«Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья

История Великой Отечественной войны на западе современной Украины — это история не только героического противостояния Красной Армии и советских граждан немецко-фашистским захватчикам и их союзникам, но и идейного и практического раскола местного населения. Известно, что сторонники украинской самостийности с самого начала Великой Отечественной войны предпочли выступить с оружием в руках против советской государственности. Часть из них перешла в услужение гитлеровцам, надеясь, что Третий рейх поможет создать украинское национальное государство, другие подались в леса, воюя на два фронта — против Красной Армии и советских партизан с одной стороны и гитлеровских войск — с другой. Но далеко не все жители Карпат и Прикарпатья сочувствовали «самостийникам». Значительная часть населения региона, вне зависимости от национальной принадлежности, ждала прихода Красной Армии, в которой видела освободителя от многовекового гнета немецких, польских, венгерских помещиков и капиталистов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на территории Карпатского региона развернулась активная партизанская борьба против оккупантов. Поскольку в годы Второй мировой войны Закарпатье находилось под контролем Венгрии, то партизаны действовали против венгерской военной администрации. В первой половине войны лидером партизан — антифашистов Закарпатья был Олекса Борканюк — человек-легенда: коммунист, подпольщик, партизан, разведчик.

«Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья
— современный вид села Ясиня, родины Олексы Борканюка

Олекса Олексович Борканюк родился 16 января 1901 г. в селе Ясиня в многодетной гуцульской семье. Сейчас Ясиня входит в состав Раховского района Закарпатской области Украины. Красивые горные места, населенные гуцулами — частью русинского народа. Отец Олексы был лесорубом и сын с детства помогал главе семейства, работая на заготовках леса. Но, несмотря на простое происхождение, Олекса показывал недюжинные интеллектуальные способности. Ему удалось экстерном сдать четырехлетний курс обучения в горожанской школе, после чего поступить и закончить двухлетний курс в торговой школе в Мукачево — одном из крупнейших и старейших городских центров Закарпатья. После окончания торговой школы Олекса уехал в Ужгород, где поступил в местную торговую академию. С юных лет Борканюк заинтересовался и общественно-политическими проблемами своего родного края. В те годы пророссийские взгляды у русинов часто принимали форму симпатии к Советскому Союзу, от которой многие переходили к коммунистическим убеждениям. В 1924 г. вступил в коммунистическую молодежную организацию и Олекса Борканюк, а в 1925 году он стал членом Коммунистической партии Чехословакии. Партия в те годы выступала за присоединение Закарпатья к Украинской ССР, что, по мнению чехословацких коммунистов, соответствовало истинным потребностям населения Закарпатья.


Подкарпатская Русь

Закарпатье — регион с особой спецификой и непростой исторической судьбой. Сегодня он относится к Западной Украине, но не столь давно земли Закарпатья назывались Подкарпатской Русью, а его жители — не иначе как карпаторуссами или просто русинами. Вплоть до ХХ века в Подкарпатской Руси традиционно были сильны пророссийские настроения. Фактически местные жители в большинстве своем ощущали себя частью великого русского народа, даже этноним «русины» и самоназвание местного языка — «руський» — не оставляло сомнений в идентификации закарпатцев. Между тем, в политическом отношении регион Закарпатья откололся от русского мира еще в Средние века, и длительное время развивался отдельно, переходя от одного восточноевропейского государства к другому.

Земли Галицко-Волынского княжества — исторической земли русских — после его ослабления были разделены между Польшей, Венгерским королевством и Великим княжеством Литовским. Позже они вошли в состав Речи Посполитой, а затем, после ее раздела и до конца Первой мировой войны принадлежали Австро-Венгрии. Сначала польские, а затем австро-венгерские правители пытались уничтожить на управлявшейся ими территории Закарпатья любые пророссийские настроения. Местному населению навязывались католицизм и униатство, православные подвергались дискриминации. Параллельно с репрессивными мерами с конца XIX века австро-венгерские власти усиленно проталкивали среди населения Галиции и Подкарпатской Руси конструкт «украинской идентичности» в противоположность концепции триединства русской нации (великороссы, малороссы, белорусы). После окончания Первой мировой войны, в которой Австро-Венгрия потерпела поражение, империя, созданная Габсбургами, перестала существовать. На ее осколках появился целый ряд национальных государств — Австрия, Венгрия, Польша, Чехословакия, Югославия. Планировалось и создание украинского государства на территории галицийских земель, входивших прежде в состав Австро-Венгрии.

«Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья
— улица старого Ясиня

Период распада австро-венгерского государства дал многим деятелям русинского движения Закарпатья надежду на долгожданное самоопределение. Однако позиции местных политических активистов по вопросу о будущем Закарпатского региона разделились. Так, часть русинских политиков настаивала на вхождении Закарпатья в состав новообразованной Чехословакии, учитывая языковую и культурную близость к славянам чехам и словакам. Естественно, что внушительная часть русинских активистов придерживалась идеи о присоединении к Украине. Наконец, среди русинов были сторонники вхождения в состав Венгрии, России и полной независимости. В американском Скрентоне собрались видные деятели русинской эмиграции. Большинство русинских активистов (67%) проголосовали за вхождение Закарпатья в состав Чехословакии, 28% высказались в пользу объединения с Украиной, 2% — за независимость Подкарпатской Руси, 1% — за объединение с Галицией, незначительные группы — за присоединение к Венгрии или к России. В самом Закарпатье также наблюдались острые дискуссии между местными политическими активистами по вопросу о будущем региона. В Ужгороде созванное Народное собрание проголосовало за вхождение в состав Венгрии в статусе автономного региона. В Хусте народное собрание проголосовало за соединение с Украиной, а в Прешове собралась Рада галицких и угорских русинов, которая поддержала идею американских русинов о присоединении к Чехословакии.

Борканюк — лидер коммунистов чехословацкого Закарпатья

В начале 1919 г. на территорию Закарпатья вошли подразделения чехословацкой армии. 8 мая 1919 г. политические лидеры Закарпатья Григорий Жаткович, Антон Бескид и Августин Волошин собрались в Ужгороде и приняли решение о присоединении к Чехословакии. Тем не менее, стремление жителей Подкарпатской Руси присоединиться к Чехословакии было с опаской встречено самими чехословацкими руководителями. Несмотря на то, что Чехословакия ввела в регион свои войска, в Праге обсуждался вопрос о том, что делать с территорией Закарпатья в случае ее присоединения к стране. Ведь посланные чехословацким правительством эмиссары рапортовали в Прагу о безнадежной отсталости Закарпатья и его бесполезности для Чехословакии в экономическом отношении. В конце концов, чехословацкие руководители решили отказать Подкарпатской Руси в прошении принятия ее в состав Чехословакии и лишь давление со стороны стран Антанты заставило Прагу пойти навстречу закарпатским лидерам. Англичане и французы опасались, что в случае отказа Чехословакии включить в свой состав Подкарпатскую Русь, последняя войдет в состав Венгрии, к которой Антанта продолжала относиться с недоверием. 10 сентября 1919 г. Подкарпатская Русь в статусе автономии вошла в состав Чехословакии.

Несмотря на то, что Чехословакия была одним из наиболее развитых в экономическом и культурном отношении государств Восточной Европы, Закарпатье оставалось самым отсталым регионом страны, в котором практически не развивалась современная промышленность. Сельское хозяйство также велось отсталыми методами, причем ситуация усугублялась тем, что большинство земель находилось в руках крупных землевладельцев. В регионе прогрессировала безработица, уровень жизни населения оставался крайне низким, что способствовало росту протестных настроений в закарпатских городах и селениях. Среди населения Закарпатья активно действовали ячейки Коммунистической партии Чехословакии. Периодически под руководством коммунистов вспыхивали рабочие и крестьянские выступления. В декабре 1935 г. в Чинадиево и Сваляве вспыхнули забастовки, во время которых в борьбе за свои экономические права объединились русинские и венгерские рабочие. Руководил ими Олекса Борканюк — молодой, но опытный активист компартии. В тридцатые годы ХХ века Чехословакия выгодно отличалась от большинства других стран Восточной Европы. Если в Венгрии, Румынии, Польше, Болгарии действовали авторитарные режимы, подавлявшие любые оппозиционные выступления, то Чехословакию можно было назвать эталонной демократией Восточной Европы. Мало того, что здесь действовала многопартийная система, так еще и Коммунистическая партия Чехословакии имела возможность легальной политической деятельности, в том числе и участия в парламентских выборах.

В 1935 г. Коммунистическая партия Чехословакии получила более 40% голосов на парламентских выборах в Подкарпатской Руси. Местное население поддерживало коммунистов как минимум по двум причинам — во-первых, в глазах пророссийски настроенной части русинов коммунисты олицетворяли Советский Союз, то есть — Россию, а во-вторых социально-экономическая отсталость региона, нищета и безработица способствовали росту симпатий к лозунгам социальной справедливости. Среди депутатов, прошедших в чехословацкий парламент от Подкарпатской Руси, был и Олекса Борканюк. «Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья К этому времени тридцатичетырехлетний активист коммунистического движения уже год возглавлял Закарпатский краевой комитет Компартии Чехословакии. За плечами была учеба в Коммунистической академии имени Артема в Харькове, куда Борканюк нелегально пробрался в 1926 г. и где пробыл до 1929 г. В коммунистической академии Олекса изучал журналистику и после окончания академии стал первым дипломированным журналистом Закарпатского региона. В начале 1929 г. он вступил в ВКП (б), а по возвращению в Закарпатье стал первым секретарем местной коммунистической организации молодежи. Как журналист, Олекса Борканюк возглавил местные газеты — «Працююча молодь» («Работающая молодежь»), «Карпатська правда» («Карпатская правда»). Став депутатом чехословацкого парламента, Борканюк неоднократно пытался обратить внимание общества на угрозу нацизма, победившего в Германии и прямо угрожающего политическому суверенитету Чехословакии. Пытался «пробить» Борканюк и финансирование развития социальной инфраструктуры в Подкарпатской Руси. Будучи коммунистом, Борканюк, разумеется, был вынужден придерживаться официальной концепции «украинства», которую разделяли руководители Украинской ССР и СССР. Однако его русофильские симпатии несомненны. Так, в одной из своих статей лидер закарпатских коммунистов писал: «стоим за то, чтобы в школах русский язык учили как обязательный предмет. Хотим, чтобы наша молодежь, наш народ ознакомились с культурой самого большого и самого демократичного славянского народа, чтобы братский союз между украинским, русским и другими славянскими народами укреплялся».

Подкарпатская Русь между Чехословакией и Венгрией

Однако, помимо коммунистов, в Закарпатье пользовались значительным влиянием и праворадикальные организации, ориентированные на Германию и Италию. Среди русинских правых выделялось два основных направления — русофилы и украинофилы. Русофильская «Русская национально-автономная партия» ориентировалась на итальянский фашизм и выступала за автономное развитие Подкарпатской Руси в составе Венгрии или Чехословакии. Украинофилами руководил известный украинский националист протоиерей Августин Волошин, также выступавший за автономию. Естественно, что венгерское население края стремилось к его включению в состав Венгрии, словацкое — к сохранению автономного статуса в составе Чехословакии, а коммунисты выступали за присоединение к советской Украине. 13 сентября 1938 г. группа русинских политических деятелей во главе с Алексеем Геровским отвезла премьер-министру Чехословакии Милану Годже меморандум о предоставлении Карпатской Руси автономии. 11 октября 1938 г. автономия региону была предоставлена, а его правительство возглавил Андрей Бродий. 19 октября на заседании правительства Подкарпатской Руси началось обсуждение вопроса о вхождении в состав Венгрии, после чего, спустя пять дней, премьер-министр Бродий был арестован чехословацкой контрразведкой. На посту главы правительства его сменил Августин Волошин, после чего Подкарпатская Русь получила новое наименование — Карпатская Украина, так как Волошин был давним сторонником украинской идентичности и выступал за единство закарпатских русинов и галичан в рамках единой концепции украинской нации. Волошин, рассчитывая на помощь Германии, мечтал о создании независимого украинского государства. «Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья

Между тем о присоединении Закарпатья к своей территории давно задумывалась и Венгрия. Миклош Хорти, стоявший во главе венгерского государства, находился в союзнических отношениях с Германией, поэтому Адольф Гитлер предпочитал не ссориться с Будапештом, на чью помощь рассчитывал в планируемых военных конфликтах. В соответствии с планами раздела Чехословакии Восточная Словакия и Карпатская Украина должны были войти в состав Венгрии. 20 ноября 1938 г. в южные районы Закарпатья вступили подразделения венгерской армии. Одновременно на территории Карпатской Украины была создана военизированная организация фашистского толка — Карпатская Сечь, во главе которой встал Дмитрий Климпуш. Сечевики приступили к репрессиям против пророссийской части русинов. В выборах в Карпатоукраинский сейм, состоявшихся 12 февраля 1939 г., участвовала лишь одна партия — Партия украинского единства.

О том, что венгры готовят вторжение в Закарпатье, безусловно, знала и чехословацкая разведка. Еще 6 января 1939 г. в Хуст прибыл генерал Лев Прхала, которого президент Чехословакии назначил министром внутренних дел Карпатской Украины. Августин Волошин генерала принял, но в сотрудничестве отказал. В ответ Прага освободила от должности члена правительства Чехословакии представителя Закарпатья Юлиана Ревая. Тем временем, венгры сконцентрировали на границе с Чехословакией 12 дивизий шестой армии и в ночь с 13 на 14 марта начали продвижение на территорию Карпатской Украины. Этой же ночью две тысячи бойцов Карпатской Сечи по приказу Августина Волошина взяли со складов жандармерии города Хуста 41 винтовку и 90 пистолетов. Самоуправство сечевиков вызвало резко негативную реакцию чехословацкого командования. В четыре часа ночи чешский генерал потребовал у коменданта сечевиков Ивана Романа сдать оружие. Сечевики отказались и чехословацкий отряд численностью в 200 солдат и офицеров, около шести часов утра, атаковал штаб-квартиры сечевиков. Начались вооруженные стычки между сечевиками и чехословаками по всему Хусту. В конце концов, Августину Волошину удалось договориться с генералом Львом Прхалой, после чего было установлено перемирие. К этому времени чехословаки потеряли от 7 до 20 военнослужащих убитыми, а сечевики — до 150 человек убитыми и 50 ранеными. Перед лицом венгерской агрессии генерал Лев Прхала, после телефонного разговора с правительством Чехословакии, отдал приказ о выводе чехословацких войск с территории Карпатской Украины. Вошедшие на территорию Карпатской Украины венгры приступили к подавлению сопротивления сечевиков. В этом венграм активно помогали поляки, которые имели собственные счеты к украинским националистам.

Закарпатское «украинство» Августина Волошина

После того, как 14 марта 1939 года была провозглашена независимость Словакии, где у власти встал прогитлеровский режим, 15 марта о своей политической независимости заявила и Карпатская Украина. Карпатоукраинский сойм (сейм) принял решение о провозглашении страны республикой, во главе которой становился президент, избираемый соймом. Был утвержден флаг Карпатской Украины — сине-желтое полотнище, и герб — трезубец князя Владимира. Гимном новообразованной страны стала песня «Ще не вмерла Украина». Сойм избрал Августина Волошина президентом Карпатской Украины, Августина Штефана — председателем сойма, Юлиана Ревая — председателем правительства. Лидеры Карпатской Украины планировали создать государство по образцу соседней Словакии, с праворадикальным антикоммунистическим режимом. Естественно, что украинские националисты стремились любыми путями минимизировать пророссийские настроения среди русинов и утвердить украинскую идентичность. Для сторонников русофильства был создан специальный концлагерь «Думен», куда помещали пророссийски настроенных граждан без всякого суда и следствия. Режим Волошина опирался не столько на местное русинское население, сколько на прибывавшие из Галиции подкрепления — членов Организации украинских националистов (ОУН).

«Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья
— боевики "Карпатской Сечи" во главе с Дмитрием Климпушем

Сам Волошин обратился к Адольфу Гитлеру с просьбой о переходе Карпатской Украины под протекторат Германии. Однако фюрер не счел нужным удовлетворять просьбу украинских националистов — он не желал портить отношения с Хорти, претендовавшим на Закарпатье, поскольку Венгрия представлялась куда более солидным союзником, нежели сомнительные галицийские националисты. Германское руководство порекомендовало Волошину не сопротивляться венгерским войскам и мирно войти в состав Венгрии. 16 марта правительство Карпатской Украины выехало из Хуста и направилось в сторону румынской границы. Отряды Карпатской Сечи пытались противостоять венграм. Наиболее тяжелым стало сражение за Хуст. В этом бою погибло 230 сечевиков и 160 венгерских солдат. Против сечевиков были брошены 24-й пограничный батальон и 12-й самокатный батальон. Венгры заставили сечевиков покинуть Хуст. На следующий день венгерские войска взяли Рахов, Буштово и Ясиню.

«Мадьяризация» Закарпатья

К 18 марта 1939 г. венгерские войска заняли практически всю территорию Закарпатья. 21 марта территорию Закарпатья покинули последние подразделения чехословацкой армии и сотрудники чехословацкой администрации. В Закарпатье вошли венгерские войска. Украинские националисты из Карпатской Сечи пытались оказывать сопротивление венграм, но не могли противостоять регулярной армии и были вытеснены в пограничные районы Румынии и Словакии. Общие потери бойцов Карпатской Сечи составили не менее 430 человек убитыми, 400 ранеными, а венгерской армии — 197 человек убитыми и 534 ранеными. При этом большое количество украинских националистов погибло во время зачисток, которые проводились не только солдатами венгерской армии, но и местными мадьярами, вооружившимися и записавшимися в ополчение. Августин Волошин, бежавший через Румынию в Югославию, а затем в Прагу, поселился в чешской столице. Он стал ректором Украинского свободного университета, существовавшего в оккупированной гитлеровскими войсками Праге.

«Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья В оккупированном Закарпатье венгры начали устанавливать свои порядки, основанные на дискриминации славянского населения и привилегиях для соплеменников, населявших обширные мадьяроязычные районы. Территория Закарпатья была поделена в административном отношении на три экспозитуры — Ужанскую, Бережскую и Мараморошскую. Во всех экспозитурах был установлен венгерский язык в качестве официального. В селе Крыва, что в окрестностях Хуста, а также в Чинадиево, Турьи Реметы, Перечине были созданы концентрационные лагеря, в которые отправляли всех подозревавшихся в недовольстве новым режимом местных жителей. Особо опасных, с точки зрения венгерских властей, оппозиционеров отправляли в тюрьмы Будапешта. Русинское население края находилось под неусыпным наблюдением полиции и жандармерии. В Закарпатский регион были переброшены многочисленные подразделения венгерской жандармерии, усилена контрразведка. Около двух тысяч человек только по подозрениям в политической неблагонадежности были уволены с работы. Безработица в регионе при венгерской власти только усугубилась, уровень жизни населения вследствие инфляции упал, а крестьяне были обязаны поставлять сельскохозяйственную продукцию бесплатно — для нужд венгерской армии. Для «мадьяризации» местного населения венгерская администрация создала молодежную организацию «Левентэ», отвечавшую за пропаганду «венгерских ценностей» среди молодых закарпатцев. Впрочем, последние отнюдь не горели желанием учить трудный венгерский язык и, тем более, воспринимать культ личности Миклоша Хорти и идеологию «Великой Венгрии».

Разведгруппа товарища Олексы

Коммунистическая партия Чехословакии еще раньше, чем венгры захватили Закарпатье, ушла в подполье. Оставаться в захваченном Венгрией Закарпатье было опасно. Руководство Компартии Чехословакии приняло решение вывести из под удара хортистской контрразведки Олексу Борканюка — ведь депутата федерального парламента знали все и скрываться ему в захваченном венгерскими фашистами регионе было очень сложно. Рано или поздно нашелся бы предатель, который выдал бы местонахождение коммуниста венгерской контрразведке. Поэтому в марте 1939 г. Олекса Борканюк, скрывавшийся в Хусте у старого знакомого — сапожника, получил предписание ЦК Компартии Чехословакии — сдать полномочия члену крайкома Иосифу Гавелке и отбыть за пределы Закарпатья. Олекса Борканюк 14 марта 1939 г. перебрался в Советский Союз. Здесь он занимался работой в Центральном комитете Международной организации помощи борцам революции. Когда началась Великая Отечественная война, Борканюк принял решение пойти в Красную Армию добровольцем. Но партийный деятель не принадлежал сам себе — он подчинялся партийной дисциплине, а руководство ВКП (б) и КПЧ приняло решение направить опытного революционера на организацию партизанского движения в Закарпатье. Он прошел курс соответствующей военной подготовки, после чего сформировал первую разведывательную группу, которую предстояло забросить в Закарпатье.

В состав разведгруппы, помимо ее командира Олексы Борканюка, вошли исключительно проверенные товарищи — представители основных национальностей региона. Это были русин Михаил Мажорович — инструктор Закарпатского крайкома Компартии Чехословакии, еврей Самуил Габерман, хорошо проявивший себя на партийной работе в городе Мукачево, венгры Дьюла Кеваго, работавший в Комарово токарем и бежавший из хортистской тюрьмы, и Йожеф Декань — бывший боец Интернациональной бригады в Испании. Радистом разведгруппы стал москвич Виталий Розовский — инженер из советской столицы, вызвавшийся добровольцем отправиться в Закарпатье. Последние напутствия маленькому разведывательному отряду давал сам Клемент Готвальд — руководитель чехословацкой компартии. Перед вылетом в Закарпатье отряд прошел ускоренный курс специальной подготовки — в программу входило и десантирование с парашютом, и стрельба из основных видов оружия, и минно-взрывное дело.

«Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья
— памятник Олексе Борканюку в Рахове

В начале января 1942 г. разведывательная группа под командованием Олексы Борканюка высадилась в районе села Ясиня, где прошло детство бесстрашного руководителя закарпатских коммунистов. Однако высадка десанта оказалась плохо подготовленной. Венгерские солдаты заметили парашютистов и поспешили на задержание. В перестрелке погибло трое парашютистов. Йожефа Деканя и Виталия Розовского венгры схватили, позже оба героя были расстреляны. Лишь Олексе Борканюку удалось вырваться из окружения. Пока венгерское командование искало командира разведгруппы, назначив за его голову большое вознаграждение, он вышел на связь со своим братом Василием Борканюком и установил контакты с местными подпольщиками. Была создана подпольная организация, которая под руководством Борканюка занималась изучением мест дислокации венгерских подразделений, подсчетом количества железнодорожных составов, отправлявшихся на восток — в Советский Союз. Борканюк определил, как организована охрана железной дороги и коммуникаций. Олекса надеялся создать крупный партизанский отряд из разрозненных подпольных групп, действовавших на всей территории Закарпатья. Однако планам героического подпольщика не суждено было сбыться.

12 февраля 1942 года венгерская контрразведка вышла на след Олексы Борканюка. Сначала жандармы наведались к его брату — шестидесятилетнему Василю Борканюку. Двое суток венгерские фашисты пытали немолодого человека, который оказывал Олексе всестороннее содействие в подпольной деятельности. Брат молчал. Тогда фашисты пришли с обыском в дом другого брата Олексы — покойного Дмитрия. В доме проживали его вдова и дети. Именно там, в лесном домике, прятался и сам Олекса. Когда венгерские жандармы набросились на женщину и детей и стали их жестоко избивать, Олексе не оставалось ничего иного, как выйти из укрытия. Кроме Олексы, арестовали его брата Василя Борканюка, племянника Ивана, вдову брата Явдоху, малолетних племянников — пятнадцатилетнего Юрка и девятилетнего Василька. Через семь месяцев в родное село Ясиня вернулись только дети — Юрок и Василек. После ада венгерских застенков они были уже инвалидами и вскоре умерли. Все остальные родственники Олексы были убиты в застенках хортистского режима.

Сам Олекса Борканюк долгое время провел в тюрьмах Ужгорода и Мукачево, а затем был этапирован в Будапешт — в печально известную тюрьму Маргит-Кетур. Здесь к заключенным применялись жестокие пытки, но Олекса не терял боевой дух — более того, он пытался сплотить вокруг себя остальных узников тюрьмы. Восемь месяцев Олекса Борканюк провел в камере будапештской тюрьмы. Судьба его была предрешена. На суде Олекса Борканюк держался стойко и мужественно вынес оглашение приговора. 3 октября 1942 года Олекса Борканюк был казнен во дворе будапештской тюрьмы. Перед смертью он выкрикнул: «Вы меня убьете, но идею коммунизма никогда. Долой хортиевскую Венгрию! Да здравствует Советский Союз!». Уже после войны были опубликованы последние письма Олексы Борканюка семье. Прощаясь с родными, герой закарпатского подполья писал: «военный суд приговорил меня к смерти. Эти строки пишу за несколько минут перед смертью. Чувствую себя здоровым, полным энергии, безграничным желанием жить. И нет спасения. Вынужден умирать. Но я иду на смерть смело, мужественно, так как положено людям нашего склада. Прожил я 41 год, из которых 20 лет посвятил делу бедного народа. Всю жизнь был честным, преданным, неутомимым борцом без личной корысти. Никогда не кривил душою. И таким умираю, ибо знаю, что наше дело справедливое и победа будет наша. Народ меня не забудет, когда наступит лучшее время. Когда-нибудь история расскажет правду и о моей скромной персоне... Я умираю и буду жить». (Цит. по: Письма руководителя подполья в Закарпатье Олексы Борканюка 24 сентября и 3 октября 1942 г. //http://www.molodguard.ru/heroes57-10.htm).

После войны, в 1945 г., прах Олексы Борканюка был перевезен в Рахов. Впоследствии в Рахове и Ясинях были воздвигнуты памятники Олексе Борканюку. Спустя двадцать лет после Великой Победы, 8 мая 1965 г., Президиум Верховного Совета СССР присвоил Алексею Алексеевичу Борканюку за особые заслуги, мужество и героизм, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны высокое звание Героя Советского Союза посмертно.

Вечная память партизанам Закарпатья

«Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья Олекса Борканюк был прав. С его физической смертью не прекратилось сопротивление закарпатцев венгерским и немецким фашистам. Партизанская борьба на территории Закарпатья продолжалась вплоть до освобождения региона частями Красной Армии. В 1943 году в окрестностях Хуста и Виноградова была высажена парашютная группа «Закарпатцы», которой командовал венгр Ференц Патаки. В состав группы входили Степан и Василий Чижмаря, Михаил Дякун, Степан Лизанец, Иван Логу, Вацлав Цемпер. Парашютисты вышли на контакт с местными жителями, симпатизировавшими борьбе Советского Союза, и приступили к сбору разведывательной информации о венгерских фашистах. К концу февраля 1944 г. в орбиту деятельности группы Ференца Патаки было вовлечено более 250 жителей Закарпатья. Но весной 1944 г. венгерской контрразведке удалось выйти на след партизан. Начались массовые аресты. 18019 апреля 1944 г. в Мараморош-Сигета прошел закрытый судебный процесс по делу хустских партизан. Венгерский трибунал приговорил к смертной казни 33 человека, которых расстреляли 25 апреля в Мараморош-Сигете и 17 июня в Хусте, Виноградове, Теково и Чернотисове. В Будапеште был схвачен лидер подпольщиков Ференц Патаки, также приговоренный к смертной казни. Однако разгром группы «Закарпатцы» уже не мог помешать освобождению региона.

«Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья
— Партизаны-подрывники Закарпатского партизанского отряда Грачев и Утенков

В июле 1944 г. в Закарпатье высадилась группа под командованием Александра Тканко, распространившая свою деятельность на Великоберезнянский и Перечинский районы. Местное население, которому надоел произвол венгерских властей, оказывало партизанам всестороннюю помощь. Ко времени освобождения Закарпатья численность партизанского отряда Александра Тканко возросла до 800 человек. В августе 1944 г. в с. Берегуйфалу, в окрестностях Берегово, был высажен отряд, укомплектованный венграми, под командованием Дюлы Усти. Затем десантировались парашютные группы Ивана Прищепы, в районе Хуста — Я. Ванягина, в районе села Шаланкы в окрестностях Виноградова — отряд И. Капитана. Отряды под командованием Ивана Прищепы и Дюлы Усти объединились в один партизанский отряд имени Ференца Ракоци, насчитывавший двести пятьдесят человек. За два месяца отряд провел не менее двух десятков разведывательно-диверсионных операций. В районе Мукачево и Свалява действовал еще один крупный партизанский отряд под командованием Василия Русина, начальника штаба Ивана Стендера и комиссара Ивана Фабриция. Численность отряда составляла 250 бойцов-партизан и 200 активистов — подпольщиков и добровольных помощников. Отряд Русина охватывал своей деятельностью два города и четырнадцать сел Закарпатья. Партизаны Русина поставили под контроль участок железной дороги и автомобильную дорогу, связывавшую Воловец и Мукачево. Благодаря этому, они получили возможность препятствовать транспортировке фашистских войск по Закарпатью. Партизаны взрывали склады с боеприпасами немецкой и венгерской армии, уничтожали автомобильную технику, выводили из строя коммуникации.

«Я умираю и буду жить»: легендарный партизан Закарпатья
— ветераны партизанского движения Закарпатья

Общую координацию деятельности партизанских отрядов на территории Закарпатского региона осуществлял Украинский штаб партизанского движения. Приобретя организованные формы и централизованную систему руководства, закарпатское партизанское движение превратило регион в поле постоянных боевых вылазок против венгерских фашистов. Общая численность партизанских соединений, сражавшихся против врага в Закарпатье, достигала 1700 человек, а всего в орбиту подпольной и партизанской деятельности в регионе было вовлечено 2800 человек — люди самых разных возрастов, полов, национальности, социального положения. Многие из закарпатцев героически погибли в боях с фашистами или были расстреляны и повешены в венгерских застенках. Поэтому у закарпатцев даже сегодня, в непростой политической ситуации, остается особое отношение к памяти о партизанах — героях освобождения Закарпатья.

Использованы материалы: www.yasinya.com, waralbum.ru.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня