«Третий показательный» на фоне из «разрешенных» (дополнено)

...Сначала на патриотических сайтах появился публичный донос с приглашением расправиться с «объектом». О бывшем народном депутате Украины Олеге Калашникове так и написали – «сепаратист» и т. д. И дали адрес, где можно стрелять. А потом нашелся и стрелок: вечером, 15 апреля 2015 года, экс-депутат был убит на пороге своей квартиры на 8-м этаже обычного киевского дома в не очень престижном (по меркам бомонда) районе. И по одним данным его труп долго лежал на месте убийства – типа проводились следственные действия. По другим – убрали через полчаса.

«Третий показательный» на фоне из «разрешенных» (дополнено)



И то, и другое поведение вызывает, как минимум, удивление. Если тело лежало долго, плюс там же безнаказанно и беспрепятственно, при огромном скоплении милиции ограбили невестку убитого (вырвавший сумочку убежал через все кордоны, и не нашлось никого, кто его остановил бы), то это был символический сигнал. Должны были пойти слухи, что, мол, все успокойтесь, иначе всем такое будет.

Если же убрали останки убитого очень быстро, то понятно, что всем все ясно: задача поставлена – констатировать смерть, но ничего не расследовать, ибо всем очевидно, это никому не нужно, ритуал соблюден, сигналы посланы, за работу, товарищи, пардон, в соответствии с новыми веяниями – панове...

Тем не менее, следователи пообещали порадовать криминальным «свежачком» по Калашникову уже сегодня. И поэтому делать какие-то конкретные выводы на этот счет рановато – подождем официальную точку зрения.

Однако уже сейчас поражают, как минимум, три момента, характеризующие сегодня ситуацию в Украине. Во-первых, как радуются, не скрывая эмоций и не выбирая выражений в адрес убитого, его политические оппоненты, составляющие сегодня костяк постмайданной власти. Погибшего уже назвали «мразью» и выразили надежду, что смерть его – не результат банальных криминально-бизнесовых разборок, а «классический бандеровский атентат» – покушение с убийством возмездия и устрашения. Глупость, безнравственность и бездуховность – налицо. Но в то же время это адрес, откуда МОГЛИ прилететь пули. И Калашников это знал, потому что незадолго до смерти писал: «Нацизм со звериным оскалом жаждет крови, чтобы скрыть свои преступления против многострадального народа современной Украины!»...

Во-вторых, как же убийство Калашникова органично укладывается в наметившийся тренд расправ, уничтожения и устрашения оппонентов существующей власти. Вне зависимости от того, хочет она этого или не хочет, от нее исходят приказы об «атентате», или это самодеятельность ее ретивых соратников и тупых исполнителей, угадывающих скрытые желания. Среди всех убитых и покончивших жизнь странными самоубийствами бывших в последние недели и месяцы «регионалов» Олег Калашников стоит в ряду тех, кто особо, серьезно и системно мешал или мог помешать именно нынешней украинской власти. Калашников – тоже знаковая фигура, человек, который по замыслу убийц, не должен был раскрыть свои таланты в борьбе с режимом.

Первый же в этом печальном списке – самым странным образом шагнувший с 17-го этажа своего дома экс-глава Фонда госимущества Украины и зампредседателя фракции Партии регионов (ПР) в прошлой Раде Михаил Чечетов. Он, как говорится, слишком много знал, кто когда и в какой степени законно обзавелся своим богатством и капиталами при разделе бывшей госсобственности в процессе «прихватизации». По общему мнению в Украине, Чечетов мог заговорить и спровоцировать передел собственности и сфер влияния. Поэтому его и убрали. Равно как за полгода до этого убрали его сменщицу на посту главы Фонда госимущества Валентину Семенюк-Самсоненко, которая сама себе выстрелила в лицо из охотничьего ружья.

Другим таким «странным», но крайне неудобным власти был и застрелившийся экс-губернатор Запорожской области Александр Пеклушенко. В отличие от многих своих коллег по ПР, предавших и переметнувшихся к «врагам» задолго до их победы и падения Януковича, запорожский губернатор вышел к митингующим против него майдановцам и заявил, что не сложит полномочия губернатора, а с билетом Партии регионов «жил, живет и умрет». А потом силой разогнал майдан в Запорожье. И с должности он ушел только по приказу и. о. президента Александра Турчинова 3 марта 2014 года, больше чем через неделю после госпереворота. За это новый режим отдал Пеклушенко под суд. Но он не испугался суда и мог его выиграть. Мог, но не должен был. И потому «самоубился» выстрелом в шею...

Такая позиция губернатора Пеклушенко, кстати, предопределила и накал борьбы с последствиями госпереворота в Запорожье. Именно там сторонники «антимайдана» – так называемые 300 запорожцев – вошли в мировые анналы сопротивления режиму, когда несколько часов, сбившись в круг, отбивали атаки боевиков и штурмовиков «Правого сектора» и прочих «активистов майдана». И ушли непобежденными. Этого тоже сторонники режима не могли простить Пеклушенко.

И точно таким же непреклонным и бескомпромиссным, третьим по счету «показательно устраненным» источником проблем был и убитый, Калашников, который три недели назад открыто рассказал журналистам, поддерживающим режим, что сейчас занимается «общественно-политической деятельностью» и по-прежнему продолжает «исповедовать идеологию ПР».

Калашникову серьезно угрожали. Он сам написал в соцсети «ВКонтакте»: «Беги, ходи и оглядывайся – мы начали на тебя охоту» – это, пожалуй, самое дружеское послание, которое я получил в личных сообщениях после того, как 23 февраля 2015 года вместе с соратниками возложил цветы у Вечного Огня в Парке Славы столицы Украины и просто поделился своими убеждениями в социальных сетях».

Оппонентам Калашникова было за что его ненавидеть. Он открыто поддерживал Россию по вопросу Крыма и осуждал внешнее вмешательство в украинские дела. «Там, в Крыму, нет русских солдат. Доказательств нет, а вот в Киеве работают американские агенты. В СБУ, Нацгвардии, везде», – убеждал он всех. А за пять дней до своего убийства резко раскритиковал принятые парламентом 9 апреля текущего года так называемые законы о декоммунизации/денацификации, которые отменили День Победы 9 мая, запретили использование термина «Великая Отечественная война» и уравняли в правах ветеранов этой войны и бойцов ОУН-УПА, которые долгое время были союзниками нацистов Адольфа Гитлера.

В ответ на это Калашников объявил, что со своими сторонниками сделает все, чтобы украинские ветераны беспрепятственно, широко и свободно отпраздновали День Победы. И он мог это обеспечить как глава «Общевоинского союза Украины», объединяющего военных ветеранов разных лет. А для киевского режима эти дни тоже знаковые: запретителям праздников, разрушителям памятников и переписчикам истории важно в эти дни будет показать, что украинский народ не волнуется, празднует то, что укажут, поддерживает исторические «новации» и легко отказывается от «советско-коммунистического наследия». И власти теперь это могут сделать – Калашникова теперь нет. А как поведут себя его сторонники, не известно...


В-третьих, смерть Калашникова в очередной раз актуализировала необходимость оппозиции в современной Украине. Как выгодно для себя и невыгодно для так называемой оппозиции из партии «Оппозиционный блок» («ОБ») смотрится фигура Калашникова на общем фоне политической борьбы в стране. Калашников решительно, как и надлежит оппозиции, отстаивал свои позиции, а вот «ОБ» откровенно действовал и, судя по всему, действует строго по разрешенному и согласованному с властью плану.

И это уже проблема «ОБ». Если бы сейчас проводились досрочные парламентские выборы, то для них на бумаге «ОБ» имеет уже довольно привлекательную программу. Смысл ее сводится к простому – к отрицанию всего того, что делает нынешняя власть. Но все эти преимущества однозначно существуют лишь на бумаге. Что и показало голосование за дискриминационные законы 9 апреля – «ОБ» тупо промолчал. И потому если сегодня «ОБ» хочет развиваться поступательно и последовательно в сторону оппозиционности и бороться за власть, а не выпрашивать ее, то объективно должен решить для себя четыре главные проблемы.

Первая: любой ценой избавиться от имиджа именно «разрешенной оппозиции». Силы, которую допустили на выборы в октябре 2014 года лишь для придания имиджа демократичности постмайданному режиму. «ОБ» допустили, а вот Компартию Украины демонстративно прокатили. И за что? А в знак благодарности за поддержку «обэшниками» так называемого «евромайдана» и предательство прежних своих вождей – президента Виктора Януковича и ПР. «ОБ» же, как видим, резко оппонировать не хочет, а рассчитывает мирно и плавно, по приглашению, войти во властные структуры режима, заменив там одиозных «майдаунов-революционеров», совершенно не способных к управлению государством.

Вторая: как-то «расплеваться» именно с этим имиджем предателей. Есть такое шикарное выражение: «Капитан на судне знает все, но крысы знают больше». И оно правильно по сути. Украинские «крысы» с мандатами нардепов от Партии регионов или удостоверениями Администрации президента Януковича первыми побежали от своего шефа. Вот только некоторые штрихи к картине того тотального предательства, которое в Раде олицетворяют именно «бывшие». Еще безоружные «беркутовцы» проливали кровь на майдане, защищая Януковича, а из его Администрации побежали руководитель Главного управления по вопросам международных отношений Андрей Гончарук и советники президента Ирина Акимова и Виталий Грамотнев. Ну, а во фракцию тимошенковской «Батькищины» вступила пригретая Януковичем Александра Кужель. Когда эта женщина почувствовала, что дни Януковича сочтены, она вообще «потерялась» – «прокляла» бывшего благодетеля при помощи 108 библейского псалма. То есть известной молитвы Давида, обращенной к Господу, в которой он просит об отмщении своим врагам, безжалостно преследующим его. Кужель публично обратила против Януковича такие слова из псалма: «Дети его да будут сиротами, и жена его – вдовою». И пообещала судьбу двух премьер-министров Израиля – убитого Ицхака Рабина и на то время пребывающего в коме Ариэля Шарона. И Янукович-то остался жить. Но и Кужель вершит судьбы страны в Раде. И коллеги по предательству – тоже, потому что все члены «ОБ» прекратили свое членство в ПР, а саму ее типа «законсервировали»...

Третья: где «ОБ» взять лидера, хотя бы такого, каким у ПР был тот же Янукович. На его место пнутся то Юрий Бойко, лидер «ОБ», то его напарник Сергей Левочкин, которого свергнутый президент публично обвинил в организации майдана, а значит и госпереворота. И веры им в народе нет именно по этой причине. Равно как и по причине соглашательства с нынешним режимом. А без веры в вождя в украинском электорате, увы, мало что делается. Вот и в Паутине шутят: «У афроамериканцев есть Обама, у укроевропейцев есть амебы»...

И, наконец, четвертая и самая главная: «ОБ» позиционирует себя как общенациональная партия, но опираться все равно собирается на электорат юго-востока. В том числе и на ДНР и ЛНР, которые он хочет видеть в составе Украины и чьи интересы он собирается и планирует представлять. Но что из того, что ополченцы ДНР и ЛНР уже отвоевали для себя с оружием в руках, «ОБ» может предложить? Ответ: увы, ничего...

Равно как не понятно, что «ОБ» может предложить и всей остальной Украине, чтобы на деле, а не на словах переломить ситуацию. А ведь 9 мая этого года еще может стать поворотным пунктом в современной истории Украины. Вполне вероятен кумулятивный по силе эффект, фактически синергия от слияния разных потоков недовольства людей – выступлений против переписывания и искажения истории, насилия над ветеранами, надругательства над памятью с социальным недовольством, вызванным тотальным обнищанием украинского народа. Как раз именно к 9 мая не только ветераны, но и все остальные граждане Украины получат первые апрельские платежки с увеличенными в разы тарифами на услуги ЖКХ. И «рвануть» могло бы очень серьезно. Вот тут – и это объективно, а не как-то злопыхательски – одинаково могут «развернуться» и власть, и оппозиция, и их вожди соответственно. Если они есть, конечно...

P.S. ...Но самое страшное для Украины в том, что последний виток зачистки политического поля не с экс-депутата и политика начался и не его смертью, к сожалению, закончился. В ночь с 12 на 13 апреля был зверски убит в якобы бытовой ссоре журналист Сергей Сухобок, основатель очень едкого по форме и по смыслу, крайне независимого по суждениям резонансного интернет-ресурса «Обком», попадания в материалы которого боялись многие в Украине.

А уже 16 апреля из проезжающего автомобиля был убит известный журналист и успешный популярный писатель Олесь Бузина. И опять знакомый почерк: жертву ждали возле его дома в Киеве и стреляли практически в упор. Чтобы наверняка. И чтобы заказ был выполнен и гонорар за утверждение ценностей «революции достоинства» гарантирован. Серьезных и безжалостных ребят в этот раз задействуют украинские «демократы», «евроинтеграторы» и «носители общечеловеческих ценностей» с берегов Днепра. Осечек они уже, по-видимому, не допускают...

...А ведь Олесь мог бы жить. Если бы послушался советов и выехал из Украины в эмиграцию. Его буквально вчера приглашали в Москву. Но он очень любил свою страну. По-настоящему любил. Мы с ним обсуждали эту тему и согласились, что если мы уедем, то это будет означать, что ОНИ победили. А ОНИ не должны победить никогда. И тогда они начали убивать...

А знаете, кто виноват? Ответил нардеп и советник министра Антон Геращенко на своей странице в Facebook: «Не исключаю, что убийства Олега Калашникова и Олеся Бузины специально спланированы и организованы из Москвы и являются одной из частей плана по внутренней дестабилизации Украины, с одной стороны, и дальнейшего разжигания антиукраинских настроений в российском обществе».
Автор:
Владимир Скачко
Первоисточник:
http://versii.com/news/325727/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти