Подвиг ледокола «Дежнёв»

Подвиг ледокола «Дежнёв»


Предыстория

Германия начала проявлять интерес к Северному морскому пути задолго до начала войны с Советским Союзом. Главнокомандующий Военно-морских сил Германии («Кригсмарине») дважды докладывал Адольфу Гитлеру о возможности установления морского сообщения между нацистским рейхом и Японией через СМП. В 1940 году по полярной трассе прошел немецкий вспомогательный крейсер «Комет». Несмотря на видимость радушного приема, немецкие моряки и разведчики не получили достаточного количества достоверных данных о состоянии пути, а также о портах и военных объектах СМП.


В течение двух лет германское руководство не возвращалось к этой теме. Лишь в мае 1942 года последовал приказ о разработке плана военной операции по установлению контроля над Северным морским путем. Документ был готов к 1 июля. В нем немцы предусмотрели, что главным препятствием станет не советский Военно-морской флот, а климатические условия Заполярья. Поэтому решили сделать ставку на внезапность и на максимальное использование средств разведки, в том числе авиационной. Главной действующей силой проекта стал тяжелый крейсер «Адмирал Шеер».

Подвиг ледокола «Дежнёв»


Командир крейсера капитан первого ранга Вильгельм Меендсен-Болькен получил задание прервать движение советских судов между островами архипелага Новая Земля и проливом Вилькицкого, а также разрушить полярные порты СССР. Тем самым немцы рассчитывали прекратить доставку грузов по СМП как минимум до 1943 года.

Еще одну цель подсказала союзник Германии — Япония. Из Токио поступила информация, что через Берингов пролив на запад по Севморпути прошел караван в 23 корабля, в числе которых значились и четыре ледокола. Такой арктический конвой действительно был. Он носил название ЭОН -18 (экспедиция особого назначения). В его составе на самом деле было два ледокола, шесть транспортных судов и боевые корабли Тихоокеанского флота — лидер «Баку», эсминцы «Разумный» и «Разъяренный». Их перегоняли на Северный флот. По расчетам нацистского командования, ЭОН-18 должен был подойти к проливу Вилькицкого в 20-х числах августа.
Нацистская операция по парализации движения на Северном морском пути как минимум до конца навигации получила красивое название Wunderland («Страна чудес») и началась 8 августа. В этот день в Карское море перешла немецкая подводная лодка U 601, она должна была разведать советские морские коммуникации и ледовую обстановку. Спустя примерно неделю в район островов Белый — Диксон проследовала U 251. Еще две подлодки — U 209 и U 456 — действовали у западных берегов Новой Земли и максимально отвлекали на себя внимание сил советской Беломорской военной флотилии (БВФ).

Для успешного проведения операции немцы сосредоточились на ее метеорологическом обеспечении. На острове Шпицберген была высажена партия метеорологов, использовались самолеты-разведчики. Правда, два из них были выведены из строя — на одном сломались моторы, а другой разбился у берегов Норвегии.

Тем не менее 15 августа немецкая подлодка U 601, находившаяся у Новой Земли, передала в штаб сводку о состоянии льдов. Она оказалась благоприятной, что позволило 16 августа крейсеру «Адмирал Шеер» начать поход к базам Северного морского пути. В районе острова Медвежий немецкий корабль встретил одиночное советское судно. Капитан «Шеера» приказал сменить курс, чтобы не провалить операцию.

К вечеру 18 августа немцы вошли в Карское море. Здесь крейсер встретился с субмариной U 601, получил самые свежие данные о состоянии льдов и утром 19 августа продолжил путь к острову Уединения. В пути германский корабль ждали серьезные испытания — ледяные поля, преодолеть которые он не смог. Как выяснилось впоследствии, немцы считали, что в этом районе существует маршрут вдоль западного берега Новой Земли, вокруг мыса Желания в направлении пролива Вилькицкого. Сутки потребовались «Шееру», чтобы понять эту ошибку. В течение всего дня бортовой гидросамолет «Арадо» находился в воздухе, главным образом решая задачи ледовой разведки. Вечером 20 августа крейсер отправился к побережью Таймыра, чтобы выйти к проливу Вилькицкого.

Подвиг ледокола «Дежнёв»


21 августа, когда «Шеер» преодолевал рыхлый лед, поступило сообщение от самолета-разведчика об обнаружении долгожданного каравана. Согласно донесению, в него входило 9 пароходов и двухтрубный ледокол. Суда находились всего в 100 километрах от крейсера, к востоку от острова Мона, и двигались встречным, якобы юго-западным, курсом. Это были корабли 3-го арктического конвоя — восемь сухогрузов и два танкера, шедших из Архангельска на Дальний Восток и в США. Никакой охраны в Карском море караван не имел и мог стать легкой добычей немцев. Однако «Шеер» упустил свой шанс — разведчик передал, что экспедиция идет на юго-восток, тогда как на самом деле суда двигались в восточном направлении. На крейсере решили дождаться каравана в районе «Банки Ермака», но напрасно — ни 21, ни 22 августа советские суда там так и не появились. Капитан «Адмирала Шеера» заподозрил неладное и приказал продолжить путь на восток. Однако время было упущено — конвой успел удалиться на значительное расстояние. Быстро двигаться крейсеру мешали плотный поток льда и туман, видимость не превышала 100 метров. Благодаря радиоперехвату немцам вскоре удалось установить координаты советского каравана, но его спас лед. 24 августа вблизи острова Русский крейсер «Шеер» попал в ледяной плен. «Мы не знали, что делать, кругом было белое поле, большие куски льда давили на крейсер, мы ждали, что он вот-вот треснет, как скорлупа», — вспоминал один из немецких моряков.

Помогла кораблю только перемена ветра — капитан Меендсен-Болькен смог вывести его на рыхлый лед и даже продолжил преследование советского конвоя. Однако сколько-либо значимой скорости достигнуть не получилось — иногда тяжелый корабль преодолевал за час всего два километра.

Утром 25 августа «Адмирал Шеер» утратил «дальнее зрение» — вернувшийся с разведки гидросамолет «Арадо» неудачно сел на воду и был разбит. Его пришлось расстрелять буквально в щепы из зенитной пушки. Происшествие с самолетом убедило немецкого капитана в том, что продолжать погоню нет никакого смысла, Меендсен-Болькен повернул крейсер в обратном направлении — на запад, к Диксону.

«Ворота Арктики» — так называют порт Диксон моряки. Еще до войны, когда главным видом топлива был каменный уголь, Диксон служил надежным прибежищем для судов, связующим звеном в системе Северного морского пути — незаменимой транспортной магистрали будущего. Сюда непременно заходили ледоколы и транспорты пополнить запасы топлива и пресной воды, надежно укрываясь от шторма и дрейфующего льда. Во время войны Диксон приобрел стратегическое значение: через него проходили конвои судов с важными грузами. А в 1943 году на полную мощность вышел Норильский горно-металлургический комбинат, который поставлял никель для брони танков Т-34. Знаменитая тридцатьчетверка внушала страх немецким солдатам. Поэтому первоочередной задачей для немецких подводных лодок была изоляция Норильска. В планы фашистов входило «заткнуть Енисей невидимой пробкой, которая надежно перекроет большевикам доступ к союзническим складам».

Мало кто мог представить, что война придет и сюда: уж слишком далеко от линии фронта находился этот небольшой поселок... Погода в Заполярье капризна и непредсказуема. Ясное небо, бледная летняя ночь, иногда с моря наползает мгла в виде почти неосязаемых взвешенных частиц влаги, оседающих на лице и одежде, закрывающих горизонт светлой пеленой. Такой была погода перед роковым 27 августа 1942 года.

Подвиг ледокола «Дежнёв»


СКР-19

За оборону Диксона командир СКР-19 Гидулянов и его помощник Кротов были награждены орденом Отечественной войны. СКР-19 после ремонта влился в состав Северного флота и до конца войны нес боевую службу, охраняя северные конвои союзников. А о жестоком неравном в бухте Диксон напоминает памятник его защитникам, героям Севера, морякам, навечно оставшимся в суровой Таймырской земле. Подумать только, такой гигант, вооруженный шестью 280-мм, восемью 150-мм, шестью 105-мм и восемью 37-мм пушками, восемью торпедными аппаратами и двумя самолетами, фактически ничего не смог поделать с двумя 152-мм орудиями, открыто стоявшими на причале о. Диксон, и четырьмя 76-мм орудиями на СКР «Дежнев».

В самом деле, что мог подумать командир фашистского рейдера о советских моряках, когда экипаж ледокольного парохода «Александр Сибиряков», вооруженного двумя 76-мм и двумя 45-мм пушками, ни секунды не раздумывая, вступает в бой с гигантом, имеющим 28 пушек и броню? Качарава, командовавший «Сибиряковым», и не думал о сдаче в плен. Гарнизон о. Диксон, моряки СКР «Дежнев» и парохода «Революционер» также вступили в бой. Потеряв 7 человек убитыми и 21 ранеными, получив четыре прямых попадания, моряки «Дежнева» продолжали сражаться. Находившийся тогда на Диксоне комиссар Северного отряда кораблей полковой комиссар В. В. Бабинцев, который потом осуществлял общее руководство боем, готовил отряд народного ополчения, вооруженный винтовками, ручными пулеметами, гранатами и батареей 37-миллиметровых польских трофейных пушек.

Героизм защитников Диксона заставил немцев отказаться от намеченной на осень 1942 года операции в Западной Арктике двух своих крейсеров под кодовым названием «Доппельшлаг» («Дуплет» или «Двойной удар»). Мало кто знает, что гитлеровцы планировали доставить из северной Норвегии в устье Енисея отборные диверсионные части, которые бы на спецбаржах поднялись вверх по реке, захватив сибирские города, в том числе и Красноярск, и перекрыли бы Транссибирскую железнодорожную магистраль.
Немцы в навигацию 1943 года создали напряженную минную обстановку на подходах к проливам, устьям сибирских рек, портам. В Карском море одновременно находилось до шести немецких субмарин. Они выставили 342 донные неконтактные мины. В конце августа подводная лодка U-636 поставила в Енисейском заливе 24 такие мины, прибор кратности которых был установлен на цифру 8. И 6 сентября на одной из них подорвался пароход «Тбилиси», шедший с грузом угля из Дудинки в Архангельск, и затонул. Очень сложно и опасно было уничтожать такие мины.

ФИРСИН Федосий Герасимович

Рассказ бывшего краснофлотца Фирсина Ф.Г. о поединке СКР-19 с тяжелым немецким крейсером «Адмирал Шеер», записанный ветераном Великой Отечественной войны Федором Андреевичем Рубцовым.

«Я родился 10 февраля 1913 года в с. Семечки Трубчевского района Брянской обл. в крестьянской семье. В 1930 году наша семья вступила в колхоз. Окончив курсы трактористов, я работал в МТС. 24 мая 1936 года был призван в ряды РККА и служил в отдельном эскадроне связи в 24-й кавалерийской дивизии г. Липель Белорусского военного округа. 1 декабря 1937 года демобилизовался и приехал на работу в г. Мурманск. С 1 января 1938 года до начала Великой Отечественной воины служил матросом на рыболовном траулере.

23 июня 1941 года прибыл на сборный пункт г. Мурманска и был зачислен на СКР-19 — ледокольный пароход «Дежнев», команда которого комплектовалась из моряков военного и тралового флотов. После боевой подготовки выполнял боевые задания командования. В августе 1942 года поступил приказ выйти в район о. Диксона Красноярского края и забрать тяжелые пушки в порту. Там 27 августа 1942 года около часа ночи и произошла встреча нашего корабля с немецким крейсером.
Бой шел недолго, но тяжело, жестоко. Противник был грозен. Команда крейсера состояла из 926 человек, наша — всего из 123. На вооружении крейсера находилось шесть 280-миллиметровых, восемь 150-миллиметровых орудий.

Когда я по боевой тревоге выбежал на верхнюю палубу, выстрелов еще не было, но все были встревожены. Вскоре я увидел: из-за острова по направлению к порту идет громадный корабль. Это был немецкий крейсер «Адмирал Шеер», потопивший 25 августа 1942 года восточнее Диксона наш пароход «Александр Сибиряков».

Подвиг ледокола «Дежнёв»

Гибель ледокольного парохода "А. Сибиряков"

Расчет 76-миллиметровой пушки, в котором я служил, приготовился к бою. Когда расстояние между портом и крейсером сократилось до четырех километров, враг открыл огонь по стоявшему на рейде транспорту «Революционер», пришедшему с лесом из Игарки и отшвартовавшемуся у причала недалеко от нас. Транспорт загорелся. Когда крейсер выдвинулся из-за острова, наш корабль попал в поле зрения немцев, и весь огонь перенесли на нас.

Заместитель командира корабля лейтенант Кротов дал команду отойти от причала для лучшего маневрирования и меньшей уязвимости команды и корабля. Как только отошли, четыре русских орудия открыли сосредоточенный огонь. Дальномерные посты наблюдали попадание по корме, центральной и носовой частям вражеского корабля. Пулеметчики также начали обстрел крейсера, но огонь пулеметов из-за большого расстояния был неэффективен, поэтому его вскоре прекратили.

Одновременно с нами по крейсеру вела огонь 152-миллиметровая пушка береговой батареи Корнякова. Две другие пушки этой батареи уже были демонтированы — их готовили к отправке.

Возле бортов «Дежнева», на палубе, рвались вражеские снаряды, осколки разлетались по кораблю. Лейтенант Кротов был ранен, но продолжал командовать и управлять кораблем до конца боя.

Один из вражеских снарядов, пробив выше ватерлинии левый борт, пронзил трюм и вышел через правый борт.

Вражеский корабль стал отходить за остров и прекратил огонь, но у нас отбоя боевой тревоги не объявили: враг мог снова предпринять какие-то действия, и мы должны были оставаться готовыми к любым неожиданностям.

Крейсер врага обошел остров и из-за северо-восточной оконечности снова открыл огонь по порту и зданию диксонской радиостанции.

Нам крейсер не был виден, и артиллерия «Дежнева» в это время огонь не вела. Но 152-миллиметровая пушка береговой батареи, развернувшись, открыла огонь. Позже «Адмирал Шеер» быстрым ходом ушел от Диксона.
В этом бою расчету нашего орудия пришлось тяжело. В строю остался лишь один человек. Осколками вражеского снаряда в живот был смертельно ранен командир расчета А. М. Карагаев, осколками разорвало пополам Ф. Х. Хайруллина, тяжело ранило М. Курушина и пулеметчика Н. Волчека. Мне разбило правую ногу и правую руку.

Рассчитывать на скорую помощь не приходилось — все были заняты у орудия, вели огонь по врагу. Теряя последние силы, я пополз к пушке на правый борт. Меня увидели, оказали первую помощь и отнесли в лазарет. Хотя потерял много крови, все помню хорошо. Кругом стоял страшный грохот от разрывов снарядов противника и наших пушек.

В этом бою наш корабль, получив 542 пробоины, причем две из них размерами полтора на два метра, остался в строю. Всего наши пушки выпустили по врагу 38 76-миллиметровых и 78 45-миллиметровых снарядов.

Подвиг ледокола «Дежнёв»


Закончился бой, подошел от берега катер, и раненых перенесли на него. Часть легкораненых оставили лечиться в корабельном лазарете. Катер пришвартовался у причала, нас погрузили на автомашину и отвезли в больницу. В больнице я сразу потерял сознание, очнулся через сутки».
Тяжелораненым были нужны кровь и опытный хирург. Командование корабля по радио связалось с диксонскими врачами, обратилось в окружной комитет партии в Дудинке с просьбой о срочной помощи. На четвертые сутки гидросамолет доставил из Норильска известного хирурга В. Е. Родионова и медицинскую сестру Д. И. Макухину.

СКР-19 ушел в Дудинку, где кораблю был сделан ремонт в рекордно короткий срок.

После выписки из норильской больницы, в которой долечивались раненые диксонские моряки, 27-летний Федосий Герасимович получил инвалидность — раненную в бою ногу пришлось ампутировать. Работал в Норильске до 1949 года. С 1956 года жил в Красноярске-45.

Использованы материалы:
http://sc19.ru/museum/letopis_krasnoyrsk/til/dicxon/index.php
http://pobeda.krskstate.ru/oborona/part2_17
Автор: Serg65


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 10
  1. 3axap 4 апреля 2015 06:53
    Автору спасибо за то,что написал статью и еще раз заставил нас невежд заглянуть в свою историю. Сколько вней поучительного и достойного уважения.++++ hi
    3axap
  2. Денис 4 апреля 2015 07:42
    крейсер «Адмирал Шеер», потопивший 25 августа 1942 года восточнее Диксона наш пароход «Александр Сибиряков»
    Подвиг сродни подвигу тральщика "Туман",бывшего рыболовного сейнера.Силы уж очень и очень были неравные.Но операцию им сорвали!
    Для успешного проведения операции немцы сосредоточились на ее метеорологическом обеспечении
    И не только этой,метеосводки им нужны были.До сих пор их базы времён ВОВ там находят

    А тут,вероятно описка
    ледокол «Шеер» попал в ледяной плен
    Крейсер всё же
    А статье конечно + ! Про "Сибирякова" ещё в дестве читал,а вот про "Дежнева только сейчас
    1. Serg65 4 апреля 2015 09:38
      Цитата: Денис
      А статье конечно + ! Про "Сибирякова" ещё в дестве читал,а вот про "Дежнева только сейчас

      Вы правы Денис, про "Сибирякова" есть и фильм, и книги. В детстве мне на 23 февраля подарили книгу капитана барка "Крузенштерн", Шнейдер Ивана Григорьевича "Дежнёвцы", прочитал я её запоем. В последующем об обороне Диксона, я практически не встречал информации. Это и сподвигло меня осветить эти события. Север хранит много тайн и тайны эти порой результат нашей избирательной памяти.Многие ли знают о том, как зэки Печёрлага буквально разорвали немецких десантников, пытавшихся взорвать железнодорожный мост на р.Вычегда северо-западнее Сыктывкара?
      1. Денис 4 апреля 2015 12:23
        Цитата: Serg65
        В детстве мне на 23 февраля подарили книгу капитана барка "Крузенштерн", Шнейдер Ивана Григорьевича "Дежнёвцы", прочитал я её запоем. В последующем об обороне Диксона, я практически не встречал информации.

        Точно так же мне попала книга "Корабли герои",названия рассказов помню как сейчас:"Паруса над Сибиряковым",это про него,год 1932
        Медленно прокладывая себе путь среди льдов, «Сибиряков» достиг 10 сентября острова Колючин. В тяжелых льдах, окружавших этот остров, были поломаны все четыре лопасти винта «Сибирякова». Надо было заменить поломанные лопасти новыми, имевшимися в запасе. В доке это была бы несложная работа, но в открытом море, да еще в дрейфующих льдах она Заняла шесть суток.

        Обогнув остров Колючин, «Сибиряков» попал в тяжелые льды и у него снова обломилась одна из лопастей винта. 18 сентября у острова Идлидля он потерпел еще одно большое повреждение, поставившее под угрозу срыва всю экспедицию — обломился конец гребного вала, и корабль, оставшись без винта, потерял возможность самостоятельного движения во льду и целиком теперь зависел от ветров и течений. Корабль несло то к Беренгову проливу, то в Чукотское море. 27 сентября, когда под влиянием северо-западного ветра льды несколько разделило, на «Сибирякове» были поставлены паруса, сшитые из брезентов, и при их помощи судно продвигалось по разводьям.
        http://flot.com/publications/books/shelf/heroicships/77.htm
        И "Последний бой Сибирякова",Так там было написано что Шеер обстрелял метеорологическую (про это в детстве с трудом,но понимал) и угольную (про это-тёмный лес) станции на Диксоне.И всё ...
        Почему так мало написано и сейчас не знаю
    2. Denis_469 4 апреля 2015 11:24
      Операция сорвалась именно Дежнёвым и береговой батареей. Немцы решили, что ведут бой с английским крейсером (зная, что на СФ крейсеров нет). Потому решили, что действия Шеера просчитаны и английские корабли охотятся за ним. После чего было принято решение свернуть боевой поход. Дымка была - Дежнёва за английский лёгкий крейсер приняли зашедший в Диксон на заправку.
  3. Залётчик 4 апреля 2015 08:41
    а фильмы на тематику ВОВ почему-то снимают не об этом. Всё больше разного рода фронтовиков в сеГиалах с надуманными сюжетами, играют упитанные актёры с лицами как у крепышей словно сошедших с этикетки детского питания да размалёванные девицы.
    1. semirek 4 апреля 2015 19:57
      Ну почему же? про конвой PQ-17 сериал был --нормальное кино.
  4. bbss 4 апреля 2015 10:38
    Сила духа этих людей потрясает!
  5. Denis_469 4 апреля 2015 11:22
    Ребята - не верьте информации о том, что в Шеер попаданий не было. Попадания были. Вот показания нашего пленного с потопленного Сибирякова:
    "Вспоминаю, как лежал на носилках на палубе рейдера и нас, сибиряковцев, снимали киноаппаратами. От боли я надолго потерял сознание. Когда открыл глаза — темнота. Спрашиваю: «Кто здесь есть?» — «Командир, это я, Сараев».— «Где мы?» — «В плену, на борту крейсера».— Сараев тяжко застонал. Потом я увидел себя на операционном столе.

    Нас разделили, раненых поместили отдельно, здоровых — отдельно. Обслуживал нас, раненых, матрос Котлов. На третьи сутки плена он рассказал мне об обстреле крейсером порта Диксон.

    «Нас разбудил грохот над головами,— говорил Котлов.— Палуба вздрагивала от сильных ударов. В нашем отсеке появился офицер и два матроса. Согнали нас в кучку и долго держали под дулами автоматов. Один снаряд разорвался на палубе прямо над нами. Офицер сказал, что они ведут бой с «английской эскадрой». Как только стрельба прекратилась, крейсер дал полный ход, мы ощущали скорость по вибрации...» "

    А про бой с английской эскадрой говорилось по тому, что над морем была дымка. И подходивший линейный корабль в дымке увидел большой корабль (Дежнёв) открывший по нему огонь всем бортом. По всплескам определили, что снаряды 152-мм (береговая батарея видна не была с борта линкора и была практически за сторожевиком). После этого линейный корабль открыл огонь по Дежнёву бронебойными и полубронебойными снарядами, так как принял его за английский лёгкий крейсер со 152-мм артиллерией. Именно этот момент и спас жизнь нашему сторожевику, т.к. бронебойные снаряды прошивали его навылет не взрываясь.

    А то, что попаданий по линкору не было - это Морозов придумал. Есть показание нашего пленного тогда бывшего на линкоре в бою, что как минимум 1 попадание в линкор было. Следовательно и все остальные попадания по линкору также имели место быть.
    1. Serg65 4 апреля 2015 11:30
      laughing Ну господин Морозов известный выдумщик!!!1
      1. Denis_469 4 апреля 2015 11:49
        Я бы назвал Морозова так, как его называют ветераны ВОВ - фальсификатором. Он занимается фальсификацией истории и было общее решение ветеранов ВОВ о том, что Морозов фальсификатор и его издание дальше недопустимо. Сам Морозов антисоветчик и печатает то, за что платят. К советским документам относится также, как к ним относятся на западе - он их просто игнорирует считая немцев правдивыми и что у них документы не фальсифицируются и всегда полные. А все наши документы написаны пьяными советскими политруками. Морозов это не историк - это бизнесмен от истории, который не занимается историей, а зарабатывает на ней деньги. Ну и плюс к этому антисоветчик ярый. Его начало деятельности совпало с развалом СССР. В СССР Морозову хода не было, так как ни Бережной, ни Дмитриев не желали пачкаться с ним. Бережной умер. Дмитриева перестали печатать, так как после развала СССР было принято гадить на СССР. Вот Морозов и попал в струю антисоветчины. После чего под него пошли деньги и он начал издаваться и везде пропагандироваться как историк.
  6. Александр72 4 апреля 2015 13:28
    После боя с "Сибиряковым" командир «Шеера» капитан цур зее Меендсен-Болькен принял решение нанести удар по порту Диксон. Он рассчитывал на минимальное сопротивление и готовился высадить десант из 180 моряков, которые должны были уничтожить все сооружения. Диксон оставался практически беззащитным. Все находившиеся на нем батареи (130-мм, 45-мм и 152-мм) к тому времени демонтировали. Их как раз должен был увезти на Новую Землю сторожевой корабль СКР- 19. Он пришел в порт Диксон очень вовремя - утром 26 августа 1942 года. Наиболее пригодные для отражения нападения 130-мм орудия находились на барже и их быстрое возвращение на место было невозможно. Зато успели выгрузить на причал две 152-мм гаубицы-пушки образца 1937 года батареи № 569 с частью боезапаса. Батарея, лишенная телефонной и радиосвязи, каких-либо постов наблюдения и даже дальномера, с местными жителями, заменившими недостающих военных (некомплект составлял более половины списочного состава), тем не менее, была готова вступить в дуэль с "карманным линкором". В час ночи с позиции бывшей 130-мм батареи № 226 был замечен темный силуэт «Шеера». СКР-19 «Дежнев» попытался отойти от причала, но не успел развести пары. Рейдер медленно проследовал ко входу на внутреннюю стоянку; вторично его обнаружили уже на дистанции около 3,5 мили. Видимость в утренних арктических сумерках оставалось плохой, но в 01.37 «Шеер» открыл огонь главным и 150-мм калибрами по двум целям: «Дежневу» и транспорту «Революционер». Наши корабли ответили из своих пушек. СКР-19 смог наконец дать ход и начал ставить дымовую завесу, прикрывая третье, особо уязвимое судно — транспорт «Кара» с грузом аммонала. В случае детонации нескольких сотен тонн взрывчатки наступал конец всем нашим судам, да и самому порту. Третий залп "Шеера" накрыл «Дежнева» и дал попадания, использовались бронебойные снаряды, пробивавшие совершенно незащищенный корпус СКР насквозь. За первые же минуты боя СКР-19 получил как минимум два 283-мм снаряда, хотя и не взорвавшихся, но сделавших большие пробоины, выведшие из строя две 45-мм пушки и убившие и ранившие 27 человек. Всего за 9 минут боя СКР получил 4 попадания и, хотя и вышел из-под обстрела, но сел на грунт на отмели. «Шеер» переключился на «Революционера», добившись трех попаданий. Меендсен-Болькен уже готовился отдать приказ к высадке десанта. Положение спасла 152-мм полевая батарея. Ее огонь квалифицировался немцами как довольно точный, попытки подойти вплотную к порту только повышали риск повреждений. Выдержав всего 4 минуты, Меендсен-Болькен отвернул свой корабль и увел его за прикрытие мыса Наковальня. Затем «Шеер» двинулся небольшим ходом вдоль побережья острова, последовательно поливая огнем все замеченные объекты, в основном используя 105-мм и 150-мм калибры. Около 02.30 рейдер вновь открыл огонь по радиостанции и портовым сооружениям, затем перенес огонь на городские строения. К 3 час утра «карманник» выпустил уже заметную долю боезапаса: 77 283-мм, 121 150-мм и свыше 250 105-мм снарядов. Порт и находящиеся в нем суда окончательно заволокло дымзавесами и густым дымом от пожаров топлива и строений. Командир "Шеера" посчитал дело сделанным и в 03.10 сам приказал поставить завесу и под ее прикрытием повернул на север. Хотя огонь «Шеера» произвел сильный внешний эффект, радиостанция действительно вышла из строя, а 2 из 3 судов получили тяжелые повреждения, на берегу не погиб ни один человек. «Революционер» и «Дежнев» удалось восстановить за срок менее недели. С другой стороны, наши артиллеристы претендуют на три 152-мм и «несколько» 76-мм попаданий. Никаких подтверждений тому в подробных отчетах о походе «Шеера» нет. Все это не умаляет мужества наших моряков и артиллеристов. Планируемая немцами высадка десанта и полное разрушение порта так и остались недостижимыми. Более того, собственно, по сути завершилась неудачей и операция "Страна чудес".
    1. Denis_469 4 апреля 2015 13:59
      Это описание не является достоверным, так как противоречит советским документам о наблюдении попаданий снарядов по линейному кораблю, противоречит показанию участника боя, нашего пленного, что я выложил выше. И не содержит объяснений следующим фактам: ведении артиллерийского огня по не бронированному сторожевому кораблю бронебойными снарядами, сообщению пленным информации про ведения боя в английской эскадрой и факт не обстрела береговой батареи.

      По причине всего этого не соответствия реальным фактам твоё описание является не достоверным. Что касается германских документов - то чаще всего получение повреждений кораблями и торговыми судами в них не отмечалось вообще. И это особенность не только немцев. В течении всей войны все страны перешли к такой методике сокрытия повреждений своих кораблей. Потому для определения результативности применения оружия нельзя пользоваться документами атакованной стороны и нужно использовать только документы атаковавшей стороны (стороны применившей оружие). Так как последние тщательно документируют результативность применения оружия.
      1. Александр72 4 апреля 2015 16:43
        Позвольте с вами не согласиться. Советские источники утверждают о том, что в "Шеер" было три 152-мм и «несколько» 76-мм попаданий. Никаких подтверждений тому в подробных отчетах о походе «Шеера» нет. При этом нашими батареей на причале и с кораблей: СКР-19 "Дежнев" и транспорта "Революционер" было выпущено всего 43 шестидюймовых и примерно 40 трехдюймовых снарядов при практически полном отсутствии возможности корректировать огонь и видеть падения, т.к. огонь велся практически "вслепую", в условиях очень плохой видимости, по вспышкам корабельной артиллерии "Шеера" и при отсутствии каких-либо приборов управлени огнем, что на берегу, что на кораблях. Тогда как у "Шеера" подобных проблем не было - на нем стояла централизованная система управления огнем артиллерии и хорошие наблюдательные приборы. Процент попаданий советской артиллерии можете посчитать сами. Поинтересуйтесь мнением артиллеристов, насколько возможен такой процент попаданий в тех условиях, что сложились в августе 1942 года на Диксоне. Но повторяю, что сами немцы на "Шеере" очень высоко оценили точность стрельбы 152-мм батареи. Настолько, что очень быстро вышли из зоны действенного огня батареи лейтенанта Н. Корнякова. Конечнол, я понимаю, что нашим краснофлотцам и красноармейцам тогда в Диксоне в 1942 году и нам (мне в том числе) сейчас, сидя у компьютеров, очень хотелось бы, чтобы наши снаряды попали в рейдера. Но не нужно приписывать того, чего не было. А "Шеер" наши предки и так отогнали от "Диксона" и вынудили отказаться от десанта и продолжения операции "Вундерланд". И это главное.
        Честь имею.
        1. Denis_469 4 апреля 2015 16:51
          Советские документы есть документы. И никакое описание противоречащее документам достоверным считаться не может. Описание должно быть таким, чтобы не противоречить ни одному документу и объяснять расхождения. Я уже написал те вопросы, по которым твоё объяснение боя не может быть признано достоверным. так как кроме германских документов есть и советские. И германское описание боя поддержанное нашими антисоветчиками не позволяет рассматривать его как достоверное.
          И лично я не приписываю ничего. Есть документы говорящие. что попадания визуально наблюдались и были. Есть показания участника боя про то, что как минимум 1 попадание в корабль было. Потому попадания были. То, что они не отражены в германском документе всего лишь говорит о том, что германский документ был фальсифицирован. Так что я прекрасно понимаю тебя и подробных тебе, в том, что наши ну никак не могли попасть, но на самом деле попадания были, как бы тебе и другим антисоветчикам не нравилось. А мнением артиллеристов я интересовался. Ответ был примерно такой: линкор был в пристреляной акватории, где дистанции до ориентиров были точно известны. Потому можно вести стрельбу с любого места острова имея рассчитанные дистанции до ориентиров и примерную дистанцию до тех ориентиров до цели.
  7. Комментарий был удален.
  8. bocsman 4 апреля 2015 17:38
    Простой пример как можно верить немецким документам . На плацдарме за Одером находилось десять танков ИС-2 . Немцы доложили об уничтожении 150-ти !

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня