"Красная капелла" информирует Кремль

"Красная капелла" информирует Кремль6 октября 1969 года Указом Президиума Верховного Совета СССР 24 активных участника действовавшей с конца 1930-х годов в гитлеровской Германии под руководством советской внешней разведки антифашистской организации, получившей в дальнейшем название «Красная капелла», были награждены орденами Советского Союза (посмертно).

Следует подчеркнуть, что накануне Великой Отечественной войны советская разведка проникла с помощью надежной агентуры в круги, близкие к гитлеровскому руководству, обеспечила позиции в важных государственных структурах, в том числе в Министерстве иностранных дел (МИД), в Министерствах экономики и авиации, в гестапо. Особое место среди этих источников, информировавших Кремль в предвоенные годы, принадлежит членам антифашистской организации «Красная капелла».

Эта организация сопротивления только в Германии насчитывала свыше 200 человек. Руководителями ее отдельных групп являлись, в частности: Арвид Харнак («Корсиканец»), доктор юридических наук и философии, старший правительственный советник имперского Министерства экономики; Харро Шульце-Бойзен («Старшина»), старший лейтенант, сотрудник отдела разведки Министерства воздушного флота; Адам Кукхоф («Старик»), писатель-антифашист, режиссер, доктор философии. В 1942 году антифашистская организация была разгромлена, а большая часть ее активистов – казнена.


ИЗ ОФИЦИАЛЬНОЙ СПРАВКИ СВР

Строго говоря, в переписке советской внешней разведки НКВД накануне войны название «Красная капелла» ни разу не упоминается. Однако несколько позже этот термин стал синонимом различных сил, выступавших против нацистов.

«Красная капелла» включала в себя многочисленные, зачастую не связанные между собой группы антифашистского Сопротивления. Они действовали либо самостоятельно, либо в контакте с советской внешней разведкой НКВД, а часть из них – под непосредственным руководством Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба Красной армии.

Чтобы затушевать отличительную в деятельности этих групп антигитлеровскую направленность, Главное управление имперской безопасности (РСХА) в ходе оперативной разработки объединило их в одно дело под общим названием «Роте капелле», приписав им «международный шпионаж». По мнению гитлеровской контрразведки, это было меньшим злом, чем признать существование в Третьем рейхе в момент острейшей схватки с СССР антифашистского Сопротивления.

О том, как появилось на свет название «Красная капелла», рассказал заместитель руководителя гестапо Генриха Мюллера, начальник зондеркоманды «Красная капелла» оберфюрер СС Фриц Паннцингер, взятый в плен Красной армией.

На допросах в Смерше 1 февраля 1947 года и 29 июня 1951 года на Лубянке он показал, что отслеживание деятельности антифашистов началось в результате радиоперехвата радиоспециалистами шифрованных сообщений. На профессиональном жаргоне нацистской контрразведки подпольные радисты назывались «музыкантами» или «пианистами». В эфире зафиксировали работу сразу значительного количества радиопередатчиков. Таким образом, в Германии и оккупированных странах Европы работал целый «оркестр» или «капелла». Германская служба радиоперехвата определила, что «музыканты» ориентировали свои передачи на Москву. Поэтому «капелла» получила соответствующую «красную окраску».

С именем «Красная капелла» немецкие антифашисты вошли в историю и стали бессмертными.

ВЫПОЛНЯЯ ЗАДАНИЕ ЦЕНТРА

Приход Гитлера к власти в Германии обострил обстановку внутри страны. Центр поставил перед берлинской резидентурой задачу выйти на оппозиционные силы, способные выступить против Гитлера. Выполнять это задание руководства разведки предстояло резиденту «легальной» резидентуры Борису Гордону (оперативный псевдоним – Густав), который работал под прикрытием сотрудника консульского отдела полпредства СССР в Берлине.

"Красная капелла" информирует Кремль

Арвид Харнак (Корсиканец).


Вскоре через одного из своих надежных помощников Гордону удалось выйти на сотрудника Министерства экономики Арвида Харнака, который разделял антифашистские взгляды, но, исходя из своего положения, тщательно их скрывал. В ходе беседы с Харнаком (первоначальный оперативный псевдоним – Балтиец, затем – Корсиканец) немец дал согласие совместно с советскими друзьями бороться против нацизма. В дальнейшем Гордон продолжил активно встречаться с источником. Эти встречи проходили строго на конспиративной основе. Разведчик порекомендовал Харнаку стать «стопроцентным немцем», расширить контакты в правительственных кругах и вступить в нацистскую партию.

Здесь следует отметить, что, окончив в 1924 году университет в Йене и получив ученую степень доктора юриспруденции, Харнак решил продолжить обучение за границей и в 1925 году поступил в Лондонскую школу экономики. Через год благодаря успехам в учебе он стал стипендиатом Фонда Рокфеллера в университете города Мэдисон, штат Висконсин, США, где изучал проблемы американского профсоюзного движения и экономическую теорию. Там же в 1926 году он женился на магистре искусствоведения, американке немецкого происхождения Милдред Фиш, которая придерживалась прокоммунистических взглядов. В 1928 году Харнак вместе с супругой вернулся в Германию, продолжил изучение экономики в Гисенском университете, в 1931 году защитил диссертацию и получил ученую степень доктора философии.

С 1935 года Арвид Харнак стал вести разведывательную деятельность в пользу СССР. Его жена Милдред полностью поддержала это решение. Убежденная в необходимости такой деятельности, она активно помогала мужу, взяв на себя составление политической, экономической и военной информации для передачи Советскому Союзу. Кстати, переехав в Германию, она стала работать в Американском женском клубе в Берлине и даже некоторое время являлась его президентом. А с лета 1941 года работала доцентом и переводчиком на факультете зарубежных стран Берлинского университета. В 1969 году Милдред Харнак была посмертно награждена орденом Отечественной войны I степени.

Следуя рекомендациям резидентуры, Корсиканец вступил в элитарные фашистские организации – «Союз нацистских юристов» и «Херренклуб» («Клуб господ» – фашистская организация, объединявшая в своих рядах промышленников. – В.А.), а в 1937 году – в НСДАП. Членство в Национал-социалистической партии открыло ему дорогу к повышению по службе. Вскоре Корсиканец достиг определенных успехов в служебном росте, став правительственным советником, а позже – старшим правительственным советником.

В сентябре 1940 года берлинская резидентура докладывала в Центр: «Сеть информаторов Корсиканца к середине 1940 года значительно разрослась и насчитывает более 60 важных источников, 15 из которых являются идейно близкими ему людьми. Корсиканец объединил вокруг себя старых знакомых, осторожно выискивая и привлекая к себе новых... Не все лица, входящие в этот круг, знают друг друга, а существует как бы цепочка. Сам Корсиканец старается держаться в тени, хотя и является душой организации. Ее цель состоит в подготовке кадров, которые могли бы после переворота занять командные должности. Каких-либо связей с компартией Корсиканец не поддерживает».

В декабре 1940 года Корсиканец привлек к активному сотрудничеству со своей антифашистской организацией, а затем и с советской разведкой, старшего лейтенанта люфтваффе – Военно-воздушных сил Германии – сотрудника разведывательного подразделения Министерства воздушного флота страны Харро Шульце-Бойзена (оперативный псевдоним – Старшина). Он родился в семье морского офицера и был внучатым племянником и крестником адмирала фон Тирпица, создателя германского Военно-морского флота в Первую мировую войну. Интересная деталь: близким другом родителей Старшины был Герман Геринг.

Старшина являлся непримиримым противником нацизма. К середине 1940 года он возглавлял группу антифашистов, состоявшую примерно из 20 человек, объединенных намерением свергнуть Гитлера. Руководство советской внешней разведки считало, однако, что в тех условиях эта цель являлась нереальной. Центр исходил из того, что работа Старшины по добыче интересующей Москву секретной информации может стать более эффективным и существенным вкладом в антифашистскую борьбу.

Вскоре Старшина стал важным источником информации для советской разведки.

ПЛАН «БАРБАРОССА»

18 декабря 1940 года Гитлер подписал Директиву № 21, получившую название «план «Барбаросса».

План «Барбаросса» – условное наименование комплекта документов, в которых нашли отражение методы и средства ведения агрессивной войны нацистской Германией против Советского Союза.

Название плана происходит от имени императора Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы, который в XII веке возглавлял походы крестоносцев на Восток.

Разработка плана началась по распоряжению Гитлера 21 июля 1940 года и была окончена к 18 декабря этого же года. В разработке участвовали Вальтер фон Браухич, Вильгельм Кейтель и Фридрих Паулюс.

Первое предварительное обсуждение плана «Барбаросса» состоялось 5 декабря 1940 года. По результатам этого совещания Гитлер 18 декабря 1940 года подписал директиву Верховного главнокомандования № 21, которая требовала закончить подготовку к нападению на Советский Союз к 15 мая 1941 года.

Осуществление плана «Барбаросса» высшее руководство гитлеровской Германии предусматривало начать в мае 1941 года. Однако в связи с агрессивными военными действиями немецкой армии против Югославии и Греции этот срок был перенесен.

Главная цель плана – полный разгром и ликвидация СССР, выселение коренного населения за Урал, замена его немецкими колонистами. Предполагалось нанести внезапные массированные удары в направлении Москвы, Ленинграда, Украины, Северного Кавказа, захватить жизненно важные центры СССР, выйти на линию Волга–Архангельск, за которой, по мнению немецкого командования, организованного сопротивления со стороны Красной армии уже не будет.

Войну планировалось закончить до зимы 1941 года.

Разведка НКВД, ослабленная предвоенными репрессиями, этот план получить не сумела. Он был отпечатан в шести экземплярах, три из которых были вручены командующим родами войск, а остальные три хранились в личном сейфе Гитлера. Также не смогли получить план «Барбаросса» ни британская, ни американская разведки, имевшие, как они утверждали, «своих людей» в окружении Гитлера.

"Красная капелла" информирует Кремль

Харро Шульце-Бойзен (Старшина).


ВСКРЫВАЯ ПЛАНЫ ГИТЛЕРА

Тем не менее советской внешней разведке удалось вскрыть мероприятия по подготовке Гитлера к нападению на Советский Союз. В первую очередь – благодаря информации, поступавшей от членов «Красной капеллы».

Так, сразу же после разгрома Франции, 4 июля 1940 года, разведка информировала Кремль о переброске первых германских дивизий на советскую границу. Всего накануне Великой Отечественной войны внешнеполитическая разведка направила в Политбюро ЦК ВКП(б) более 120 детальных сообщений. В них не только отслеживались военные приготовления Германии, но и содержались сведения о военно-хозяйственных приготовлениях к эксплуатации советских территорий, которые будут захвачены вермахтом. Остановимся на некоторых из них.

9 июня 1941 года разведка доложила Сталину следующую информацию, полученную от Старшины и Корсиканца:

«Со слов начальника русского отдела группы атташе при штабе авиации подполковника Геймана:

– На следующей неделе напряжение в русском вопросе достигнет наивысшей точки, и вопрос о войне будет окончательно решен.

– Все подготовительные военные мероприятия, в том числе составление карт расположения советских аэродромов, сосредоточение на балканских аэродромах германской авиации, действующей сейчас на Ближнем Востоке, должны быть закончены к середине июня. Гитлер дал распоряжение о полном прекращении военных операций в Сирии и Ираке.

Со слов майора авиации Гертца:

– Все начальники аэродромов в генерал-губернаторстве и в Восточной Пруссии получили задание подготовиться к принятию самолетов. Спешно оборудуется большой аэродром в Инстербурге.

– Сформировано будущее административное управление оккупированной территорией СССР во главе с Альфредом Розенбергом».

11 июня 1941 года из Берлина поступает новая информация, основанная на сообщении Старшины:

«В руководящих кругах германского министерства авиации и в штабе авиации утверждают, что вопрос о нападении на Советский Союз окончательно решен. Будут ли предъявлены предварительно какие-либо требования Советскому Союзу – неизвестно, и поэтому следует считаться с возможностью неожиданного удара.

Главная штаб-квартира Геринга переносится из Берлина предположительно в Румынию. 18 июня Геринг должен прибыть в новое место расположения своей штаб-квартиры. Воздушные силы второй линии к этому же сроку должны быть переведены из Франции в район Познани.

Переговоры о совместных действиях между германским, финским и румынским генштабами ведутся в ускоренном темпе.

В ежедневных разведывательных полетах над советской территорией принимают участие также и финские летчики».

В сообщениях разведки руководству страны также указывалось о завершении строительства рокадных дорог, об укреплении мостов, скрытой концентрации переправочных средств, выгрузке боеприпасов прямо на грунт, об ограничении передвижения гражданских лиц в приграничной зоне и о переоборудовании школ под госпиталя, введении частичного затемнения.

И наконец, 16 июня 1941 года из Берлина поступает телеграмма, основанная на информации Старшины и Корсиканца, в которой говорится о том, что война может разразиться со дня на день:

«Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены, и удара можно ожидать в любое время.

В военных действиях на стороне Германии активное участие примет Венгрия. Часть германских самолетов, главным образом истребителей, находится уже на венгерских аэродромах.

Произведено назначение начальников военно-хозяйственных управлений будущих округов оккупированной территории СССР.

Для общего руководства хозяйственным управлением оккупированных территорий СССР назначен Шлотерер – начальник иностранного отдела Министерства хозяйства.

На состоявшемся в Министерстве хозяйства совещании хозяйственников, предназначенных для оккупированной территории СССР, выступил Розенберг, который заявил, что понятие «Советский Союз» должно быть стерто с географической карты».

Как показывает анализ этих сообщений, они носили исчерпывающий характер, и из них следовало, что гитлеровское нашествие неумолимо приближается. В сложившейся ситуации берлинская резидентура сделала все, что было в ее возможностях. Она однозначно предупредила Москву о том, что нападение Германии произойдет в 20-х числах июня.

В связи с нападением гитлеровской Германии на Советский Союз берлинская резидентура внешней разведки оказалась в сложном положении. В первый же день войны гестапо блокировало советское посольство в германской столице, запретив любые выходы персонала в город. Правда, заместителю резидента Александру Короткову удалось встретиться с Корсиканцем и Старшиной и передать им радиостанцию и инструкции на период военных действий. Тем не менее в первые же дни войны связь с антифашистским подпольем в Германии была нарушена. До войны предполагалось, что свои шифрованные сообщения участники «Красной капеллы» будут передавать по радио в приемный пункт разведки, развернутый под Брестом. Однако в связи с оккупацией Бреста он был эвакуирован в глубокий тыл, и связь с подпольем в Германии была утрачена.

Позже, правда, связь с руководством «Красной капеллы» удалось восстановить, используя возможности нелегальных резидентур военной разведки в Швейцарии и Бельгии. Однако в конце августа 1942 года гестапо арестовало членов подпольных групп Старшины и Корсиканца. Всего в Германии по делу «Красной капеллы» было арестовано свыше 200 человек, большинство из которых были казнены.

Несмотря на непродолжительный срок работы в военный период, руководимым Корсиканцем и Старшиной группам удалось передать в Москву ряд ценных сведений.

От них, в частности, была получена упреждающая информация о том, что в 1942 году Гитлер нанесет главный удар на Кавказ, отказавшись от наступления на Москву.

Активная деятельность немецких антифашистов была отмечена советским правительством. Лидеры «Красной капеллы» Адам Кукхоф, Ганс-Генрих Куммеров, Арвид Харнак и Харро Шульце-Бойзен были награждены посмертно орденом Красного Знамени. Деятельность 20 их соратников по борьбе с фашизмом была посмертно отмечена орденами Отечественной войны I и II степени и Красной Звезды.
Автор: Владимир Антонов
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/spforces/2015-04-10/10_kapella.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. Комментарий был удален.
  2. скрепоносец 16 апреля 2015 18:21
    Шо-то визуально Арвид Харнак (Корсиканец) на сеню яценюка(иудей) зело похож, тот тоже из " Министерства экономики " появился..
  3. Mindaugas 16 апреля 2015 19:11
    В советское время ни один ученый пытался написать что-нибудь на тему антифашисткого движения а Германии. Однако многостраничных трудов на эту тему так и не вышло. Почему? Да по одной простой причине. Оно было слишком малочисленным и незначительным, по сравнению с движением в европейских странах и СССР.Причины просты. Немцы были за НСДАП, а не против. Здесь сыграла свою роль и харизма Гитлера, и его пламенные речи, и удачное уничтожение противников, но основное – это удовлетворение главного желания немцев. Германия стала богатой, и с ее мнением начали считаться.Но кто же все-таки сопротивлялся фашистскому режиму? В основном коммунистические организации. В начале 30-х годов они были довольно сильными. Наиболее крупной организацией был знаменитый Рот Фронт. Можно также сказать о том, что в 1943 г. по инициативе коммунистов в Советском Союзе был создан германский центр антифашистской борьбы — Национальный комитет «Свободная Германия», во Франции в этом же году был образован Комитет Свободной Германии для Запада, координировавший действия антифашистов во Франции, Бельгии и Нидерландах. Однако эти организации существенной роли в истории антифашистской борьбы не сыграли. Таким образом, можно сказать, что антифашистское движение в Германии с момента прихода к власти Гитлера ослабло и практически сошло на нет.
  4. konvalval 16 апреля 2015 22:25
    Слава героям-антифашистам! Жаль только, что их информацией не воспользовались в полной мере. Не было бы столько потерь в первые дни войны.
  5. kotev19 17 апреля 2015 10:29
    ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ-АНТИФАШИСТАМ! love

    Йон Зиг, сын эмигрировавшего в США немца-механика, с 1910 г. жил в Германии, учился в народной школе и в учительской семинарии. В конце 1923 г. вновь переселился в США, но Америка отнюдь не оказалась для него “страной неограниченных возможностей”. Для систематической, нормальной учебы, к которой он стремился, не хватало средств. Работал на заводах автомобильных королей Форда и Паккарда, а после тяжелого трудового дня у конвейера изучал в вечерних университетах философию, филологию и педагогику. Однако о завершении образования нечего было и думать. Будучи членом американских профсоюзов, Йон Зит боролся за социальные права рабочих, за что неоднократно подвергался репрессиям.

    В 1928 г. Йон Зиг вернулся в Германию и в 1929 г. стал в Берлине членом КПГ. Сначала он занимался журналистикой и под псевдонимом Зигфрид Небель публиковал в газетах “Берлинер тагеблатт” и “Фоссише цай-тунг”, а также в редактировавшемся д-ром Адамом Кукхо-фом журнале “Ди тат” репортажи о своей жизни в Америке. С конца 1929 г. одаренный журналист стал сотрудником центрального органа КПГ газеты “Роте фане”.

    После установления фашистской диктатуры Йон Зиг был арестован и с марта по июль 1933 г. находился в заключении, а затем включился в антифашистскую борьбу КПГ. Первоначально руководил в южной части Берлина обучением коммунистов и беспартийных антифашистов марксистско-ленинской теории, проявляя большую инициативу в развертывании антифашистской работы. Курьеры партийного руководства КПГ доставляли ему директивы по ведению подпольной борьбы и различные материалы. В процессе своей девятилетней нелегальной деятельности Йон Зиг вырос в руководящего партийного работника.

    В 1933 г. друзья помогли Йону Зигу устроиться на государственные железные дороги. Сначала он был рабочим :в пакгаузе на Штеттинском вокзале в Берлине, а позднее – начальником службы движения. Здесь Йон Зиг получил возможность вести важную политическую работу. Он использовал свои служебные поездки и право бесплатного проезда для установления связи с коммунистическими партийными организациями Франкфурта-на-Майне и Гамбурга. Принимал участие в развертывании Сопротивления на берлинских предприятиях и помог коммунисту Герберту Грассе и его кружку восстановить связи с группами антифашистски настроенных рабочих на берлинских военных заводах. Во время второй мировой войны Йон Зиг вел систематическую антифашистскую борьбу на государственных железных дорогах, благодаря чему эшелоны с боеприпасами и войсками направлялись не по назначению или же простаивали на загруженных линиях.

    Бывший журналист, Йон Зиг не порывал связей и с передовой интеллигенцией. Еще в 1936 г. писатель Адам Кукхоф ввел его в круг антифашистов, группировавшихся вокруг д-ра Арвида Харнака. После начала второй мировой войны руководство нелегальной берлинской организации КПГ поручило Йону Зигу наряду с Вильгельмом Гуддорфом тесно сотрудничать с обер-лейтенан-том Харро Шульце-Бойзеном и д-ром Арвидом Харна-ком, чтобы объединить всех противников Гитлера независимо от их мировоззрения в Народный фронт с целью свержения нацистской диктатуры, прекращения войны и создания миролюбивой, демократической Германии. Йон Зиг был одним из инициаторов издания нелегальной газеты организации “Внутренний фронт”, для которой написал ряд статей.

    11 октября 1942 г. Йон Зиг был арестован. После жестоких пыток в здании гестапо на Принц-Альбрехтштрассе в Берлине он покончил жизнь самоубийством.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня