У нефтяников свой вклад в Победу

Сегодня быть нефтяником уже значит быть успешным в глазах других. Роль нефти в современном мире столь велика, что ей даже присвоили эпитет «черное золото», подтвердив ценность для цивилизации. И как бы сейчас ни развивались другие источники энергии, нефть еще долгие годы будет определять благополучие и безопасность стран.

У нефтяников свой вклад в Победу


От церковных лампад — к двигателям машин


Так было не всегда. В России нефть нашли еще в семнадцатом веке. Случилось это в 1684 году в дальневосточной Ухте. Потребуется шестьдесят лет, чтобы организовать там её добычу, ещё год — начать переработку. Первый в России нефтеперегонный завод поставил здесь же, на реке Ухте, рудознатец Ф.С. Прядунов. Ничего, кроме убытков, новое начинание ему не принесёт (скажется удаленность перегонки от цивилизации), через четверть века завод попросту забросят.

Впрочем, дело даже не в удалённости. В то время практическое применение нефти и её продуктов было крайне мизерным. Жилища освещали свечами или лучинами, и только в церквях горели неугасаемые лампады на горном масле — так тогда называли смесь очищенной нефти с растительным маслом. Замечу, кстати, этот приём будут потом использовать водители в блокадном Ленинграде, смешивая бензин с пихтовым маслом, найденным на одном из городских складов.

Однако первые двигатели внутреннего сгорания нефть не заметят. Работать они будут на смеси воздуха и светильного газа. Серьёзный импульс добыче и переработке нефти даст лишь появление керосиновой лампы. Её изобретут в 1853 году львовские аптекари Игнатий Лукасевич и Ян Зех. Новинка станет популярной и потребует развития керосинового промысла. Через четыре года в Сураханах, близ Баку, Василий Кокорев построит нефтеперегонный завод начальной мощностью 100 тыс. пудов керосина в год. К концу века Россия будет производить в год уже около 100 млн. пудов керосина.

В это же время появится и первый бензиновый двигатель. Его сделает российский изобретатель и конструктор Огнеслав Степанович Костович. В мае 1888 года он обратится в российский Департамент торговли и мануфактур с прошением выдать привилегию на «усовершенствованный двигатель, действующий бензином, керосином, нефтяным, светильным и другими газами и взрывчатыми веществами». Привилегию, как водится в России, изобретателю выдадут только через четыре с половиной года. За это время О.С. Костович успеет запатентовать свой двигатель в США и Великобритании.

Расширение возможности использования нового вида топлива вызовет активный спрос на него. К началу первой мировой в России уже будут добывать и перерабатывать девять миллионов тонн нефти в год. Рубеж в десять миллионов страна перейдет только в 1927 году, выбравшись из гражданской войны и разрухи. Начнётся время моторов. Добыча нефти теперь будет только расти.

Чтобы танки не остались без солярки

Найдут нефть на Северном Кавказе и прикаспийском Закавказье, в Поволжье, на Западном Урале и в Сибири. В 1929 откроют притоки промышленной нефти в пермских Верхнечусовских Городках, а спустя три года, — на Ишимбаевском месторождении в Башкирии. Значение нефти для обороны впервые оценят уже в боях у озера Хасан. Здесь за две недели военных действий сожгут почти девять тысяч тонн горючего. Далее пойдёт по нарастающей: на Халхин-Голе израсходуют в десять раз больше — 86,7 тысячи тонн, на зимней финской войне — 215 тысяч тонн горючего.

Настоящая значимость открытых месторождений проявится в Великую Отечественную. В годы войны в Прикамье, Поволжье и Башкирию для создания новых промыслов и заводов вывезут оборудование, специалистов и их семьи. В башкирский Стерлитамак переведут, например, бакинский завод нефтяного машиностроения «Красный пролетарий», в Пермь — машиностроительный завод имени Мясникова (через считанные месяцы он выпустит первую партию турбобуров), в Сарапул — завод имени Дзержинского, а в Ишимбай — Государственный союзный машиностроительный завод имени Сталина, в Куйбышевскую область эвакуируют Херсонский и Одесский крекинг-заводы. Осенью в Поволжье был переброшен трест «Азнефтеразведка». Благодаря принятым мерам, уже в первом полугодии 1942-го добыча нефти на Куйбышевкомбинате увеличилась в 2,2 раза, а на Бугурусланских промыслах — в 4,7 раза.

Но главной нефтяной базой страны останется Азербайджан, где в 1940-м было почти три четверти общесоюзной добычи. В первый год войны отсюда отправят на нужды фронта 23,5 млн. тонн нефти, а всего за период Великой Отечественной войны — 75 млн. тонн, более 500 тысяч цистерн нефтепродуктов: бензина, легроина, керосина, дизельного топлива, флотского мазута, авиамасла и автола. Всё это делали заводы Азербайджана.

Центром нефтяной эвакуации станет Уфа. Здесь временно разместят наркомат нефтяной промышленности. В столицу Башкирии перебазируют даже Московский нефтяной институт им. И. М. Губкина. Но главная работа развернется на производстве. По постановлению Государственного комитета обороны ускорят строительство ряда НПЗ и ввод новых установок, в том числе на Уфимском, Саратовском, Сызранском, Орском, Ишимбаевском и других заводах. В Перми за семь месяцев построят завод смазочных масел. Сызранский НПЗ войдёт в строй в начале 1942-го. В 1943-м дадут продукцию нефтеперегонные заводы в Комсомольске-на-Амуре, Краснодаре и Перми.

Мало сделать горючее. Его ещё надо доставить на фронт. К штатно имевшимся в войсках автотранспортной бригаде и пяти отдельным автобатальонам добавили новые. С этой целью из народного хозяйства мобилизовали порядка 30 тыс. автомобилей с водителями. Не все они подвозили войскам горючее — хватало других забот. Но и моторы этих машин требовали топлива. То, что танки порой оставались без солярки, — это правда. Однако военные историки указывают: перебои с горючим больше коснулись авиации и автотранспорта (на автобензин, как правило, приходилось более половины общего расхода топлива). На аэродромы горючее доставляли даже самолетами военно-транспортной авиации.

В распутицу и зимние холода автобатальоны просто не справлялись с доставкой войскам горючего. Так было, например, осенью 1941-го на Калининском, Ленинградском, Волховском и Западном фронтах. Выход нашли в применении конных обозов. Брички, с наполненными соляркой бочками, массово использовались в тракторных бригадах и до войны и после неё. Теперь их поставили в строй.

За короткий срок командование тыла создало 76 гужтранспортных батальонов (по 250 пароконных повозок или саней). Их распределили между фронтами, а 19 оставили в резерве Ставки Верховного Главнокомандования. Положение с доставкой горючего действующей армии резко улучшилось. Это подвигло части и соединения, воевавшие на Севере, сформировать для перевозки моторного топлива подразделения из оленьих упряжек.

Но самая тяжелая ситуация сложилась в блокадном Ленинграде. Это здесь шоферы бодяжили бензин с маслом, чтобы как-то заставить работать машины, а многие суда Ладожской флотилии перешли на дрова. Да и не было перспектив у ладожской навигации. Немецкие самолеты гонялись за каждым появившимся на озере судном. Грузовой флот был практически уничтожен, а городу в сутки требовалось 660 тонн горючего. Санями и бричками такой объём было не осилить.

Возникла неожиданная идея — построить через Ладожское озеро трубопровод. Подобных проектов в то время не было ни в Советском Союзе, ни даже в мире. В предвоенное время московский трест «Нефтепроводпроект» испытал двухкилометровый сборно-разборный трубопровод — вот и весь на тот момент практический опыт.

Подводный трубопровод в Ленинград сделают за неполных полтора месяца (с 5 мая по 16 июня 1942 года). Работали по 17 часов в сутки. Маскировка была особо тщательной. Даже фонари не зажигали, чтобы не привлечь внимание к строительству. Немцы так и не узнали об этом трубопроводе. Лишний раз этот факт подтверждает то, что ни в одних послевоенных мемуарах гитлеровских генералов о трубопроводе не написано ни строчки. Меж тем, с июня 1942-го по март 1943-го в Ленинград перекачали свыше 47 тысяч тонн горючего. Так прорвали топливную блокаду и обеспечили нефтепродуктами не только войска, но и город.

У нефтяников свой вклад в Победу
Ленинградский пожарный оказывает помощь своему пострадавшему товарищу на нефтебазе «Красный нефтяник»


Война моторов

Успех военных операций в Великую Отечественную всецело зависел от активного применения техники. Не зря её назвали даже войной моторов. Уже к первой победной битве под Москвой определилась тактика учета тылового обеспечения. Её больше мерили не в килограммах, тоннах, литрах, а в боекомплектах, заправках, суточных пайках (сутодачах) продовольствия. Так, для обеспечения контрнаступления Западного фронта было заготовлено 2-3 боекомплекта боеприпасов, 5-6 заправок горючего, 10-12 сутодач продовольствия и фуража. Это был 1941-й — самый трудный год войны. Со временем обеспеченность военного успеха будет оцениваться щедрее. Например, на проведение Белорусской операции (завершившей освобождение территории Советского Союза) на главном направлении гитлеровского удара фронтам поставят 4-5 боекомплектов боеприпасов, 20 заправок авиабензина, 15 заправок дизельного топлива и 10 заправок автобензина.

Эти цифры, полезные для военных стратегов, не дают всей полноты картины. А она, как известно, познаётся в сравнении. В решающей битве войны — Сталинградской — на прорыв фронта и контрнаступление затратили более 42 тыс. тонн горючего, на Белорусскую операцию в войска завезли почти 25 тысяч, но уже не тонн, а вагонов топлива. Так обеспечили фронт к решающим битвам войны советские нефтяники.

Однако поставки горючего даже в последний период войны не покрывали полностью потребностей фронта. Сказывался недостаток ёмкостей хранения нефтепродуктов. В войсках практиковалось жесткое лимитирование расходов топлива. Попусту технику не гоняли. Её применяли только на проведение боевых операций и продвижение войск.

…Экономию нефтепродуктов не отразят в статистике войны. Здесь другие цифры: Советская Армия (без ВМФ) за время Великой Отечественной израсходует 13 359 тысяч тонн горючего. В этом объёме почти полтора процента составит трофейное топливо, девять — импорт, 83 процента расхода обеспечат текущее производство отечественной нефтяной промышленности. Остальное покроется за счет запасов на складах наркомата обороны. Таков вклад советских нефтяников в нашу Великую Победу!
Автор: Геннадий Грановский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. ALEXX. 27 апреля 2015 07:42
    Советский народ не боялся трудностей-потому и победили.
  2. татарин 174 27 апреля 2015 07:46
    Нефть создала сама Земля для того, чтобы мы смогли развиваться и преодолеть этап использования нефти и перейти на другой-следующий этап, более безопасной и чистой энергии. И это время придёт.
  3. ast114 27 апреля 2015 07:48
    Автор,Ухта в Коми,а не на дальнем востоке.
    1. Денис 27 апреля 2015 13:47
      Цитата: ast114
      Ухта в Коми,а не на дальнем востоке

      Вот оно ЕГЭ,оно такое г...
  4. kursk87 27 апреля 2015 08:15
    Тыловое обеспечение является важным звеном в успехе вооруженных сил
  5. Maksud 27 апреля 2015 11:46
    Нефть с полным правом называют кровь войны. И сейчас забугорные кровососы норовят вгрызться в горло слабейшему, чтобы досуха обескровить свою жертву.
  6. Alexey RA 27 апреля 2015 12:15
    Но самая тяжелая ситуация сложилась в блокадном Ленинграде. Это здесь шоферы бодяжили бензин с маслом, чтобы как-то заставить работать машины, а многие суда Ладожской флотилии перешли на дрова. Да и не было перспектив у ладожской навигации. Немецкие самолеты гонялись за каждым появившимся на озере судном. Грузовой флот был практически уничтожен, а городу в сутки требовалось 660 тонн горючего. Санями и бричками такой объём было не осилить.

    Это какая-то очень альтернативная история. smile

    В реальности к 1942 году Ладожская флотилия и пароходство подошли в намного лучшем состоянии, чем в 1941, когда приходилось доставлять грузы на неприспособленных к хождению по открытой Ладоге судах и баржах. Да, именно по открытой - ибо в мирное время суда и баржи шли по Ладожскому каналу, избегая ветра, волнения и штормов "Ладожского моря".
    В 1942 была построена целая серия стальных "барж-блокадок", грузоподъёмности и прочности которых хватало для перевозки даже паровозов. А для перевозки малых объёмов грузов и людей на коротком плече "малой трассы" было построено более сотни тендеров - универсальных десантно-транспортных катеров. Буквально из ничего были созданы крупные озёрные порты (довоенный грузопоток через Ладогу со стороны Ленинграда шёл через Неву и обрабатывался в речном порту, да и со стороны "материка" таких объёмов разгрузки/загрузки до войны не было). На прикрытие трасс и портов встали зенитчики и авиаторы КБФ и ПВО страны.
    Навигация на Ладоге в 1942 прошла успешно. Ладожская флотилия и пароходство смогли снабжать армейские части, флот и город, обеспечить эвакуацию населения, а также создать запас на время ледостава.

    Что же до трубопровода, то по нему в Ленинград в навигацию-1942 было доставлено менее четверти общего объёма топлива:
    В навигацию 1942 года из Ленинграда водным транспортом было эвакуировано 449 тыс. человек, также на восточный берег озера перевезено 90 тыс. военных и гражданских лиц не относящихся к эвакуированным. В Ленинград доставлено 20 тыс. гражданских лиц и пополнение 290 тыс. военнослужащих. Доставлено 745 тыс. т грузов из них 350 тыс. т продовольствия: 184 тыс. т муки и зерна, 45,5 тыс. т крупы, 3 тыс. т концентратов, 12 тыс. т жиров, 5,5 тыс. т мяса, 10 тыс. т мясных, рыбных и овощных консервов, 14 тыс. т соли, 600 т шоколада, 1300 т кондитерских изделий, 1150 т сгущенного молока, 1200 т яиц, 34 тыс. т овощей, 250 т сухофруктов, и другие продукты. Кроме того, было доставлено 12 тыс. голов крупного и мелкого скота и 4,5 тыс. лошадей. 151 тыс. т нефтепродуктов (10 тыс. т авиабензина, 28 тыс. т автобензина, 13 тыс. т керосина, 63 тыс. т мазута, 27 тыс. т соляра и др), из них 34 тыс. по подводному трубопроводу, 100 тыс. т угля, 89 тыс. т боеприпасов.
    Из города вывезено 305 тыс. т грузов, из них 162 тыс. т различного оборудования. 85 % грузов было перевезено на несамоходных плавсредствах. Две трети грузов было доставлено по малой трассе. От бомбардировок и от штормов затонуло или получило значительные повреждения 15 самоходных судов и 40 барж пароходства. Грузооборот Осиновецкого порта составил в 1942 году 1 млн т сухогрузов. Для сравнения грузооборот ленинградского морского порта в 1940 году составил 3,2 млн т.

    Плюсом трубопровода было то, что он не зависел от погодных условий и был менее уязвим. Но мощность его была ограничена - всего 350 т горючего в сутки.
  7. фомкин 27 апреля 2015 13:13
    Как всегда у Грановского добротная статья. О трудовом подвиге нефтяников знаю из первых рук и очень это ценю. Но тут сразу напрашивается риторический вопрос, а когда наши вожди перестанут воровать у наших внуков общенациональное достояние? Два десятка лет слышу благие пожелания о необходимости соскочить с нефтяной иглы. Люди по старше хорошо помнят, когда нынешние дерьмократы готовили контрреволюцию, то одним из аргументов против Советской власти было как раз продажа нефти, вместо ведения эффективной экономики. Даже ввели в обиход такое понятие- нефтедоллары. Ну и чё? А сейчас куда не посмотришь везде котировки этих долбанных баррелей.

    моя реакция на это:
  8. Денис 27 апреля 2015 13:53
    На мой взгляд это главное в тылу.Ибо что могут значить не двигающиеся танки?
    Была как бы альтернатива,но только как бы
    Газогенера́торный автомоби́ль — автомобиль, двигатель внутреннего сгорания которого получает в качестве топливной смеси газ, вырабатываемый газогенератором.
    Но представьте танк с такой добавкой
    Будет как один из Вилли Первой мировой
  9. пенсионер 27 апреля 2015 15:21
    В 1943-м дадут продукцию нефтеперегонные заводы в Комсомольске-на-Амуре, Краснодаре и Перми.
    Про Пермь. Нефть в Парме и в Соликамске начали добывать ещё до войны. Но: ни шатко ни валко. А уже в 42-м качалки возникали -как грибы после дождя. Как уж нефть (не очень хорошего качества, кстати...) попадала на НПЗ - не знаю... Впрочем: и угольные шахты вокруг г.Кизела открывались очень быстро. Только в моём родном городе (г.Губаха) за 41-45г. было построено 7(!!) шахт. Правда их потом очень быстро позакрывали. Типа: позабрасывали шлаком, забетонировали стволы. Ну чтто бы типа: ни кто туда не попал. ну-ну feel ...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня