Сверхточная «Скорость» и невидимка «Курьер»

Сверхточная «Скорость» и невидимка «Курьер»

12 сентября на сайте Федерального космического агентства появилось заурядное, на первый взгляд, сообщение из разряда тех, которые обычно широкая публика не читает. В рубрике «Новости» объявлялось об открытии конкурсов на право заключения государственных контрактов. По лоту № 43 предметом контракта со сроками выполнения в октябре 2011 – декабре 2012 года значилась «ликвидация твердотопливных ракетных двигателей и зарядов межконтинентальных баллистических ракет (МБР) ракетных комплексов «Курьер», «Скорость», «Тополь-М» и баллистических ракет для подводных лодок (БРПЛ) «Барк».

С третьим и четвертым названиями в этом списке вроде все понятно – они постоянно на слуху, равно как «Ярс» и «Булава». «Тополь-М» – ракетный комплекс шахтного или мобильного базирования. Шахтными РК оснащено Татищевское, а мобильными – Тейковское соединения Ракетных войск стратегического назначения. Про БРПЛ «Барк» экспертное сообщество и журналисты вспоминали всякий раз, когда случались проблемы с «Булавой» (дай бог, чтобы их больше не было). А вот что такое ракеты «Курьер» и «Скорость» (в объявлении о тендере последняя ошибочно называлась МБР), известно очень ограниченному кругу специалистов. А ведь и данные «изделия», и создавшие их люди заслуживают подробного рассказа. Хотя сведения об этих уникальных ракетах разработки Московского института теплотехники (МИТ) в открытых источниках найти очень трудно.


Не понадобились

Твердотопливная баллистическая ракета средней дальности (БРСД) «Скорость» проектировалась под руководством директора – главного конструктора МИТа Александра Надирадзе с 1982 года. Она предназначалась для вооружения РВСН и Сухопутных войск. Ее предполагалось использовать для поражения объектов противника на европейских театрах военных действий с применением как ядерных, так и обычных боезарядов.

Создание очередной мобильной «невидимки» МИТа завершилось в 1986-м. Летно-конструкторские испытания «палача Европы» начались 1 марта 1987 года на полигоне Капустин Яр – произвели один испытательный пуск ракеты. После чего по решению правителей СССР того времени в связи с подготовкой будущего советско-американского Договора об уничтожении баллистических ракет средней и меньшей дальности 7 марта 1987 года дальнейшие работы по «Скорости» свернули.

Эта БРСД действительно могла держать под прицелом все потенциальные цели в Европе. Она имела максимальную дальность полета четыре тысячи километров. Ее главным ноу-хау являлась уникальная система управления, позволявшая, говоря на сленге ракетчиков, попадать в кол, которую создали московский Научно-исследовательский институт автоматики и приборостроения во главе с Николаем Пилюгиным (позднее – Владимиром Лапыгиным) и свердловское НПО автоматики во главе с Николаем Семихатовым.


МБР «Курьер» с 1981 года тоже разрабатывалась в Московском институте теплотехники под руководством Александра Надирадзе. Вооруженным Силам СССР надлежало передать малогабаритную твердотопливную мобильную ракету, размеры которой позволяли разместить ее в обычном контейнере-рефрижераторе. Тысячи таких контейнеров перемещались по необъятным просторам Советского Союза. И попробуй определи, в каком из них перевозят замороженное мясо, а в каком – грозное «изделие» с немалой по мощности моноблочной ядерной боеголовкой.

Невозможность обнаружения – вот что должно было стать главным козырем «Курьера». Вдобавок создатели ракеты смогли решить практически невыполнимую задачу – обеспечить межконтинентальную дальность и очень быстрый пуск (последнее крайне важно, если учесть в наличии у противника развитой системы ПРО) при стартовой массе всего 15 тонн.

Эскизный проект «Курьера» был завершен в 1984 году. Как следует из упомянутого выше конкурсного предложения, замысел конструкторов удалось воплотить в металле. Но МБР ожидала не та судьба, на которую рассчитывали сотрудники МИТа. Как пишет Михаил Петров в книге «Ракетное оружие РВСН», «летные испытания («Курьера») должны были начаться в 1992 году, однако они были отменены в силу причин политического и экономического характера».

Мнение компетентного человека

А теперь слово за «Курьер» замолвит полковник А., долгое время служивший в Главном штабе РВСН.

«Стратегический ракетный комплекс «Курьер» должен был стать дальнейшим развитием уникального направления советского ракетостроения, воплощенного в подвижных грунтовых ракетных комплексах (ПГРК), – напомнил офицер. – Его создание велось с использованием новейших для своего времени материалов и технологий, многие из которых в период «смуты» оказались утерянными».

Почему понадобился такой комплекс? Разве не могли стать ему альтернативой мобильные и шахтные РК «Тополь-М», а также «Ярс»? Нет, полагает полковник.


«При всей вере в неуязвимость этих комплексов их создателя – уважаемого, несмотря ни на что, Юрия Соломонова – очевидно, что еще к концу 80-х годов прошлого века потенциальный противник (сейчас более политкорректно говорить о «партнере») получил возможность имеющимися у него техническими средствами разведки вскрывать местоположение мобильных пусковых установок «Тополей» на полевых боевых стартовых позициях и определять их координаты с высокой точностью. Причем на это ему требовалось не более суток. Для того чтобы обеспечить необходимую скрытность, наши ракетчики были вынуждены менять полевые позиции с высокой частотой, что было крайне тяжело для людей и губительно для техники – моторесурс двигателей пусковых установок был достаточно ограниченным».

«Тяжелые и крупногабаритные самоходные пусковые установки массой более 100 тонн невозможно было спрятать от космических средств оптической и радиолокационной разведки США, – констатирует эксперт. – Кроме того, не все мосты и дороги в России (увы, Россия не Белоруссия, где дорожная инфраструктура под ракетные комплексы «Пионер», а затем под «Тополь» создавалась заблаговременно) выдерживали этих «мастодонтов», что ограничивало маневренность ПГРК в позиционных районах». «В итоге терялось важнейшее преимущество мобильности – неопределенность для потенциального противника местоположения самоходных пусковых установок, – полагает он. – Еще тогда, 20 лет назад стало ясно (к сожалению, не для всех), что это направление поддержания стратегической стабильности с Западом заходит в тупик. Тогда и было принято решение о разработке малогабаритного ракетного комплекса мобильного базирования, получившего название «Курьер».

«Основой нового ракетного комплекса должна была стать МБР массой не более 15 тонн, имеющая моноблочную головную часть достаточно большой мощности. Главным и важнейшим его преимуществом должны были стать малые габариты и масса, – отметил эксперт ВПК. – Это позволило бы маскировать боевые машины под обычные автопоезда и свободно перемещаться по дорогам общего пользования. Такое свойство превращало ракетный комплекс из грунтового в шоссейный – отпадала необходимость прятаться в лесах и передвигаться в темное время суток».

«Появление «Курьера» в боевом составе РВСН привело бы к революции в боевом применении этого ранее – вида, теперь – рода Вооруженных Сил и значительно укрепило бы безопасность России», – уверен специалист. Он отметил, что бывший в то время главкомом РВСН генерал армии Юрий Максимов впоследствии вспоминал, что завершению отработки ракетного комплекса «Курьер» с малогабаритной ракетой уделялось самое серьезное внимание: планировалось, что в боевом составе РВСН их вместе с «Тополями» будет свыше 700 штук.

«В 1991 году ракета была готова к испытаниям, – напомнил полковник А. – Однако в связи с известными событиями работы были приостановлены, а в дальнейшем закрыты». А зря. И пусть наш эксперт привел мнение одного из высокопоставленных генералов РВСН, который несколько лет назад заявил, что «невозможно возобновить работы по «Курьеру» из-за утери ряда технологий создания специальных материалов, узлов и агрегатов», ракета такого типа необходима РВСН и стране в целом, как воздух. Почему?

В любом случае, когда мобильные «Тополя-М» и «Ярсы» несут боевое дежурство на полевых боевых стартовых позициях, они все больше видны для космических аппаратов, оснащенных радарами с синтезированной апертурой. Последние способны распознавать изменения в рельефе местности высотой до пяти сантиметров, и как ни прячь пусковую, ее высота в вывешенном положении составляет примерно шесть метров. Такое изменение высоты рельефа не скроешь никакими средствами маскировки. Вопрос только в частоте облета конкретной местности спутниками с SAR-возможностями, что пока зависит от количества космических аппаратов данного типа на орбите.

Скрыться от этих спутников могли, могут и могли бы в будущем только два типа ракетных комплексов из числа тех, которые имелись у «непобедимой и легендарной» или которые она готовилась получить. Это все тот же «Курьер» и боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК), внешне напоминавший обычный пассажирский состав. Но и его уже давно нет в строю. Поэтому многие эксперты считают, что в условиях быстрого совершенствования средств космической разведки у зарубежных «партнеров» российские РВСН должны получить что-то типа «Курьера» и (или) БЖРК при обязательном наличии в их боевом составе в качестве весомого дополнения новой тяжелой жидкостной ракеты.

А тем временем…

Гримаса судьбы. В период с 19 декабря 2006 по 22 июля 2008 года согласно контракту, заключенному германской компанией OHB System AG с Рособоронэкспортом и омским ПО «Полет», Космические войска России с помощью ракет-носителей типа «Космос-3М» вывели в околоземное пространство пять немецких спутников типа SAR-Lupe в интересах бундесвера, который таким образом обзавелся своей первой системой космической разведки.

Эти аппараты массой 720 килограммов каждый оснащены аппаратурой, позволяющей получать изображения земной поверхности при любой освещенности и любых погодных условиях с разрешающей способностью менее одного метра. Спутники могут распознавать движущиеся автомашины, самолеты, а также идентифицировать иные объекты, к примеру огневые позиции и боевую технику. ИСЗ находятся на орбитах высотой около 500 километров в трех различных плоскостях и облетают Землю за 90 минут. Максимальное время реагирования системы на запрос – 11 часов.

И теперь в идеале после пролета каждого такого спутника «Тополям» и «Ярсам» при нахождении в поле надо менять позиции, что вряд ли реально. А ведь есть еще американские и французские космические шпионы…
Автор:
Владимир Куделев
Первоисточник:
http://vpk-news.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти