Верхне-Силезская операция

Верхне-Силезская операция

15 марта 1945 года началась Верхне-Силезская наступательная операция. Её проводили войска 1-го Украинского фронта под командованием Ивана Степановича Конева с целью ликвидации угрозы флангового удара и овладения Силезским промышленным районом. Советские войска прорвали оборону противника, окружили и уничтожили в оппельнском выступе 5 немецких дивизий, разгромили группировку противника в районе Ратибора. В результате советские войска овладели юго-западной частью Верхней Силезии, вышли на рубеж Штрелен, Нейсе, предгорья Судет (южнее Ратибора), заняв выгодные позиции для развития наступления на дрезденском и пражском направлениях. Фронт Конева получил возможность сосредоточить усилия на подготовке Берлинской операции.

Предыстория

В ходе февральской Нижне-Силезской операции (Битва за Нижнюю Силезию) войска 1-го Украинского фронта разгромили 4-ю немецкую танковую армию, вышли к реке Нейсе и заняли часть Силезского промышленного района, что ослабило экономическую мощь Третьего рейха. Немецкие гарнизоны были окружены в крепостях Глогау и Бреслау (около 100 тыс. человек). Наши войска нависли над верхнесилезской группировкой противника и создали условия для наступления на дрезденском направлении и освобождения центральной части Чехословакии.


Однако из-за ряда причин не были решены все задачи операции. Наступление не удалось провести на значительную глубину, развить на берлинском направлении. Наступление началось без передышки после Висло-Одерской операции, войска не успели отдохнуть, пополниться живой силой и техникой, провести соответствующую подготовку. Коммуникации были сильно растянуты, железные дороги не успевали восстанавливать, ближайшие станции снабжения были сильно удалено, что привело к нехватке боеприпасов, горючего и других необходимых войскам припасов и материалов. Сказалось на наступлении и ситуация на флангах. 4-й Украинский фронт вёл тяжелые бои в Чехословакии и двигался медленно, а 1-й Белорусский фронт решал задачу ликвидации угрозы со стороны Восточной Померании. Кроме того, советское командование недооценило противника. Немцы с помощью тыловых резервов смогли довольно быстро восстановить боеспособность разбитых в ходе Висло-Одерской операции дивизий и создать новую сильную линию обороны. Немецкие войска упорно защищались и наносили сильные контрудары, оставаясь грозным противником.

В ходе Нижне-Силезской операции наступление левого (южного) крыла фронта уже на третий день было остановлено, а центр и особенно правое крыло фронта значительно продвинулись. В результате линия фронта, которая образовалась после проведения наступательной операции, давала обеим сторонам возможность для проведения наступательных операций. Вермахт из района Оппельна мог нанести фланговый удар с целью деблокирования гарнизона Бреслау, а в случае успеха попытаться восстановить линию фронта по Одеру. А левый фланг 1-го Украинского фронта нависал над группировкой немецких войск в районе Оппельн — Ратибор.

После завершения Нижне-Силезской операции 1-й Украинский фронт активно восстанавливался: войска получали пополнения, оружие, технику, боеприпасы и все необходимые материалы, приводились в порядок тылы, восстанавливались железные дороги и аэродромы.

Верхне-Силезская операция

Советская пехота в уличных боях за город Нейсе

План операции

Советское руководство беспокоил тот факт, что после потери Силезского промышленного района германское командование держало против южного крыла 1-го Украинского фронта довольно значительную группировку войск и продолжали усиливать её. Видимо, немцы ещё надеялись отбить «второй Рур». Как вспоминал комфронта Конев, Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин неоднократно звонил ему и «настойчиво обращал мое внимание на то, что гитлеровцы собираются нанести нам удар на юге, на ратиборском направлении, намереваясь вернуть себе Силезский промышленный район». Об этом же сообщал и глава Генштаба Алексей Антонов. Конев выразил уверенность, что Силезию наши войска не уступят и сообщил, что командование фронта готовил операцию на южном крыле, с целью ликвидации группировки противника в районе Ратибора.

Так возник замысел Верхне-Силезской операции. Её целью был разгром оппельнско-ратиборской группировки противника и выравнивание фронта, чтобы создать условия для будущей берлинской операции. Советское командование планировало окружить часть немецкой группировки, которая располагалась оппельнском выступе и непосредственно в Оппельне. Сам город ещё во время предыдущей операции был частично занят нашими войсками. Советские войска должны были нанести два сходящихся удара в направлении на Нойштадт (Нейштадт), окружить и уничтожить вражескую группировку в районе Оппельна и выйти к Судетам. Чтобы ускорить продвижение войск командование фронта решило бросить в бой танковые войска одновременно с наступающей пехотой. Начало наступления назначили на 15 марта.

Для решения этой задачи было сформировано две ударные группировки — Северная и Южная. В Северную группировку входили: один корпус 5-й гвардейской армии под командованием Жадова, вся 21-я армия Гусева, 4-й гвардейский танковый корпус Полубоярова и 4-я танковая армия Лелюшенко (в ходе сражения она получила звание гвардейской), которую перебросили с правого фланга фронта. Южная (Ратиборская) группировка состояла из 59-й армии Коровникова и 60-й армии Курочкина, которые усилили 93-м стрелковым, 7-м гвардейским механизированным, 31-м танковым корпусами и 152-й отдельной танковой бригадой. Обе группировки были значительно усилены артиллерией. С воздуха наступающие войска поддерживала 2-я воздушная армия Красовского.

Силы сторон

СССР. В операции участвовало 31 советская дивизия, всего более 400 тыс. человек, 5640 орудий и миномётов, 988 танков и САУ, 1737 самолетов.

Германия. Нашим войскам противостояла часть сил группы армий «Центр». В верхнесилезскую группировку входили 17-я армия Ф. Шульца, армейская группа «Хейнрици» Г. Хейнрици (1-я танковая армия). С воздуха группировку поддерживала часть сил 4-го Воздушного флота. Всего перед началом операции: около 20 дивизий, 60 отдельных батальонов, 1420 орудия и минометов крупных калибров, около 100 танков и САУ, 750 боевых самолетов.

Немецкие войска на южном крыле 1-го Украинского фронта активно прощупывали наши позиции и одновременно непрерывно усиливали свои оборонительные позиции. За пять недель относительно затишья немецкие войска не только укрепили оборону полевого типа, усиленную различными заграждениями, но и создали в тылу узлы обороны, подготовили к круговой обороне населенные пункты и отдельные каменные строения. Густая сеть населенных пунктов способствовала обороне. Глубина обороны доходила до 20-25 км. При этом на оппельнском выступе немецкие войска имели довольно плотные оборонительные порядки: на одну дивизию приходилось примерно по 8 км фронта.

Верхне-Силезская операция

Одна из улиц немецкого города Оппельна, занятого советскими войсками

Немецкое контрнаступление

Немецкая разведка смогла получить сведения о готовящейся советской операции, и германское командование организовало контрнаступление. Немцы решили нанести удар по советскому плацдарму между Козелем и Ратибором. Немцы планировали нанести поражение сосредотачивающимся советским войскам и уничтожить плацдарм. В ночь на 8 марта 1945 г. немецкие войска пошли в атаку. Удар наносила егерская группа (97-я егерская дивизия и 1-я лыжно-егерская дивизия). Ударную группу фон Паппенхайма поддерживал 11-й армейский корпус фон Бюнау, который держал линию фронта на этом участке. Первоначально контрудар успешно развивался. Егеря наступали на север вдоль берега Одера, а части 11-го корпуса навстречу егерской группе с запада. Но вскоре наступление заглохло, немцы смогли отбить всего несколько километров плацдарма, и перешли к обороне.

Верхне-Силезская операция


Сражение

Первый этап. Утром 15 марта 1945 года после 40-минутной артиллерийской подготовки наши войска перешли в наступление. Советские войска встретили упорное сопротивление противника. Ожесточенное сопротивление немецких войск в сочетание с весенней распутицей и пересеченной местностью, а также сильным минированием резко снизило темпы движения наших войск. Весенняя распутица лишала танковые части возможности маневра. Наступать можно было только вдоль дорог. Кроме того, из-за плохой погоды авиация в первую половину дня бездействовала и не смогла поддержать сухопутные войска в этот день в полную силу. В первый день наступления Северная группировка создала брешь на фронте в 8 км и продвинулась вглубь также на 8-9 км. Южная группировка продвинулась в глубь обороны противника на 10 км.

Стоит также учесть, что советское командование совершило просчёт. После того как передовые части 21-й армии Гусева довольно легко взяли первую траншею и ворвались во вторую, командарм решил, что дело сделано и сократил наполовину интенсивность артиллерийского огня. Гусев хотел сэкономить боеприпасы, которые можно было использовать на последующих этапах наступления. Однако вскоре наступление замедлилось. Артиллерийская подготовка не смогла уничтожить большую часть огневых точек противника. Закопанные танки, штурмовые и противотанковые орудия, спрятанные в населенных пунктах стали неожиданностью для наших войск. С воздуха такие точки засечь было сложно, а войсковая разведка за короткий срок подготовки к операции не смогла их выявить. Теперь они вступили в дело и стали неприятным сюрпризом для наших войск. В результате советские войска не только утратили темп наступления, но и понесли излишние потери. Так большие потери понесла 4-я гвардейская танковая армия.

Советские танкисты в этом сражении столкнулись с массированным применением немцами последних модификаций фаустпатронов — панцерфаустов, которые были особенно эффективны в ходе боёв в густонаселенной местности. Как и на северном участке, на юге разведка оказалась недостаточной, что привело к ослаблению артиллерийского огня. В результате танковые соединения понесли серьёзные потери. Так, действовавший в составе Южной группировки 7-й гвардейский механизированный корпус потерял четверть, а 31-й танковый корпус — треть своих танков.

Чтобы не дать противнику времени опомниться ночью, наши войска продолжили наступление. В бой были введены вторые эшелоны полков и дивизий. Советское командование заранее предусмотрело такую возможность и в каждой дивизии сформировали для ночных боев по одному усиленному батальону. Эти батальоны воевали только ночью, а днем отводились на отдых. В ночных боях артиллерия поддерживала такие батальоны прямой наводкой. Перед наступлением темноты выделенные для ночных боев орудия выдвигались вперёд, насколько это было возможно.

Уже 15 марта немецкое командование стало выдвигать резервы из глубины. Надо сказать, что немцы недооценили силу удара советского фронта и проморгали появление 4-й танковой армии Лелюшенко, поэтому серьёзных резервов вблизи советских плацдармом не было, их пришлось выдвигать из глубины. 16 марта начались яростные встречные бои между наступавшими советскими и контратаковавшими немецкими войсками. Первыми вступили в бой немецкие 19-я танковая дивизия и 10-я танко-гренадерская дивизия. Они уже были потрепаны в предшествующих боях и закрыть брешь не смогли. Позже подтянулись части 20-й танковой дивизии.

Особенно упорно немцы атаковали позиции 5-й гвардейской армии, которая прикрывала наш главный удар с севера. Видимо, немецкое командование, как это было уже не раз в прошлом, пыталось подрубить основание советского ударного клина. Однако советские командование предусмотрело такую возможность и на этом участке немецкие контрудары отражали испытанные боевые соединения — 34-й гвардейский стрелковый корпус Г. В. Бакланова и 4-й гвардейский танковый корпус П. П. Полубоярова. Вермахт упорно и безуспешно атаковали эти корпуса, но это не сказалось на наступлении основной нашей ударной группировки. Кроме того, улучшилась погода, и авиация фронта стала оказывать серьёзной содействие сухопутным силам.

К исходу 17 марта наши войска прорвали тактическую зону обороны противника, в брешь были введены подвижные соединения. В этот день в бою погиб командир 10-го гвардейского танкового корпуса Нил Данилович Чупров, который прошёл славный боевой путь с начала войны. Корпус возглавил заместитель командующего 4-й танковой армией генерал-майор Е. Е. Белов. Днем 18 марта в районе города Нойштадта встретились части армий Гусева, Лелюшенко и Коровникова. К вечеру того же дня 61-я гвардейская танковая бригада В. И. Зайцева с ходу взяла г. Нойштадт. А главные силы 10-го гвардейского танкового корпуса под командованием Белова вышли в район Зюльца, где соединились с частями 7-го гвардейского механизированного корпуса генерала И. П. Корчагина, которые наступали с востока.


Завершив окружение оппельнской группировки противника, советские армии повернули часть сил на запад и ночи создали 20-километровую полосу между окруженной группировкой и основными силами 17-й немецкой армии. В оппельнском «котле» оказались около пяти вражеских дивизий: 168-я и 344-я пехотные дивизии, 20-я пехотная дивизия СС, часть сил 18-й моторизованной дивизии СС и несколько отдельных полков и батальонов, артиллерийский полк, 9 артиллерийских дивизионов и другие части. Всего было окружено около 45 тыс. солдат и офицеров противника. Конев приказал в кратчайшие сроки покончить с окруженной группировкой противника.

18-20 марта наши войска отражали мощные атаки врага, который пытался спасти окруженные части. В ночь на 18 марта германское командование бросило в атаку оставшиеся резервы, включая только что переброшенную на этот участок фронта элитную танковую дивизию «Герман Геринг». Командование группы армий «Центр» пыталось стабилизировать фронт, перебросив в район Нейсе соединения с других участков фронта. В результате был сорван план деблокады Бреслау.

Немцы наступали из района Нейсе. В бой с врагом сначала вступил 6-й гвардейский механизированный корпус В. Ф. Орлова, который усилили артиллерийской бригадой. Тяжелый бой продолжался два дня. Немцы предпринимали одну атаку за другой. Отдельные населенные пункты и рубежи не раз переходили из рук в руки. В этих яростных боях были тяжело ранены командир 6-го гвардейского механизированного корпуса полковник Василий Федорович Орлов, командир 17-й гвардейской механизированной бригады Герой Советского Союза подполковник Леонид Дмитриевич Чурилов и начальник разведотдела корпуса майор Чернышев. Однако они не оставили свои посты и продолжали руководить войсками. Через несколько часов после ранения храбрый солдат и любимец всей армии комкор Василий Орлов скончался. Корпус возглавил начальник штаба корпуса полковник Василий Игнатьевич Корецкий.

20 марта немецкое командование бросило в бой ещё более мощные силы: дивизию «Герман Геринг», 10-й армейский корпус, 20-ю танковую дивизию и 45-ю пехотную дивизию, бригаду штурмовых орудий. Но войска трёх корпусов: 118-й стрелковый (21-я армия), 6-й механизированный (4-я гвардейская танковая армия) и 4-й гвардейский танковый (5-я гвардейская армия), отразили атаки противника. Кроме того, на юге из района Леобшютца деблокирующий контрудар должна были нанести войска 24-го танкового корпуса Неринга: 16-я и 17-я танковые дивизии, 78-я штурмовая дивизия и дивизия «Охраны фюрера». Но они не успели, советские войска уничтожили «котёл». В результате 24-й танковый корпус только закрыл огромную брешь, которая образовалась после окружения оппельнской группировки.

Тем временем 10-й гвардейский танковый корпус, 7-й гвардейский мехкорпус и основные силы армии Гусева и части армии Коровникова покончили с оппельнской группировкой. Немцы сами «помогли» со своей ликвидацией. Командир 344-й пехотной дивизии генерал Йолассе опасаясь, что окруженные войска не дождутся помощи извне, решился на самостоятельный прорыв. 19 марта он повел войска на прорыв. В нём участвовали силы 344-й дивизии и 18-й дивизии СС. Остальные немецкие войска, которые оборонялись к юго-западу от Оппельна, по сути, были брошены на произвол судьбы. Начал действовать принцип «каждый сам за себя». Советская артиллерия простреливала все боевые порядки противника, а мосты на пути немцев были предусмотрительно взорваны. Поэтому к своим пробились очень немногие.

К вечеру 20 марта окруженные немецкие войска были разгромлены, а к утру 22 марта полностью уничтожены. Только убитыми немцы потеряли около 30 тыс. человек, в плен взяли около 15 тыс. человек. Были захвачены значительные трофеи. 24 марта части 21-й общевойсковой и 4-й гвардейской танковой армий после упорных уличных боев взяли Нейсе. На этом первый этап Верхне-Силезской операции был закончен.

Верхне-Силезская операция

Верхне-Силезская операция

Гвардии старший сержант Илья Амелин из 15-й гвардейской стрелковой дивизии с трофейным немецким гранатометом «Панцерфауст». 1-й Украинский фронт.
Из наградного листа: «18 марта 1945 года товарищ Амелин подобрал немецкое реактивное ружье и с третьего выстрела поджег одно из двух немецких самоходных орудий у деревни Никласдорф, Силезия». Источник: http://waralbum.ru/

Второй этап. Советские войска приступили к следующему этапу операции — взятию Ратибора, который был последним крупным промышленным центром Верхней Силезии. Эту задачу должна была решить 60-я армия Павла Курочкина. Армия была значительно усилена, ей дали четыре танковых и механизированных корпуса, и сначала одну, а затем две артиллерийские дивизии прорыва. Однако, несмотря на мощную артиллерийскую и авиационную поддержку, наступление на Рыбник и Ратибор развивалось медленно. Немцы упорно сопротивлялись, переходили в контратаки. В первый день наши войска продвинулись всего на 8 километров. В дальнейшем сопротивление вермахта ещё более возросло, германское командование перебросило с других направлений 8-ю и 17-ю танковые дивизии.

Командование фронта направило на помощь армии Курочкина два корпуса 4-й гвардейской танковой армии Лелюшенко. Подвижные соединения должны были нанести мощный удар с северного направления. 24 марта 5-й гвардейский механизированный корпус, который включили в состав армии Лелюшенко, перешёл в наступление. Армия Лелюшенко наступала в направлении Троппау, а частью сил должна была овладеть Егерндорфом и Бискау. Во втором эшелоне находился 10-й гвардейский танковый корпус. Однако первые атаки имели лишь ограниченный успех. Немецкие войска, опираясь на заранее подготовленные сильные позиции, упорно защищались. 5-й гвардейский мехкорпус мог продвинуться только на 3-4 км.

25 марта вступил в бой 10-й гвардейский танковый корпус. Германское командование ответило тем, что ввела в бой остатки 16-й и 17-й танковых дивизий, а элитная дивизия «Охрана фюрера» (дивизия сопровождения фюрера) должна была вклиниться между 5-м гвардейским механизированным и 10-м гвардейским танковым корпусами. Советскому командованию пришлось 28 марта вводить в сражение 6-й гвардейский механизированный корпус.

Советские войска медленно проламывали вражескую оборону. День за днем шли жестокие бои за небольшие населенные пункты, высоты, узлы коммуникаций. Войска несли серьёзные потери. Только после того как 38-я армия Москаленко 4-го Украинского фронта сменила направление удара и стала штурмовать Моравско-Остравскиий промышленный район с севера (Моравско-Остравская наступательная операция), ситуация изменилась в лучшую сторону. 24 марта армия Москаленко нанесла удар по противнику и прорвала его передовые позиции.

Это изменило ситуацию на левом фланге армии Курочкина. Появилась угроза окружения немецких войск в районе Рыбника и Ратибора. 27 марта наши войска взяли Рыбник и один корпус переправился на левый берег Одера южнее Ратибора. 29-30 марта советская авиация наносила мощные удары по немецким позициям в районе Ратибора. По немецким позициям вела огонь только что прибывшая 25-я артиллерийская дивизия прорыва, а также большая часть 17-й артиллерийской дивизии прорыва. После мощной авиационно-артиллерийской подготовки 15-й и 106-й стрелковые корпуса армии Курочкина при поддержке танковой армии Лелюшенко пошли на решительный штурм Ратибора. Немцы не выдержали и стали отступать на юго-запад. 31 марта Ратибор взяли. На этом основная часть операции была завершена.

Танковая армия Лелюшеко закончила операцию чуть позже основных сил. 28 марта 6-й гвардейский механизированный корпус нанес удар и проломил оборону противника. Большую помощь оказала 2-я воздушная армия Красовского. 6-й гвардейский мехкорпус продвинулся на 10 км в глубь обороны противника и создал непосредственную угрозу окружения танковой дивизии «Охрана фюрера», немцы дрогнули и стали отступать, освободив дорогу 10-му гвардейскому танковому корпусу. Немецкая оборона рухнула. 1 апреля части армии Лелюшенко соединились в Реснитце и завершили окружение бискауской группировки противника. В окружение попали части 1-й лыжно-егерской дивизии, дивизии «Охрана фюрера» и штрафной батальон. 2-3 апреля окруженная группировка была расчленена и уничтожена войсками армий Лелюшенко и Курочкина.

Верхне-Силезская операция

Артиллеристы капитана Крынкина в немецком городе Нейсе

Итоги

За 16 суток наступления советские войска освободили юго-западную часть Верхней Силезии и вышли на рубеж Штрелен, Нейсе и Южнее Ратибора (предгорье Судет), заняв выгодное положение для продолжения наступления на дрезденском и пражском направлениях. Угроза на южном фланге 1-го Украинского фронта была ликвидирована, армии Конева получили возможность сосредоточить все усилия для подготовки наступления на главном, берлинском направлении. Третий рейх полностью утратил контроль над важнейшим Силезским промышленным районом, что привело к потере четверти потенциала германского ВПК.

Немецкие войска потеряли в ходе этого сражения только убитыми и пленными около 60 тыс. человек (около 40 тыс. человек убитыми и 20 тыс. человек пленными). Наши войска захватили богатые трофеи, включая 243 военных склада. Потери советских войск — более 66 тыс. человек, из них безвозвратные — около 17 тыс. человек. Так в ходе сражения пали командир 10-го гвардейского танкового корпуса Нил Данилович Чупров и командир 6-го гвардейского мехкорпуса 4-й гвардейской танковой армии Василий Фёдорович Орлов. Оба командира воевали на фронте с начала Великой Отечественной войны и прошли длинный боевой путь.

Источники:
Исаев А. В. Берлин 45-го. Сражения в логове зверя. М., 2007.
История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг. (в 6 томах). М., 1960-1965 // http://militera.lib.ru/h/6/index.html.
Конев И. С. Сорок пятый. М., 1970 // http://militera.lib.ru/memo/russian/konev_is2/index.html.
Коровников И. Т. и др. На трёх фронтах. Боевой путь 59-й армии. М., 1974. // http://militera.lib.ru/h/sb_na-tryoh-frontah/index.html.
Лелюшенко Д. Д. Москва-Сталинград-Берлин-Прага. Записки командарма. М., 1987 // http://militera.lib.ru/memo/russian/lelyushenko_dd/index.html.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. parusnik 19 марта 2015 07:47
    Всё ближе и ближе к логову...
    1. Фин 19 марта 2015 10:13
      Цитата: parusnik
      Всё ближе и ближе к логову...

      Тем яростнее сопротивление немцев. Дрались за свою землю. Достойный враг - тем ценнее победа.
      1. Kassandra 19 марта 2015 10:22
        за свои шкуры, пока другие по очереди драпали сдаваться американцам.
        Kassandra
  2. sannych 19 марта 2015 08:56
    Спасибо за статью. Приведено подробное описание боев, силы, участвовавшие в сражениях, указаны потери сторон, ошибки командования (бывало и такое, к сожалению, даже на заключительном этапе войны) чего не часто найдешь в других источниках. Вот сделали бы еще и фильмы, более подробно описывающие эти и другие сражения. Смотрел фильмы Великая Война и Восход Победы, в них к сожалению о подобных операциях (о взятии Будапешта, например) говорится буквально пару предложений, часто без конкретизации.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня