Императорская и королевская армия Австро-Венгрии в преддверии Первой мировой войны

Если сравнивать между собой страны-участницы Первой мировой войны из разных военно-политических блоков, то сравнение Австро-Венгрии с Российской империей напрашивается само собой. В некотором отношении в этот же лагерь можно записать Османскую империю. Все три империи были великими континентальными державами, которые объединяли десятки народностей и нуждались с социально-экономической модернизации. Как и Россию, Австро-Венгрию и Османскую империю обременяли сложные внутриполитические проблемы, среди которых выделялись социальная и национальная. Однако, если в Российской империи более остро стоял социальный вопрос, то в Австро-Венгерской и Османской империях главной была национальная проблема. В Австро-Венгрии титульные нации (немцы-австрийцы и венгры) не составляли и половины всего населения. Национальный вопрос стал для Австро-Венгрии и Османской империи «миной», который сокрушил две державы, нужен был только «запал», которым стала Первая мировая война. Внешние силы, заинтересованные в крушении старых империй, активно использовали национальную карту в своих интересах.

Большую роль на национальный вопрос в Австро-Венгрии (как и в Турции) оказывала ситуация на Балканском полуострове. Греки, сербы, черногорцы и болгары получили независимость, воссоздали государства. Это было предпосылкой для развития соответствующих тенденций на территории Австро-Венгрии и Османской империи. Свои интересы на Балканах были у России. Главным камнем преткновения на Балканах стала Сербия. Россию и Сербию связывали особые отношения, сербы по своей ментальности были ближе всего русским. При этом Сербское королевство, успешно выдержавшее две Балканские войны 1912-1913 гг., создало огромные проблемы Австро-Венгерской империи. Сербская элита вынашивала планы строительства «Великой Сербии» за счёт славянских владений Австро-Венгрии (эти замыслы тайно поддерживали внешние силы, рассчитывающие запалить Европу). В Сербии надеялись объединить все южнославянские народы.


Для Австро-Венгерской империи реализация таких планов была катастрофой. Кроме того, Сербия была экономическим конкурентом, подрывая сельское хозяйство Венгрии. Решительности Белграду придавала поддержка Петербурга. Всё это раздражало австро-венгерскую элиту, большая часть которой все больше склонялась к силовому решению проблемы. Многие в Австро-Венгрии хотели начать превентивную войну, не ждать пока восстанут южнославянские народы, разгромить Сербию. В военном отношении Австро-Венгерская империя была намного сильнее Сербии, и если бы войну удалось локализовать на одном Балканском фронте, Вена надеялась добиться быстрого успеха. По мнению австро-венгерской элиты, эта победа должна была ликвидировать угрозу целостности империи и вернуть положение лидера в Балканском регионе.

Закат империи. Армия

Традиционными опорами дома Габсбургов была армия и чиновничество. Армия была «любимой игрушкой» монарха. Однако армия постепенно утрачивала былое единство. Национальный состав «императорской и королевской армии» становился всё более пестрым. На рубеже XIX-XX столетий из насчитывавшихся в армии 102 пехотных полков 35 были славянскими, 12 — немецкими, 12 — венгерскими, 3 — румынскими, остальные — смешанного состава. В качестве отдельных видов сухопутных войск существовали австрийские (ландвер) и венгерские (гонведы) территориальные вооружённые формирования, а также ополчение (ландштурм), которое призывали во время всеобщей мобилизации. К началу XX столетия 29% личного состава армии составляли немцы, 18% — венгры, 15% — чехи, 10% — южные славяне, 9% — поляки, 8% — русины, по 5% — словаки и румыны и 1% — итальянцы. При этом среди офицерского состава преобладали немцы и венгры, а из славян в основном присутствовали поляки, хорваты и чехи, остальных было мало.

В общеимперской армии существовали «предохранители» против трений между представителями разных национальностей. Так, если в каком-либо полку представители той или иной национальности составляли более 20% личного состава части, их язык признавался полковым языком и его знание (на уровне, который необходим для нормального несения службы) признавалось обязательным для офицерского и унтер-офицерского состава. Командным языком для всех родов войск, кроме венгерских гонведов, был немецкий. Каждый солдат, не говоря об офицерах, должен был знать немецкий язык хотя бы на уровне основных команд и военных терминов. Немецкий был также служебным языком армии, на нём велась переписка, им пользовались военные суды, тыловые и хозслужбы и т. д. Главнокомандующим вооружёнными силами являлся император. По сути, изначально армия в Австро-Венгрии была наднациональной структурой, на основе «немецкости». Главным защитником этого принципа был император. Выделение в армии национальных частей вело к общей деградации и разрушению здания империи.


Солдаты 28-го (чешского) пехотного полка

К началу Первой мировой войны процессы лишения единства армии постепенно набирали обороты. Демократизация офицерского корпуса армии усиливала этот процесс. Аристократия постепенно утрачивала ведущие позиции в армии и государственном аппарате. Так, в 1880-1910 гг. доля майоров в общеимперской армии, имевших дворянский титул, снизилась с 37,7% до 18,2%, подполковников — с 38,7% до 26,8%, полковников — с 46,7% до 27%. Если в 1859 году дворянами было 90% австрийского генералитета, то к концу Первой мировой войны — лишь каждый четвертый генерал. Хотя в целом военная элита оставалась лояльной к трону, но постепенно националистические и демократические настроения проникали в оплот империи.

Особенно ярко это проявилось после кампании 1914 года, когда после ряда неудачных сражений, которые привели к массовой гибели кадровой части армии, и всеобщей мобилизации на фронте большую часть офицерского корпуса стали представлять резервисты — вчерашние учителя, преподаватели, врачи, юристы, лавочники, студенты и т. д. К 1 октября 1918 года из 188 тыс. австрийских и венгерских офицеров только 35 тыс. были кадровыми военными. Это привело к резкому росту националистических и демократических настроений в армии. Схожую ситуацию мы можем увидеть и в Российской империи, где гибель ядра кадровой армии на полях сражений Первой мировой войны предопределила гибель империи и падение дома Романовых. Армия из стабилизирующего фактора, который останавливал разрушительные тенденции, сама стала фактором всеобщей дестабилизации.

Армия комплектовалась по призыву. Призывной возраст в общеимперской армии составлял 21 год. Срок службы составлял: a) для призываемых в общеимперскую армию 3 года службы, 7 лет в резерве армии, 2 года в резерве ландвера, б) для призываемых в ландвер 2 года службы и 10 лет в резерве ландвера. В численном и качественном отношении австро-венгерская армия серьёзно уступала французской, германской и русской армиям. Однако явно имела преимущество над армиями Италии, Османской империи и балканских государств. В 1902 году 31 пехотная и 5 кавалерийских дивизий были разбиты на 15 корпусов (в основном по две пехотные дивизии в каждом), рассредоточенных по империи. Так, 1-й корпус располагался в Кракове, 2-й корпус — в Вене, 3-й корпус — в Граце, 4-й корпус — в Будапеште и т. д.

Численность армии в мирное время в 1905 г. составляла 20,5 тыс. офицеров, около 337 тыс. нижних чинов при 65 тыс. лошадей и 1048 орудиях. Военнообязанными тогда были 3,7 млн. человек, но только около трети имело удовлетворительную военную подготовку. Это было слабостью австро-венгерской армии, которая имела небольшой обученный резерв и была не готова к длительной войне. К примеру, Германская империя уже в 1905 году имела более 4 млн. обученных военнообязанных.

Большой проблемой была техническая обеспеченность армии. Войскам не хватало новых видов оружия. Бюджетные расходы на армии явно не соответствовали военно-политической ситуации в Европе и особенно на Балканах. Военные расходы Австро-Венгрии в 1906 году составили 431 млн. немецких марок, Франция в этом же году потратила на военные нужды 940 млн. марок, Германия — около 1 млрд. марок, Россия — более 1 млрд. марок.

До 1906 года вооруженные силы возглавлял Фридрих фон Бек-Ржиковский. Бек был начальником Генерального штаба вооруженных сил Австро-Венгрии с 1881 г. Неофициально Бека называли «вице-кайзером» при Франце Иосифе в области оборонной политики, так как он сосредоточил в Генштабе руководство вооруженными силами. Бек был осторожным деятелем, который балансировал между прогрессивно-либеральным течением и консервативным лагерем. Новым главой Генштаба стал Франц Конрад фон Хётцендорф (Гётцендорф), который был душой «партии ястребов». Хётцендорф сыграл большую роль в том, что Австро-Венгрия развязала большую войну в Европе. Как глава «партии войны» он выступал за активизацию внешней политики Вены, развязывание превентивной войны с Сербией и Черногорией, и гегемонию в Албании. Не доверяя Италии (она тогда была в составе Тройственного союза), он призывал к укреплению австро-итальянской границы. Хётцендорф энергично развивал и перевооружал армию, усилил артиллерию (особенно тяжелую).

Императорская и королевская армия Австро-Венгрии в преддверии Первой мировой войны


Начальник Генерального штаба вооруженных сил Австро-Венгрии в 1881—1906 гг. граф Фридрих фон Бек-Ржиковский

Начальник генерального штаба австро-венгерских войск накануне и во время Первой мировой войны Франц Конрад фон Хётцендорф

Хётцендорф был буквально помешан на превентивной войне против Сербии или Италии, а лучше против обеих сразу. Однажды в ходе разговора с императором Францем Иосифом в ответ на воинственные размышления начальника генштаба монарх сказал, что «Австрия никогда не начинала войну первой» (явно погрешив против исторической правды), Конрад ответил: «Увы, Ваше Величество!». Благодаря усилиям начальника Генштаба и наследника престола эрцгерцога Франца Фердинанда, который был заместителем императора в верховном командовании армией (он также не любил сербов, но был противников превентивной войны, сдерживая «ястребов»), общеимперская армия в 1906-1914 гг. сделала большой шаг вперёд в области технической оснащенности и боевой подготовки войск. По закону 1912 года численность регулярной армии в военное время увеличивалась с 900 тыс. человек до 1,5 млн. солдат и офицеров (не считая территориальных вооруженных формирований, резервных частей и ландштурма-ополчения). Заметно возросли военные расходы, были одобрены программы строительства новых укреплений, перевооружения флота и развития боевой авиации.

Так, в 1907 году начали строить серию линейных кораблей типа «Радецкий». Всего построено 3 корабля: «Эрцгерцог Франц Фердинанд» (1910 г.). «Радецкий» и «Зриний» (оба — 1911 г.). Водоизмещение полное 15845 т, длина наибольшая 138,8 м, ширина 24,6 м, осадка 8,2 м. Мощность паровых машин 19800 л. с., скорость 20,5 узлов. Броневая защита: пояс 230—100 мм, противоторпедная переборка 54 мм, башни главного калибра 250-60 мм, 240-мм башни 200-50 мм, казематы 120 мм, палуба 48 мм, рубка 250-100 мм. Вооружение: по двенадцать 305-мм и 150-мм орудий, двадцать 66-мм пушек, 4 торпедных аппарата. В 1910 году началось строительство серии новых, более современных линейных кораблей: «Вирибус Унитис», «Тегетгоф» (1913 г.), «Принц Оиген» (1914 г.) и «Сент-Иштван» (1915 г.). Водоизмещение полное 21 595 т, длина наибольшая 152,2 м, ширина 27,3 м, осадка 8,9 м. Мощность турбин 27 000 л. с., скорость 20,3 узлов. Броневой пояс 280-150 мм, броня башни 280—60 мм, каземат 180 мм, палуба 48—30 мм, ру6ка 280—60 мм. Вооружение: по двенадцать 305-мм и 150-мм орудий, двадцать 66-мм пушек, 4 торпедных аппарата.


Линейный корабль "Радецкий", Австро-Венгрия, 1911 г.

Линейный корабль "Вирибус Унитис", Австро-Венгрия, 1912 г.

Стоит отметить, ещё одну особенность армии Австро-Венгрии. Общеимперская армия уже не воевала почти полвека. После поражения в австро-прусской войне 1866 года, австрийцы не воевали. Операция в Боснии в 1878 г. имела локальный характер и не прибавила боевого опыта. Отсутствие боевого опыта и военных побед не могло не отразиться на морально-психологическом состоянии имперской армии. Не зря эрцгерцог Франц Фердинанд считал, что, несмотря на общую внушительность австро-венгерской армии, она неспособна к длительным боевым действиям с сильным врагом. Конрад фон Хётцендорф считал иначе. Наследник престола и начальник Генштаба спорили по этому вопросу. В итоге война показала, что оценка Франца Фердинанда была верной.

Австро-венгерская армия была хороша на парадах, внушала угрозу соседям, цементировала единство империи, но длительные боевые действия сказались на ней самым негативным образом. Габсбургские военные уже давно не воевали и не побеждали, что сказалось на их боевом духе. Офицеры и солдаты общеимперской армии не были трусами, но армия, забывшая вкус победы, оказалась в невыгодном положении при столкновении с врагом. Слабым местом австро-венгерской армии (как и русской) был генералитет, у которого отсутствовала необходимая военным агрессивность (активность), решительность и инициативность. Генералы «мирного времени» не умели воевать.

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Австро-Венгрия в Первой мировой войне
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

1 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти