Осовецкий подвиг. 100 лет забвения

Летом (6 августа) 2015 года Россия отметит 100-летие одного из самых ярких историографических эпизодов Первой мировой войны – контрудара бойцами 13-й роты 226-го Землянского полка немецких подразделений после проведения теми газовой атаки крепости Осовец, занимаемой русским гарнизоном. Казалось бы, до юбилея ещё несколько месяцев – для чего поднимать эту тему, которая, кстати, неоднократно обсуждалась на страницах «Военного обозрения», сейчас? Почему? Да хотя бы потому, что сам термин «Россия отметит 100-летие» события, названного историками «атакой мертвецов», выглядит весьма громко.

Осовецкий подвиг. 100 лет забвения



А громок он потому, что отнюдь не является бесспорным фактом наличие у высоких властей в Минкульте идеи вспоминать о героическом подвиге бойцов 226-го Землянского полка, обративших около семи тысяч немецких солдат в бегство в Осовце в 1915 году. Хотя только ли к Минкульту можно предъявлять претензии?

Так уж сложилось, что за годы существования Советского Союза как-то не принято было обстоятельно и развёрнуто рассказывать молодому поколению о ходе Первой мировой войны, даже если имели место множественные эпизоды героизма русской армии. Причина, как известно, в идеологии, согласно которой Первая мировая война была империалистической, и за Россию воевала вовсе не та армия, память которой нужно уважать, а «сборище белогвардейцев и их прихвостней»… Да и сама-то Россия в идеологической пропаганде представлялась вовсе не Родиной, из которой и вышло и революционное поколение, и все поколения последующие, а оплот царизма, империализма, в общем, «контрреволюционного мракобесия».

Естественно, что при таких оценках как самой Российской империи, так и её армии, от советских историков трудно было ожидать объективного описания как всего хода, так и отдельных эпизодов Первой мировой войны. Какая уж там контратака 226-го Землянского полка… Мол, не писать же в учебниках истории, что солдаты, с вытекающими глазами, выкашливая собственные лёгкие от отравления едким газом, шли в атаку на немецкие полки, умирая за царя-батюшку. А если не написать про царя, то советский народ чего доброго сам сделает выводы, которые для карьеры историка станут «неутешительными». В общем, историки старались по возможности обходить эту тему стороной, так как сама тема, выражаясь современным языком, не была политкорректной. В итоге героизм русского солдата пал жертвой этой пресловутой идеологической «неполиткорректности». И было ведь точно так же не только с Осовцом и гарнизоном Осовецкой крепости.



Так называемая гласность пришла, как известно, потом. Но только, прости господи, гласность эта пришла в основном в таком виде, при котором историкам предлагалось «раскрывать ужасы кровавой гэбни», но при этом не особенно приветствовалось упоминание подвигов русских (советских) солдат в те или иные эпохи. Если о Польше, то про «зверства сталинского режима против польских офицеров в Катыни» - пожалуйста, про «кровожаные планы похода Тухачевского на Варшаву» - пожалуйста, но про польские зверства в Тухольском и других концлагерях – ни-ни… Про оборону крепости Осовец (ныне территория Польши) – тоже ни-ни… Вдруг обидятся наши польские «друзья»…

Вот и вышло так, что даже после «торжества гласности» в России в связи с приснопамятной перестройкой и развалом СССР подвиги русской армии в годы Первой мировой войны в большей своей массе так и остались преданными забвению. Лишь с недавних пор благодаря историкам-энтузиастам, писателям, обычным школьным учителям и представителями журналистского сообщества история обороны Осовецкой крепости стала доноситься до народа. И история о том, как остатки 13-й роты 226-го Землянского полка, который немцами был полностью похоронен в их мыслях (после газовой атаки), едва передвигая ноги, вышли навстречу атакующим, удерживая в руках оружие, многих повергает в шок. Если говорить о реакции людей, которые об этом эпизоде истории слышат впервые, то эта реакция примерно следующая: Как же так? Почему об этом не было известно раньше? Не преувеличение ли историков и историографов?

В том и дело, что не преувеличение… Думается, что если бы в любой другой стране мира армия совершила нечто подобное (хотя какая армия ещё могла подобное совершить), то история бы эта гремела, её перепечатывали бы во всех учебниках, по её мотивам были бы сняты художественные фильмы. Но у нас, так уж вышло (и причины были названы) возникают проблемы не то что с художественными фильмами, но даже с отражением этого примечательного эпизода в школьных учебниках. Да что там эпизода… До сих пор тема Первой мировой войны как по инерции остаётся какой-то куцей, будто бы наша страна в этой войне принимала какое-то опосредованное участие. Нечто из разряда: «Помер Максим, да и хрен с ним»…

Из личного опыта. Когда учащихся старших классов школ Воронежской области спрашиваешь о том, что они могут рассказать об Осовецкой крепости, то понимаешь: при слове «Осовец» большинство учащихся лишь переглядываются, демонстрируя то, что они впервые слышат о её существовании, не говоря уже о каком-то 226-м Землянском полке. Это особенно прискорбно в связи с тем, что 226-й Землянский полк – это неотъемлемая часть истории региона, и сам Землянск (трёхтысячное село), слава богу, не исчез с карты Воронежской области. Село не исчезло, а вот память практически растворилась. И те бойцы, которые обратили германские полки в бегство век назад, должно быть, смотрят на нас, и не понимают, за что мы предали память о них, почему мы вспоминаем о выделении очередных гектаров для мемориала под упомянутой уже Катынью (теперь для монумента в память о польской делегации, разбившейся в 2010-м), но не вспоминаем о том, что на огромном пространстве страны до сих пор не нашлось места для памятника солдатам Осовецкого гарнизона…

К счастью, пообщавшись с коллегами из Семилукского района Воронежской области (именно в этот район входит Землянск), удалось выяснить, что всё же планируется воздвигнуть памятник, посвящённый подвигу 226-го Землянского полка. Открытие должно состояться к 100-летию подвига. Что нужно особенно отметить: деньги на памятник собирают местные энтузиасты. Региональные власти и предприниматели только «собираются подключиться» к инициативе. Когда же активное «подключение» состоится?..

Нельзя обойти вниманием имена тех людей, которые и стали инициаторами создания памятника к 100-летию «атаки мертвецов» (честно говоря, такое название воспринимается не лучшим образом…):

Журналист Елена Старкова, руководитель семилукского районного музея Татьяна Коноплина, атаман хутора Николаевский Иван Еськов, представители Семилукской районной администрации Людмила Здоровцова и Валентина Беленова, глава Землянска Алексей Псарёв, Валентина Гревцева – внучка погибшего в 1915 году бойца 226-го Землянского полка Фёдора Бородина.

Хочется сказать этим людям отдельное спасибо и выразить надежду на то, что монумент в память о героям появится на Воронежской земле.

Возвращаясь к тому факту, что польская сторона требует от России выделения тысяч квадратных метров для мемориала памяти под Смоленском, хотелось бы обратиться к Варшаве (обращение будет направлено на адрес дипмиссии Польши) с предложением рассмотреть вариант выделения земли в населённом пункте Осовец-Крепость для возведения монумента в память о событии 6 августа 1915 года.

Документальный фильм. "Осовец. Крепость духа"

Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти