Московское техническое училище (позднее МВТУ). На первом курсе он увлекся авиацией, став членом воздухоплавательного кружка профессора Н.Е. Жуковского. Вместе с А. Туполевым и В. Стечкиным участвовал в постройке и испытаниях аэродинамической трубы, изучал эффект Магнуса. С докладом по этим работам студент Квасников выступил на 3-м Всероссийском съезде воздухоплавателей весной 1914 года в Петербурге, там же он познакомился с К.Э. Циолковским.

Сразу же после начала Первой мировой войны Квасников, прервав учебу, записался добровольцем в армию. 7 января 1915 года (по новому стилю) его зачислили в 7-ю роту 1 года запасного телеграфного батальона вольноопределяющимся ("охотником") и командировали в Ходынскую авиационную школу Московского общества воздухоплавания, где под руководством летчика Б.И. Российского он обучился полетам на самолете "Фарман-4". Обучение прошло успешно, о чем свидетельствует его послужной список: 14 марта — присвоение звания рядового, 17 марта — младшего унтер-офицера, 9 июля — прапорщика, а 29 июля он сдал экзамен по программе "Военный летчик".

В соответствии с полученной разнарядкой Квасникова направили на фронт в Гренадерский авиационный отряд 4-й армии, базировавшийся в районе г. Барановичи. В то время в авиаотряде, как правило, было шесть самолетов, пять офицеров и два летчика унтер-офицерского или рядового состава. Кроме того, прикомандировывались четыре летчика-наблюдателя (офицеры), осуществлявшие воздушную разведку и аэрофотосъемку. В отряде имелись разведывательные "Моран-парасоли", поэтому еще до отправки на постоянное место службы Квасников переучился на этот самолет. 26 сентября 1915 года прапорщик Квасников, получив новый самолет, отбыл на нем в свою часть. Основными видами боевой деятельности отряда, в которую сразу же включился молодой офицер, были разведка, аэрофотосъемка и корректировка артиллерийского огня.

В сентябре 1916 года по ходатайству командира авиаотряда поручика Смолянинова А. Квасникову присвоили звание "военный летчик". С начала 1916 года он стал вылетать на бомбардировку вражеских объектов. Регулярным применение авиации для бомбардировки стало после того, как в 4-й армии разработали операцию нападения с воздуха на захваченную немцами станцию Барановичи, где скопилось много железнодорожных составов с артиллерией, боеприпасами, живой силой и техникой. Для участия в операции отобрали лучших летчиков из разных авиаотрядов. Летчики, а в их числе был и знаменитый М.Н. Ефимов, прибывали со своими самолетами. Соединение из десяти аэропланов возглавил капитан Юнгмейстер. В результате налета было сброшено 55 бомб общим весом в 26 пудов, которыми подожгли казармы, станционные здания, повредили железнодорожные пути и составы. После этой операции практика формирования временных соединений из лучших летчиков стала обычной. В составе одного из таких соединений под командованием В.А. Юнгмейстера 30 июля 1916 года принимал участие Квасников.

"За блестящее выполнение налета на станцию Барановичи", как говорилось в приказе по Западному фронту, всех участников налета представили к наградам. О том, что Квасников уже в то время считался одним из лучших летчиков Западного фронта, свидетельствует телеграмма от 8 сентября 1916-го, посланная в Авиаканц капитаном Стрельниковым, формировавшим временное соединение для планировавшегося очередного налета: "Благоволите прислать соответствующих летчиков, желательно гренадерского Квасникова или одиннадцатого Жеребцова".

В октябре Квасников командируется в Одесскую авиашколу для переучивания на самолет "Анаде", в связи с частичным перевооружением Гренадерского отряда, и в этом же месяце вылетает в свой отряд. В конце этого же года он осваивает одноместный истребитель "Ньюпор-11", выпускавшийся заводом "Дукс".

В январе 1917 года Квасников командируется в Севастопольскую авиашколу для обучения полетам на истребителе "Ньюпор-17". В середине февраля А. Квасников возвращается в отряд с новым самолетом и снова приступает к боевым вылетам. Большие неприятности нашим войскам доставляли немецкие привязные аэростаты, с которых корректировался огонь вражеской артиллерии, и велось наблюдение за перемещениями техники и живой силы. Высота подъема аэростата обычно составляла 600-1000 м. Сложность борьбы с аэростатами заключалась в том, чтобы при подходе к нему избежать заградительного огня зенитной артиллерии. Но даже если самолету удавалось прорваться к цели, то атака с обстрелом из пулемета оказывалась малоэффективной. Причинами тому были малое повреждающее воздействие пули на оболочку аэростата, небольшой запас патронов, ненадежность пулемета и неудобства с его перезарядкой. После того как вся обойма была расстреляна, летчик заменял ее, опуская в кабину пулемет. Проделывать эти операции под огнем зениток было крайне опасно, тем более что на какое-то время летчик отвлекался от управления самолетом. А поврежденный аэростат между тем успевали опустить на землю, где после заделки пробоин он снова был в боеготовности.

А. В. Квасников. Георгиевский кавалер и учёный
Истребитель "Ньюпор-11"

Прапорщик Квасников, помимо основной летной деятельности, заведовал технической частью своего отряда, являясь наиболее технически грамотным и склонным к работе с материальной частью. Вместе с механиками он переоборудует пулеметные установки, изготавливает и устанавливает на самолет оптический прицел, следит за поддержанием в боевой готовности разнотипных аэропланов отряда. Задумавшись о повышении эффективности самолетов в борьбе с аэростатами, Квасников пришел к выводу, что наиболее эффективным действием против них должны обладать ракеты. Производство ракетного оружия в России было налажено достаточно давно, еще в 1832-м для подготовки ракетных специалистов в Петербурге учредили пиротехническую артиллерийскую школу.

Большую роль в развитии ракетного оружия сыграл известный русский артиллерист генерал-майор К.И. Константинов, впоследствии возглавлявший Николаевский ракетный завод, серийно выпускавший различные типы ракет (сигнальные, осветительные, зажигательные, боевые с гранатой, боевые фугасные и т.д.). Справедливости ради заметим, что идея применения ракет в качестве авиационного оружия была не нова. Квасников пошел своим путем, исходя из небогатых возможностей фронтовых авиаремонтных мастерских, в которых, как правило, не хватало запасных частей к самолетам и двигателям. Он разработал оригинальное и простое ракетное пусковое устройство и с помощью механиков смонтировал на своем "Ньюпоре-17". На крыльевых стойках самолета крепились под определенным углом по четыре металлические трубки-направляющие для ракет. В качестве боевых использовались зажигательные ракеты, широко применявшиеся в армии. Стрельба осуществлялась залпом пары ракет (левой и правой).

В середине августа 1917 года прапорщик Квасников на истребителе "Ньюпор-17", оборудованном пусковой установкой, перелетел на большой высоте линию фронта и, пикируя на немецкий аэростат, впервые выпустил боевые ракеты по цели. Оболочка аэростата вспыхнула, и он рухнул на землю. К сожалению, точная дата этого события неизвестна, так как рукописный отчет Квасникова о боевом вылете и уничтожении вражеского аэростата в архивах не найден. Однако в рапорте командующего 2-м авиационным дивизионом от 23 августа 1917 года отмечалось, в частности: "Желательно вернуть "Ньюпор-17" прапорщику Квасникову, сжегшему на нем немецкую "колбасу" и вообще отличающемуся лихостью и отвагой".

А. В. Квасников. Георгиевский кавалер и учёный


Дело в том, что за этот боевой вылет А. Квасникова наказали: у него отобрали самолет и временно отстранили от полетов. Как это ни парадоксально, но военные бюрократы наказали летчика, впервые в мире сбившего ракетами вражеский аэростат, за "нарушение действующих положений и инструкций". В отличие от бюрократического командования летчики сразу же по достоинству оценили изобретение Квасникова, пусковыми ракетными установками его конструкции стали оснащаться самолеты других отрядов. А первым повторил опыт Квасникова прапорщик Каминский, уничтоживший в сентябре 1917 года на "Ньюпоре-21" второй немецкий аэростат. За боевые отличия А. Квасников был награжден четырьмя орденами, демобилизовавшись из армии в ноябре 1917 года.

Сразу же после демобилизации Квасников для завершения высшего образования поступает на 5-й курс Томского технологического института, который закончил в декабре 1918 года. С января 1920 года А.В. Квасников работает преподавателем в этом же институте, а с 1922 года — заведующим кафедрой "Тепловых машин", читая лекции по технической термодинамике и по двигателям внутреннего сгорания, добивается организации специальности "Авиадвигатели".

Работы А.В. Квасникова по динамике поршневых машин послужили основанием для присуждения ему в 1927 году звания профессора. В организованном им студенческом кружке в 1932 году построили двигатель и первую в Сибири авиетку "СТИ-1".

А. В. Квасников. Георгиевский кавалер и учёный
Сборка авиетки "СТИ-1"

В 1931 году профессора Квасникова вместе с группой сотрудников и студентов переводят в только что созданный Московский авиационный институт, где он формирует кафедру теории авиадвигателей и становится ее руководителем. В предвоенные годы Александр Васильевич пишет ряд оригинальных учебных пособий по теории элементов авиационной силовой установки: идеального поршневого компрессора, рабочего процесса и методов регулирования турбокомпрессора, рабочего процесса газовой турбины на отходящих газах двигателя и др. В тот же период под его руководством разрабатывались вопросы теории горения бензиново-воздушных смесей в цилиндре двигателя и, в частности, теория детонации и способы борьбы с ней. Во время Великой Отечественной войны все направления теоретических и экспериментальных работ его коллектива определялись нуждами фронтовой авиации. В 1945 году профессору Квасникову присвоили звание "Заслуженный деятель науки и техники РСФСР".

После войны он опубликовал работу "Высотные характеристики газотурбокомпрессора", сыгравшую большую роль в разработке авиадвигателей с турбонаддувом. Под его руководством создали ряд оригинальных устройств для исследования процессов в двигателях внутреннего сгорания, в том числе и "индикатор МАИ" для регистрации переменного давления в цилиндре двигателя, по своим характеристикам превосходивший существовавшие в то время отечественные и зарубежные аналоги.

Александр Васильевич был одним из первых ученых, увидевших и оценивших перспективы применения ЖРД в авиационной и космической технике. Труды А.В. Квасникова в тридцатые годы широко использовались в ГИРД при разработке методики расчета тепловых процессов в ЖРД. В 1959 году он опубликовал книгу "Теория жидкостных ракетных двигателей", в которой рассматривались общие вопросы теории ЖРД с позиции термодинамики и теплотехники. В ней он впервые предложил диаграмму рабочего процесса двигателя, получившую название "цикл Квасникова".

Диапазон научных интересов профессора Квасникова был велик: астрономия, проблемы гравитационных полей, межзвездной массы и использования солнечных парусов в космосе, генетика, акустика, теория цвета и др. Он стал инициатором создания в МАИ лаборатории солнечной и лучистой энергии, которая, в частности, занималась разработкой установок небольшой мощности, преобразующих солнечную энергию в электрическую.

В 1960 году Квасников создает кафедру электроракетных двигателей и энергетических установок. За разработку метода испытания элементов ракетных двигателей большой мощности он получил Государственную премию СССР. Роль профессора Квасникова в советской высшей школе была велика. Он фактически являлся одним из духовных руководителей МАИ в течение сорокалетней работы в институте. Многие его ученики стали профессорами, доцентами и преподавателями МАИ, МГТУ и других ведущих вузов страны, известными конструкторами. Известный теоретик газовых транспортных турбин яков Александрович Спундэ писал: «А.В. Квасников был энциклопедически образованным человеком, интеллигентом в самом лучшем смысле этого слова. До последних дней своей жизни он глубоко верил, что развитие науки поможет не только обеспечить людям материальные блага, но и будет способствовать изменению в лучшую сторону их внутренней сущности…»

На своем шестидесятилетии Александр Васильевич сказал: «Я прожил интересную жизнь. Она началась в царской России, прошла через великую революцию… Я родился в век скрипучих повозок, видел полёты первых самолётов, участвовал в бурном развитии авиации и живу во времена, когда перед человечеством открывается огромное будущее за пределами атмосферы — я очень хочу видеть это будущее… Я знаю, что мне удастся это увидеть глазами моих сыновей, и в этом я вижу своё небольшое личное счастье».

А. В. Квасников. Георгиевский кавалер и учёный


Источники:
Никольская М. «Я прожил интересную жизнь» // Газета «За кадры», 07.06.2012.
Нешкин М., Шабанов В. Авиаторы — кавалеры ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия периода Первой мировой войны 1914-1918 годов. М: РОССПЭН, 2006. С. 217-219.
Рыбалко В.В. Первые подвиги. Первые воздушные бои / Рыбалко В.В., Шишов Л.М. // Крылья Родины: сб. статей. М.: ДОСААФ СССР, 1983. С. 27- 37.
Козырев В., Козырев М. Ракетный залп в воздухе. // Крылья Родины. 2000. №4. С. 30-31.
Щелоков А. О забытых русских летчиках. // Газета «Независимое военное обозрение». 16.11.2007.
Шавров В. История конструкций самолетов в СССР до 1938 г. М.: Машиностроение, 1985. С. 453.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 1
  1. miv110 12 марта 2015 06:52
    Как всегда за такой материал можно поставить только плюс, очень интересно заглядывать в историю нашей страны и открывать для себя что-то новое или вспоминать давно забытое.
  2. parusnik 12 марта 2015 07:34
    Отличный материал, спасибо!
  3. Gun70 12 марта 2015 08:07
    К своему стыду, должен признаться что раньше не слышал об этом Человеке. Хотя очень много читал про авиацию и двигателестроение СССР. Спасибо большое за статью.
  4. jjj 12 марта 2015 14:32
    Да, большими людьми богата Россия
    jjj
  5. valokordin 12 марта 2015 14:54
    А ведь это мой современник, хотя о нём ничего не знал. Когда он умер мне было 25 лет. Настоящий русский учёный и не гнилой интеллигент. Выбрал Советскую власть, не уехал на запад и, к сожалению либерастов, не был репрессирован, а был царский русский офицер. Вечная ему память, уважение потомков. Мой ему низкий поклон.
  6. JääKorppi 12 марта 2015 15:14
    Отличная статья!! Большое спасибо! Интереснейшей судьбы человек!
  7. фомкин 12 марта 2015 16:06
    Очень интересная статья. Также порадовало упоминание про Барановичи. Какое-то время там служил.
  8. Вадим2013 12 марта 2015 20:56
    Спасибо за интересную познавательную статью. Ранее ничего не знал о Александре Васильевиче Квасникове. Светлая ему память и благодарность России за ратный и научные труды.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня