От Сербской Краины до Новороссии

В середине 90-х на Балканах родилась поговорка, за которой скрывается горькая ирония: «Когда хорваты хотят независимости от сербов - это демократия, а когда сербы Краины (Сербской Краины – прим. автора) хотят независимости от хорватов – это мятеж». Речь идёт конфликте между Сербской Краиной и Хорватией 1991 (1990) – 1995 годов, когда провозгласившие свою независимость от «большой Югославии» хорваты, ведомые Франьо Туджманом, отказались признать право на самоопределение краинских сербов, и впоследствии при активной поддержке США разбившие армию противника, «восстановив территориальную целостность» после объявления "режима перемирия". В 2015 году отмечается 20-летие с момента окончания вооружённого противостояния, которое хорваты именуют «Отечественной войной», а сербы «войной в Хорватии».

В связи с украинскими событиями актуальность целого ряда составляющих того конфликта вновь себя проявила. Причём проявила не без активного муссирования этой темы украинскими политиками. Хорошо известно, что не так давно руководитель фракции «Блока Петра Порошенко» в парламенте Украины г-н Луценко открыто призвал к повторению операции «Буря» (операция, в ходе которой хорватская армия за несколько дней нанесла поражение армии Сербской Краины) на территории Донбасса. Из высказывания Луценко:


Примером может служить Хорватия. После взятия югославской армией Вуковара (…) хорваты вынуждены были согласиться на существование Сербской Краины. Три года они не просто терпели, а развивали экономику и армию. А затем за часы танковой атакой смели сепаратистов со своей земли.

Намёк более чем прозрачный…

Как видно, история с тем, что считать «демократией», а что «мятежом», вновь повторяется. Междусобойчик Кравчука-Ельцина-Шушкевича в рамках Беловежского сговора в Вискулях – цэ демократия, третий тур выборов, на которых «победил» Ющенко – тоже демократия, государственный антиконституционный переворот февраля 2014 – опять-таки демократия, а вот народное голосование в ДНР и ЛНР – «сепаратизм», понимаешь… Годы идут, концепция не меняется…

Вернёмся, однако к ранее высказанным словам Луценко о «развитии хорватской экономики» в 1991-1994 годах. Обращаясь к документам, которые сейчас можно считать историческими, можно прийти к выводу, что развитие хорватской экономики шло в те годы весьма своеобразно. Начиная с 1990 года и заканчивая «победой над мятежниками» в 1995, экономический спад в Хорватии составил 46%. На этом фоне расходы на военные цели достигли колоссального по тем временам значения – около 38% ВВП. В 1994 году в конфликте между Хорватией и поддерживаемой Белградом РСК (Республика Сербская Краина) наступило «перемирие», которого удалось достичь при поддержке ООН. Именно в этот момент начинается активная фаза подготовки военнослужащих хорватской армии американскими инструкторами из частной военной компании MPRI. «Частность» этой ЧВК смело можно ставить под сомнение, так как её сотрудниками являлись сплошь отставные высокопоставленные чиновники (генералы) Пентагона, разведывательных служб и других профильных министерств и ведомств США. Благодаря работе MPRI Хорватия смогла в достаточно сжатые сроки подготовить несколько бригад, получить важнейшие разведданные о планах Книна (столица РСК) и Белграда, что и сыграло свою роль в победе над сербами РСК.

От Сербской Краины до Новороссии


На этом фоне Хорватия занималась реализацией приватизационной программы. К концу 1993 года все основные стратегически важные предприятия оказались в частных руках. Примечательно, что именно в 1993 году начинается активное сотрудничество с Загребом чиновников Международного валютного фонда. Представители МВФ зачастили с визитами в Хорватию, хорватские правительственные экономисты старались не уступать по числу визитов в штаб-квартиру МВФ. В результате появилась целая серия соглашений, по которым Хорватии предназначалась финансовая помощь. В соглашения, естественно, появились и «определённые условия МВФ». Одно из условий – активизация перехода госсобственности в частные руки, а также заключение рамочного договора Хорватии с Сербской Краиной о возобновлении эксплуатации энергосистемы и нефтепровода. Хорватия, по понятным причинам, условия МВФ приняла, получив финансовую помощь, до 40% которой тут же направила на перевооружение свой армии с одновременным её переводом на стандарты НАТО. Сербская Краина также согласилась восстановить работу нефтепровода и транзитной инфраструктуры электроэнергетического комплекса. Причём в Книне, судя по всему, поверили в то, что Загреб таким соглашением косвенно признаёт право РСК на независимое существование. Как известно, Книн серьёзно ошибся в своей трактовке хорватских намерений.



Примечательно, что в МВФ нецелевого расходования средств, направленных на «восстановление экономики Хорватии во время перемирия» 1994 года, странным образом «не заметили». Зато благодаря договорённостям с иностранными партнёрами Хорватия смогла избавиться от «тяжкого коммунистического наследия» в виде развитой судостроительной отрасли... Если в 80-е годы хорватские верфи позволяли Югославии находиться в числе лидеров по кораблестроению не только среди стран так называемого социалистического блока, но и на всём Европейском континенте, то к середине 90-х и основные производственные сегменты сферы, и часть готовой продукции оказалась в руках сначала местных частников, а затем и у западных собственников. Те в свою очередь пустили всё на металл, получив мгновенную прибыль и одновременно похоронив хорватское судостроение. Хоронили в то время многое из "тяжкого наследия коммунистической промышленности". Под угрозой оказалось и сельское хозяйство, и перерабатывающая промышленность, которые до сих пор не могут получить более или менее работоспособный статус в Хорватии уже как члене Евросоюза.

В общем, у хорватской экономики в 1994-м была своя «перемога»...

Это к тому, что ситуация, складывающаяся на данный момент на Украине, во многом напоминает хорватскую. И Киеву тоже обещают и дают кредиты на «восстановление экономики», часть которых он пускает то на строительство «Стены» на границе с Россией, то на закупку военной техники и формирования всё новых и новых карательных батальонов, легализуемых под знамёнами ВСУ или Нацгвардии. Экономика Украины также проседает, топчась вдоль дефолтной линии, но «добрые и демократичные партнёры» пока подставляют Киеву своё плечо, внедряясь в сферы власти, и подбираясь ближе и ближе к дележу украинских активов. Только в случае Украины масштаб гораздо более внушительный.

Но если определённое повторение хорватского сюжета есть сейчас, то может ли повториться и итог, на который так надеются г-н Луценко и многие другие представители украинских властей? Желание «подавить мятежников» у Киева огромно, но хватит ли одного желания, даже если оно совпадает с чаяниями западных «друзей Украины»? Можно долго размышлять на эту тему, заявляя о желании ДНР и ЛНР отстоять право на независимость, но в конечном итоге вполне понятно, что ситуация с повторением сценария Сербской Краины сегодня зависит от России. Если «партнёры» смогут сделать так, что российские власти, наступив на очередные грабли, «осознают свою неправоту», то, глядишь, что и украинской армии дадут победным маршем пройтись по Донецку и Луганску. Если же российские власти через методично подбрасываемые «партнёрами» грабли смогут переступить, то ещё неизвестно, кто и где победным маршем прошагает… В конце концов, Россия образца 1995 года и Россия образца года 2015-го – это, как говорится, две большие разницы: слишком большой опыт понимания замыслов наших «друзей» за это время успели накопить, чтобы организовать слив, вслед за которым давление будет только усиливаться с прицелом и на Крым тоже…

Есть мнение, что если повторение хорватского сценария по отношению РСК случится и в отношении Донбасса, то это станет фатальной ошибкой для России, позиционирующий себя как альтернативный полюс в мировой геополитике.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти