Сражение за Зееловские высоты

План операции 1-го Белорусского фронта

Общий замысел операции 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Г. К. Жукова заключался в нанесении сокрушающего удара по группировке вермахта, прикрывавшей Берлин с востока, развитии наступления на германскую столицу с обходом её с севера и юга, с последующим штурмом города и выходом наших войск к р. Эльба.

Войска 1-го Белорусского фронта занимали участок фронта шириной 172 км, от Ниппервизе до Гросс-Гастрозе. Главная ударная группировка фронта развернулась на 44-километровом участке Гюстебизе, Подельциг. Правый фланг фронта был развёрнут на участке Ниппервизе, Гюстебизе. Левый фланг фронта развернулся на 82-километровом участке Подельциг, Гросс-Гастрозе.


Главный удар наносили силами 4 общевойсковых и двух танковых армий из района Кюстрина. Войска 3-й ударной армии под командованием Василия Кузнецова, 5-й ударной армии Николая Берзарина и 8-й гвардейской армии Василия Чуйкова, развернутые в центре кюстринского плацдарма, должны были, прорвав немецкую оборону, обеспечить ввод в прорыв танковых соединений и наступать на германскую столицу. На шестой день операции они должны были быть на восточном берегу озера Хафель (Хавель) на участке Хеннигсдорф, Гатов. 47-я армия Франца Перхоровича получила задачу обойти Берлин с северо-запада, наступая в общем направлении на Науен, Ратенов и 11 день операции выйти к Эльбе. Кроме того, во втором эшелоне фронта на главном направлении располагалась 3-я армия Александра Горбатова.

Танковые армии находились во втором эшелоне ударной группировки и должны были развить наступление в обход Берлина с севера и юга. 1-я гвардейская танковая армия под командованием Михаила Катукова должна была наступать не с севера совместно с 2-й гвардейской танковой армией, как ранее планировала Ставка ВГК, а с юга, чтобы взять южную часть Берлина. Наступление армии Катукова также поддерживал 11-й танковый корпус Ивана Ющука. Это изменение задачи армии Катукова предложил Жуков, а Верховный Главнокомандующий Сталин утвердил. Северная часть обходной группировки и так была весьма мощной, в неё входили: 61-я армия Павла Белова, 1-я армия Войска Польского С. Г. Поплавского, 47-я армия Перхоровича, 2-я гвардейская танковая армия Семёна Богданова, 9-й танковый корпус Ивана Кириченко и 7-й гвардейский кавалерийский корпус Михаила Константинова.

Чтобы обеспечить наступление главной ударной группировки фронта в центре на флангах, с севера и юга наносили два вспомогательных удара. На севере наступали 61-я армия Белова и 1-я армия Войска Польского Поплавского. Они наносили удар в общем направлении Либенвальде, Вулькау и на 11-й день наступления должны были выйти к Эльбе в районах Вильснак и Зандау.

На юге второй удар, обеспечивающий наступление главной ударной группировки, наносили 69-я армия Владимира Колпакчи, 33-я армия Вячеслава Цветаева и 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Советские армии наступали на участке Подельциг, Брисков в общем направлении на Фюрстенвальде, Потсдам и Бранденбург. Армии Колпакчи и Цветаева должны были прорвать немецкую оборону на франкфуртском направлении и, наступая на запад, с выходом на южную и юго-западную части Берлина, отрезать от столицы основные силы 9-й немецкой армии.

Всего 1-й Белорусский фронт располагал 9-ю общевойсковыми и 2-мя танковыми армиями, одной воздушной армией (16-я воздушная армия Сергея Руденко), двумя танковыми корпусами (9-й танковый корпус Ивана Кириченко, 11-й танковый корпус Ивана Ющука), двумя гвардейскими кавалерийскими корпусами (7-й гвардейский кавалерийский корпус Михаила Константинова, 2-й гвардейский кавалерийский корпус Владимира Крюкова). 1-й Белорусский фронт также поддерживала 18-я воздушная армия главного маршала авиации Александра Голованова (авиация дальнего действия) и Днепровская военная флотилия В. Григорьева. У 1-го Белорусского фронта было в распоряжении более 3 тыс. танков и самоходных установок, 18,9 тыс. орудий и минометов.

На вооружении трёх бригад Днепровской флотилии было 34 бронекатера, 20 тральщиков, 20 катеров ПВО, 32 полуглиссера и 8 канонерок. Катера были вооружены 37-, 40-, 76- и 100-мм пушками, пусковыми установками 8-М-8 для стрельбы реактивными снарядами калибром 82 мм, крупнокалиберными пулеметами. Флотилия получила задачи поддерживать наступающие войска, оказывать помощь в форсировании водных преград, охранять водные коммуникации и переправы; уничтожать мины противника, установленные на реках; осуществлять прорывы в глубину вражеской обороны, дезорганизовывать немецкий тыл, высаживать десанты. 3-я бригада должна была захватить гидротехнические сооружения в районе Фюрстенберга, не допустив их уничтожения.

Сражение за Зееловские высоты

Батарея советских 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 под Берлином. 1-й Белорусский фронт

Подготовка операции

На главном направлении наступления сформировали группировку артиллерии с плотностью около 270 стволов на 1 км фронта (без учёта 45-мм и 57-мм пушек). Чтобы обеспечить тактическую внезапность наступления артподготовку решили осуществить ночью, за 1,5-2 часа до рассвета. Для освещения местности и ослепления врага сосредоточили 143 прожекторные установки, которые должны были заработать с началом атаки пехоты.

За 30 минут до начала артподготовки ночная бомбардировочная авиация должна была нанести удар по штабам узлам связи противника. Одновременно с артиллерийской подготовкой штурмовая и бомбардировочная авиация 16-й воздушной армии наносила массированные удары по опорным пунктам и огневым позициям противника на глубину до 15 км. После ввода в сражение подвижных соединений главной задачей авиации являлось подавление противотанковой обороны немецких войск. Большая часть штурмовой и истребительной авиации переключалась на непосредственное сопровождение общевойсковых и танковых армий.

14-15 апреля наши войска провели разведку боем, чтобы выявить сильные и слабые стороны немецкой обороны, его огневые позиции и заставить противника подтянуть резервы к переднему краю. Основные события происходили в полосе 4 общевойсковых армий главной ударной группировки фронта. В центре наступление велось усиленными стрелковыми батальонами дивизий первого эшелона, на флангах — усиленными ротами. Передовые части поддерживали сильным артиллерийским огнем. На разных направлениях нашим войскам удалось вклиниться в боевые порядки врага на 2-5 км.

В результате наши войска преодолели наиболее сильные полосы минных заграждений и нарушили целостность первой полосы обороны противника, что облегчило наступление главных сил фронта. Кроме того, было введено в заблуждение немецкое командование. По опыту предыдущих операций немцы думали, что за разведывательными батальонами перейдут в наступление и главные силы фронта. Однако ни 14-го, ни 15-го апреля наши войска в общее наступление не пошли. Немецкое командование сделало ошибочный вывод, что наступление главных сил 1-го Белорусского фронта отложено на несколько дней.

Сражение за Зееловские высоты

Советские бомбардировщики идут курсом на Берлин
Сражение за Зееловские высоты

Советские солдаты пересекают реку Одер

Прорыв вражеской обороны

В 5 часов утра 16 апреля 1945 г. в полной темноте началась артиллерийская подготовка. На фронте главной ударной группировки артиллерия в течение 20 минут подавляла вражеские цели на глубину до 6-8 км и местами до 10 км. За такой короткий промежуток было выпущено около 500 тыс. снарядов и мин всех калибров. Эффективность артудара была большой. В первых двух траншеях было выведено из строя от 30 до 70% личного состава немецких частей. Когда советская пехота и танки пошли в атаку на некоторых направлениях они продвинулись на 1,5-2 км не встречая вражеского сопротивления. Однако вскоре немецкие войска, опираясь на сильную и хорошо подготовленную вторую полосу обороны, стали оказывать яростное сопротивление. По всему фронту разгорелись ожесточенные бои.

Одновременно бомбардировщики 16-й воздушной армии наносили удары по штабам, узлам связи, по 3-4 траншеям главной полосы обороны противника. В атаке приняла участие и 18-я воздушная армия (тяжелая авиация). В течение 40 минут 745 машин бомбили заданные цели. Всего за день, несмотря на неблагоприятную метеорологическую обстановку, наши летчики сделали 6550 самолето-вылетов, в том числе 877 ночных. На противника было сброшено более 1500 тонн бомб. Немецкая авиация пыталась сопротивляться. В течение дня произошло 140 воздушных боев. Наши соколы сбили 165 немецких машин.

Оборонявшаяся в полосе наступления 47-й армии Перхоровича 606-я дивизия особого назначения понесла тяжелые потери. Немецкие солдаты были застигнуты артиллерийской подготовкой в траншеях и многие погибли. Однако немцы оказали упорное сопротивление, нашим войскам пришлось наступать, отражая многочисленные контратаки. К концу дня наши войска продвинулись на 4-6 км, захватив ряд важных опорных пунктов в глубине обороны противника. Было захвачено более 300 пленных.

Успешно наступала 3-я ударная армия Кузнецова. Войска начали наступление при свете прожекторов. Наибольшего успеха достигли в полосе наступления правофлангового 79-го стрелкового корпуса генерала С. Н. Переверткина. Наши войска отбили несколько вражеских контратак и захватили важные опорные пункты Гросс Барним и Клайн Барним. Чтобы усилить напор 79-го корпуса в полосу его наступления в 10 час. ввели 9-й танковый корпус Кириченко. В результате наша пехота и танки продвинулись на 8 км и вышли к промежуточной оборонительной полосе врага. На левом фланге 12-й гвардейский стрелковый корпус генерала А. Ф. Казанкина продвинулся за день на 6 км. Особенно упорные бои здесь шли за опорный пункт Лечин. Немецкие войска сильным огнем отразили лобовую атаку 33-й дивизии генерала В. И. Смирнова. Тогда 33-я дивизия и 52-я дивизия генерала Н. Д. Козина обошли Лечин с севера и юга. Так опорный пункт взяли. Таким образом, за день тяжелого сражения войска 3-й ударной армии прорвало главную полосу обороны противника и правым крылом вышли к промежуточной полосе. Было захвачено около 900 пленных.

При свете прожекторов перешла в наступление 5-я ударная армия Берзарина. Наибольшего успеха добился центральный 32-й стрелковый корпус генерала Д. С. Жеребина. Наши войска продвинулись на 8 км и к исходу дня вышли на правый берег реки Альт Одер, ко второй полосе обороны врага на участке Платков, Гузов. На правом фланге армии 26-й гвардейский стрелковый корпус, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, продвинулся на 6 км. Войска левофлангового 9-го стрелкового корпуса также продвинулись на 6 км. При этом части 301-й стрелковой дивизии полковника В. С. Антонова взяли важный опорный пункт врага — Вербиг.

В бою за станцию Вербиг отличился комсорг 1-го батальона 1054-го стрелкового полка лейтенант Грант Арсенович Авакян. Обнаружив отряд противника, изготовившийся к контратаке, Авакян, взяв с собой бойцов, направился к дому. Скрытно подкравшись к врагу, Авакян бросил в окно три гранаты. Немцы, охваченные паникой, выскочили из дома, и попали под сосредоточенный огонь автоматчиков. В ходе этого боя лейтенант Авакян вместе со своими бойцами уничтожили 56 немецких солдат и пленили 14 человек, захватили 2 БТР. 24 апреля Авакян ещё раз отличился, при захвате и удержании плацдарма через реку Шпрее на улицах Берлина. Был тяжело ранен. За проявленные мужество и героизм лейтенанту Авакяну было присвоено звание Героя Советского Союза.

Таким образом, к исходу дня войска 5-й ударной армии, ломая сопротивление врага, продвинулись на 6-8 км. Наши войска прорвали все три позиции главной полосы немецкой обороны, и вышли в полосе наступления 32-го и 9-го стрелковых корпусов к его второй полосе обороны.

Войска 8-й гвардейской армии Чуйкова двинулись в атаку при свете 51 прожектора. Надо отметить, что их свет ошеломлял немцев и в то же время освещал дорогу нашим наступающим войскам. Кроме того, прожектора мощной засветкой вывели из строя немецкие системы ночного видения. Почти одновременно с пехотой двинулись передовые бригады 1-й гвардейской танковой армии Катукова. Разведывательные подразделения передовых бригад вступили в сражения в рядах пехоты. Прорвав оборону противника и отбив несколько контратак 20-й моторизованной и 169-й пехотной дивизий, наши войска продвинулись на 3-6 км. Главная полоса обороны противника была прорвана. К 12 часам гвардейцы Чуйкова и передовые части танковой армии вышли к Зееловским высотам, где проходила вторая мощная полоса обороны противника. Начались бои за Зееловские высоты.

Сражение за Зееловские высоты


Начало штурма Зееловских высот. Решение Жукова о вводе в сражение танковых армий

Немецкое командование успело отвести на этот рубеж обороны часть сил 20-й моторизованной дивизии, а также перебросило из резерва танковую дивизию «Мюнхеберг». Противотанковая оборона зееловского направления была усилена значительной частью артиллерии берлинской зоны ПВО. Вторая полоса немецкой обороны имела большое количество деревоземляных огневых точек, пулеметных площадок, огневых позиций для артиллерии и противотанковых средств, противотанковые и противопехотные заграждения. Перед высотами был противотанковый ров, крутизна склонов достигала 30-40 градусов и танки не могли их преодолеть. Дороги, по которым могла пройти бронетехника, были заминированы и простреливались. Строения были превращены в опорные пункты.

Стрелковые корпуса 8-й гвардейской армии выходили к высотам неодновременно, поэтому предусмотренный планом наступления 15-минтуный огневой налёт проводился по мере их подхода. В результате одновременного и мощного артудара не было. Немецкая огневая система не была подавлена и наши войска были встречены сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем. Неоднократные попытки гвардейской пехоты и передовых танковых частей вклиниться в оборону противника успеха не имели. При этом сами немцы неоднократно переходили в контратаки силами от батальона до полка пехоты при поддержке 10-25 танков и САУ, и сильного артиллерийского огня. Наиболее жестокие бои шли вдоль шоссе Зеелов — Мюнхеберг, где немцы установили около 200 зенитных орудий (до половины 88-мм зенитки).

Маршал Жуков, с учётом сложности предстоящей битвы, решил выдвинуть подвижные соединения ближе к первому эшелону. К 12 час. 16 апреля танковые армии уже полностью находились на кюстринском плацдарме в полной готовности вступить в бой. Оценивая ситуацию в первой половине дня, командующий фронтом пришел к выводу, что, несмотря на мощную артиллерийскую и авиационную подготовку, оборона противника во второй полосе не подавлена и наступление четырёх общевойсковых армий замедлилось. Армии явно не успевали выполнить задачу дня. В 16 час. 30 мин. Жуков отдал приказ ввести в сражение гвардейские танковые армии, хотя по первоначальному плану их планировали ввести в бой после прорыва второй полосы обороны противника. Подвижные соединения во взаимодействии с пехотой должны были прорвать вторую полосу обороны противника. 1-я гвардейская танковая армия была развёрнута в полосе наступления 8-й гвардейской армии. 2-я гвардейская танковая армия Богданова своими 9-м и 12-м гвардейскими танковыми корпусами начала движение с целью наступать в общем направлении на Нойхарденберг и Бернау. Однако выйдя в 19 час. на линию передовых частей 3-й и 5-й ударной армий, дальше танковая армия пройти не смогла.

Сражение за Зееловские высоты

Сражение за Зееловские высоты

Батарея советских 122-мм гаубиц M-30 ведет огонь по Берлину

Боевые действия на вспомогательных направлениях

61-я армия 16 апреля производила перегруппировку сил на новое направление и вела подготовку к наступлению на следующий день. Войска 1-й польской армии перешли в наступление тремя дивизиями. Поляки форсировали Одер и продвинулись на 5 км. В результате польские войска к исходу дня прорвали первую полосу обороны противника. Вечером Одер стали форсировать войска второго эшелона польской армии.

Левофланговая ударная группировка — 69-я и 33-я армии перешли в наступление в разное время. 69-я армия Колпакчи пошла в наступление ранним утром при свете прожекторов. Наши войска продвинулись на 2-4 км, ломая ожесточенное сопротивление и отбивая яростные контратаки противника. Наши войска смогли прорваться в полосе шоссе Лебус — Шенфлис. Армия к исходу дня прорвалась через главную полосу обороны и вышла на рубеж Подельциг, Шенфис, Вюсте-Кунерсдорф. В районе станции Шенфис наши войска вышли ко второй полосе обороны противника.

33-я армия Цветаева начала наступление несколько позже. Наши войска в условиях лесисто-болотистой местности продвинулись на 4-6 км, прорвав две позиции главной полосы обороны противника. На правом фланге 38-й стрелковый корпус к исходу дня вышел к оборонительному обводу крепости Франкфурт.

Таким образом, за первый день наступления, при мощной поддержке артиллерии и авиации, наши войска прорвали только главную полосу противника, продвинувшись на разных направлениях на 3-8 километров. Полностью выполнить задачу на первый день — прорвать вторую полосу обороны противника, которая проходила по Зееловским высотам, не удалось. Сыграла свою роль недооценка обороны противника. Мощная оборона противника и оставшаяся неподавленной система огня потребовали перегруппировки артиллерии и новой артиллерийской и авиационной подготовки.

Жуков, чтобы ускорить наступление ввел в бой оба основных подвижных соединения — танковые армии Катукова и Богданова. Однако они стали выходить на позиции вечером и не смогли изменить ситуацию. Советское командование вечером 16 апреля приказало продолжать наступление ночью и утром 17 апреля прорвать вторую полосу обороны немецкой армии. Для этого решили провести вторую 30-40-минутную артиллерийскую подготовку, сосредоточив до 250-270 стволов артиллерии на 1 километр фронта. Кроме того, командующим армиями приказали не ввязываться в затяжные бои за опорные пункты противника, обходить их, передав задачи по ликвидации окруженных немецких гарнизонов последним частям вторых и третьих эшелонов армий. Гвардейские танковые армии получили указание организовать взаимодействие с пехотой.

Германское командование спешно предпринимало меры по усилению обороны берлинского направления с востока. С 18 по 25 апреля из 3-й и 4-й танковых армий и остатков армии «Восточная Пруссия» в 9-ю армию перебросили 2 управления и корпусами и 9 дивизий. Так 18-19 апреля из состава 3-й танковой армии прибыли 11-я мотострелковая дивизия СС «Нордланд», 23-я мотострелковая дивизия СС «Нидерланд»; 19 апреля из состава 4-й танковой армии прибыли — управление 56-го танкового корпуса и 214-я пехотная дивизия. Затем прибыло управление 5-го армейского корпуса и другие части. Немцы всеми силами пытались остановить наступление 1-го Белорусского фронта.

Сражение за Зееловские высоты

Советская артподготовка в районе Зееловских высот

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. blizart 24 апреля 2015 05:59
    На фронте главной ударной группировки артиллерия в течение 20 минут подавляла вражеские цели
    Жуков своим решением сократил(!) артподготовку на 30-40 мин предположив что основные цели подавлены. И оказался прав, тем самым были сэкономлены десятки эшелонов боеприпасов. Красная Армия и её командный состав всех степеней были на пике могущества, но боже как тяжело было идти в атаку: весной... под Берлином, в конце войны.
    1. Махмут 24 апреля 2015 17:49
      В своих "воспоминаниях" Жуков пишет, что оглядываясь назад, он пришёл к выводу, что необходимости брать Зееловские высоты не было. Можно было просто обойти их. С какой лёгкостью он произносит эту фразу. А ведь это 100 тысяч погибших солдат, 100 тысяч вдов, шесть афганов.
      1. 11черный 25 апреля 2015 10:24
        Цитата: Махмут
        В своих "воспоминаниях" Жуков пишет, что оглядываясь назад, он пришёл к выводу, что необходимости брать Зееловские высоты не было. Можно было просто обойти их. С какой лёгкостью он произносит эту фразу. А ведь это 100 тысяч погибших солдат, 100 тысяч вдов, шесть афганов.

        Оглядываясь назад гитлер сказал бы что войну вообще не стоило начинать, легко судить оглядываясь назад, а вы сами представьте себя на месте Жукова, каждый мнит себя стратегом видя бой со стороны, и уж тем более каждый (простите) и.д.и.о.т. может пенять на какие-то недочеты после его завершения, и никто из нынеживущих не может судить Жукова потому как никому не довелось командовать столь крупными группировками войск в (возможно) самой ожесточенной войне человечества, кем интересно вы себя возомнили позволив себе ставить ему оценки...
        1. Махмут 26 апреля 2015 19:17
          кем интересно вы себя возомнили позволив себе ставить ему оценки...


          А кто вы такой, чтобы затыкать мне рот. Прежде чем обвинять кого то в и.д.и.о.тии потрудитесь перечитать текст. Это не я даю оценку действиям Жукова. Он сам даёт оценку своим действиям в своих мемуарах. Он писал мемуары, не я. Теперь дошло?
      2. Scraptor 26 апреля 2015 09:34
        Вы думаете он неспециально? см. коммент выше.
      3. Александр72 26 апреля 2015 12:35
        А как Вам такая точка зрения на штурм Зееловских высот - цитирую историка А. Исаева:
        В нашей постперестроечной литературе и в современной либеральной публицистике принято утверждать, что лобовой штурм Зееловских высот был ненужной с военной точки зрения кровавой бойней, устроенной "мясником" – маршалом Жуковым. Тот, дескать, затеял ее лишь для того, чтобы опередить в овладении лаврами победителя Берлина другого своего коллегу-"мясника" – маршала Конева, наступавшего на столицу Третьего рейха южнее. Сторонники теории о целесообразности окружения Берлина, упускают из виду очевидный вопрос о качественном и количественном составе гарнизона города. Стоявшая на Одере 9-я немецкая армия насчитывала 200 000 человек. Им нельзя было давать возможность отойти в Берлин. У Жукова перед глазами уже была цепочка штурмов объявленных немцами "фестунгами" (крепостями) окруженных городов, как в полосе его фронта, так и у соседей. Изолированный Будапешт оборонялся с конца декабря 1944 по 10 февраля 1945 гг. Поэтому Жуков придумал простой и гениальный план. Если танковым армиям удается вырваться на оперативный простор, то они должны выйти на окраины Берлина и образовать своего рода кокон вокруг немецкой столицы, который препятствовал бы усилению гарнизона за счет 200-тысячной 9-й армии или резервов с запада. Входить в город на данном этапе не предполагалось. С подходом же советских общевойсковых армий "кокон" раскрывался, и Берлин можно уже было штурмовать по всем правилам. Во многом неожиданный поворот войск Конева на Берлин привел к модернизации "кокона" до классического окружения смежными флангами двух соседних фронтов. Главные силы стоявшей на Одере 9-й армии немцев были окружены в лесах к юго-востоку от Берлина. Это стало одним из крупных поражений немцев, незаслуженно оставшимся в тени собственно штурма города. В итоге столицу "тысячелетнего рейха" обороняли фольксштурмисты, члены гитлерюгенда, полицейские и остатки разбитых на одерском фронте частей. Они насчитывали около 100 000 человек, что для обороны такого крупного города было явно недостаточно. Берлин был разбит на девять секторов обороны. Численность гарнизона каждого сектора по плану должна была составлять 25 000 человек. В реальности их было не более 10 000 – 12 000 человек. Ни о каком занятии каждого дома не могло быть и речи, оборонялись только ключевые здания кварталов. Вход в город 400-тысячной группировки двух фронтов не оставлял обороняющимся никаких шансов. Это обусловило сравнительно быстрый штурм Берлина – около 10 дней. Потери на Зееловских высотах, отмечает Исаев, часто смешивают с потерями во всей Берлинской операции. И напоминает, что безвозвратные потери советских войск в ней составили 80 000 человек, а общие – 360 000 человек. Это потери трех фронтов, наступавших в полосе шириной 300 км, – т. е. 1-го Белорусского (командующий – Жуков), 1-го Украинского (командующий – Конев) и 2-го Белорусского (командующий – Рокоссовский). Сужать эти потери до пятачка Зееловских высот просто глупо. Глупее только превращать 300 000 общих потерь в 300 000 убитых. Реально общие потери 8-й гвардейской и 69-й армий в период наступления в районе Зееловских высот составили около 20 000 человек, а безвозвратные потери – примерно 5000 человек. Вот вам и Жуков-"мясник".
        Честь имею.
        1. Scraptor 26 апреля 2015 16:25
          Недоподавлять эти высоты было тоже частью какого то хитрого плана?
          Когда не дают отойти то как раз окружают а не штурмуют в лоб.
    2. Scraptor 26 апреля 2015 09:30
      Ага, да-да... Оглядываясь на статью:
      Немецкая огневая система не была подавлена и наши войска были встречены сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем.

      Немецкая огневая система не была подавлена и наши войска были встречены сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем.

      Сыграла свою роль недооценка обороны противника. Мощная оборона противника и оставшаяся неподавленной система огня потребовали перегруппировки артиллерии и новой артиллерийской и авиационной подготовки.


      да,
      Цитата: Г.К. Жуков
      русские бабы еще нарожают

      а эшелоны нужны ему были для другого.
    3. Ro-Man 27 апреля 2015 03:37
      В 1945-м году жёсткой необходимости экономить боеприпасы уже не было. Промышленность покрывала заявки армии полностью.
  2. Ангро Маньо 24 апреля 2015 09:22
    Преждевременный ввод танков означает серьёзную неудачу.
    1. Alexey RA 24 апреля 2015 15:12
      Цитата: Ангро Маньо
      Преждевременный ввод танков означает серьёзную неудачу.

      У этой палки два конца. smile

      Да, ввод ТА в бой до образования "чистого прорыва" - это преждевременные потери и сокращение их возможностей на дальнейших этапах операции.

      Но не стоит забывать, что ввод в прорыв - это не самоцель. Для мехчастей 1 БФ крайне важно было как можно скорее выйти в тыл обороняющимся под Берлином частям 9 А и, соединившись с частями 1 УФ, отрезать немцам возможность отхода в город. Кстати, примерно так же планировали действовать Паулюс и Гот под Сталинградом - но не срослось.
      С этой точки зрения, потери ТА на начальном этапе прорыва были оправданы. Чем скорее оборона будет прорвана, тем меньше частей 9А успеют отступить в город и тем меньше будут дальнейшие потери при боях в городских кварталах. А потери в городских боях с полной 9 А перекрыли бы потери мехчастей при прорыве многократно - судя по тому, сколько проблем доставил единственный 56 корпус, успевший добежать до Берлина.
  3. туранчокс 24 апреля 2015 13:50
    подписи к фото умиляют
  4. Alena Frolovna 24 апреля 2015 17:39
    Вспомнилось, в 1945 году, когда наши войска приближались к Берлину Кукрыниксы сотворили карикатуру, которую Маршак сопроводил стихами.

    Разговор ефрейтора с генеральским мундиром

    Прощай, мой мундир, мой надежный слуга.
    Приходит минута разлуки.
    Навеки прощай... Уж не ступит нога
    В твои генеральские брюки!
    С тобой покорить я надеялся мир,
    Мечтал о добыче и славе.
    С тобою в Париж я вступил, мой мундир,
    В тебе гарцевал по Варшаве.
    В тебе я когда-то всходил на Парнас
    С веселой, подвыпившей свитой.
    В тебе я летал по Европе не раз
    От фьордов норвежских до Крита.
    Осталась прореха в твоем рукаве,
    Прореха огромная - сзади
    На память о тщетном стремленье к Москве,
    О том, что стряслось в Сталинграде...
    Вот эти заплаты оставил Донбасс...
    Карелия ... Крым ... Украина...
    Вот Венгрия, Польша... А эти сейчас
    Нашиты вблизи от Берлина.
    Теперь ты скучаешь в грязи и в пыли,
    Лишившись подкладки атласной,
    И тихо дрожишь, услыхав невдали
    Орудия Армии Красной
    .
    С тобою дождались мы черного дня.
    Свой век доживем мы в разлуке.
    И скоро повесят тебя и меня
    Суровые, твердые руки
    .
    Меня до костей пробирает озноб,
    Так сильно грохочут орудья.
    Тебя бы — в мой гроб, а меня — в гардероб!
    Да только найдут меня судьи ...

    Давно приготовил я свой чемодан,
    Мечтая лететь в Аргентину.
    Увы, далеко от меня океан,
    А фронт подступает к Берлину!
    Прощай, мой сюртук, мой надежный слуга.
    Приходит минута разлуки.
    Навеки прощай... Уж не ступит нога
    В твои генеральские брюки...
  5. Sedoy 25 апреля 2015 11:29
    в зееловских высотах весь жуков...
    из-за понтов укладывающий сотни жизней солдат в землю...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня