В Донбасс за справедливостью

В Донбасс за справедливостью


Чеченец, который прошел две войны на Кавказе, воюет на стороне ополченцев


В войне в Донбассе участвуют, по разным оценкам, от 500 до 1,5 тысячи уроженцев Чеченской Республики. Одни воюют на стороне ополченцев, как это сделал «Батальон смерти» — подразделение из 300 бывших чеченских спецназовцев, которые поддержали дончан. Другие вливаются в состав украинской армии, например «Батальон имени Дудаева», чей командир погиб в ходе боев за Дебальцево.

Корреспондент «Русской планеты» поговорила с 30-летним чеченцем Али, бойцом батальона ополченцев «Призрак». На счету Али это уже третья война: в первую чеченскую он ушел к сепаратистам, во вторую присоединился к Ахмату Кадырову.

В батальоне ополченцев Али встретил русского добровольца, с которым сидел по разные стороны линии фронта в 1994 году. Сегодня бывший чеченский сепаратист и бывший солдат российской армии воюют за одно дело, хотя их отношения по-прежнему напряженные.

Однокашник


Али поехал в Донбасс, когда увидел по телевизору кадры с трупами в КамАЗе. В мае прошлого года в Донецкой области расстреляли грузовик, перевозивший раненых. По сообщениям средств массовой информации, к расстрелу был причастен «Правый сектор». Среди погибших Али узнал своего однокашника по нефтяному университету в Грозном и тогда решил: «Поеду. Здесь людей обижают».

Путь в Донбасс стал настоящей эпопеей. Али поехал в одиночку, паспорта у него не было. Его отказались пропускать через границу, и тогда Али дождался ночи и перебрался вплавь через реку. До ближайшего штаба ополчения добирался пешком.

— Мы, чеченцы, лучше всех можем представить себе то, что чувствуют сейчас люди в Донбассе, — рассказывает боец. — Вы, русские, должно быть, слышали, что мы кровожадные. А мы тоже люди — и любим, и детей растим.

Впервые Али взял в руки оружие, когда ему было чуть больше десяти лет — пошел вслед за отцом, чтобы, как сам говорит, защитить народ и республику. Во вторую чеченскую войну Али поддержал Ахмата Кадырова. Обе войны в Чечне Али сегодня считает несправедливыми.

— Деньги там крутились большие. И на деньги все слетелись — непонятно откуда появилось до 40 кланов: дудаевцы, басаевцы, оппозиция какая-то. И еще была ненависть. Я думал, что все русские хотят нас убить. И вы, русские, думали про нас то же самое.

Али впервые выехал за пределы Чечни в 2000 году — подросток, уже видевший в своей жизни горе и смерть и умевший управляться с оружием, приехал в Сочи.

— Ощущения были непередаваемые. Я общался с людьми и понимал: большинство в России вообще не хотело той войны, а меня считали террористом. Из-за этого каждую ночь мордобой был с русскими. Я пытался объяснить, что я родину защищал. Но потом, слава Богу, мирились.

Свои и чужие


«Шайтаны» — так называет Али тех чеченцев, которые воюют на Донбассе с украинской стороны.

— Шайтаны. По-русски — черти. Они думают, что воюют за правое дело. Я так не считаю. Если бы это было так, они бы сперва подумали, за какого президента и за какую страну воевать.

Президент Украины Порошенко вызывает у Али раздражение.


Фото: Елена Горбачева / «Русская планета»


— Где такое может быть, что президент не признает войны в своей же стране? Он заявляет, что в Дебальцеве было несколько погибших. А я видел своими глазами, сколько там людей погибло — не сотни, тысячи! Даже тела не забирали. Если бы Порошенко был достойным президентом, то признал бы потери открыто.

Те чеченцы, которые пошли воевать за этого человека, они больше не свои, резюмирует Али. И вдруг спрашивает:

— А вы видели Дебальцево? Вот так же и наша республика была когда-то разрушена.

Друг и враг


В батальоне ополченцев Али встретил русского добровольца, с которым они стреляли друг в друга в первой чеченской войне.

— Тогда, помню, у него патроны закончились. Так он бросил автомат и ушел. А я смотрел — не могу в спину стрелять. У меня и отец, и дед были воины, научили меня так.

С ополченцем, о котором говорит Али, удалось поговорить чуть позже.

— Перелом по отношению к Чечне у меня случился в конце нулевых, — рассказывает доброволец, попросивший не называть его имени. — На одном из интернет-форумов поспорил с каким-то чеченцем, сперва рычали друг на друга, а потом он сказал такую фразу: «Боевик с боевиком всегда договорятся». Тут я и задумался. А в Чечне у меня украли победу. Я молод был. И у них украли победу, и у меня. Ты спрашиваешь, зачем мы здесь? Ради справедливости. И они сюда за ней приехали, и я здесь за ней же. Да, мы с Али дрались друг против друга. Быть может, мы с ним не сядем есть рядом за один стол, но воевать мы будем вместе.

— Здесь никто не скрывает, где воевал, — сказал потом Али. И добавляет, что не считает этих людей врагами. — Мы не виноваты, что тогда так получилось, и они не виноваты, многих заставили. Тем более сейчас мы делаем одно дело.

Ислам


В Донбассе, в особенности на блокпостах, много флагов с изображением Спаса Нерукотворного. Многие из бойцов говорят прямо, что они здесь воюют за русский мир.


Фото: Елена Горбачева / «Русская планета»


Я интересуюсь у Али:

— И ты тоже за русский мир?


— Я так могу сказать: я за Россию. И за простой народ. Я видел, что такое война, передать словами это не могу. И я дал себе и Аллаху слово помочь.

Али спрашивает, может ли он закурить.

— Разве мусульманам можно курить?


Али смеется.

— Если все законы соблюдать — мне вообще ничего нельзя, даже в глаза вам смотреть. Прочитайте русский Коран, у вас волосы дыбом встанут. У нас в Чечне алкоголь можно купить только два часа в день — рано утром. Крепкий алкоголь я не пью, только вино, и то очень редко.

— А ты изменился с той войны?


— Я ни капли не изменился. Время изменилось. И возраст, годы же бегут. А остальное — всё, как и было. Но жениться еще пару раз неплохо бы! Может быть, отсюда жену привезу.

В Чечне у Али жена и трое детей. Жену, признается Али, он украл. Но, украв, сразу же сказал ей, что она может идти домой, если он ей не нравится. Девушка осталась. С тех пор, говорит Али, прошло семь лет, и живут душа в душу.

— Три жены, куда столько? Разве одной мало?


— Я один из последних представителей своего рода. Поэтому детей хочу столько, чтобы можно было футбольную команду собрать.

Взгляд у Али пристальный, немигающий. Но, когда он смотрит не на тебя, а куда-то мимо, его глаза начинают бегать. Мужчина, проведя полжизни с оружием в руках, возможно, приехал сюда еще и для того, чтобы победить других шайтанов. Тех, что поселились внутри и заставляют раз за разом вспоминать — руины Грозного, и он, мальчишка, вместе с отцом на своей первой войне.
Автор:
Елена Горбачева
Первоисточник:
http://rusplt.ru/ukraine/v-donbass-za-spravedlivostyu-16471.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти