Предательский вывод

За уход СССР из Афганистана расплачивается Россия

Чем был обоснован ввод советских войск в Афганистан и как оправдывался их уход оттуда спустя десять лет? Кто были те люди во главе мятежной страны, с которыми взаимодействовали наши спецслужбы? Вспоминает председатель Координационного совета Российского комитета ветеранов войны и военной службы генерал-лейтенант Александр Голубев.


– Александр Титович, как вы оказались причастны к штурму дворца Хафизуллы Амина?

– Тогда, еще будучи подполковником Первого Главного управления КГБ СССР, я оказался руководителем одной из групп, которая участвовала в штурме дворца. Все участники операции переоделись в солдатскую форму, на мне были погоны сержанта. Наша группа «технического обеспечения» влилась в состав мусульманского батальона, который вместе со спецподразделением КГБ СССР «Альфа» брал дворец Амина. Принимавшие участие в этом штурме были очень хорошо к нему подготовлены. И я считаю, отлично справились с поставленной задачей.

– Что заставило руководство СССР пойти на ввод войск в Афганистан?

– Американцы в тот период, несмотря на объявленную СССР программу по разоружению, носились по всем регионам мира со своими крылатыми ракетами, не зная, куда их еще воткнуть.

Предательский вывод

Наджибулла был незаурядным человеком,
способным найти выход из самой непростой
ситуации, но вывод советских войск из
Афганистана резко усложнил решение
стоящих перед ним задач
Фото: РИА НОВОСТИ


Руководство США предполагало их размещение и в Афганистане, что могло создать угрозу для безопасности нашей страны. И если бы войска СССР не успели войти в Афганистан, неизвестно, что осталось бы от СССР и существовали бы сейчас те самостийные государства, которые образовались из республик СССР. В доказательство своих слов приведу личную беседу с председателем Комитета государственной безопасности Юрием Владимировичем Андроповым. Разговор состоялся в девять вечера, за четыре часа до вылета моей группы в Афганистан. Андропов сказал, что мне предстоит загранкомандировка, поскольку я работал уже в разных странах. Я его спросил: «Люди, которые будут со мной, владеют иностранными языками?». Он, похлопав меня по плечу, ответил, что языком будут автоматы и гранаты. Мы должны первыми ворваться во дворец и взять из канцелярии и кабинета Амина все документы, которые свидетельствуют о его стремлении к договоренности с США о продаже территории Афганистана под размещение на ней «Першингов».

Четыре мешка документов из канцелярии дворца и личного кабинета Амина наша группа доставила в посольство СССР в Афганистане, я эти документы вместе с ранеными в ходе боя передал представителю КГБ СССР Борису Иванову.

– После свержения Амина кто, по вашему мнению, больше подходил на роль лидера афганской революции по своим человеческим и духовным качествам: Бабрак Кармаль или Мохаммад Наджибулла?

– В Афганистане была одна руководящая партия с двумя флангами – «Хальк» и «Парчам». Крыло «Парчам» возглавлял Бабрак Кармаль, и если оценивать лидеров афганской революции по их деловым качествам, мне лично кажется, что Кармаль был слабее. Он уступал Наджибулле по умению анализировать и делать необходимые выводы из сложившейся ситуации, хотя и тот, и другой были полностью ориентированы на СССР. Именно Наджибулла объявил амнистию родственникам Амина и дал им возможность выехать за рубеж. При Наджибулле в ДРА открылись школы, институты. Он смог объявить политику национального примирения, после чего перешел к созданию коалиционного правительства. Дал дорогу развитию предпринимательства, что в свою очередь сильно ударило по западной пропаганде, которая рисовала его кровавым диктатором и безвольной марионеткой СССР.


– В книге начальника ПГУ КГБ СССР Леонида Шебаршина «Рука Москвы» описан неудачный штурм советскими войсками Пандшерского ущелья. Он утверждает, что Ахмад-Шах Масуд уходил из своего логова без потерь, поскольку главари бандформирований имели агентуру среди высших чинов Генерального штаба Афганистана. Разве это не говорит о непопулярности тех, на кого СССР сделал ставку?

– Ахмад-Шах Масуд был умным человеком, весьма образованным и дальновидным. Будучи этническим таджиком, он очень правильно оценивал ситуацию, которая складывалась в Афганистане. И если бы не то давление, которое США стали оказывать на все душманские организации, в том числе и на Ахмад-Шаха Масуда, то как развивалась бы ситуация, можно лишь гадать. Накануне вывода наших войск из Афганистана я общался с Масудом в Тунисе, эту встречу устроил ныне покойный Ясир Арафат. На ней присутствовал и посол по особым делам СССР Альберт Чернышев. Целью была договоренность с главами душманских группировок, чтобы те дали нашим войскам спокойно уйти и чтобы не было потерь ни с той, ни с другой стороны. И когда мы встретились с Масудом, я ему сказал: «Ахмад, мы понимаем ситуацию и обстановку, которая сложилась, наши войска выполнили свою задачу, сдерживали и военные действия непримиримой оппозиции, и поток наркотрафика через границы Афганистана в СССР. Я просил бы тебя не стрелять по нашим войскам, которые уходят». На что он заявил, что ни одного выстрела со стороны его группировки не будет, после чего задал вопрос: «А зачем же вы уходите? Когда придут другие, будет плохо и вам, и нам. И заберите с собой Колю Быстрова». Николай был военнопленным, стал у Масуда начальником охраны, женился на сестре его жены. «Если Коля вернется в Россию, то и моим детям там будет легко прижиться». Николая Быстрова мы забрали. По линии Комитета воинов-интернационалистов он неоднократно выезжал в Афганистан, искал там могилы наших солдат, привозил их останки на родину.

– Выходит, прав был один из руководителей ЦК КПСС Валентин Фалин, когда утверждал, что руководству СССР следовало с самого начала войны в Афганистане более плотно сотрудничать с Ахмад-Шахом Масудом?

– Думаю, не только Фалин, но и все руководство СССР придерживалось правильного направления работать с теми, кто был не из самых непримиримых. Мы оказались в труднейших условиях, потому что там уже действовали наши оппоненты, которые не допускали нас до мирных переговоров со всеми племенами и рядом представителей вооруженных формирований. Афганистан в силу своего географического положения стал разменной монетой в войне, которая шла не по воле СССР, а по инициативе той стороны, которая провоцирует сегодняшние события на Украине. Афганистан всегда являлся дружественной нам страной и нашим территориальным союзником.

– Наджибулла смог бы создать армию, способную защищать страну без присутствия нашего контингента?

– Я оцениваю Наджибуллу как очень умного и прогрессивного политика. Он стоял на позиции развития демократии в своей стране, сплочения афганской нации. Поэтому и создавал коалиционное правительство, куда принимал людей, не всегда согласных с его курсом. Думаю, если бы он взял в правительство Ахмад-Шаха Масуда, могла по другому сценарию развернуться жизнь самого Наджибуллы. Масуд был весьма влиятельным полевым командиром севера Афганистана. У меня о Наджибулле сложилось впечатление как об очень душевном и незаурядном человеке, способном из самой непростой ситуации найти выход. Он, к огромному моему сожалению, не успел создать сильную армию и мощные государственные спецслужбы. Выход наших войск с территории Афганистана резко усложнил решение стоящих перед Наджибуллой задач.

– Один из высокопоставленных дипломатов, долго работавший в Афганистане, заявил, что служба безопасности ХАД по указанию Наджибуллы начала сдавать информацию о выводе войск СССР душманским главарям. Как считаете, это могло быть?

– Мохаммад Наджибулла был не таким, чтобы подставлять тех, кому он верил и кого уважал. Но как умный человек мог понять, что перестройщики из Кремля фактически предают его, оставляют один на один с хорошо обученным и вооруженным до зубов врагом, который в дальнейшем не пощадил его. Наше представительство КГБ в Афганистане было на очень высоком уровне, в нем работали и личный представитель Андропова Борис Иванов, и начальник управления «С» ПГУ КГБ СССР Юрий Дроздов. У них были постоянные контакты с Наджибуллой и другими представителями государственной власти, армии, службы безопасности ХАД, которые очень помогали нам в совместной оценке обстановки, складывавшейся в разное время в Афганистане.

– Вы согласны с точкой зрения, что США намеренно втянули нас в войну в Афганистане, чтобы измотать экономику и ускорить развал СССР?

– Мы входили в Афганистан после неоднократных просьб правительства – от Нур Мухаммеда Тараки до Хафизуллы Амина. Войска СССР защищали свои южные границы и особо важные объекты нашего сотрудничества с этой страной. А вот по просьбе какого правительства туда вошли войска коалиции во главе с США и какие объекты они защищают, я не знаю. И не вижу, чтобы они это делали. Американские спецслужбы в Афганистане создали движение «Талибан», воевавшее против наших войск. Когда оно вышло из-под контроля, те же США стали работать над другими вооруженными формированиями, которые уже воевали с талибами. Создали «Аль-Каиду», а когда все мировое сообщество увидело, что эта организация террористическая, стали ее уничтожать. Поверьте мне, политика двойных стандартов выходит боком самим же США. Разве ее можно назвать миротворческой? Это хуже политической проституции. Когда мне выгоден союзник, я его куплю, а нет – его же и продам. Это опасная игра с политическим огнем, причем в первую очередь для того, кто с ним играет.

Я уже не говорю про судьбу такого государства на Ближнем Востоке, как Ливия. Кому мешал Муамар Каддафи, зачем его надо было свергать? Он же во многом сдерживал исламских фундаменталистов, в его стране люди имели социальные гарантии на учебу и работу. А сейчас США запускают свои щупальца на Украину. Думаю, дотянутся ими и до России.

– Ряд дипломатов, работавших в Афганистане, рассказывали в личных беседах: при выходе наших войск из Афганистана часть оружия по решению из Москвы была отдана в виде откупа главарям непримиримой оппозиции. Чтобы выйти из ДРА без потерь, у высшего политического руководства СССР не было другого пути?

– Оружие и технику мы отдавали не моджахедам, а оставляли руководству дружественной Советскому Союзу страны для использования в интересах независимости афганского государства и защиты его целостности от многочисленных бандформирований. А если бы мы передали все это моджахедам, то просто не ездили бы по подконтрольным им провинциям и районам Афганистана, не вели бы с ними переговоры о том, чтобы они не обстреливали нашу армию, которая уходила из Афганистана.

– Технику и оружие получал только Ахмад-Шах Масуд?

– Не думаю, что даже Масуд получал что-то из оружия в период вывода наших войск из Афганистана. Руководство СССР придерживалось реальной позиции. В Афганистане в то время, о котором мы с вами говорим, было законное правительство во главе с Наджибуллой. Его правительству и передавались оружие, техника военного значения – исключительно для защиты целостности ДРА. Я считаю, это были правильные шаги руководства СССР.
Автор:
Александр Голубев, Игорь Латунский
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/24185
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти