Северная Буковина: между Киевом, Бухарестом и здравым смыслом

Кровопролитная война в Новороссии длится уже год. За это время киевский режим так и не смог, да и не постарался понять, что Украина не является единым в этническом отношении государством, и модель конструирования украинской нации, изобретенная в Австро-Венгрии сто лет назад и принятая на вооружение украинскими националистами прошлого и настоящего, непригодна к использованию. Народно-освободительное движение в Новороссии — лучшее тому подтверждение. Ведь при условии этнического и культурного единства страны война на Донбассе была бы невозможна, как ни старались бы Россия и прочие мнимые «враги». О кардинальных отличиях между тремя основными регионами — Западом, Центром и Юго-Востоком — написано много. Юго-Восток — это Новороссия, русская земля, ставшая таковой благодаря победам Российской империи и затем включенная в состав искусственно созданной Украинской ССР. Центр — это Малороссия. Как раз то, что мы привыкли называть «Украиной». Ну и Запад — регион не в меньшей степени разнородный, чем все украинское государство в целом.

Западная Украина — не едина

Западная Украина также подразделяется минимум на три региона — Галицко-Волынский, где основную массу населения составляют «галичане» — украинский субэтнос, имеющий кардинальные отличия не только от русских Новороссии, но и от малороссов Центральной Украины; Закарпатский, где проживают русины, являющиеся носителями собственной русинской идентичности и никогда не враждовавшие с Россией, по крайней мере так, как это делают галичане; Буковинский, где также проживают русины, впрочем, имеющие определенные отличия от русин Закарпатья. Каждый из перечисленных регионов обладает неповторимой культурной спецификой и имеет собственную богатую и сложную историю. Во многом она связана с историей соседних народов, с которыми граничат эти регионы. «Галичане многое заимствовали у поляков, русины Закарпатья длительное время находились в орбите венгерского влияния, а русины Буковины соседствовали с румынами.


С галичанами все понятно — за столетия польского, а затем и австро-венгерского господства, они восприняли многие элементы польской и германской культуры. Значительная часть галичан стала греко-католиками — так называемыми «униатами». Хотя среди галичан до начала Первой мировой войны был сильный пророссийский элемент, впоследствии он усиленно изживался властями тех стран, в состав которых входили земли Галиции. Австро-венгры, а затем поляки и гитлеровцы, стремились «на корню» уничтожить любые русофильские настроения среди жителей Галицкой Руси. В значительной степени им это удалось. Именно Галиция дала основной костяк боевиков украинских антисоветских вооруженных организаций, а в постсоветский период стала «кузницей» современного украинского русофобского национализма.

Полная противоположность Галиции — Закарпатье. Здесь живут русины — представители уникальной народности Карпатских гор. Само слово «русин» прекрасно иллюстрирует их связь с большим русским миром. Другое дело, что годы австро-венгерского владычества не прошли бесследно и для Закарпатья. Здесь также удалось добиться «украинизации» значительной части русин, превратив их в «украинцев». Кое-кто даже воспринял русофобские настроения. Однако в целом политический климат в Закарпатье всегда отличался от настроений в Галиции. Многие русины находились на пророссийских, а затем просоветских позициях. К сожалению, в Советском Союзе существование русин фактически игнорировалось, так как они, в соответствии с официальной линией, считались субэтнической группой украинской нации. Советское правительство проводило политику «украинизации» земель, никогда прежде не составлявших единого государственного пространства, но вошедших в состав Украинской ССР. Тем самым, руководители Советского Союза закладывали мину замедленного действия под Россию и русский мир. Сегодня, спустя почти столетие после Октябрьской революции, эта мина приведена в действие в Новороссии. Закарпатье — второй после русского Юго-Востока «опальный» регион постсоветской Украины. Дело в том, что даже сейчас русины Закарпатья, особенно те, что сохранили национальную самоидентификацию, выступают против украинского национализма, навязываемого Киевом. Многие выражают солидарность с народом Донбасса, отказываются от призыва на военную службу в ВСУ, ведут антикиевскую агитацию. Но о Закарпатье, во многом благодаря активной общественной деятельности русинских организаций, в России знают многие. Между тем, есть и третий регион, географически относящийся к Западной Украине, но, в отличие от Галиции и Закарпатья, куда меньше освещаемый в СМИ. Это — Буковина.

Северная Буковина: между Киевом, Бухарестом и здравым смыслом


Как и многие другие исторические области Восточной Европы, Буковина в настоящее время поделена между двумя государствами. Южная часть Буковины входит в состав Румынии и формирует жудец (область) Сучава. Северная Буковина в 1940 году, вместе с Бессарабией, вошла в состав Советского Союза. Тогда румынские власти, опасаясь военной операции СССР по присоединению Бессарабии и Северной Буковины, пошли на добровольные территориальные уступки. Так Северная Буковина стала Черновицкой областью Украинской ССР, а после распада Советского Союза под тем же наименованием осталась в составе «самостийной» Украины.

От Австро-Венгрии до советской власти

С давних времен «страну бука», а именно в честь дерева и называется регион, населяли славянские племена, на основе которых впоследствии сложился этнос русинов. Начиная с Х в. северная часть Буковины входила в орбиту влияния древнерусского государства. До первой половины XIV века она являлась частью Галицкого, а затем Галицко-Волынского княжеств, затем два десятилетия находилась в составе Венгерского королевства, а со второй половины XIV в. в политико-административном отношении стала частью Молдавского княжества. С XVI по конец XVIII вв. земли Буковины, как и всей Молдовы в целом, находились в зависимости от Османской империи. По итогам Русско-турецкой войны 1768-1774 гг. земли Буковины оказались в составе Австро-Венгерской империи. Произошло это потому, что австро-венгерские войска, воспользовавшись ослаблением Османской империи, занятой войной с Россией, вторглись на территорию Буковины и принудили турок уступить им регион. Передача Буковины под власть Австро-Венгрии была задокументирована в Константинополе в 1775 году. В составе Австро-Венгерской империи Буковина образовала Черновицкий округ королевства Галиции и Лодомерии, а в 1849 году получила статус отдельного герцогства. Столицей герцогства Буковины стал город Черновцы.

Первая мировая война привела к краху четырех империй — Российской, Османской, Германской и Австро-Венгерской. На территории Австро-Венгрии, в соответствии с манифестом Карла I Габсбурга, предполагалось создание шести суверенных государств — Австрии, Венгрии, Чехословакии, Польши, Югославии и Украины. Что касается буковинских земель, то ожидалось их включение в состав планируемого украинского государства. Подобный расклад был вполне ожидаемым, поскольку Австро-Венгрия последние десятилетия своего существования усиленно проводила политику «украинизации» и пыталась сформировать искусственным путем украинскую нацию, в качестве ядра которой были выбраны галичане — жители Королевства Галиции и Лодомерии, наиболее лояльные к австрийским властям. Другие государства Запада план по созданию украинского государства также устраивал, поскольку способствовал расчленению России и русского народа. Проблема заключалась в том, что в Буковине практически не было «украинцев», то есть галичан. Местное славянское население составляли русины, которые на тот период в большинстве своем еще не являлись носителями украинской идентичности. Об «украинстве» славян Буковины говорили только немногочисленные политики, идеологически и, возможно, финансово мотивированные в свое время Австро-Венгрией. Тем не менее, 25 октября 1918 года власть в Буковине перешла к Украинскому краевому комитету, в соответствии с решением которого земли Буковины 3 ноября 1918 г. вошли в состав Западно-Украинской Народной Республики. Президентом края избрали украинского политика Емельяна Поповича. Однако происходящее не устраивало румынское меньшинство населения Буковины. Несмотря на то, что численность румын в Буковине не превышала трети населения региона, они не собирались жить под управлением украинских властей. Румынские общины Буковины рассчитывали на помощь Бухареста. Еще 14 октября 1918 г. в Черновцах прошло Народное собрание румын Украины, избравшее Национальный совет и Исполнительный комитет, главой которого стал Янку Флондор. Национальный совет румын Буковины, узнав о провозглашении края частью Западно-Украинской народной республики, официально обратился за помощью к румынскому правительству.

11 ноября 1918 г., спустя неделю после включения края в состав Украины, в Черновцы вошли подразделения 8-й румынской пехотной дивизии, которыми командовал генерал Якоб Задик. Спустя 4 дня в резиденции черновицкого митрополита состоялся Всеобщий съезд Буковины, на котором численно преобладали румынские делегаты. Они и определили будущее края — съезд единогласно принял Декларацию об объединении с Румынией. Так более чем на два десятилетия Северная Буковина стала частью румынского государства. Естественно, что в годы принадлежности Буковины к Румынии, в регионе продолжалась дискриминация русинского населения, выражающаяся в политике «румынизации». Следует отметить, что значительная часть населения Бессарабии и Северной Буковины не была довольна румынским правлением. В регионах действовали просоветские организации коммунистического толка. Росту антирумынских настроений способствовала дискриминация славянского населения румынскими властями. Как и во время австро-венгерского господства, в румынской Буковине был запрещен русский язык, но дискриминации подвергались и те русины, которые восприняли украинскую идентичность. Бухарест вообще был заинтересован в «румынизации» всех национальных меньшинств страны.

Когда в 1940 г. Советский Союз, воспользовавшись хорошими на тот период отношениями с Германией и стремительным захватом Западной Украины и Западной Белоруссии, предъявил ультиматум Румынии, королевскому правительству не оставалось ничего иного, как пойти на выполнение требований Москвы. В заявлении, которое В.М. Молотов вручил румынскому послу, в частности говорилось, что правительство СССР видит необходимость в «передаче Советскому Союзу той части Буковины, население которой в своем громадном большинстве связано с Советской Украиной как общностью исторической судьбы, так и общностью языка и национального состава. Такой акт был бы тем более справедливым, что передача северной части Буковины Советскому Союзу могла бы представить, правда, лишь в незначительной степени средство возмещения того громадного ущерба, который был нанесен Советскому Союзу и населению Бессарабии 22-летним господством Румынии в Бессарабии». В течение шести дней подразделениями РККА была занята территория Бессарабии и Северной Буковины. На землях Северной Буковины образовалась Черновицкая область УССР — самая маленькая по территории союзная область. После войны границы СССР были зафиксированы по состоянию на 22 июня 1941 г., что предполагало вхождение Бессарабии частью в состав Молдавской ССР, частью — в состав Украинской ССР, а Северной Буковины — в состав Украинской ССР. Однако, несмотря на соглашение с Советским Союзом, Румыния никогда не отказывалась от территориальных претензий на Бессарабию и Северную Буковину, хотя в разные периоды своей истории предпочитала и не декларировать свои претензии публично.

Советская Буковина совершила настоящий скачок в социально-экономическом развитии. В Черновицкой области создавались современные промышленные предприятия, открывались школы, больницы, профессиональные учебные заведения. Уровень жизни населения области значительно повысился. Черновцы стали важным центром высокоточного производства, что способствовало увеличению численности населения и города, и области за счет приезжающих из других регионов УССР и СССР в целом специалистов. В городе производились полупроводниковые материалы, действовал филиал Особого конструкторско-технологического бюро Института проблем материаловедения Академии наук. При советской власти население Северной Буковины впервые забыло о том, что такое безработица, неграмотность (еще в начале ХХ века неграмотность здесь была практически всеобщей, так как русских школ в Австро-Венгрии быть не могло, а в немецких русинские дети не могли учиться по причине языкового барьера).

Чудесные трансформации этнического состава Буковины

Вхождение в состав Украинской ССР означало следующий этап «украинизации» русинского населения Буковины. Следует отметить, что более столетия назад, в 1887 году, численность населения Буковины достигала 627,7 тыс. человек. Из них 42% составляли русины, 29,3% — молдаване, 12% — евреи, 8% — немцы, 3,2% — румыны, 3 % — поляки, 1,7% — венгры, 0,5% — армяне и 0,3% — чехи. При этом численность православного населения края достигала 61% населения, иудейского — 12%, евангелического исповедания — 13,3%, римско-католического — 11%, греко-католического — 2,3%. Еще одной небольшой и интересной группой населения Северной Буковины были липоване — русские старообрядцы, которые играли заметную роль в экономической жизни края. Как мы видим, православное население составляло более половины жителей Буковины, а самой многочисленной этнической группой были русины. Ни о каких украинцах в перечне национальностей Буковины конца XIX века не говорится. При этом отсутствие в списке национальностей украинцев не является замалчиванием или следствием дискриминационной политики — до начала ХХ века их действительно не было.

Северная Буковина: между Киевом, Бухарестом и здравым смыслом


В Буковине жили русины, считавшие себя «руским» народом (именно так, от слова «Русь»). Как писал в свое время известный буковинский общественный деятель Алексей Геровский (1883-1972), «русское население Буковины исстари считало себя русским и не имело никакого понятия о том, что существует какая-то украинская нация и что они должны превратиться в «украинцев» и больше не называть ни себя, ни своего языка русским. Когда, в конце прошлого столетия, пришлые галичане начали пропагандировать в Буковине идею сепаратизма, они вначале, в течение нескольких десятилетий, не смели называть ни себя, ни свой новый «литературный» язык украинским, но называли себя и свой язык руским (через одно «с»). Все русские буковинцы сочли это польской интригой» (Цит. по: Геровский А.Ю. Украинизация Буковины).

Наиболее быстрыми темпами украинизация Буковины началась перед Первой мировой войной, когда с целью искоренения пророссийских настроений австро-венгерские власти стали уделять колоссальное внимание формированию конструкта украинской нации. Но и после Первой мировой войны большая часть славянского населения Буковины еще идентифицировала себя как русины. Ситуация изменилась после присоединения Северной Буковины к Советскому Союзу. В СССР существовала Украинская советская социалистическая республика, титульной нацией которой считались украинцы. Этих украинцев и предстояло формировать из малороссов Центральной Украины, великороссов, малороссов и обрусевших греков Новороссии, а позже — и из галицийских, буковинских и закарпатских русинов. Согласно официальной переписи населения Украины, проведенной в 2001 г., в Черновицкой области, существующей на территории исторической Северной Буковины, украинцы составляют 75% населения, румыны — 12,5% населения, молдаване — 7,3% населения, русские — 4,1% населения, поляки — 0,4% населения, белорусы — 0,2% населения, евреи — 0,2% населения.

Северная Буковина: между Киевом, Бухарестом и здравым смысломПроцентное соотношение этнических групп региона, таким образом, коренным образом отличается от национальной карты столетней давности. Понятнее всего дело обстоит с большей частью еврейского населения Буковины, доля которого уменьшилась с 12% до 0,2%. Многим евреям не удалось пережить страшные годы гитлеровской оккупации, очень большое количество евреев, начиная с конца XIX века, эмигрировало в другие страны Европы, в США, а с середины ХХ века — в Израиль. Некоторая часть вследствие межнациональных браков растворилась в славянском и румынском населении. Схожа с евреями и судьба поляков — кто эмигрировал, уехал на историческую родину в Польшу, кто — растворился среди «75% украинцев». Численность румын и молдаван также сократилась, но не настолько заметно. Зато украинское население теперь составляет три четверти жителей Черновицкой области. Но едины ли буковинские украинцы — вот в чем вопрос?

Сегодня «украинцы» Черновицкой области включают в себя как русинское население, так и переселенцев из других областей Украинской ССР и постсоветской Украины, а также русских, молдаван, румын, евреев, цыган, немцев, записывавшихся украинцами. Собственно русинское население Буковины также никогда не было единым. Оно составляет три группы. Северо-восточные районы Черновицкой области населяют руснаки, или бессарабские русины. На северо-западе проживают подоляне, в западной части области — гуцулы. Каждая из перечисленных субэтнических групп русинов имеет собственные культурные отличия и далеко не все из них идентифицируют себя как украинцы. Хотя, следует отметить, что позиции русинского движения в Черновицкой области значительно менее крепки, чем в Закарпатской.

Процесс украинизации русинского населения Буковины был начат в свое время австро-венгерскими властями, опасавшимися распространения пророссийских настроений. Конечно, идеальным вариантом для австро-венгерского руководства была германизация края. Немецкоязычное население составляло большинство в Черновцах, да и в других городках Буковины — ведь горожанами здесь были или немцы — переселенцы из Австрии и Германии, или евреи, разговаривавшие на идиш, близком к немецкому языку. Русинское население было сосредоточено в сельской местности и не охватывалось системой немецкоязычного школьного образования. Поэтому австро-венгерские власти постепенно осознали, что германизировать русинское население не получится и решили, что куда более эффективным вариантом будет включение его в состав конструируемой украинской нации. Ситуация усложнялась тем, что в Галиции было сильно польское влияние, значительная часть населения исповедовала униатство, и греко-католическое духовенство являлось надежным проводником идеи «украинизации» русинского населения.

Северная Буковина: между Киевом, Бухарестом и здравым смыслом Православных славян Буковины украинизировать было сложнее — они не понимали, почему должны отказываться от русской идентичности, если тоже исповедуют православие и говорят на «руском» языке. Как вспоминал А.Ю. Геровский, «в последних десятилетиях прошлого столетия буковинская русская интеллигенция состояла главным образом из православных священников. Униатов в Буковине было очень мало и то только по городам. Но и униаты в то время считали себя русскими. В главном городе, Черновцах, униатская церковь всеми называлась просто русской церковью, а улица, на которой эта церковь находилась, даже официально называлась по немецки Руссише Гассе (официальный язык в Буковине был немецкий)» (Геровский А.Ю. Украинизация Буковины).

Для облегчения задачи по украинизации буковинских русинов австро-венгерские власти назначали в Буковину учителей и администраторов — выходцев из Галиции, которые должны были личным примером убедить буковинских русинов в их «украинстве». Но местное население подобных проповедников украинской идентичности принимало враждебно, и дело было не только в непонимании самого смысла навязывания «украинства», но и в банальном бытовом неприятии надменно державшихся чужаков, которые мало того, что назначались на должности вместо местных жителей, но и считали последних людьми второго сорта. Неприязненное отношение буковинских русинов к присланным из Галиции проповедникам «украинства» повлекло за собой обвинения со стороны последних в том, что буковинцы вместо «объединения с братьями — галичанами» ударяются в индивидуализм и не желают участвовать в возрождении «единой украинской нации».

Идеологами украинизации Буковины стали два политических авантюриста неопределенного национального происхождения, почему-то считавших себя «украинцами». Первым был Стефан Смаль-Стоцкий, которому Черновицкий университет присвоил профессорское звание без какой-либо научной подготовки. Заслугой Смаль-Стоцкого посчитали упорную пропаганду «самостоятельности» рутенского (русинского) языка от русского языка. Впоследствии Смаль-Стоцкий попал под следствие за растрату казенных денежных средств. Второй — барон Николай фон Вассилко. Вроде как австрийский аристократ, судя по приставке «фон», но со слишком нетипичными для немца именем и фамилией. На самом деле, Вассилко был сыном румына и армянки и вообще не владел ни одним из славянских языков и наречий — ни русским, ни галицийским, ни русинским. Однако именно ему Австро-Венгрия доверила представлять буковинских славян в австрийском парламенте, так как фон Вассилко был активным сторонником концепта о существовании украинской нации, независимой от русского народа. Северная Буковина: между Киевом, Бухарестом и здравым смыслом. В современных украинских источниках Вассилко именуют "Василько Миколой Миколовичем" и, разумеется, называют видным деятелем украинского движения.

Барон Василлко не только активно пропагандировал украинскую идентичность, но и занимался всевозможными экономическими махинациями, играя важную роль в теневой экономике Австро-Венгрии. Как мы видим, финансовая нечистоплотность часто сопутствовала сторонникам украинского национализма — видимо и австро-венгерские власти выбирали для провокационной деятельности людей, которых было легко "держать на крючке". Именно барон Вассилко стал одним из инициаторов массовых репрессий против деятелей буковинского пророссийского движения перед Первой мировой войной. По доносам Василлко, начиная с 1910 г. австро-венгерские власти осуществляли планомерное уничтожение православного русинского населения в Буковине. Многие видные деятели православного пророссийского движения были убиты или попали в концлагерь Талергоф. таким образом, этот "пламенный борец за украинскую идею" повинен в смертях и искалеченных судьбах многих славян Буковины. После прихода к власти петлюровской Директории, Вассилко занимал должность посла УНР в Швейцарии. Умер своей смертью в 1924 г. в Германии.

Свидетельством значительных культурных различий Буковины и той же Галиции является равнодушное отношение жителей Черновицкой области к идее «самостийности». В годы Великой Отечественной войны украинским националистам так и не удалось заручиться на территории Буковины сравнимой с Галицией поддержкой населения. В Великой Отечественной войне, сражаясь в рядах советской армии, погибло 26 тысяч жителей из 100 тысяч призванных на военную службу буковинских мужчин и юношей. Получается, что каждый четвертый буковинский мужчина призывного возраста отдал жизнь в борьбе против гитлеровских оккупантов. До двух тысяч жителей Буковины ушли в партизанские отряды и подпольные группы. Конечно, были и те, кто вступал в ряды коллаборционистов, украинских националистических организаций, но в целом они находились в меньшинстве.

Украинизация, румынизация или... вместе с Россией?

После распада СССР и провозглашения независимости Украины население Черновицкой области встретило эту новость менее воодушевленно, чем жители Галиции и киевская националистически настроенная интеллигенция. На протяжении двух постсоветских десятилетий в Черновицкой области продолжался процесс украинизации, благодаря которому Киеву удалось добиться определенных продвижений в утверждении украинской идентичности, особенно среди молодого поколения буковинцев. В то же время, настроения жителей Черновицкой области куда менее националистические, чем в той же Галиции. Во-первых, это связано с присутствием значительной доли национальных меньшинств в населении области. К примеру, тем же румынам нет никакого смысла поддерживать идеи украинского национализма. Тем более, что румынское население прекрасно понимает перспективы дальнейшего развития событий в области в случае укрепления позиций киевского режима — будет взят курс на украинизацию не только русинского, но и румынского и молдавского населения Буковины. В каком-то смысле положение буковинских румын напоминает венгров Закарпатья, однако есть и существенные различия. В последние годы Венгрия является едва ли не единственной страной Восточной Европы, демонстрирующей способность к более-менее самостоятельной внешней и внутренней политике. В частности, Венгрия стремится к укреплению экономических отношений с Россией, венгерские патриотические организации очень обеспокоены положением своих соплеменников в Закарпатской области Украины.

Что касается Румынии, то она куда более зависима от американской внешней политики. Фактически Румыния следует марионеточным курсом, как и другие восточноевропейские страны. Россия воспринимается в Румынии как естественный противник, прежде всего — в контексте приднестровского конфликта. Известно, что румынские националисты издавна рассчитывают рано или поздно включить в состав Румынии Молдову. Естественно, что в данном случае речь будет идти и о захвате Приднестровья. Именно активная политика российского государства препятствует реализации экспансионистских планов по созданию «Великой Румынии».

Еще в 1994 г., спустя три года после распада СССР, Румыния денонсировала Договор о режиме советско-румынской границы. Таким образом, претензии к Украине по поводу Северной Буковины и Бессарабии, приобрели открытый характер. Лишь в 2003 г. между Украиной и Румынией был подписан новый договор о румыно-украинской границе, однако он заключался на десятилетнюю перспективу и истек в 2013 г., как раз в год Евромайдана, а во-вторых, Румыния подписывала его, чтобы иметь формальные основания быть принятой в НАТО. Ведь страна с нерешенными территориальными спорами не может, согласно принятым правилам, находиться в составе НАТО. Когда в 2014 г. в Киеве в результате мятежа был свергнут президент Виктор Янукович, румынское правительство приветствовало «революцию» и пообещало новому режиму свою поддержку. И это при том, что реальные интересы Румынии лежат в плоскости возвращения в состав страны Северной Буковины. Не случайно еще несколько лет назад в Черновицкой области была произведена массовая выдача румынских паспортов всем желающим жителям Северной Буковины, имеющим румынское и молдавское происхождение. Всего румынские паспорта получили около 100 тысяч украинских граждан — жителей Черновицкой и Одесской областей Украины.

Тем самым, Бухарест не только взял под защиту румын и молдаван Буковины и Бессарабии, но и дал понять — не исключена вероятность наступления той ситуации, когда гражданство Румынии в Северной Буковине станет реально востребованным. Конечно, киевский режим не будет возвращать Черновицкую область Румынии, поскольку в противном случае у украинского руководства не останется никаких аргументов по ситуации с Крымом и Донбассом. Но в случае отказа от возвращения Северной Буковины Румынии, Украина обречена на сохранение «тлеющего конфликта» со своим юго-западным соседом. Единственное, что может помешать этому конфликту — прямой запрет на выяснение отношений со стороны американских хозяев Киева и Бухареста, который мы видим в настоящее время.

Что касается интересов населения Черновицкой области, то вряд ли они тождественны идеям румынских националистов в Бухаресте или проамериканского режима в Киеве. Люди самых разных национальностей, населяющие Северную Буковину, хотят спокойно жить и работать. Естественно, не входит в их планы гибнуть на далеком Донбассе или отправлять на погибель туда своих отцов, мужей и сыновей. Фактически население региона, как и других областей Украины, стало заложником политики Киева. Политики, осуществляемой в геополитических интересах США, но никак не в реальных интересах украинского населения. Между тем, России следовало бы более активно действовать в направлении решения той же буковинской проблемы. Вполне вероятно, что верным геополитическим выходом из сложившейся ситуации было бы укрепление российских позиций в Черновицкой области.

Возрождение национальной идентичности русинов — народа, признаваемого в большинстве стран Восточной Европы, но игнорируемого и дискриминируемого на Украине, является важнейшей задачей России в Карпатском регионе. Испокон веков среди русинского населения были сильны пророссийские настроения и лишь «промывка мозгов», устроенная сторонниками «украинизации», повлияла на то, что потомки этого уникального и интересного народа в значительной части утратили память о своей национальной принадлежности и стали причислять себя к украинцам. Развитие русской культуры в Буковине — необходимый, но очень сложно реализуемый, особенно в современных условиях, компонент политики по укреплению российского влияния. Тем не менее Россия может так же поддерживать пророссийски настроенную часть населения региона, как это делает Румыния в отношении румын или Венгрия в отношении венгров Закарпатья.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. parusnik 6 апреля 2015 07:38
    Спасибо,Илья..емко и информативно
  2. фомкин 6 апреля 2015 08:53
    Видел все своими глазами, служил в Мукачево. В статье приведено много карт. Позвольте и мои пять копеек.
  3. semirek 6 апреля 2015 12:17
    Хорошая статья---потихоньку исчезают белые пятна в нашей истории.В советское время,Русины характеризовались так:
    Русины--это название употреблялось в дореволюционной России,так называют украинцев,живущих в трёх исторических местностях,Украины,Тернопольская,Ивано-Франковская и Львовская,на Буковине,и в Закарпатье.
    И ни слова о том ,что это совсем разные,славянские группы.
    Вообще сегодняшняя Украина---клубок противоречий,страна собранная,как конструктор,в ней нет единого стержня -центра государства,нет национальной идеи ,сплотившей бы все нации.
    Все исскуственно собранные сильными мира сего,страны,обречены на развал,вспомните Югославию,Чехословакию,да и Советский союз ,в том числе,потому что,некоторые народы не чувствуют себя там :равными среди равных--и хотят быть чуточку равней,и сложно найти компромисс,особенно если лидер страны не имеет значиваемого авторитета.
    1. Сергей-8848 6 апреля 2015 18:29
      Любое маленькое образование, тем более в Европе, - обречено на сателлитство. Надувание национальных самодовольных щёчек только льстит местным политикам восьмого разлива, но пользы для народа -никакой.
      1. semirek 6 апреля 2015 19:53
        Цитата: Сергей-8848
        Любое маленькое образование, тем более в Европе, - обречено на сателлитство. Надувание национальных самодовольных щёчек только льстит местным политикам восьмого разлива, но пользы для народа -никакой.

        Согласен полностью,--возмите тех же прибалтов,ну сейчас "фортуна" им клюнула,"члены" евросоюза,все дела,решают мировые проблемы,а сущности, карликовая территория переходящая из рук в руки,по сходной цене,завтра евросоюза не будет и что дальше?
  4. Ka-52 6 апреля 2015 15:36
    Такова "Се ля ви" как говорится! angry Непонятно одно, чего наши "власти" не чешутся. Где развитие русских языковых центров, где Центры русской культуры в странах СНГ?! Столько бабла вбухивают в кредиты разным развивающимся странам, а поддержать русскую культуру где-нибудь, пусть у тех же русинов мы не можем.
  5. мордвин 3 6 апреля 2015 21:31
    Русский я. Хоть и мордвин в 3-ем поколении..
  6. крыса 8 апреля 2015 01:18
    Цитата: semirek
    Согласен полностью,--возмите тех же прибалтов,ну сейчас "фортуна" им клюнула,"члены" евросоюза,все дела,решают мировые проблемы,а сущности, карликовая территория переходящая из рук в руки,по сходной цене,завтра евросоюза не будет и что дальше?


    И гадать не надо - либо к Германии либо к России отойдут (возможно частично к Польше (вильно) или к Швеции).
    крыса
  7. крыса 8 апреля 2015 01:21
    Цитата: semirek
    Вообще сегодняшняя Украина---клубок противоречий,страна собранная,как конструктор,в ней нет единого стержня -центра государства,нет национальной идеи ,сплотившей бы все нации.

    И не такие страны разваливались. Та же Австро - Венгрия
    крыса

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня