Как русские Украины потеряли свою идентичность

Как русские Украины потеряли свою идентичность


Просто отрывок…



Украина, лето 2004 г., миллионный русскоязычный город Днепропетровск, набережная. Экономический рост Украины 5% ВВП в год, а при власти на последнем издохе «красные директора», слева наступают криминальные «донецкие», а справа национал-либералы при поддержке западных фондов, до оранжевой революции оставались лишь месяцы. Всего через год доллар уже никогда не будет стоить 4,7 грн., и автор этих строк будет одним из тех студентов, кто с легкостью покупал доллары, чтобы подстраховать себя на первой, но важной сессии… Сегодня в 2015 году их на Украине с трудом могут купить не во всех банках даже самые уважаемые бизнесмены. А тогда я их брал просто по дороге с остановки в универ. Но не будем обо мне, финансовый «подарок» не понадобился.

Где-то в кафе с видом на Днепр отдыхают молодые люди, на столе разливное прохладное пиво, рыбка речная, рыбка морская… Кто-то заказал шашлык… Повод? Нет повода…

— Андрей, ну как там в России? — спросил Игорь.

— Да ничего так вроде, правда, Москва грязная, повсюду менты и поборы, а на юге России вообще беспредел, — ответил Андрей.

Игорь рассматривает бокал пива в лучах летнего солнца и добавляет:

— Как хорошо, что моего папика направили служить на Украину, сейчас бы я тянул лямку где-то в Чечне. Там же солдат кладут как курей и трупами побеждают, прямо как при совке! И вообще, призыв — это пережиток крепостного права. Слышал, что Ющенко на дебатах обещал реформировать армию нашу по контрактному принципу, как в Европе? — закончил пафосно Игорь, не подозревая о том, что через 10 лет его младшего брата и других пацанов украинские офицеры ВСУ бросят как скот умирать под Дебальцево, а гробы с мобилизованными по "совковому" принципу при новой европейской власти потянутся как в его родной Днепропетровск, так и в другие города Украины.

— Да, было бы неплохо. Вон по 5 каналу крутят передачи, как служат простые рядовые солдаты в НАТО. Так их на выходные отпускают даже домой. И это уже в Восточной Европе, а ведь они были тоже при совках, — добавил Андрей.

В это время симпатичная официантка принесла им второе дополнительное меню и тоже на русском языке.

Игорь, читая меню, рассуждает:

— Вот смотри, Андрюха, а ведь обидно, мы живем в Украине и не чувствуем этого. Всё везде на русском, вывески, и это меню. И лишь по телевизору можно убедиться, что мы не Россия. А эти коммуняки еще говорят, что их притесняют с русским языком. Реально украинский язык исчезает, — закончил Игорь.

— Да это очередная предвыборная карта. Перед каждыми выборами раскручивают этот языковой вопрос. Я считаю, раз ты живешь на Украине, ты обязан знать государственный язык. А если русский сделают государственным, то украинский исчезнет даже из документооборота, — рассудительно и озабоченно о первых ростках украинской государственности ответил Андрей, у которого за плечами было полное базовое школьное украинское образование уже "незалежной" страны.

Пока из динамиков кафетерия играла очередная русскоязычная песня, Игорь достал новенькую мобилу, которую он взял в кредит. Всё это благодаря росту и расширению кредитных программ и потребительского бума, в результате высоких цен на металл в мире и низких цен на российский газ для промышленности и населения в целом, а также работы правительства 2001-2004. В далеком 2004 году в правительственном квартале Киева преобладало государственное мышление, не было «вышиванок» и « хуторянского мировоззрения», а защита национальных интересов подразумевала экономику и производство, а не консервативный строго этнокультурный сельский образ жизни. По сути 2004 год был закатом эпохи русскоязычных и государственников в управлении государством. Уже через год в главные кабинеты страны войдут люди с философией хутора. А еще чуть позже — с местечковым сельским национализмом.


— Зацени, брат, он у меня полифонический и с цветным дисплеем, — хвастался Игорь своим телефоном.

— Ух ты, еще и русифицированный, не придется набирать латиницей, — прокомментировал Андрей, не подозревая о первом дуализме сознания в плане самоидентификации.

Пока Андрей рассматривал телефон, Игорь обратил внимание на рекламный щит.


Начало 2000-х годов. Начато массовое производство автомобилей линейки "Дэу" на ЗАЗ: Ланос, Нубира, Лиганзе


— О, очередной разводняк! — тыкал пальцем Игорь в лайт-бокс на набережной, где была представлена программа ипотечного кредитования для молодых семей от правительства Януковича.

— Да, и некоторые же ведутся. Потом закроют программу, и выплачивай сам все проценты. Надо гнать эту банду с Кучмой и Януковичем. Так хреново живем, потому что люди боятся выйти на митинги, — возмущался Андрей, не отрываясь от телефона и живя при этом еще с родителями.

В это время недалеко припарковался автомобиль Ланос, который собирался по лицензии южнокорейской компании в Запорожье.

— О, смотри это Вася с нашего МЖК, купил себе Ланос. Интересно, откуда у него деньги, он же на заводе работает? — возмутился Игорь. (В то далекое время начинал зарождаться креативный класс, который презирал рабочий класс, но слово "ватник" еще не было в тренде.)

Василий, которого увидели будущие «свидетели оранжевого майдана», работал на заводе «Южмаш», который активно наращивал производство после 90-х и сотрудничал с РФ в космической сфере. Начал приносить доход государству. Если бы Андрей и Игорь проследили взглядом за Василием чуть подальше, то они бы увидели, что он зашел в магазин к отцу Андрея и купил ряд товаров. Пищевая экономическая цепочка замкнулась! Через 10 лет Андрей и его родители вынуждены будут закрыть свой мелкий бизнес в Днепропетровске из-за сложной экономической ситуации в стране. А самое главное, из-за нового администрирования и налогов государства для малого бизнеса. А вся их семья поддерживала Евромайдан!


Запорожье! Пенная вечеринка на корабле "Москвич 2". Лето 2013 года, за полгода до майдана, население Запорожья 850 тысяч, город на 90% русскоязычный. Крепкие парни на фото уже проиграли свой комфортный мир сельским челнокам Западной Украины. Просто они еще об этом не знают. Интересно, они готовы собирать яблоки в Польше для продажи в Россию? Пока они позируют, во львовских лесах уже готовят боевые отряды для майдана


Перенесёмся в курортную миллионную Одессу 2004 года. Большой пляж и душный летний вечер, играет музыка, тоже русскоязычная, мигают стробоскопы, везде дым шашлыка и шаурмы. Украинские националисты? Нет, не слышали! Забросаем шапками, здесь вам не Прибалтика, нас много. Правда и мы уже другие, дети Саратова и Новосибирска, Москвы и Ярославля. Теперь живем в Одессе, вдали от длинных и холодных зим, спасибо СССР и царской России за пожизненные командировки и квартиры на побережье Черного моря, спасибо прадедам за победу над турками. Но мы всё равно другие уже.

— Сегодня 24 августа, День независимости!!! Одесса, я не вижу ваших рук!!!! — кричит по-русски диджей в микрофон на всю площадку в далеком 2004 году.

— Аааааа! Урааа! — кричит весь танцующий русскоязычный пляж и поднимает руки. Тогда еще не знали лозунга и приветствия: «Слава Украине! Героям слава!» Его впервые массово услышат на оранжевом майдане в ноябре 2004 от жителей Западной Украины. Но даже тогда он особо не приживется в Центральной и тем более в Юго-Восточной Украине. Подростки и фанаты, которые сжигали людей в Одессе 2 мая 2014 года, еще пока учатся в школе. Дядя Ющенко для них готовит более радикальную образовательную программу, чем при дедушке Кучме. Никакого компромисса с советско-русской историей!

— Давайте, девочки, выпьем за нашу Украину, чтобы наконец мы зажили по-человечески. Нам наша бухгалтерия отпускные урезала, пусть мы не на пляжах Болгарии, но дома тоже хорошо! — говорила Настюха, разливая криво водку по рюмкам в беседке на пляже своим подругам по работе из государственного сектора.

— Ой, девчонки, смотрите, сколько россиян отдыхающих к нам понаехало этим летом, повезло нам со столиком и беседкой, успели занять, — прокомментировала Ира.

— Да достали уже, если честно! Ходят здесь тут белоснежные и строят из себя богатых туристов, у самих там кроме Питера и Москвы, ничего лучше нет, — резюмировала Настя.

Справка: в отдельные пиковые моменты курортного сезона, а также в его завершение у местных вырабатывается аллергия на отдыхающих, невзирая на прямую пищевую экономическую цепочку: русский турист — предприниматель — отчисление в местный муниципалитет — зарплата муниципальному служащему — …(другой вариант).

— А давайте, девочки, кричать будем: Украина, Украина!!! Чтобы россияне увидели, что мы из другого теста! — предложила Ирина, которая, между прочим, носила классическую русскую фамилию Петрова, но при этом ей хотелось подчеркнуть, что она другая!

Ровно через 9 лет, гуляющая и танцующая на пляжах Одессы русскоязычная молодежь будет кричать: «Дааа!!!» американской рок-группе «Bloodhound Gang», где один из участников группы через трусы пропустит российский флаг. Вся России возмутится! И не важно, что тоже самое участники группы сделали с украинским флагом сутками ранее в Киеве, и киевлян это не возмутило. Потреблятство в иллюзорном русскоязычном комфорте тоже хороший союзник, может, даже лучший, чем «свидомость», потребитель стрелять не будет вообще, сдастся на милость победителю, он боится оружие держать в руках…


Там на глубине почти километр, некогда болеть вирусом "свидомости" и потребления


И лишь депрессивным моногородам Донбасса, таким как Енакиево, Горловка, Макеевка, Краматорск, Славянск, Красный Лиман, Дебальцево, Лисичанск и другим спутникам Донецка и Луганска (которые, кстати, как административные центры прошли по краю искушающего потреблятства) было не до веселья и гулянок, они работали. Они работали на шахтах и заводах СССР, им некогда было даже сменить русскоязычные таблички на своих предприятиях на украинские, "как положено". Пока они стояли за станками и были глубоко в шахте, вирусы «свидомости» и «потребления» не могли добраться до них, чтобы скреститься в сознании в мощный штамм либерально-националистического бескомпромиссного угара.

Был еще Крым. Его сердце Севастополь, словно паровоз, держал дух патриотизма на перешейке под правильным давлением. Русские там сохранили культурный и ментальный код. Жители Крыма ограничились ношением паспортов с трезубцем в кармане. Голова и мозги остались целы.

То было душное, сытое и спокойное лето 2004 года, украинское село в наихудшем своем понимании готовилось покорять сознание русскоязычных городов-миллионников. Уже снимались дорогие клипы львовской певицы Русланы на фоне средневековых польских замков на Западной Украине. Руслана взяла в мае 2004 года первое место на Евровидении. Так рождался тренд на этническую музыку одного из регионов страны проживания. Галичина становилась эталоном "правильной" Украины. Уже после первой оранжевой революции некоторых людей прямо в метро Киева, а чуть позже в метро Днепропетровска, можно будет увидеть в сельских украинских рубахах-вышиванках 19 века. И это будут совсем не актеры театра или клуба, и даже не перфоманс арт фестиваля неких студентов, это будет осознанный выпендреж рядовых граждан в повседневной жизни русскоязычного мегаполиса: "Мы другие, мы не русские. Ну и подумаешь, что у нас русские фамилии и мы говорим по-русски! Ирландцы ведь тоже почти все говорят по-английски". Так наступала мода на вышиванку. До гражданской войны и гибели тысяч людей оставалось ровно 10 лет.

Видео в тему:

Автор:
Вячеслав Невзоров
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

92 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти