Йеменская война. Интерес России — ослабление саудитов

На карте Ближнего Востока появилась новая «горячая точка» — Йемен. Собственно говоря, военно-политическая ситуация в этой стране уже длительное время была далека от стабильности, однако до столь крупномасштабного вооруженного конфликта дело не доходило. И вот очередная настоящая война, на этот раз на Аравийском полуострове. На самом деле, Йемен — настоящая «язва» Аравийского полуострова. В отличие от остальных государств Аравии, Йемен не обладает нефтяными ресурсами. С другой стороны, в Йемене очень многочисленное по местным меркам население, около двадцати пяти миллионов человек. Обеспечить растущее и молодое по возрасту население рабочими местами слаборазвитый Йемен не в состоянии. Поэтому йеменцы пополняют ряды гастарбайтеров в соседних нефтедобывающих странах Персидского залива, охотно идут воевать в составе всевозможных исламистских формирований, действующих на Ближнем Востоке.

Непростая социально-экономическая ситуация в Йемене усугубляется хронической политической нестабильностью, которая, кажется, стала органичной для этого арабского государства. До пресловутой «Арабской весны» президенту Йемена Али Абдалле Салеху удавалось на протяжении тридцати четырех лет удерживать власть — сначала в Йеменской Арабской Республике (ЙАР, Северный Йемен), а затем, после объединения Северного и Южного Йемена, — в объединенном йеменском государстве. Салех пришел к власти в Северном Йемене в возрасте всего лишь тридцати шести лет. За плечами была двадцатилетняя военная карьера и долгий путь, пройденный от курсанта бронетанкового офицерского училища до командующего Таизским военным округом армии Северного Йемена. Выходцу из племени санхан, входившего в союз хашид, Али Абдалле Салеху удавалось сохранять более-менее мирные отношения между различными племенными группами, составляющими основу йеменского населения. Дело это, между прочим, было весьма сложное, поскольку на протяжении многовековой истории Йемена отношения между населяющими его племенами вряд ли можно было назвать миролюбивыми.


Однако после так называемой «Арабской весны» — череды «цветных революций», подготовленных при прямом участии США и их союзников — Саудовской Аравии, Катара, Кувейта, в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки, пошатнулся и политический режим Йемена. В 2012 году правившему тридцать четыре года Али Абдалле Салеху пришлось уйти со своего поста. Но фактически политический режим Йемена остался без серьезных изменений, поскольку к власти в стране пришел бывший при Салехе вице-президентом Мансур Хади, а бывшему президенту были даны абсолютные гарантии от любого судебного преследования.

Кто такие «хуситы»?

Йемен — мононациональная и моноконфессиональная страна. Практически все его население составляют йеменские арабы, исповедующие ислам. Однако жители различных регионов Йемена принадлежат к оппонирующим течениям в исламе. Южные и восточные районы страны населяют последователи суннитского ислама, в религиозном отношении близкие населению соседней Саудовской Аравии и большинства других стран Аравийского полуострова. Однако на северо-западе страны сильными позициями обладают зейдиты — одно из ответвлений шиизма, восходящее к Зейду ибн Али, внуку третьего шиитского имама Хусейна. Последователи Зейда ибн Али, как и другие шииты, были убеждены в необходимости создания государства во главе с потомками имама Али. Однако от других шиитов зейдиты отличались отсутствием доктрины о Махди («скрытом имаме»), предопределении человеческой судьбы и сокрытии веры.

В Северном Йемене зейдитское государство во главе с имамом было создано в 901 г. н.э. и просуществовало практически тысячелетие. Лишь в 1962 г. монархия зейдитского имама была свергнута и на территории Северного Йемена образовалась Йеменская Арабская Республика. Президент ЙАР Али Абдалла Салех сам был выходцем из зейдитского племени, однако значительная часть зейдитов была недовольна его правлением, утверждая, что шииты подвергаются в Йемене дискриминации со стороны суннитов.

В 2004 году межконфессиональные противоречия в Йемене достигли своего апогея и перешли в фазу вооруженного конфликта. Зейдиты, населяющие расположенную на крайнем северо-западе Йемена провинцию Саада, обвинили йеменское руководство в проамериканских настроениях и дискриминации зейдитского населения. Во главе зейдитского движения встал самопровозглашенный имам Хусейн Бадр ад-Дин аль-Хуси. По имени этого религиозно-политического деятеля оппозиционное движение зейдитов и назвали хуситами. В действительности движение хуситов называется «Ансар Алла». Сторонники правительства обвинили хуситов в намерении свергнуть республиканский строй и воссоздать в Йемене зейдитский имамат по образцу государства, существовавшего до Сентябрьской революции 1962 года. В том же 2004 г. Хусейн аль-Хуси был убит, а зейдитское движение возглавил сначала его отец Бадр аль-Хуси, а затем брат — Абдул-Малик аль-Хуси.

Обвиняя руководство Йемена в «продажности» США, зейдитское население северо-запада страны потребовало создания шиитской автономии. Естественно, что хуситов поддержал шиитский Иран. В свою очередь, «мировое сообщество» в лице Организации Объединенных Наций, следующее в фарватере американской внешней политики, выступили против хуситской оппозиции. В ноябре 2014 г. ООН наложила санкции на лидеров хуситского движения. Длительное время конфликт носил внутрийеменский характер, однако в 2009 году хуситам удалось спровоцировать боевые действия со стороны армии Саудовской Аравии. Таким образом, крупнейшее государство Аравийского полуострова и неформальный лидер суннитского мира оказалось втянуто в межконфессиональный и межплеменной конфликт на территории Йемена. Однако длительное время дальше периодических небольших столкновений между саудовской армией и отрядами йеменских повстанцев дело не заходило, что все же не позволяло говорить о полноценном участии Саудовской Аравии в йеменском конфликте.

С другой стороны, помимо йеменских вооруженных сил против хуситов выступили и боевики многочисленных суннитских радикальных организаций, действующих в Йемене и Саудовской Аравии. В середине августа 2014 г. в Йемене, помимо вооруженных столкновений, начались массовые демонстрации хуситов в городах. Демонстранты потребовали отставки правительства страны, обвиняемого в коррупции. Крупные столкновения начались в столице Йемена Сане. В конечном итоге хуситам удалось захватить целый ряд правительственных зданий на территории столицы. 14 октября 2014 г. под контроль хуситов перешли город Дамар и штаб-квартира бронетанковой дивизии в провинции Ходейда. На следующий день, 15 октября, хуситами был захвачен город Ибб в юго-западной части Йемена. По мере укрепления своих позиций, хуситы представляли все большую угрозу йеменскому правительству.

Хуситская революция

Ситуация накалилась до предела в январе 2015 года, когда в столице Йемена Сане вспыхнули очередные массовые беспорядки. Хуситы окружили резиденцию йеменского премьер-министра Халида Бахаха, вооруженные столкновения между шиитскими боевиками и правительственными войсками начались в центре столицы, у здания президентского дворца. В конечном итоге, после кровопролитного боя, в котором погибло девять человек и 60 получило ранения, хуситскими боевиками был захвачен президентский дворец в Сане. В эти же дни в столице произошел ряд покушений на высших должностных лиц страны и армейских генералов, включая министра обороны Махмуда ас-Субайхи и командира 135-й армейской бригады Абу Аваджа.

Йеменская война. Интерес России — ослабление саудитов


Обострение внутриполитической ситуации в Йемене повлекло за собой неразбериху в среде политической элиты страны. 22 января президент Абд Раббо Мансур Хади подал прошение об отставке, уволиться со своих постов пожелали и члены йеменского правительства. В столице страны прошла серия многотысячных антиамериканских митингов. Судя по всему, Соединенные Штаты Америки до последнего надеялись изменить ход событий в Йемене, расхлебывая маховик хаоса, ставшего закономерным итогом кровавой политики Штатов на Ближнем Востоке. 25 января стало известно о том, что президент Йемена Хади все же отменил решение о своем уходе в отставку. 1 февраля хуситы предъявили ультиматум основным политическим партиям Йемена, потребовав создания коалиционного правительства для нормализации ситуации в стране. На предложение хуситов отозвались Социалистическая партия Йемена, движение «Херак» и еще семь политических партий и организаций. Временным правительством страны был провозглашен Революционный комитет во главе с Мухаммедом Али аль-Хуси. Таким образом, в стране фактически произошла революция, возглавленная шиитами из движения хуситов.

Главные противники хуситов — йеменские сторонники суннитской «аль-Каиды» — в свою очередь объявили о присоединении к Исламскому государству (экс-ИГИЛ). 15 февраля 2015 г. войска хуситов начали штурм Адена — главного города Южного Йемена, ставшего во время противостояния основной базой антихуситских сил. На территории Йемена начались крупномасштабные столкновения между сторонниками «аль-Каиды» и хуситами.


Боевики «аль-Каиды» провели серию террористических актов против хуситов, в том числе взорвали автомобиль возле школы, где проходило собрание шиитов, напали на тренировочный лагерь хуситов в Эль-Бейде, взорвали патруль хуситского ополчения. 17 марта хуситы, к этому времени захватившие контроль над йеменскими военно-воздушными силами, нанесли авиационный удар по временной резиденции президента страны Хади, бежавшего в Аден. Столкновения между «аль-Каидой» и хуситами начались в провинции Лахдж. Показательно, что 21 марта США организовало эвакуацию своих военнослужащих, размещавшихся до последнего времени на военной базе в Аль-Хута. Что касается американского посольства в Йемене, то оно перестало функционировать еще в феврале 2015 года.



На фоне хаотичного кровопролития в Йемене Организация Объединенных Наций в очередной раз показала свою «бумажную» бесполезность. Собравшийся 22 марта Совет безопасности ООН подтвердил легитимность президентской власти Абд Раббо Мансура Хади, который в действительности практически не контролирует ситуацию в стране. Фактически, тем самым, ООН расписалась в собственном бессилии и перепоручила разрешение йеменского конфликта монархиям Аравийского полуострова — основным стратегическим партнерам США в регионе. Ждать долго не потребовалось. Уже 23 марта министр иностранных дел Йемена Риад Ясин обратился за помощью к Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива. Мансур Хади, действующий президент Йемена, обвинил в разжигании антиправительственного восстания Иран и назвал хуситов «иранскими марионетками».

Саудовская Аравия, издавна соперничающая с Ираном за влияние в мусульманском мире, заявила о готовности поддержать «легитимное правительство Йемена» в противостоянии хуситским боевикам. Президент Йемена Мансур Хади, тем временем, бежал в Джибути, поскольку его пребывание в стране стало невозможным — хуситские боевики практически окружили Аден, захватив военно-воздушную базу, расположенную в пятидесяти километрах от города. 26 марта 2015 г. король Саудовской Аравии Салман бен Абдель-Азиз объявил о начале военной кампании против хуситов. К вооруженным силам Саудовской Аравии в проведении операции против йеменской шиитской оппозиции присоединились ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, Катар, Иордания, Марокко, Египет и Пакистан. Президент Египта Абдель Фаттах Сиси заявил о готовности направить в Йемен сухопутные войска, охарактеризовав ситуацию в Йемене как «беспрецедентную угрозу». О своей готовности прислать вооруженный контингент для борьбы против хуситов заявило и суданское руководство. Несмотря на то, что Судан не так давно находился в очень плохих отношениях с Соединенными Штатами, общесуннитская солидарность в данном случае оказалась сильнее антиамериканских настроений. О своей поддержке действий арабской коалиции, под руководством Саудовской Аравии напавшей на Йемен, не преминуло заявить и руководство Соединенных Штатов Америки, включая президента страны Барака Обаму.

Агрессия американских сателлитов

В ночь на 26 марта самолеты коалиции арабских государств нанесли ряд авиационных ударов по столице Йемена Сане. Ударам подверглись не только объекты военно-воздушных сил и противовоздушной обороны Йемена, захваченные хуситами, но и международный аэропорт Саны, а также жилые кварталы. Погибло не менее 20 человек в Сане и 65 человек в провинции Саада и северных пригородах Саны. Морское прикрытие операции взяли на себя ВМС Египта, корабли которых произвели предупредительные выстрелы в сторону кораблей Ирана, направляющихся к территориальным водам Йемена. Предположительно именно египетские армейские подразделения вместе с саудовской армией примут участие в сухопутной операции против хуситов на территории Йемена. Саудовские войска вторгнутся в Йемен со своей территории, а египетские — через Красное море. Тем временем, подразделениям ПВО Йемена удалось сбить несколько саудовских самолетов. На границе с Саудовской Аравией йеменские войска смогли отбить несколько единиц саудовской бронетехники, включая и танки.



Что касается международной реакции на войну в Йемене, то она оказалась достаточно предсказуемой. Позиция России в этом конфликте однозначна — Москва надеется на мирное урегулирование противостояния шиитов и суннитов в далекой арабской стране. При этом МИД Российской Федерации обратил внимание на очевидную практику двойных стандартов, используемую США и их союзниками в отношении ситуаций на Йемене и на Украине. Против агрессивной политики Саудовской Аравии в отношении Йемена выступили Иран, Сирия, ливанское шиитское движение «Хезболла». Иностранное военное вмешательство во внутренние дела Йемена осудили Ливан и Ирак, а Народный Фронт Освобождения Палестины подчеркнул, что Саудовская Аравия действует в интересах США и Запада и объективно проводит антиарабскую политику в регионе.

Председатель Комитета по национальной безопасности и внешней политике Совета Шуры Ирана Алаэддин Боруджерди подчеркнул, что главным подстрекателем вооруженного вторжения Саудовской Аравии и ее союзников в Йемен стали Соединенные Штаты Америки. По мнению иранского политика, власти Саудовской Аравии пренебрегают интересами арабского и мусульманского мира в целом, что в конечном итоге может повлечь за собой негативные последствия и для самой Саудовской Аравии, так как развязанная в Йемене война не ограничится лишь пределами йеменской территории.

Информация о подлинных причинах вооруженного конфликта в Йемене и его характере в мировых СМИ подается однобоко, если говорить о западной прессе, контролируемой американскими и европейскими правящими кругами. США заинтересованы в ослаблении позиций Ирана в Юго-Западной Азии и стремятся сохранить доминирование Саудовской Аравии и других феодальных монархий, являющихся своими давними союзниками. Шииты всегда рассматривались американцами как ненадежный элемент, потенциальные союзники Ирана. Лишь в Ираке американцы поддержали шиитов в противостоянии режиму Саддама Хусейна. В Сирии, Ливане, Бахрейне, Йемене американцы всегда выступали против шиитов, видя в них проводников иранского влияния в регионе.
Между тем, иранские шииты и зейдиты Северо-Западного Йемена имеют существенные отличия друг от друга. Как уже говорилось выше, эти различия носят доктринальный характер, да и историческое развитие зейдитов Йемена и шиитов Ирана проходило независимо друг от друга, что было обусловлено географической отдаленностью двух государств. Сами хуситы утверждают, что Иран не оказывает им серьезной военной и материальной поддержки. В свою очередь, и США, и Саудовская Аравия сотоварищи видят в хуситском восстании руку Ирана. В своих антииранских настроениях американцы и саудиты готовы даже играть на руку «Исламскому государству», то есть той самой «аль-Каиде», которая самими США включена в список наиболее опасных террористических организаций современного мира. Получается странная ситуация, когда американцы выступают против «Исламского государства» в Ираке, поддерживая курдов, но в Йемене фактически оказывают «аль-Каиде» помощь, направляя против ее главных оппонентов — хуситов вооруженные силы союзных Штатам Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Кувейта и других арабских суннитских государств.

Однако уже ясно, что в любом случае происходящее на территории Йемена кровопролитие — лишь очередной эпизод разворачивающейся полным ходом крупномасштабной войны на Ближнем Востоке. Политическая карта Юго-Западной Азии, сложившаяся после Второй мировой войны и практически в незыблемом состоянии просуществовавшая до настоящего времени, вполне вероятно изменится. Дестабилизация ожидает и монархические режимы Персидского залива, законсервировавшие свою политическую и социальную структуру в средневековом состоянии. Следует напомнить, что в Саудовской Аравии также проживает значительное по численности шиитское меньшинство. Шииты населяют Восточную провинцию страны — один из наиболее перспективных в экономическом отношении нефтеносных регионов. Не исключено, что вслед за восстанием шиитов в Йемене «полыхнет» и Саудовская Аравия. По крайней мере, можно с уверенностью утверждать, что на ее юго-западных границах война будет неизбежной — те же хуситские формирования смогут атаковать саудовские позиции с территории Йемена.



Несмотря на то, что в экономическом отношении Йемен — очень бедная страна, нельзя недооценивать воинственность йеменского населения. Фактически йеменцы — вооруженный народ. Йеменское общество до сих пор сохраняет племенное деление, и каждое племя обладает собственными вооруженными формированиями, многие из которых имеют не только стрелковое вооружение, но и тяжелую бронетехнику. Боевой дух йеменцев также высок, тем более, что для большинства из них участие в боевых действиях вполне привычно. Кроме того, йеменские ополченцы — хуситы обладают изрядным боевым опытом. С одной стороны — их готовили офицеры, служившие в йеменской армии и даже проходившие в свое время военную подготовку в Советском Союзе, с другой стороны — за более чем десятилетие вооруженных конфликтов с правительственными войсками хуситские боевики и сами изрядно поднаторели в ратном ремесле. Ну и нельзя отрицать самый главный фактор — наличие идейной мотивации. Из всех противников хуситов идейной мотивацией обладают в полной мере лишь боевики ультрарадикальных суннитских группировок, тогда как вряд ли можно говорить об идейности саудовских наемников.

России выгодно поражение Саудовской Аравии

Что касается позиции России по вопросу о йеменском противостоянии, то здесь очевидно, что наша страна от ослабления Саудовской Аравии только выиграет. Саудовская монархия, как и другие феодальные государства Персидского залива — давние сателлиты Соединенных Штатов Америки, на протяжении более чем полувека препятствовавшие советскому, а затем и российскому влиянию на Ближнем Востоке. К саудовскому режиму у нашей страны должны быть свои собственные счеты — начиная от поддержки саудитами антисоветских боевиков в Афганистане и заканчивая спонсорской помощью, которую Саудовская Аравия и некоторые другие страны «залива» оказывали и оказывают религиозным экстремистам на территории самой Российской Федерации, в первую очередь — в республиках Северного Кавказа. Длительное время Саудовская Аравия играла важнейшую роль в дестабилизации политической ситуации в Сирии — стране, являющейся ключевым союзником России в ближневосточном регионе. Ведь это Саудовская Аравия и другие страны «залива» стояли за поддержкой сирийской, а до этого и ливийской «оппозиции», ввергнувших свои страны в пучину гражданских войн. Снижение цен на нефть, нанесшее серьезный удар по современной российской экономике, также является непосредственным результатом саудовской политики, осуществляемой по наводке Соединенных Штатов Америки. Война в Сирии, Ливане, Ираке — во многом дело рук Саудовской Аравии, тем самым выполняющей задачи США по недопущению усиления иранских или российских позиций на Ближнем Востоке.

У России есть возможность установить политические контакты с лидерами хуситского движения, в особенности учитывая, что наша страна в настоящее время имеет неплохие взаимоотношения с Тегераном, так или иначе обладающим определенным влиянием в шиитском мире. С другой стороны, давние связи Россия имеет и с Южным Йеменом. Еще со времен поддержки Советским Союзом революции и социалистического режима в Южном Йемене (Народно-демократической республике Йемен) между нашими странами было налажено тесное политическое, экономическое, культурное сотрудничество. Советский Союз оказывал серьезную помощь Южному Йемену в подготовке военных и гражданских специалистов, развитии инфраструктуры.

После распада СССР, крушения социалистического режима в НДРЙ и объединения Йемена эти связи значительно уменьшились, однако до сих пор в политической элите Южного Йемена играют заметную роль бывшие социалисты и коммунисты, в том числе и учившиеся в СССР. Восстановление взаимоотношений с ними — лишь «дело техники». Кстати, следует отметить, что на юге Йемена очень сильны сепаратистские настроения и лидеры местных политических партий неоднократно заявляли о том, что негативно относятся к возможным вторжениям войск Саудовской Аравии и других государств и в случае обострения ситуации готовы провозгласить политическую независимость Южного Йемена. Тем более, что под контролем южнойеменских политиков остаются значительные по численности и хорошо вооруженные подразделения йеменских вооруженных сил.

Вечером 29 марта 2015 г. стало известно, что и сами йеменские политические круги обратились к Российской Федерации за помощью в разрешении военно-политического конфликта в стране. Россия пока проводит взвешенную политику, дистанцируясь от прямой поддержки какой-либо из сторон конфликта и призывая к прекращению боевых действий, в которых гибнет мирное население Йемена. Такая позиция заслуживает уважения, однако если Россия претендует на роль серьезной державы, то рано или поздно наступит время, когда надо будет конкретизировать свою позицию по Йемену, поставив во главу угла, в первую очередь, геополитические интересы собственно российского государства.

С другой стороны, если уйти в плоскость рассуждений о демократии и правах человека, которые столь популярны среди западных политиков и их либеральных сторонников во всех странах мира, то очевидно, что такие политические режимы, которые существуют в Саудовской Аравии, Катаре, ОАЭ и ряде других государств Аравийского полуострова, нуждаются в кардинальной социально-политической модернизации. Ведь эти страны — реликты средневековых политико-правовых моделей, воспроизводящие социальные отношения, характерные для пятисотлетней давности. Поборники демократии из США и стран Западной Европы, любящие рассуждать о правах человека, защите женщин, отмене смертной казни, полицейском насилии, почему то забывают, что в монархиях Аравийского полуострова до сих пор действуют средневековые законы и фактически отсутствуют политические свободы.

Консервация средневековых порядков в свое время была выгодна сначала Великобритании, а затем и Соединенным Штатам, поскольку рассматривалась в качестве эффективного «противоядия» от распространения социалистической и коммунистической идеологии в странах Персидского залива. Сохраняя феодальные средневековые режимы в странах Персидского залива, англичане и американцы стремились обезопасить контроль над нефтяными месторождениями региона и предотвратить возможность появления в арабских нефтедобывающих странах полуострова светских националистических и социалистических режимов, которые могли бы занять просоветскую ориентацию. Перехода нефтедобывающих стран Персидского залива в просоветский лагерь американцы и англичане в свое время боялись как огня, справедливо полагая, что это может стать концом их финансового господства в мире, основанного и на доступе к нефтяным ресурсам Ближнего Востока.

Впоследствии поддержка реакционных режимов в Саудовской Аравии и других монархиях Персидского залива со стороны США уже имела под собой другие цели — блокирование иранского влияния в регионе и подрыв российских позиций. Тем более, с помощью Саудовской Аравии, монархи которой до сих пор пользуются значительным авторитетом в исламском мире, Соединенным Штатам Америки гораздо легче контролировать политическую ситуацию в странах, населенных сотнями миллионов мусульман. При этом, разумеется, специфика политических режимов и правовых отношений в странах Персидского залива не представляла существенного интереса для США и стран Западной Европы и на дремучую средневековость королевств и эмиратов «просвещенные сторонники демократии» продолжают закрывать глаза.

По сравнению с Саудовской Аравией и Ливия Муаммара Каддафи, и Ирак Саддама Хусейна были настоящими образцами политической демократии. Поэтому если саудовский режим падет или коренным образом видоизменится в результате народных волнений — то это будет не только выгодно России в геополитическом отношении, но и повлечет за собой позитивные перемены в социальном и политическом устройстве Ближнего Востока. У народов Саудовской Аравии и других феодальных монархий Персидского залива появится шанс устроить свою судьбу в нормальных современных государствах с демократической формой правления, а шиитское меньшинство сможет избавиться от многовековой политической и социальной дискриминации со стороны феодальных кругов арабских монархий.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти