Другие русские как новая надежда. Реформа против революции

Вместо предисловия. О «белоленточных» и власти

В прошлой статье «Возможна ли революция в России?» была затронута тема кризиса общественно-политической системы в России, который стремительно близится к своему разрешению. Разумеется, никто не спорит с тем, что революция — это горе и ужас. Призывать к ней не только сомнительно с точки зрения законодательства, но и просто глупо, как и кликать любое бедствие на свою голову. Однако есть вещи, которые приходят независимо от нашего желания или нежелания, к ним ведёт сама логика событий и законы развития общества. Если природных событий, например, наступления весны, избежать нельзя, то социальные процессы вполне поддаются контролю. И нужно просто сделать всё, чтобы избежать реализации сценария революции и (или) иностранной интервенции. Кто должен совершить эти действия? Прежде всего, те, у кого есть реальные рычаги управления — то есть верховная власть государства. Можно сколько угодно твердить заштампованные фразы о том, что каждый гражданин должен начать с себя, «быть поближе к родной земле» и т. д. Но, повторяя эти мантры, фактически они лишь забалтывают реальную проблему, перекладывая её в удобное «хозяевам жизни» русло. Мол, вы тут давайте, работайте, развивайте, а мы потом придём и всё заберём. Системные проблемы при таком подходе никуда не исчезают, а лишь прикрываются порочной псевдоморалью. Не говоря уже о том, что один человек, или даже несколько тысяч таких индивидуумов, в принципе не способны изменить порядок, который держится на лжи и насилии. Таким проще эмигрировать, чем рисковать свободой и жизнью, рискуя пополнить многочисленные ряды «экстремистов».


Другие русские как новая надежда. Реформа против революции


В общем-то, тут и проявляется вся порочность идей «охранительства». Например, когда раздаются возгласы о том, что нельзя пустить белоленточных к власти, то высказывающий их либо не понимает суть вещей, либо делает вид, что не понимает. «Белоленточные» пришли к власти в 1991 году и с тех пор никуда оттуда не уходили. Разница между либералами в правительстве и условными либералами на «Эхе Москвы» лишь в том, что одних взяли во власть, а других намеренно оставили в оппозиции. Эту систему создали американцы, чтобы контролировать своих людей на ключевых постах России и угрожать им — мол, если не будете делать, как мы говорим, есть вон какая широкая скамейка запасных. По замыслу Вашингтона «новые власти» России, пришедшие после развала СССР, должны были выполнять любую его волю по принципу «есть, сэр». Это мы сейчас наблюдаем на Украине и именно это происходило в первые ельцинские годы. Однако уже при Ельцине элита обнаружила, что если продолжать безоговорочно выполнять американские указания, то страна просто рассыплется, а вместе с ней лишится богатства и власти и она сама. Когда встал выбор между выполнением указаний из Вашингтона и собственным благополучием, системные либералы выбрали последнее, и сначала исподтишка, а затем открыто стали делать то, что американцам не нравилось. Когда сопротивление указаниям «вашингтонского обкома» стало слишком явным, из-за океана инициировали движение несистемных либералов. Напомню ещё раз, всё это происходило ещё при Ельцине, хотя тогда противостояние ещё не было настолько острым, как ныне.

И тогда и сейчас системные либералы в государственном аппарате выбрали стратегию сидения на двух стульях, с одной стороны разрушая отечественную промышленность, науку, культуру и институт семьи, а с другой боролись с удельным сепаратизмом и другими, несистемными либералами. Стратегия на редкость нелепая, ибо нельзя быть наполовину самостоятельным, а наполовину холопом, но поступить иначе либералы во власти не могут, ибо их деньги и члены семей находятся либо в США, либо в подчинённых Вашингтону странах. Да и идеологически они полностью в плену у американо-европейской идеи, что они впитали ещё в далёкой юности вместе голливудскими фильмами и поп-музыкой. Их сегодняшний бунт против Америки — это ещё и бунт обиженных детей, которые поняли, что нужны своему идолу лишь для того, чтобы разрушить геополитического конкурента — Россию, после чего сами системные либералы, будут выброшены в буквальном смысле на помойку, а их имущество по всему миру немедленно конфискуют. Потому-то нынешняя российская элита и цепляется за власть в самой России, которую она люто ненавидит и остервенело разрушает, целенаправленно или просто потому, что «так получается».

"Другие русские" и их враги

Перед тем, как начать вторую часть обзора под названием «Другие русские», хотелось бы рассказать о том, как вашему покорному слуге на глаза попалась короткая статья о русских, которые уже несколько десятилетий, если не столетий, компактно проживают общиной в Китае. Отрезанные от остальной России, они сохранили быт, дух и традиции давно забытые здесь и поют песни, которых давно уже не слыхать над русскими просторами. Те люди отличаются от русских в России, и приезжая в современную РФ, они находят местных жителей, скажем так, сильно не такими, как они себе представляли. В худшую сторону, естественно. За последние три десятилетия мы сильно сдали в моральном плане. Парадоксально, но небольшая горстка русских, живущая в густонаселённой, ментально чужой стране, сохранила русский дух в большей степени, чем их американизированная историческая Родина.

Приход Крыма в состав России стал огромным событием вовсе не из-за куска суши, пусть даже и имеющего стратегическое значение. Впервые в состав страны вошло компактно большое число русских, которые несут в себе тот дух, что давно забыт тут. У крымских русских была национальная идея — вернуться на Родину и, если она окажется не такой, как они себе представляли, изменить её. Но на самой Родине есть те, кого такой настрой совсем не устраивает. Это и оппозиционная «пятая колонна» и точно такая же «пятая колонна» из олигархов и высших государственных деятелей. И те и другие — предатели, просто одни уже находятся у кормушки, а другим своего куска не досталось по причинам описанным выше. Русская весна одинакова омерзительна и ненавистна им всем.




Крымские русские — другие. Это факт виден хотя бы по тому, как лихо взялись крымские правоохранители, суды, прокуратура ликвидировать не только вооружённое проукраинское и крымскотатарское подполье, но и беспощадно искоренять любые проукраинские настроения. А теперь давайте вспомним, когда мы в последний раз видели такое в «большой России», где лишний раз боятся тронуть преступника, если он принадлежит к конкретным национальным группировкам. Власти Крыма, закалённые 23 годами сопротивления украинскому владычеству, наглядно показывают, как на самом деле надо, жестко и последовательно, проводить по-настоящему государственно-ориентированную политику, о которой давным-давно забыли в самой континентальной России.

Отсутствие такой последовательной политики приводит к очень печальным последствиям. Например, все помнят страшные теракты в Волгограде в 2013 году. Они стали возможны потому, что местная власть деградировала до такой степени, что дала свободно развиваться националистическому подполью, в то время, как «органы» бодро отчитывались о закрытии «экстремистских» Интернет-форумов, на которых содержались «негативные оценки органов государственной власти». Результат закономерен: сегодня к исламистскому подполью в городе-герое добавилось подполье бандеровское. Весь Волгоград украшают граффити, прославляющие карательный батальон «Азов» и соответствующая символика, и ходят слухи о нахлынувших эмиссарах из Украины.

Точно такие же «другие русские» живут и на Донбассе. В целом многие отмечали тот факт, что на Донбассе пророссийские движения были более активны, чем в Крыму. Даже Стрелков, который изначально был настроен скептически, в конечном счете, признал очевидное.


Но существующей порочной системе «другие русские» не нужны, так же как ей не нужно и мирное обновление существующего порядка, который позволяют выкачивать богатства из нации и жестоко расправляться с недовольными. Именно поэтому «другие русские» были отданы на истребление киевскому режиму, который до сих пор щедро спонсируется московской элитой, полагающей, что сумеет таким образом спастись от краха, а на деле лишь приближает свой неизбежный конец, загодя делая его более кровавым и разрушительным для страны. Этим объясняется и сознательный посыл на убой самых идейных и мотивированных отрядов добровольцев. По той же причине с недавних пор были с российской стороны перекрыты каналы поставки негосударственной гуманитарной помощи, которая просто помогала многим семьям Донбасса выжить, в то время как груз белых «Камазов» МЧС просто исчезал у «нужных людей». Лжецы могут сколько угодно изворачиваться, рассказывая о хитроумных планах, но их ложь зашла настолько далеко, что в неё верят лишь самые упёртые адепты. Остальным уже давно всё ясно.


Если дать истребить русских Донбасса и ассимилировать остальных жителей Новороссии, то эта территория уже никогда не станет российской, а над Крымом (тем самым, который наш) будет вечно висеть угроза. Такое положение вполне может устроить олигархов и либеральную правящую элиту России, но никогда не устоит простого патриотически-настроенного русского человека, которому уготована участь бычка на закланье, когда большая война всё-таки вспыхнет. Компрадорской верхушке в конце концов выгодно, чтобы Российская Федерация осталась в нынешних, фактически допетровских границах — так русским народом проще управлять. Именно поэтому была предана и утоплена в крови Русская весна, чтобы дискредитировать саму идею Русского мира, дабы при одном упоминании которого русские постсоветского пространства вспоминали не «Крым наш», а руины Донбасса. А, вспомнив, шарахались от любой идеи интеграции с Россией, как от чумы.





Оставшись в нынешних, крайне неудобных границах, России тяжело будет вернуть себе даже региональное лидерство, если вообще возможно. Ведь у нас даже изрядная часть Транссиба, к слову, проходит по территории соседнего Казахстана…

«Другие русские» есть и в самой России. Это патриотически-настроенные политологи, экономисты военные. Фамилии перечислять не надо — они на слуху. При желании Путин мог приблизить и тех, кто поднялся на событиях в Крыму и на Донбассе, и делом доказал свои способности и любовь к Родине. Ведь если Аксёнов и Поклонская стали частью системы, почему в ней не нашлось места Чалому и Стрелкову? Видимо, главе государства ближе Сердюков, Набиуллина и иже с ними. Почему так — это вопрос к президенту, а не к автору статьи. Все те же, кто вторят дежурным пропагандистам, о том, что, мол, русские Донбасса недостаточно русские («лежали на диванах», «недостаточно активны были»), в отличие от крымчан, и не заслужили защиту, в общем то, вольно или невольно поют под старую либеральную дудочку.

А что же Путин?

Как мы видим, конфликт между системными либералами и их американскими кураторами, привёл к нынешней ситуации. Этот конфликт начался ещё до прихода Владимира Путина в большую политику, и достался ему в наследство, с тенденцией к обострению.

А что же президент Путин? У него ведь есть и сила и власть, он легитимный президент. Неужели он не понимает, к чему всё идёт? Воздержусь от оценок, но напомню, о словах президента о том, что между Россией и США, дескать, нет холодной войны (когда она фактически идёт, да ещё в невиданно жёсткой фазе) находятся в русле всё той либеральной стратегии «ни мира, ни войны». Тут всё то же, что и раньше; с одной стороны подрываем основы общества и экономики в угоду США, с другой пытаемся им же противиться на международной арене. С одной стороны вкладываем нефтедоллары от продажи невозобновляемых ресурсов в казначейские обязательства США, с другой грозно хмурим брови и произносим «мюнхенскую речь».

Ещё раз повторим известную истину: войны не бывает наполовину. Либо ты противостоишь до конца, либо подчиняешься и сдаёшься. Третьего не дано. Горбачёв и Янукович, до последнего пытавшиеся усидеть на двух стульях закончили плохо, как и их страны. Причём упомянутым выше деятелям, можно сказать, ещё повезло — недавняя история знает и более печальные примеры.

Кто-то говорит о том, что Путина есть уникальный шанс стать великим реформатором уровня Петра Великого и Александра II. Сейчас, когда война началась, уже поздно вести реформы. Думать надо было гораздо раньше. У Путина шанса начать реформы выпадало целых три: в 1999-2000 гг. на волне побед в чеченской кампании и эффекта новизны; в 2012 году, при возвращении на президентский пост; после марта 2014 года, опираясь на громадную народную поддержку, порождённую присоединением Крыма. Три шанса войти в одну реку мало кому выпадает в истории. Более того, случай почти уникальный. Тем уникальнее то, что все три шанса были бездарно упущены. Можно говорить с почти стопроцентной уверенностью, что четвёртого шанса уже не будет.

В нынешних условиях вопрос о доверии верховной власти становится одним из важнейших. С одной стороны любое открытое выражение недовольства властью неизбежно расшатывает обстановку в стране и играет на руку её врагам. С другой стороны человеку, искренне переживающему за Россию, невозможно беспристрастно смотреть на то, куда ведут его страну. В эпоху Горбачёва, Шеварнадзе и «молодых реформаторов» тоже говорили, что всё будет путём, хотя умные люди уже в те годы предупреждали об обратном, а в итоге большая часть из нас осталась на пепелище. Некоторые — в буквальном смысле.

Вторжение?

Очевидно, что политическая и экономическая верхушка не хочет мирного обновления системы и безумно опасается её разрушения силовым путём. Поскольку историю системные либералы тоже учили, то им известно, что при отсутствии необходимых реформ система меняется либо через революцию либо через иностранное вторжение. Если в 2010-2012 году наиболее опасным для системных либералов была угроза народного восстания либо аналога Майдана (отсюда и многочисленные репрессивные законы, усиление финансирование МВД и ФСБ), то уже с 2013 года (ещё до Крыма) и по сей день наиболее вероятным видится именно сценарий иностранной интервенции — отсюда невиданное увеличение темпов перевооружения армии, экстренное налаживание производства даже ранее отвергнутых образцов техники, вроде БТР-90. Неизвестно, какие именно сведения получили в Кремле от внешней разведки, но очевидно, что в отсчётах содержалось нечто такое, что вызвало серьёзное беспокойство. Напомню ещё раз, движение в направлении экстренного переоснащения Вооружённых Сил началось ещё за год или полтора до украинского Майдана. До того обновление тоже велось, но не настолько ударными темпами.

Самый же вероятный вариант краха отжившей конструкции — комбинированный — интервенция извне на фоне восстания в столице и паралича власти. В этом случае даже та же не до конца побеждённая Грузия под шумок с удовольствием захватит не только Абхазию и Южную Осетию, но и южную часть Сочи, поставив свой флаг над Олимпийскими объектами, что находятся всего в паре километров от границы. Что уж говорить о более крупных и мощных государствах, которые имеют исторические виды на те или иные территории, находящиеся под управлением России. Бред, скажет кто-то. Но давайте вспомним историю. Кто мог предвидеть распад СССР ещё в 1988 году? Или американский парад в Нарве? Кто мог представить кровавый хаос Гражданской войны на территории Российской империи в ещё стабильном 1913 году? Сейчас, ровно сто лет спустя, мы, к сожалению, пока повторяем именно путь Российской империи. Конечно, ничего ещё не предопределено и история никогда не повторяется полностью. 2015 год пока не стал историей, и очень многое будет зависеть от того, как высшее руководство России сумеет справиться с украинской проблемой и экономическими штормами, при том, что время играет против нас.
Автор:
Игорь Кабардин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти