«Идзумо» и новая эра

15 августа 1945 г. император Японии Хирохито обратился к нации, сообщая о принятии условий капитуляции. После выступления речь главы государства была дополнена коротким сообщением: «Мы проиграли. Но это только временно. Ошибка Японии состояла в недостатке материальной силы, научных знаний и вооружения. Эту ошибку мы исправим». По одной версии, это дополнение сделал сам император, по другой — диктор радио. А возможно, то лишь легенда, и такого дополнения никогда не существовало. В любом случае, высказывание имеет смысл вспомнить, перед тем, как переходить к делам современным.




Принятие в состав японского флота новейшего противолодочного вертолётоносца «Идзумо» не наделало большого шума в мире. Профильные издания военно-политической тематики лишь мельком упомянули данное событие, и более всего, по понятным причинам, проявили именно азиатские СМИ. Что до российских отзывов, то тут в основном всё заканчивалось либо сухим обсуждением технических характеристик корабля, либо уже привычными заклинаниями о «возрождении милитаризма» без анализа ситуации. На самом деле создание подобного корабля стало событием закономерным и ожидаемым. Несколько десятилетий спустя после окончания эпохи «экономического чуда» Япония расправила крылья и осмотрелась. Сделать это раньше мешала плотная американская опека, которая и сейчас достаточно сильна, но раньше была многократно более крепкой и навязчивой. Откровенно говоря, изменилась, конечно, не только Япония, но и весь мир.

Уже давно стало очевидно, что концепция «национального государства», которую победители навязывают побеждённым, а сильные — слабым, является историческим и цивилизационным тупиком. Любое развитие рано или поздно упирается в государственные границы, через которые надо либо переступать, продолжая экспансию во внешний мир, либо откатываться назад и вариться в собственном соку. Последний вариант неизбежно ведёт к деградации и гибели нации. На протяжении двадцатого века многие страны, растерявшие свои колонии, пришли к выводу о том, что концепция «государство-нация», которую продвигали влиятельные философы и политологи, гораздо более ущербна, чем «нация-империя». Процветание народа и государства лежит в экспансии. Иными словами, движение вперёд — это жизнь. Простаивание на месте — гибель.

Эту простую истину, например, осознала Турция, которая уже давно начала новую экспансию с вторжения на Северный Кипр и теперь почти официально замахивается на пересмотр нынешних границ с Грецией, Болгарией и Сирией. Сюда же относятся и действия России во время Пятидневной войны и в Крыму.

По этой же причине активно «деколонизировавшиеся» едва ли не до 80-х годов XX века Великобритания и Франция внезапно поставили шлагбаум на пути к независимости остальных заморских территорий, а страны рангом пониже (Испания, Португалия, Дания) готовы до конца отстаивать то, что осталось от их колониальных империй. В европейских столицах осознали, что «деколонизация» на деле была призвана лишить их субъектности перед лицом Вашингтона, выбив из-под экономик Старого Света гарантированные источники сырья и рынки сбыта, которые уходят в пользу американцев. Удержание осколков былых владений даёт европейцам скромную надежду начать всё сначала, когда нынешняя однополярная система рухнет.

У Японии ситуация ещё сложнее. После 1945 года она потеряла все колонии и часть исконной территории, а сама страна на долгие семь лет подверглась жесточайшей оккупации. Лишь в 1952 году большая часть современной Японии обрела формальный суверенитет, однако первый американо-японский договор носил настолько неравноправный характер, что вновь обретённая независимость становилась фикцией. Возмущение общественности было настолько велико, что американцы решили подсластить пилюлю, вернув в следующем 1953 году Японии острова Амами.

Последующие поколения политиков Страны восходящего солнца проводили осторожную политику в отношениях с США. Цели их можно описать следующим образом: возвращение японского суверенитета над периферийными островами, постепенное снятие послевоенных ограничений на национальные вооружённые силы и поэтапный вывод американских военных, либо сокращение их числа до минимума. В остальном же предлагалось безоговорочно следовать в фарватере Pax Americana и на то имелись объективные причины. Военное присутствие США в Японии хоть и сокращается с каждым десятилетием, но всё ещё очень велико и львиная его доля приходится на Окинаву. Конечно, теоретически японские Силы Самообороны могли бы за несколько дней разоружить или уничтожить американские базы, но это означало бы новую, заведомо обречённую на поражение войну с Соединёнными Штатами. Надо отметить, что именно США в Токио рассматривают как своеобразный аналог глубокого тыла в случае военного конфликта с Китаем или Россией.

Иная стратегия

С наступлением нулевых годов в Японии стало расти понимание, что страна зашла в тупик. Экономическая стагнация паровым катком проехалась по всем сферам жизни, общество стало более отчуждённым и фрагментированным, а высшее руководство так и не сумело внятно объяснить народу к чему всё-таки движется страна. Одновременно азиатские соседи Японии продемонстрировали невиданные успехи в тех направлениях, где Токио привык считать себя лидером. Япония оказалась в тупике развития. Экономический гигант и политический карлик — так называли эту страну в эпоху холодной войны, и подобное существование было вполне комфортно и для японского истеблишмента, и для США, и для соседних с Японией стран. Однако, в новую эпоху переход к региональному империализму становится не только вопросом национальной гордости или агрессивности, а ещё залогом выживания. Или страна станет державой, или она утратит волю к жизни, а затем и остатки суверенитета. Как уже говорилось выше, подобные рассуждения применимы абсолютно к любой другой стране, которая претендует на сколько-нибудь заметное место в мире.

Новый империализм отличается от империализма классического. Например, в нём речь пока не идёт о собирании земель, что когда-то входили в состав государства, но Япония по замыслу стратегов должна стать чрезвычайно важной страной Азии, без одобрения которой нельзя решить ни одного серьёзного международного вопроса. То есть попробовать проигнорировать волю Токио, конечно, можно, но придётся столкнуться с последствиями: экономическими, политическими, а возможно, и военными. Чтобы стать такой региональной державой, необходимы три слагаемых: развитая экономика, мощная армия и мобилизующая идеология. Первое в Японии уже имеется, над вторым и третьим пунктами идёт работа. Не зря же в массовой культуре сейчас стремительно популяризируется военная служба.

В ту же колею укладывается и смещение военных приоритетов от сухопутных сил к флоту и авиации. Армия в условиях островного государства может выполнять сугубо оборонительные функции. ВМС и ВВС же — вполне наступательные.



Винить нынешнего премьера-«ястреба» Синдзо Абэ в милитаризации государства совершенно не стоит: проект большого (водоизмещение до 30000 т) авианесущего корабля был задуман и начал реализовываться задолго до его прихода на пост. Он является плодом лоббизма японских аналитиков, предвидевших нынешнюю эпоху передела мира ещё лет 10-15 назад. 2013-2015 годы стали временем большого перелома. Крым, Донбасс, нападение Саудовской Аравии на Йемен — перед нами лишь начало больших и кровавых событий. Так что «Идзумо», строительство которого было анонсировано ещё в далёком 2009 году, начал службу в нужное время.


В Токио видят, что США предают своих союзников на Ближнем Востоке — Израиль и Саудовскую Аравию (это отдельная история; здесь мы её касаться не будем), и такое отношение тоже не добавляет доверия к Большому Брату. В мир возвращаются времена права сильного в самой брутальной его форме, и договоры имеют всё меньше значение. Как и в уличной драке, уважения способен заслужить лишь тот, кто способен дать достойный отпор. Статус же «любимой жены» Соединённых Штатов больше никому не предоставляет никаких гарантий, но способен доставить целую кучу неприятностей.

Вывод: при любом раскладе надо иметь эффективную национальную армию. Исторически морские силы самообороны Японии всегда имели серьёзный противолодочный уклон. Это было связано с тем, что самую боеспособную часть военно-морских сил вероятного противника, в роли которого традиционно выступал Советский Союз, составляли как раз подводные лодки. Сейчас свои подводные силы активно развивает КНР. Учитывая, что Япония находится на островах, именно морская блокада подводными лодками наиболее страшна для её внешней торговли.

Японские вертолётоносцы прошлых поколений были противолодочными. Таков и «Идзумо», который у нас часто именуют и лёгким авианосцем и универсальным десантным кораблем, хотя на деле он не является ни тем, ни другим. На тематических форумах уже упоминалось о том, что без доработки "Идзумо" не способен принимать даже самолёты вертикального взлёта и посадки (AV-8B Harrier II, F-35B) — реактивная струя просто прожжет палубу насквозь. Альтернативой тут, по всей видимости, станет конвертоплан Bell Boeing V-22 Osprey, к закупкам которого японцы уже проявили интерес. Однако отсутствия возможности принимать СВВП это, конечно, не компенсирует.



В целом можно ожидать, что «Идзумо» будет задействован не столько в мифическом броске на Курилы и Сахалин, сколько для патрулирования Малаккского пролива и тихоокеанских путей, связывающих Японию с Соединёнными Штатами. С юга Япония также достаточно уязвима.

Два пути

В японской элите есть две основные партии, которые делятся по отношению к внешнеполитическому курсу. Это условно «американисты» и «реалисты». Первые готовы взять под козырёк в ответ на любой приказ из Вашингтона, независимо от того, насколько он соответствует интересам самой Японии. Их принцип «70 лет были несамостоятельны, нечего и начинать», и, говоря совсем откровенно, для своей страны они являются типичной партией предателей и конформистов.

«Реалисты» более адекватно смотрят на вещи. Они осторожно указывают, что американский «пароход развития» это — «Титаник», который вот-вот уйдёт на дно. «Реалисты» прямо указывают на то, что с проамериканской позицией Страна восходящего солнца раньше и попадала впросак. Например, когда Япония ввела санкции против СССР в связи с афганской войной, то она лишилась выгодных контрактов по освоению ресурсов Сибири и Дальнего Востока. Чем отплатили американцы своему самому главному союзнику в Западной части Тихого океана? Правильно, «Соглашениями Плаза», которые окончательно умножили на ноль японское экономическое чудо. Возвращаемся в нашу эпоху. До крымского кризиса российско-японские динамично развивались, но введение санкций против РФ заморозило переговоры по курильской проблеме, перспективному газопроводу Сахалин-Япония и многим другим важным вопросам. Что Токио получило взамен? Антидемпинговые пошлины на японскую сталь и откровенное самоустранение американцев по вопросу с островами Сенкаку. С такими союзниками, как американцы, утверждают «реалисты», и врагов не надо. Хуже того, американцы могут запросто бросить Японию в огонь очередной военной авантюры, если им потребуется. Украину уже натравили на Россию, ИГИЛ и Курдистан используют для ослабления Турции, Саудитов вынудили войти в Йемен.

Пока что победила позиция проамериканской партии: Япония, пусть и с заметным сопротивлением, но ввела санкции против России. Очевидно, что ничем хорошим такая политика для двухсторонних отношений закончиться не может и последствия её до конца не осознаны. А восстанавливать доверие потом будет исключительно тяжело, если вообще возможно. И всё ради заморского господина, который всё равно не оценит самопожертвования, ибо воспринимает его, как должное. Если антироссийское рвение Германии, помимо интересов американских, можно объяснить собственными интересами Берлина на Украине, то позиция Токио в этом вопросе выглядит чистым мазохизмом. Можно, конечно, обвинить и российскую дипломатию в том, что она не предложила японцам пряников, сопоставимых по размерам с американскими посулами, но нельзя утверждать наверняка, что в кулуарах такие предложения не были озвучены. Так или иначе, руководство Страны восходящего солнца в очередной раз выбрало Америку, и ему теперь нести ответственность за такой выбор. Как ни прискорбно осознавать, но отношение между нашими странами серьёзно испорчены, и видимо, надолго.

Единственный шанс для высшего руководства Японии повысить собственную значимость и разрубить узел внешней политики — совершить резкий разворот. Иными словами, «кинуть» Вашингтон с антироссийскими санкциями, как ранее сделали Сеул, Тель-Авив и Анкара. Хватит ли у Токио воли на такое? Скоро увидим.
Автор:
Игорь Кабардин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти