«Не тронь меня»

«Не тронь меня»


Предисловие

Читатель, вдумайся в эти строки! В советском флоте были знаменитые линкоры, крейсера, эсминцы. Но не многие удостоились памяти и уважения простых моряков!


* * *


Прошло несколько лет после войны, и однажды, днем будничным и неприметным, в Северную бухту Севастополя буксиры ввели странное сооружение — подобие большой железной коробки.

Караван следовал мимо стоявших под парами серых громад крейсеров и невольно приковывал к себе внимание. С бортов кораблей, замедлив дела, смотрели моряки. Братва в белых брезентовых робах, круглолицая, дотошная.

— Что за штуковина, ребята? Вроде бы как корабль, а ни кормы, ни носа…

— Гляди-ка — зенитки! Одна, две… четыре! Семидесятишестимиллиметровки! И прожектор в углу, разбитый… Странная посудина…

— Сам ты «посудина»! Смотри!

Борта скользившей мимо железной коробки несли на себе черные подпалины — следы былого огня и дыма, доверяясь поводырям-буксирам, слепо глядели на свет выбитыми глазницами иллюминаторов…

Разговоры сами собою смолкли. И не воевавшим стало очевидно, что железная коробка честно прожила свой флотский век. Бывалые офицеры и старшины ее тут же узнали:

— Это плавбатарея! Знаменитая «Не тронь меня!».

— Легенда, а не корабль… Рассказать — не поверишь…

И тут же, сначала на одном, затем на другом, и так на всех кораблях, были отданы команды «смирно, головные уборы снять». Над бухтой протяжно зазвучали гудки, матросы замерли по команде «смирно», офицеры взяли под козырек, приветствуя проходившую мимо плавбатарею…

Коломбина

«Не тронь меня»


На это раз я хочу рассказать о самом странном боевом корабле советского Военно-морского флота. Его упоминания нет ни в одном справочнике по ВМФ, хотя именно этому кораблю принадлежит уникальный боевой рекорд. Им было сбито больше всех фашистских самолётов — 24 за девять месяцев (за 16 сбитых самолётов лётчикам давали звание Героя Советского Союза). Большего ни один наш корабль не добился. Это плавучая зенитная батарея №3 «Не тронь меня».

Перед войной на всех крупнейших судостроительных заводах началось строительство новых линейных кораблей 23 проекта. На Балтийском заводе «Советский Союз», на заводе имени А. Марти (Николаев) «Советская Украина», в Молотовске (Северодвинск), на Севмашзаводе «Советская Белоруссия». В Николаеве был создан опытный отсек, являющийся средней частью-цитаделью будущих линкоров, с площадью палубы около 800 кв. метров. После окончания испытаний по мореходности, аварийности и живучести отсек поставили у причала Троицкой балки, где он и простоял до начала Великой Отечественной войны.

«Не тронь меня»Крёстным отцом батареи №3 стал потомственный моряк, капитан 2-го ранга Бутаков Григорий Андреевич, Г.А. Бутаков относился к знаменитой династии морских офицеров Бутаковых, ведущей свою родословную со времён Петра Первого, и являлся внуком адмирала Григория Ивановича Бутакова — героя Первой обороны Севастополя 1854-1855гг., основоположника тактики боевых действий броненосного флота. Именно Григорию Андреевичу пришла мысль, оборудовать ржавый, с пробитыми бортами линкоровский отсек под плавучую зенитную батарею для противовоздушной защиты Севастополя с морского направления. Комфлота Ф.С. Октябрьский поддержал рапорт капитана 2-го ранга, а нарком ВМФ Н.Г Кузнецов одобрил эту идею.

В июле 1941 года на "квадрате" (так именовался отсек в официальных документах) начались работы по монтажу общекорабельных систем и установке вооружения. А 3 августа 1941 года на отдельной плавучей батарее №3 был поднят военно-морской флаг. Приказом командующего ЧФ от 4 августа она была включена в состав Охраны водного района Главной базы.

«Не тронь меня»Командиром плавбатареи №3 был назначен старший лейтенант Сергей Яковлевич Мошенский (флагманский специалист зенитной артиллерии флота), военным комиссаром — старший политрук Нестор Степанович Середа (военком 54-й зенитной батареи). Экипаж плавбатареи составили 130 человек (по другим данным 150), 50 из них призвали из запаса, остальных набрали со всех частей и кораблей ЧФ. Командирами батарей стали молоденькие лейтенанты, недавние выпускники Черноморского высшего военно-морского училища.

Артиллерия плавбатареи №3 была сведена в три орудийные батареи:

— две 130-мм орудийные установки Б-13 (поставлены из арсенала), командир батареи — лейтенант Михаил З. Лопатко; в боекомплект орудий включили "ныряющие" снаряды для борьбы с подводными лодками;
— четыре 76,2-мм зенитных орудийных установки 34-К, командир батареи — лейтенант Семён Абрамович Хигер;
— три 37-мм зенитных автомата 70-К, командир батареи — лейтенант Николай Даньшин;
— три 12,7-мм зенитных пулемёта ДШК.

«Не тронь меня»

Моряки всегда славились остротой своего языка и вскоре «квадрат» шутливо стали именовать «Коломбина». История появления названия «Не тронь меня» имеет два варианта.

Официальный: батарея названа в честь входившей в состав российского флота во второй половине XIX века броненосной плавучей батареи "Не тронь меня". Неофициальный: вскоре после вступления в строй на плавбатарее родилась песня.

«Не тронь меня фашист, проклятый!
А коль нарушишь неба тишь,
Из пламенных моих объятий
Живым назад не улетишь!»

По первым словам этой песни батарею и стали называть: "Не тронь меня".

Немцы называли плавбатарею №3 "Пронеси, господи" и "Квадрат смерти".

9 августа прозвучала традиционная флотская команда «Плавбатарею к бою и походу приготовить» (ах, какая это была песня: «Баковым на бак, ютовым на ют, шкафутовым на шкафут. С якоря и швартовых сниматься!» —Serg65). Буксиры начали выводить батарею на внешний рейд, на сигнальной мачте Константиновского равелина взвился сигнал «счастливого пути», после прохода бонового заграждения буксиры повернули в сторону посёлка Кача (в советское время там находилась 3-я точка якорной стоянки). Едва встав на мёртвый якорь и отпустив буксиры, на батарее прозвучала боевая тревога. Со стороны моря на Севастополь шли 6 Ю-88, первая боевая стрельба была неудачной, юнкерсы искусно вышли из зоны обстрела. Место стоянки батареи отгородили несколькими рядами противолодочных сетей. Плавбатарея решала задачи в тесном взаимодействии со вторым дивизионом 61-го артполка. Связь между командным пунктом и батареей осуществлялась по радио.

После боя 9 августа немцы оценили значение новой плавучей батареи русских и 18 августа 1941 года произвели налёт непосредственно уже на батарею. Был отражен налет 9 бомбардировщиков Ju-88, во время которого на батарею было сброшено 36 бомб.

31 августа 1941 года в 10 часов 25 минут на дистанции 21 кб сигнальщиками батареи был замечен перископ подводной лодки. Батарея открыла огонь из 130-мм орудий, произведя 15 выстрелов "ныряющими" снарядами. В 16.27 по пеленгу 300° на дистанции 50 кб с батареи наблюдали взрыв большой силы.

На страже Херсонесского аэродрома

В начале ноября 1941 года на Чёрном море начались сильные штормы. Усилия станового якоря не хватало, чтобы удерживать плавбатарею на месте и волнами ее стало прибивать к берегу, который был уже занят немецкими войсками. К тому же точность огня зенитчиков батареи в условиях сильного волнения значительно снизилась. По предложению недавно назначенного на должность командующего ВВС ЧФ Н. А. Острякова было принято решение сменить место стоянки "квадрата". В ночь с 10 на 11 ноября 1941 года морские буксиры СП-13 и СП-14 перевели батарею в Казачью бухту и для придания ей большей устойчивости посадили на мель. Командованием перед экипажем была поставлена новая задача — прикрывать зенитным огнем Херсонесский аэродром.

Днем 29 ноября 1941 года зенитчики плавбатареи №3 одержали первую победу — был сбит истребитель Bf-109, который упал на берегу.

14 января 1942 года зенитчики батареи записали на свой счет еще один Ju-88, самолет упал в море. Всего за этот день, отражая атаки самолетов противника, согласно докладу командира было израсходовано боезапаса калибра 76,2 мм — 193 выстрела, 37-мм — 606 выстрелов, патронов к пулеметам ДШК — 456 выстрелов.

3 марта 1942 года орудийным огнем батареи сбит Не-111.

В марте 1942 года командиру батареи С.Я. Мошенскому было присвоено очередное воинское звание капитан-лейтенанта, а за боевые заслуги он был награждён орденом Красного Знамени. Награды за сбитые самолеты получили и другие члены экипажа.

«Не тронь меня»


9 июня 1942 года в 14.13 плавбатарею № 3 тремя заходами бомбардировали с пикирования три самолета противника Ju-88. Во время третьего захода прямым попаданием 76,2-мм снаряда подбит один самолет, который резко снизился, потерял скорость и на расстоянии 110 кб упал в море. С 14.45 до 15.00, во время отражения налета на аэродром большой группы самолетов противника Ju-88 (до 40 машин), шедших со стороны Балаклавы на высоте 4200 метров и пикировавших при бомбометании до высоты 1800-2500 метров, с батареи наблюдались хорошие разрывы и прямые попадания снарядов калибра 76,2 мм и 37-мм автоматов. Один самолет, получивший прямое попадание в фюзеляж в районе крыльев, еще до начала пикирования резко отвернул и упал в море. Второй самолет, получивший две очереди прямых попаданий из 37-мм автоматов, упал в море. За время стрельб израсходовано 76,2-мм шрапнели — 95 штук, 76,2-мм дистанционных гранат — 235 штук, 37-мм осколочно-трассирующих гранат — 371 штука, патронов к пулеметам ДШК — 291 штука. Потерь и повреждений батарея не имела. Для орудий 76,2-мм калибра осталось всего 602 выстрела.

12 июня 1942 года в 19 часов 30 минут артогнем батареи подбит Bf-109, пытавшийся атаковать заходящий на посадку Ил-2. Поврежденный истребитель противника в сопровождении двух Bf-109 ушел курсом на Бельбек и позже упал в районе Учкуевки. На этом эпизоде я остановлюсь более подробно.

Из воспоминаний Героя Советского Союза полковника Мирон Ефимовича Ефимова.

"...рельеф местности знаком до мельчайших подробностей. Десятки раз ходили мы по этому маршруту. Влево уходит дорога на Севастополь, прямо внизу — холмы и за ними передовые позиции наших войск.

Немецкие танки мы заметили сразу. Правда, их оказалось меньше, чем предполагалось. Может, раньше их действительно было больше, но теперь к Севастополю, лениво постреливая, шли только два.

Я подал Тургеневу сигнал: «Работаешь по второму! Атакуем!»

Мы ринулись вниз. Пушечные трассы всклубили дорогу, впились в танки… я вывел штурмовик из атаки, оглянулся. Танки горели. По неписаной севастопольской традиции мы прошли над ближайшим участком наших передовых позиций. Заметили немецких пехотинцев, скапливающихся под горою. Проштурмовали. Прошлись огнем. Судя по всему, сорвали намечавшуюся атаку: гитлеровцы, точно тараканы, разбежались по воронкам и щелям…

выйдя из пике, я резко бросил машину в сторону. То был старый, испытанный прием. Ведь только что я атаковывал и внимание мое было приковано к полю боя, а значит, какое-то время я не имел возможности следить за тем, что происходило в воздухе у меня за спиною. Предосторожность спасла мне жизнь! Там, где мгновение назад находился мой штурмовик, пронеслась пушечная очередь. За нами увязались «мессеры». Оглянувшись, заметил: за мной четверо. И за Тургеневым — не меньше…

Я бросал самолет из стороны в сторону, описывал дуги, совершал зигзаги. Делал все, чтобы атакующие «мессеры» не разгадали мой очередной маневр, не зажали в клещи… показалась Казачья бухта, аэродром, но садиться нельзя… «мессеры» не отставали. Они хотели уничтожить меня во время посадки. Что же предпринять?

Делаю вираж, внизу зеркало бухты и вдруг спасительная мысль: идти к плавбатарее! Снизиться, пройти над ней, и, если «мессеры» увяжутся, батарейцы наверняка отсекут их огнем, собьют с курса, а тем временем, может, удастся сесть!

Пошел на плавбатарею. Вот она, почти квадратная, железная коробка размером со спичечный коробок. Ниже, еще ниже! Вот батарея уже размером с книгу. Батарея увеличивалась в размерах. Уже отчетливо видны люди возле орудий и пулеметов… Стволы орудий повернуты в мою сторону. Мелькнула мысль: «Не примут ли за немца?» Качнул крыльями…

пронесся над батареей. Совсем отчетливо на мгновение увидел лица людей. Заметил дымок — выстрел одного из орудий. Надвигался берег, вот и посадочная полоса. Заходить против ветра — нет времени. Ждать, пока на аэродроме разорвется очередной, падающий ровно через 40 секунд немецкий дальнобойный снаряд, тоже нельзя…

….теперь же, вспоминая прошлое, могу со всей ответственностью сказать, засвидетельствовать: в тот день плавбатарея № 3, легендарная «Не тронь меня!», спасла мне жизнь".

19 июня 1942 года на "Не тронь меня!" был произведен очередной, 450-й по счету, налет немецкой авиации. Из-за недостатка боеприпасов к орудиям немецким летчикам удалось прорваться к батарее. В 20.20 одна из бомб попала в левый борт "квадрата", вторая разорвалась прямо у борта. Убиты или ранены были расчеты зенитных орудий и автоматов, начался пожар в кормовом артпогребе, который, однако, удалось потушить. Смертельно ранен командир батареи, погибло 28 членов экипажа. Было ранено 27 моряков, которые на катерах были переправлены на берег. К вечеру экипажу удалось ввести в строй 37-мм автомат и два пулемёта ДШК, но боеприпасов к ним практически не было.

25 июня 1942 года на батарее из боеприпасов оставались только патроны для пулеметов и по нескольку обойм для 37-мм зенитных автоматов. В этот день Плавбатарея №3 была уничтожена экипажем Ju-88 обер-лейтенанта Эрнста Хинрихса из состава 2-й эскадрильи эскадры KG 51 "Edelweiss". За эту победу Хинрихс был сразу же представлен к Рыцарскому Кресту, который получил 25 июля 1942 года.

К 26 июня 1942 года на батарее № 3 осталось менее половины действующих стволов и личного состава. Тяжелораненых, в их числе был и комиссар Н. С. Середа, отправили в Камышовую бухту. А 27 июня 1942 года согласно приказу контр-адмирала В. Фадеева плавбатарея №3 была расформирована. Моряки сошли на берег и влились в морскую пехоту, защищавшую Херсонесский аэродром и 35-ю береговую батарею. Раненых вывезли на Большую землю корабли Черноморского флота. 1 июля 1942 года Севастополь пал…

«Не тронь меня»


Эпилог

Смертельно раненного капитан-лейтенанта Мошенского С.Я переправили катером на берег, где он и скончался в медсанбате в Камышовой бухте. Место захоронения не известно, но можно предположить, что это место в районе нынешней "Адмиральской лагуны" и бывшей ракетной части "Одеколон".

Комиссар батареи Середа Н.С. был тяжело ранен. Раненого его вынесли оставшиеся в живых моряки. На лидере "Ташкент" был доставлен в Новороссийск. Проходил лечение в госпиталях. После войны жил в Севастополе, служил на Черноморском флоте до 1954 года. Уволился в звании полковника. Ушел из жизни в 1984 году. Похоронен на Дергачах.

Убитых плавбатарейцев по морскому обычаю похоронили в море.

Из записной книжки сбитого фашистского лётчика Гельмута Винцеля:

"Вчера не возвратился из "квадрата смерти" мой друг Макс. Перед этим не вернулись оттуда Вили, Пауль и другие. Мы потеряли в этом квадрате уже 10 самолетов. Столько же вернулись подбитыми. Лететь туда — значит погибнуть. Огонь этой батареи изумительно меток, страшен и беспощаден. Что там за люди, которые с нескольких выстрелов сбивают наших летчиков?"

Из книги Вольфгана Дитриха "Бомбардировочная эскадра "Эдельвейс":

"В это время I./KG51 действовала вместе с VIII авиакорпусом под командованием генерал-оберста Вольфрама фон Рихтхофена. Стоит упомянуть об одном из ее успехов, потому что тысячи немецких солдат могли наблюдать его с "трибун" на высотах вокруг Северной бухты в Севастополе.

В течение недель плавучая зенитная батарея с установленными на ней 164 пушками, стоявшая на якоре в Северной бухте, непосредственно около большого маяка на мысе Херсонес, вела огонь разрушительной силы. Она препятствовала немецким наземным, морским и воздушным силам вести эффективные атаки на опорные пункты крепости. Независимо от того, откуда летели бомбардировщики, из Тирасполя, Китая или Сарабуза, эта плавучая зенитная батарея была для них настоящей занозой — и при этом очень неприятной…»

Лучшая награда воина — это страх неприятеля, немцы с перепугу на прямоугольник с размерами 20х40 метров целых 164 орудия воткнули!

Немецкий крейсер ПВО «Ниобе», вооружение:

— 105-мм орудия, 8 шт.;
— 40-мм зенитные автоматы, 25 шт.;
— РЛС.

Мостик и надстройки защищены бронёй, палуба залита толстым слоем бетона, экипаж 350 человек, имел возможность маневрировать. Потоплен 16 июля 1944 года в финском порту Котка.

В налёте непосредственно на крейсер участвовало 26 самолётов, налёт продолжался 8 минут, сброшено 88 авиабомб, в крейсер попало две ФАБ-250 и две ФАБ-1000. Крейсер опрокинулся и затонул. Немцам удалось сбить один А-20 (топ-мачтовик).

На плавучую зенитную батарею №3 совершён 451 налёт, сброшено 1100 авиабомб!

Согласно различным источникам, за 7 месяцев боев батареей было сбито от 22 до 28 самолетов противника. Это своеобразный рекорд — лучшего результата нет ни у одного корабля ВМФ СССР. Сразу тремя документами (рапорт командира плавбатареи капитан-лейтенанта Мошенского о проведённом бое с указанием времени и места падения самолёта, подтверждение от постов ВНОС, или рапорты и доклады из частей, бывших свидетелями сбития, а также рапортом оперативного дежурного по ОВРу с указанием типа, времени и места сбития самолёта) подтверждено 18 побед зенитчиков батареи:

29 ноября 1941 года расчетом 37-мм ЗА сбит Bf -109. Самолет упал в районе аэродрома Херсонес.

17 декабря 1941 года в ходе налета на аэродром Херсонес расчётом 37-мм ЗА сбит Ju-88, который упал в Камышовой бухте в 500 м от батареи.

22 декабря 1941 года в ходе налета на аэродром Херсонес расчетом 37-мм ЗА сбит Ju-88, который упал в районе аэродрома.

23 декабря 1941 года в ходе налета на аэродром Херсонес расчётом 76-мм орудий сбит Ju-88. Самолет упал у берега на траверзе аэродрома.

17 января 1942 года в ходе налета на аэродром Херсонес в 10 ч 24 м расчётом 37-мм ЗА сбит Ju-88, который упал в расположении 35-ой батареи.

17 января 1942 года в ходе налета на аэродром Херсонес 13 ч 21 м — 13 ч 31 м были подбиты и ушли в сторону Качи два He-111.

14 апреля 1942 года в ходе второго налета на аэродром Херсонес расчётом 37-мм ЗА сбит Ju-88, который упал в расположении 92-го ЗАД.

27 мая 1942 года в ходе налета на аэродром Херсонес расчётами 37-мм ЗА сбиты два Bf-109. Один самолет упал на мысе Херсонес у аэродрома, второй — в море у мыса Фиолент.

27 мая 1942 года в ходе второго налета на аэродром Херсонес сбит расчетом 76-мм ЗО Do-215. Самолет упал в море по пеленгу 220, удаление 8 кабельтовых.

9 июня 1942 года на аэродром Херсонес произведено сразу три налета. Расчётами 37-мм ЗА во время этих налетов сбито три Ju-88. Самолеты упали: один у береговой черты, один в море, один на мысе Фиолент.

12 июня 1942 года расчетом 37-мм ЗА сбит Bf-109, который упал на край аэродрома Херсонес (гнался за нашим подбитым истребителем; немецкий летчик выжил и после войны в своих мемуарах все описал).

13 июня 1942 года произведено два налета на аэродром Херсонес. В 16 ч 50 мин расчётом 76-мм ЗО сбит Ju-88. Самолет взорвался в воздухе.

14 июня 1942 года противник произвел три налета на аэродром Херсонес. Расчётами 37-мм ЗА и 76-мм ЗО сбито три Ju-87. Один упал в районе аэродрома Херсонес, один упал в море и один рядом с маяком на Херсонесе. Ещё два Ju-87 были повреждены и ушли в сторону Качи.

19 июня 1942 года в ходе налёта на аэродром Херсонес расчетом 37-мм ЗА сбит Ju-88. Самолет упал в море в 10 кб от плавбатареи.

Еще как минимум шесть побед подтверждаются единичным источником (доклад дежурного по ОВРу, доклады командира 92-го ЗАД и командира ИАП), но на них не обнаружено рапортов командира батареи Мошенского, или второго подтверждения. Следует отметить, что не все рапорты Мошенского сохранились.

«Холодные волны вздымает лавиной
Широкое Чёрное море.
Последний матрос Севастополь покинул,
Уходит он, с волнами споря.

И грозный солёный бушующий вал
О шлюпку волну за волной разбивал.
В туманной дали не видно земли,
Ушли далеко корабли…»

«Не тронь меня»

Такими они были летом 1941 года перед назначением на плавбатарею. Слева направо: Иван Тягниверенко, Иван Чумак, Дмитрий Сиволап, Александр Михеев

«Не тронь меня»

Виктор Ильич Самохвалов, старшина батареи 37-мм автоматов

Использованы материалы:
Шурыгин В. Зенитная цитадель
http://mywebs.su/blog/history/5669.html
Автор: Serg65


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 28
  1. Enot_33 24 апреля 2015 07:32
    "В сердцах наших жить будут вечно герои минувшей войны"
    1. Венд 24 апреля 2015 12:11
      Вот о чем и о ком фильм снять нужно. Легенда. Нужно знать и помнить.
      1. Aleksiy 24 апреля 2015 19:34
        Только в духе советского кино о войне, а не современщину с её любовями, и роминтизьмом.
      2. Fregate 24 апреля 2015 23:12
        Цитата: Венд
        Вот о чем и о ком фильм снять нужно. Легенда. Нужно знать и помнить.

        Ну вообще недавно о этой плавучей зенитной батареи показывали д/ф, не помню по какому каналу.
      3. Я человек 26 апреля 2015 19:04
        А вот последние фильмы о войне - это полный идиотизм... Ни одного приличного фильма, сплошная русофобия и гитлеролюбие
  2. фомкин 24 апреля 2015 07:33
    На редкость интересная и героическая история. Вот что надо популяризовать, а не утомленных.
    1. Дюк 24 апреля 2015 08:39
      Не тронь меня Батарейные броненосцы типа «Первенец»
      Согласно популярной в то время идее броненосных таранов, броненосцы типа «Первенец» получили шпирон, «достаточно длинный и крепкий, чтобы пробить корпус трехдечного корабля». Короткий корпус позволял добиться хорошей поворотливости, что было важно для тарана. В корме тоже имелся массивный бронированный таранный штевень, одновременно защищавший руль и винт.
      Большой уклон бортов внутрь судна (27 градусов) способствовал рикошету снарядов по броне, но отрицательно влиял на мореходность. Однако, учитывая то, что обе батареи предназначались для прибрежных действий в Финском заливе, уклон бортов оставили без изменения.
      Корпус батарей, набиравшийся по «клетчатой» системе, имел одно дно, а пространство между флорами заливалось раствором цемента в качестве балласта. «Первенец» имел три палубы: верхнюю, батарейную и жилую. Корпус разделялся на 7 отсеков. Кроме того, вдоль борта шли продольные переборки.
      Броня полностью покрывала надводный борт и опускалась на 1,22 метра ниже ватерлинии. Она состояла из 114-мм кованых железных плит на 254-мм тиковой подкладке. К корпусу броня крепилась сквозными болтами. Артиллерийское вооружение за время службы неоднократно менялось.
      Резко обострившиеся в 1863 г. отношения с Англией потребовали немедленного перевода «Первенца» в Россию. Несмотря на незавершенные корпусные и столярно-плотницкие работы, он 16 июля прошел испытания на мерной миле и немедленно отправился в Кронштадт, увозя на батарейной палубе 56 неустановленных броневых плит. 5 августа плавание благополучно завершилось. Начав кампанию 1864 г., батарея показала удовлетворительную мореходность и скорость. Однако значительная бортовая качка потребовала установки скуловых килей, впервые примененных на русских кораблях.
      Морское министерство 19 марта 1862 г. заключило контракт с английским предпринимателем Митчелом на постройку в Петербурге броненосной батареи «Не тронь меня». Министерство обязалось устроить для него на Галерном островке эллинг со всеми приспособлениями, помещениями и механизмами. Одновременно с сооружением верфи 19 ноября 1863 года заложили новую батарею. Всю броню для нее доставили из Англии. Корабль спустили на воду летом следующего года, затем на плавучем доке перевели в Кронштадт, где он зимовал и достраивался.

      «Не тронь меня» строили по чертежам «Первенца», но с некоторыми изменениями- Так, было решено вооружить батарею стальными 203-мм нарезными орудиями, требовавшими больше места для отката и обслуживания, поэтому уклон бортов начинался не от ватерлинии, а от батарейной палубы. Усилили толщину брони и тиковой подкладки отвесной части бортов и ниже ватерлинии. Прикрыли дюймовыми железными листами крюйт-камеры и бомбовые погреба. Были установлены 6-метровые скуловые кили, применен железный рангоут.
      Проект предусматривал установку 14—203-мм нарезных пушек на батарейной палубе и еще 4 таких же на поворотных платформах, стоявших открыто на верхней палубе.
      Крупный недостаток броненосных батарей заключался в чрезвычайной рыскливости, что приводило к частым авариям и столкновениям. Так, «Первенец» 13 июля 1863 г. протаранил английское госпитальное судно. В июле 1869 г. «Не тронь меня» столкнулся с фрегатом «Петропавловск», а в 1883 г. — с норвежским пароходом «Хайден».
      «Первенец» всю свою службу состоял в учебно-артиллерийском отряде. «Не тронь меня» осенью 1885 г. сдали в порт на хранение. С марта 1895 г. его превратили в блокшив минной школы.
      12 декабря 1905 г. оба корабля списали. «Первенец» в августе 1908 г. продали частной фирме, сделавшей из него несамоходную баржу. Корпус пошел на слом в конце 1950-х годов. Судьба второй батареи была аналогичной, ее отправили на слом в 1950 г.
      1. Serg65 24 апреля 2015 09:02
        Цитата: Дюк
        Резко обострившиеся в 1863 г. отношения с Англией потребовали немедленного перевода «Первенца» в Россию

        Как это не парадоксально, но история России имеет место повторяться. Тяжелое финансовое положение России после Крымской войны привело к тому, что до 1861 г. Морское ведомство ограничивалось предварительными опытами над железными плитами и листами производства русских горных заводов. Результаты опытов показали, что хотя отечественное железо качественно превосходило иностранное, но для массового выпуска железных листов и броневых плит требовалась коренная реконструкция металлургических заводов. Попытки начать постройку броненосных кораблей еще в 1858 г. из-за отсутствия средств решительно отклонялись Государственным советом, поэтому Морскому ведомству удалось построить лишь канонерскую лодку «Опыт» и усилить броневую защиту 13 батарейных плотов, построенных в 1856 г. Только в 1861 г. Россия смогла приступить к строительству железных броненосных батарей для обеспечения обороны морских подступов к Кронштадту и Петербургу. 16 ноября 1861 г. Морское министерство, не имевшее опыта строительства крупных броненосных кораблей, заключило контракт с английской компанией Темзенского железоделательного и кораблестроительного завода на постройку броненосной батареи «Первенец». Не правда ли эта ситуация напоминает наши времена? Дмитрий, так же стоит заметить, что история бронепалубных батарей началась опять же с Севастополя! Именно после неудачных бомбардировок приморских севастопольских фортов, французам и пришла в голову мысль о создании бронированных плавучих осадных батарей.
        1. Дюк 24 апреля 2015 09:41
          Сергей.спасибо за дополнение.

          БАЛЛАДА О ГВОЗДЯХ

          Спокойно трубку докурил до конца,
          Спокойно улыбку стер с лица.

          «Команда, во фронт! Офицеры, вперед!»
          Сухими шагами командир идет.

          И слова равняются в полный рост:
          «С якоря в восемь. Курс — ост.

          У кого жена, брат —
          Пишите, мы не придем назад.

          Зато будет знатный кегельбан».
          И старший в ответ: «Есть, капитан!»

          А самый дерзкий и молодой
          Смотрел на солнце над водой.

          «Не все ли равно,- сказал он,- где?
          Еще спокойней лежать в воде».

          Адмиральским ушам простукал рассвет:
          «Приказ исполнен. Спасенных нет».

          Гвозди б делать из этих людей:
          Крепче б не было в мире гвоздей.

          Николай Тихонов, 1919 г.
  3. semirek 24 апреля 2015 08:04
    Интереснейшая статья!Автору громадное спасибо,за очень интересные материалы.
  4. Fotoceva62 24 апреля 2015 08:58
    «Квадрат смерти»,так его гансы называли, а и правильно,кто к нам с мечом придёт,тот от меча и погибнет. Севастополь всегда встречал врага достойно и в 1854-1855,и в 1941-1942, и в 2014 не подвели. Провожали незваных гостей тоже со всей душой в 1944 и в 2014.
  5. RomanS 24 апреля 2015 09:00
    Вечная СЛАВА Героям войны! Достойные люди Великой страны!
  6. Pal2004 24 апреля 2015 09:03
    Автору плюсую однозначно!!! Оч. интересно. Слышу об этом моменте истории в первый раз.
    Вечная память и слава защитникам Севастополя!
    1. Serg65 24 апреля 2015 09:29
      Цитата: Pal2004
      Слышу об этом моменте истории в первый раз.

      Вы в чём то правы! Мы знаем о великих битвах,но как мало мы знаем о "трудовых буднях" наших отцов и дедов! Я считаю своим долгом вывести их подвиг из забвения.
      1. Pal2004 24 апреля 2015 09:44
        Цитата: Serg65
        Я считаю своим долгом вывести их подвиг из забвения.

        Согласен. Тем более, что оборона Севастополя, как мне кажется, по значимости и по потерям стоит в одном ряду с обороной Сталинграда. Недавно узнал такой факт, что при обороне Севастополя вели список убитых, раненых и сошедших с ума.... Например, немцы с самолетов сбрасывали куски рельс, которые при падении издавали пронзительные звуки... или гвозди рассыпали с большой высоты над линий окопов... Так что мы еще много не знаем "простых" боевых буднях!
  7. сунженец 24 апреля 2015 09:19
    Большое спасибо за редкую и интереснейшую информацию. Очень понравилось. +++++++++++.
  8. 3axap 24 апреля 2015 10:08
    Автору большое человеческое спасибо.Статье +++++++.Честно,к моему стыду,не знал.Вообще,став подписчиком сайта,скольао узнал интересного и познавательного.Так -же спасибо за дополнее Дюку,за дополнее к статье.Светлая память героям.Вечная память подвигу. hi
    3axap
  9. Хубун 24 апреля 2015 10:52
    Правильная статья, как можно больше подобных историй надо бы. Нам есть кем гордиться, не допустить ни в коем случае, что бы забыли
  10. sevtrash 24 апреля 2015 11:36
    Атаку на Ниобе (тяжелая зенитная плавбатарея, перестроенный в нее голландский крейсер Гейнерлянд) было бы правильнее назвать очередной атакой на Вяйнемяйнен. Собственно на Ниобе эта была вторая атака, первая 12 июля 30 Пе2 (вроде 2 были сбиты) с 24 як9, вторая, удачная, 16 июля с 2 ударными группами 22 Пе2 и 4 А20, всех самолетов с обеспечивающими (в том числе 12-23 Ил 2 для подавления зенитной артиллерии порта, около 60 истребителей) - 131-132.
    1. Alexey RA 24 апреля 2015 16:32
      Цитата: sevtrash
      Собственно на Ниобе эта была вторая атака, первая 12 июля 30 Пе2 (вроде 2 были сбиты) с 24 як9

      ЕМНИП, главной проблемой первой атаки было то, что формально пикировочно-бомбардировочный ап на деле довольно мало работал с пикирования. "Пешки" использовались как скоростные бомберы.
      После неудачной атаки полк на неделю освободили от боевых задач, переключив полностью на тренировку. И спланировали не просто атаку на надводную цель, а комплексную операцию, включающую в себя подавление ПВО, расчистку воздушного пространства над портом и даже группу имитации атаки с пикирования, задачей которой было заполнить разрыв по времени между реальными атаками пикировщиков и топмачтовиков и не дать зенитчикам "Ниобе" свободного времени для переключения на новые цели (реальную атаку пикировщики в этот промежуток времени провести не могли - в разрывы их бомб могли влететь топмачновики).
    2. НЕЗНАКОМЫЙ 24 апреля 2015 18:13
      Цитата: sevtrash
      Атаку на Ниобе (тяжелая зенитная плавбатарея, перестроенный в нее голландский крейсер Гейнерлянд) было бы правильнее назвать очередной атакой на Вяйнемяйнен. Собственно на Ниобе эта была вторая атака, первая 12 июля 30 Пе2 (вроде 2 были сбиты) с 24 як9, вторая, удачная, 16 июля с 2 ударными группами 22 Пе2 и 4 А20, всех самолетов с обеспечивающими (в том числе 12-23 Ил 2 для подавления зенитной артиллерии порта, около 60 истребителей) - 131-132.

      Очень интересно, был в Котке и в морском музее и на башне, карты бомбовых попаданий в обоих местах есть, куски нашего корабля 18-го века есть, а о "Ниобе" ни фото, ни слова не написано.
  11. lukke 24 апреля 2015 11:43
    интересно однозначно, тем более эти места знаю с раннего детства(Казуха, Камыши, "запретка" (где была в/ч "Одеколон"), Адмиральская лагуна)...
  12. xan 24 апреля 2015 12:14
    К куче сбитых немецких самолетов надо добавить и то, что батарея постоянно срывала бомбардировки аэродрома Херсонеса, а это тоже много значит.
    Пример, когда наши оказались эффективнее немцев в техническом противостоянии.
    xan
  13. Tempest 24 апреля 2015 12:24
    Недавно смотрел фильм про эту батарею. Свидетели говорят, что командира до берега не довезли: он умер в катере. А комиссар Середа вовсе не был тяжело ранен: свинтил с батареи одним из первых и впоследствии все успехи приписал себе. Дочь Мошенского пыталась с ним поговорить и узнать побольше об отце (он ей письма писал, но шли очень долго), но тот отмахнулся. Моральный , короче. Ещё ей показали фильм, снятый оператором на самой батарее. Там везде мелькает этот Середа, а её отца видно только пару секунд.
    1. Serg65 24 апреля 2015 13:50
      Цитата: Tempest
      Там везде мелькает этот Середа, а её отца видно только пару секунд.

      Фильм снимал фронтовой кинооператор Григорий Донец,съёмка была за четыре дня до гибили Мошенского, название фильма "Плавбатарея №3. Политработа". Продолжительность фильма 2.5 минуты. Александр,при задании оператору снять работу политработника за 2,5 минуты, что вы хотели увидеть в фильме????? Хотя большое вам спасибо, за то, что злых НКВДэшников сюда не приплели!
  14. Roland60135 24 апреля 2015 14:36
    Под Севастополем впервые за всю историю войн использовали снарядов разных калибров больше, чем патронов. Во многих местах (Макензиевы горы, Сапун-гора, 30 и 35 батареи, Северная сторона и т.д.) на квадратный метр приходилось больше тонны металла. На Сапун-гору завозили землю, что бы посадить деревья, не росли в металле. Окрестности города до сих пор покрыты самыми разными земляными оборонительными сооружениями, многие километры. Поисковики ежегодно подымают и пере захоранивают сотни бойцов Красной армии. Удивительный по накалу патриотизма город..... В одной линии со Сталинградом, Ленинградом, Ржевом, Брестом.
  15. klev72 24 апреля 2015 20:23
    "Смертельно раненного капитан-лейтенанта Мошенского С.Я переправили катером на берег" - не так давно смотрел док.фильм про эту плавбатарею так там участник событий выживший не на камеру признался дочери капитан-лейтенанта, что произошёл несчастный случай при переноске на носилках Мошенского на катер, если память не изменяет была бомбёжка в тот момент. Носилки упали в воду. Потому родные не могли найти могилы. Показывали кадры кинохроники, запечатлевшие Мошенского на плавбатарее. Для правдивого и полного рассказа о героической плавбатарее этот случай не должен замалчиваться (всякое бывает), т.к. не меняет отношения к подвигу матросов. Вечная память героям!
    1. камикадзе 26 апреля 2015 21:06
      помню эту статью в газете красная звезда в1987 году. был напечатана статья про эту плавучую плавучую крепость пво.
  16. сирота 63 24 апреля 2015 22:14
    ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА ФИЛЬМ № 3 Оборона Севастополя



    "В дни обороны жители города проявили ратный и трудовой героизм. Рабочие Морского завода под обстрелом врага ремонтировали корабли, создавали боевую технику днем и ночью, оборудовали два бронепоезда, построили и оснастили плавучую батарею N 3, получившую название "Не тронь меня", которая надежно прикрывала город от налетов фашистской авиации с моря. Немцы называли ее "Квадрат смерти"
    Все фильмы этого проекта смотреть здесь:
    https://www.youtube.com/playlist?action_edit=1&list=PLNrFpVaBDqM-bM6Wjnx4CfUskm-
    5JXgyJ
  17. LMaksim 25 апреля 2015 09:10
    Никогда не слышал о этой батарее. Спасибо автору за статью!
    LMaksim
  18. нерусский 26 апреля 2015 14:08
    Спасибо автору. Мой покойный дед освобождал Севастополь и получил там два ордена Славы 2ой и 3ей степени Там же дважды был в штрафбате за что не знаю Закончил войну под Кёнегсбергом После ранения. Там же получил орден Славы 1ой ст.
  19. Сорокин 26 апреля 2015 14:20
    Присоединяюсь к всем спасибо. Много читал,побывал. Для себя решил. Туда точно поеду и сына начинающего историка с собой подтащу.Пусть смотрит.
  20. xomaNN 26 апреля 2015 18:43
    Военморам - слава! Отдельная благодарность морской династии Бутаковых - воплотившей свою дельную идею в практику.
  21. Mista_Dj 27 апреля 2015 16:35
    Вечная Слава Героям!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня